Шейха моза в молодости: Как выглядела Шейха Моза в молодости

Содержание

Эмират Катар. Кто такая Шейха Моза? Чем известна?

Постараюсь написать, что-то новое, о чем здесь не писали. Про достижения в политической деятельности упоминать не буду, поскольку про это уже писали.

Шейха Моза родилась в 8 августа, 1959 году, сейчас ей 56 лет. Чтобы выглядеть шикарно в свои годы она сделала уже около 12 пластических операций и потратила на это около 2 000 000 $. На данный момент она входит в сотню самых влиятельных женщин планеты. Ее сильный характер (и возможно стальные нервы) позволили ей пройти путь от обычной жены принца в политического и научного деятеля, а так же стать иконой стиля. У ее мужа Хамада бен Калифа аль-Тани помимо нее есть еще две жены. Но только Моза получила высшее образование и убедила мужа разрешить ей снять паранджу (или хиджаб, я не разбираюсь в их одежде). Она одевается от лучших дизайнеров мира и является совладелицей модного дома Valentino. Она не носит платок, а вместо этого носит тюрбан и изредка шляпы, за что попадает под жесткую критику от приверженцев консервотивного ислама.

Впрочем ее критикуют не только за головной убор, но и за «провокационные», не мусульманские наряды.

Не секрет, что Моза имеет большое влияние на своего супруга и своих детей. У них 7 детей. Так как Моза вторая жена шейха, поговаривают что он женился в третий раз только для того, чтобы доказать Мозе, что она не имеет над ним власть. В свое время ее супруг не законно сверг с власти своего отца и занял его место. А совсем недавно с ее легкой руки, без всяких переворотов и кровопролитий, (как это бывает в горячих странах) добровольно передал власть своему сыну, то есть именно сыну Мозы, а не сыновьям других его жен. Многие считают что нынешний эмир Катара, сын Мозы находится под каблуком матери и правит исключительно под ее строгим руководством.

Политика же шейхи Моза заключается в цели продвижения государства на более высокий уровень, развитие демократии и улучшения положения женского населения в стране.

Недавно она провела реформы совместно со своим мужем и теперь у женщин Катара появилось право голосовать на выборах, им наконец то разрешили водить машину и им теперь можно подбирать свой гардероб самостоятельно. По закону это теперь женщинам разрешено, но пока не все восточные мужья готовы своим женам это разрешить, а женщины не имеют право жаловатся на своего мужа по восточным законам.

Ну и напоследок, Катар является лидером в финансировании радикальных исламских группировок по всему миру. Имеет ли отношение к этому Моза и ее семья, неизвестно. Но даже если и имеет, то это как то не вяжется с ее стилем одежды.

Шейха Моза купила дом VALENTINO

12 июля новым обладателем модного дома Valentino стала финансово-инвестиционная группа королевской династии Катара — Mayhoola. Сумма сделки не оглашается, но по оценкам экспертов — это 858 миллионов долларов.

Но поговорить хочу не о продаже модного дома, а о члене королевской семьи Катара, второй жене шейха — Её Высочестве Шейхе Моза бинт Насер аль-Мисснед

В 1977 году в возрасте 18 лет она была отдана замуж за наследного принца Катара Хамада бин Халифа Аль-Тани, который сегодня является шейхом Катара. У шейха, по мусульманским традициям, есть ещё две супруги, но именно шейха Моза известна на весь мир. В первую очередь тем, что ломает стереотипы о восточных женах и безусловно, за ее политическую деятельность.

Шейха Моза использует свое влияние в государстве Катар для продвижения в массы населения Арабского мира и ее страны, образования и социального развития. Путешествуя по США, Шейха делала доклады в американских университетах и различных общественных организациях, которые развеивали мифы и домыслы западного мира о Восточных женщинах и их образе жизни.

Шейха Моза является:

— Председателем Катарского фонда образования, науки и общественного развития Катара
— Президентом Верховного Совета по семейным вопросам в Катаре
— Вице Президентом Верховного совета по образованию в Катаре
— Специальным посланником ЮНЕСКО по базовому и Высшему образованию.
Шейха Моза ведет активную работу по борьбе с насилием в семье, отстаивает права детей и право инвалидов на труд.

Шейха Моза первая появилась публично на людях с открытым лицом, нарушив одно из главных табу исламского этикета. Сейчас традиция, чтобы женщина в общественных местах носила традиционную черную накидку «абайя» и «хаиль» — чадру, а также черные перчатки и чулки, стремительно уходит в прошлое

В 2003 ЮНЕСКО назначило ее специальным посланником по базовому и высшему образованию. В этой должности она активно продвигает различные международные проекты по улучшению качества и доступности образования во всем мире.

В 2003 году при содействии Шейхи был открыт «Город образования» — это университетский городок и сам университет, преподавание в котором ведут профессора из Университетов США, таких как: Джорджтаун, Вирджинский университет, университет имени Карнеги и Коммонвильский университет. В «Городе образования» обучаются студенты из разных стран мира.

С приходом к власти шейха Хамада бен Халифа аль-Тани (ее муж), были проведены реформы, в том числе касающиеся положения женщин в обществе.

— они получили право голоса;

— право вождения автомобилем;

— право на выбор одежды.

В настоящее время Шейха Моза является членом Совета Попечителем Медицинского Колледжа Вейлл Корнелл. Помимо этого она также является Председателем Медицинского Исследовательского Центра Сидра в Дохе и организации «Your Link».

Как и любая красивая и умная женщина, Шейха Моза выступает против полигамии, разрешенной исламом. По поводу этого она высказала свое мнение в интервью газете «Файнэншл Таймс». «У молодого поколения уже нет такой проблемы. Шариат, напротив, разрешает многобрачие и с этим ничего не поделаешь, но в будущем, институт брака, сам рационализуется», — считает она.

Западные журналисты задали ей вопрос о том, что побуждает ее на столь активную деятельность, и откуда она черпает энергию для ее реализации, в частности, в области образования. Шейха Моза: «Прежде всего, для меня привилегия быть в таком положении. В тоже время, то, что я мать семерых (!!!) детей, определят мое отношение к образованию молодого поколения и будущих поколений. Занимая такие позиции, я думаю, что нельзя упустить возможность сделать что-нибудь для того, что является моей страстью, для моей веры в образование. Я верю, что образование – это ключ ко всем изменениям, которые мы хотим осуществить в мире. Наш проект реформы образования в Катаре основан на этой философии. Если вы хотите любых изменений, любых реформ, политических или социальных, нужно начинать с самого главного – с образования».

Шейха Моза не скрывает свою тягу к роскоши, она владеет эксклюзивной коллекцией драгоценностей, а также винтажными коллекциями домов высокой моды Yves Saint Laurent, Balenciaga, Сhanel, Valentino.

Очень красивая женщина, правда? И да, ей сейчас 53 года



шейха Моза

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед  — вторая из трёх жен 3-го эмира Катара  шейха

Ее жизнь словно в восточном сериале.

Но я думаю скорее сказке. У нее хотя был был шанс встретить принца, в отличие от девушки например из глубинки или обычного города.

Уже в 18 лет она познакомилась с будущим наследным принцем, однако замуж за него не вышла сразу. Сразу видно, восточная мудрость, в крови.  Образование в области социологии получила в Национальном университете Катара (1986—1990), — затем прошла стажировку в ведущих университетах США.И уже потом вышла замуж.

Первые годы семейной жизни  отдала детям.  Ситуация изменилась в 1995 году. Тогда супруг Мозы совершил бескровный переворот и захватил власть в стране, свергнув собственного отца. Переворот поддержал англо-саксонский мир, о Катаре заговорили в связи с его нефтегазовым комплексом, новый эмир представил миру свою вторую жену — красивую и образованную Мозу.

Шейха Моза, что является редкостью для жён правителей других стран Персидского залива, имеет ряд государственных и международных должностей, в том числе почётных: глава катарского фонда образования, науки и общественного развития, президент Верховного совета по семейным вопросам; вице-президент Верховного совета по образованию; спецпосланник ЮНЕСКО.

Шейха Моза считает своей главной целью превратить Катар в современную передовую в мире страну, для чего участвует в политической, деловой, общественной и культурной жизни своих стран и региона. Она создала Арабский демократический фонд, в который её муж сделал первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Главная задача этого фонда, как заявляется, — содействие развитию свободных СМИ и гражданского общества. Шейха Моза также является инициатором идеи превращения Катара в новую «Кремниевую долину». С этой целью создан Катарский парк наук и технологий, открытие которого состоялось в конце 2008 года. Парк привлёк 225 миллионов инвестиций, в том числе от таких ведущих мировых компаний, как «Microsoft», «Shell» и «General Electric». Кроме того, она является инициатором и воплотителем в реальность «Образовательного города» в Катаре — университетского городка в пригороде столицы на площади 2500 акров, где лекции студентам читают ведущие профессора американских университетов. Активно поощряет деятельность ведущей арабоязычной телесети «Аль-Джазира».

Шейха Моза имеет почётные докторские звания Вирджинского Университета Содружества (Virginia Commonwealth University), Техасского A & M университета (Texas A & M University), Университета Карнеги-Мелон (Carnegie Mellon University), Имперского Колледжа Лондона (Imperial College London) и Джорджтаунского университета (Georgetown University). С 2010 года является дамой-командором Ордена Британской империи

У шейхи Моза семеро детей: 5 сыновей и 2 дочери

Быть модной и стильной в Еропе — легко. Быть стильной восточной женщиной — талант. Ведь важно не нарушить правила и традиции, не перейти грани дозволенного, и в то же время быть совеременной иу точнченной.

СТиль шейхи Мозы всегда элегантен. Это весгда юбки или платья в пол (были также и широкие брюки). Голова и волосы покрыты тюрбаном-чалмой. Это уже ее отличительный элемент гардероба. Не паранджа, но в рамках традиций.

Она безумно стильная женщиа, она не боится показать свой достаток и роскошь. Она имеет в своей коллекции винтажные наряды от модных домой Европы.

 

ОЧень часто я встречаю фото в платье от моей любимой Ульяны Сергеенко

 

 

В прогрессивных образах Мозы, как отмечают эксперты, нет и намека на истинную «модную ситуацию» в Катаре, где женщины ходят в абайях (черных платьях в пол), платках или никабах (черные головные уборы, закрывающие все лицо с узкой прорезью для глаз) — в общем, как и везде в арабских странах.

Моза носит лишь тюрбан, а в свободное время может и в джинсах-скинни прогуляться.

Именно один из пяти сыновей Мозы Тамим стал наследником шейха Хамада, супруга Мозы. И это очень важный штрих к ее портрету, ведь у Хамада помимо Мозы есть еще две жены, а общее количество его наследников — двадцать семь человек. Но имено Тамим в июне прошлого года стал четвертым правителем Катара, сместив своего отца. Точнее, отец сам, без переворотов и волнений передал бразды правления страной в руки сына Мозы.

Мозе 54 года. Выглядит потрясающе. Кто-то подсчитал, что на 12 пластических операций она потратила около 2 миллионов долларов.

 

Смотрите Сами, какой элегантной можно быть!

Понравилась статья — подпишись на мою рассылку!


Серый кардинал катара — шейха моза бинт насер аль-миснед. Жены арабских шейхов: как они выглядят и чем занимаются

Супруга бывшего эмира Катара, мать эмира нынешнего Моза бинт Насер аль Миснед (шейха Моза) способна пошатнуть все сложившиеся представления о женщинах Востока. Первая леди Катара ходит в элегантных платьях (кстати, она поклонница российского дизайнера Ульяны Сергиенко), не носит паранджу, участвует в светских раутах и политических встречах.

Ранние годы

Как это стало возможным в стране, где женщины с головы до пят одеваются в черное, не могут участвовать в политической и социальной жизни наравне с мужчинами и лишь недавно получили право водить машину?

Пожалуй, Мозе повезло с родителями и мужем. Она родилась в семье крупного катарского бизнесмена. Отец не возражал, чтобы дочь получила образование социолога в Национальном университете Катара. А муж, наследный принц, за которого она вышла в 18 лет, позволил ей закончить институт. Более того, Моза прошла стажировку в ведущих университетах США.

Конечно, на сказку ее жизнь походила мало: Моза столкнулась со всеми реалиями жизни арабского Востока. Эмиры рода Аль Тани, из которого происходи ее муж, захватили власть в Катаре еще в 18 веке. С тех пор никто, кроме членов этого семейства, не имеет права управлять страной. В Катаре до сих пор абсолютная монархия: эмир назначает премьер-министра, членов Совета министров и Консультативного совета. Власть монарха ограничена лишь законами шариата.

Материнство

Шейха Моза — мать семерых детей. У нее родилось пять сыновей и две дочери. В 1995 году, когда Мозе было 36, ее супруг Хамад бин Халифа Аль Тани (как говорят, не без поддержки других членов семьи) устроил в государстве бескровный переворот. Он сверг с трона собственного отца, который находился в командировке в Швейцарии, и объявил себя эмиром.

Узнав о перевороте, Халифа бен Хамад публично отрекся от сына, а спустя полгода даже предпринял вернуть власть и титул — правда, безуспешную. В ответ его сын и новоявленный эмир с помощью американских юристов заморозил все зарубежные счета отца, так что новые посягательства на трон стали невозможны. В результате на родину Халифа бен Хамад смог вернуться лишь через восемь лет, когда наконец помирился с сыном.

Шейха Моза — не единственная жена своего мужа: у бывшего эмира три официальных супруги, и она — «средняя» из них. Однако наследниками титула стали именно дети Мозы. На трон прочили ее старшего сына Джасима, но в 2003 году он объявил, что от своих прав наследного принца в пользу родного брата шейха Тамима.

«Мы старались воспитывать наших детей как обычных людей. Когда я возвращалась домой, то мы говорили с ними обо всем: что я делала, что я видела, что они думают и как бы поступили.

Выслушивать мнение молодых очень полезно. Ведь все, что мы делаем, — для них», — рассказывает шейха.

Общественная деятельность шейхи Мозы

Сама Моза, когда дети подросли, активно занялась общественной жизнью. Она заявила, что хочет сделать Катар светским государством, уважающим права человека. Кстати, он действительно считается одной из самых либеральных стран в регионе.

С приходом к власти ее мужа положение женщин в Катаре заметно улучшилось. Они получили право голоса, возможность водить автомобиль и выбирать одежду по вкусу. Правда, не все консервативные семьи согласны это допустить. Но Моза совершила смелый поступок: подала пример, в 2002 году появившись на публике без чадры.

Шейха Моза имеет ряд государственных и международных должностей, что в государствах Персидского залива редкость даже для жен правителей. Она глава Катарского фонда образования, науки и общественного развития, президент Верховного совета по семейным вопросам и вице-президент Верховного совета по образованию.

В 2003 году ЮНЕСКО назначило ее специальным послом по базовому и высшему образованию. Моза старается популяризовать международные проекты по улучшению качества и доступности образования, и отдельное внимание уделяет правам женщин и детей.

В 2003 году при содействии шейхи в Катаре был открыт «Город образования» — университетский городок, в который входят университеты международного класса, а также филиалы известных университетов США, лекции в которых читают лучшие преподаватели. В «Городе образования» обучаются студенты из разных стран мира: половина студентов — иностранцы, что говорит о хорошем уровне преподавания и престиже.

Она также учредила Арабский демократический фонд, в который ее муж сделал первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Миссия фонда — содействовать развитию свободных СМИ и гражданского общества.

В 2007 году журнал Forbes включил Мозу в список 100 самых влиятельных женщин в мире, а Times назвал ее одним из 25 самых влиятельных бизнес-лидеров на Ближнем Востоке.

Поговаривают, что у шейхи тяжелый характер, что неудивительно: отвоевать свое место под солнцем в обществе, законы которого суровы и которым много веков управляют исключительно мужчины, — дело нелегкое. Но народ любит Мозу. Особенно ей признательны женщины Катара.

«Ее высочество — лучшее, что случилось с Катаром. Она вдохновляет нас всех. С ее приходом к власти Катар изменился на 100 процентов», — говорят они.

По версии журнала Форбс, Шейха Моза бин Насер аль-Миснед является одной из 100 самых влиятельных женщин планеты. Она затмит красотой и тонким чувством стиля любую голливудскую кинозвезду. Шейха Моза до и после пластики будучи второй женой шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани, третьего эмира Катара.

Эта восточная красавица по своей влиятельности даст фору многим политикам, а злые языки и вовсе отвели ей роль «серого кардинала» не только своей страны, но целого региона Персидского залива.

Кто сегодня Шейха Моза?

Катар — это страна, где участь практически каждой женщины – покрыть лицо черным никабом, который лишь оставляет прорези для глаз, и заниматься исключительно своей семьей. Даже выходить на улицу без разрешения и сопровождения мужчины рискованно.

Однако шейха Моза нашла в себе недюжинные силы преодолеть бытующие веками восточные традиции, открыла своё прекрасное лицо миру и проявила незаурядную трудоспособность, замечательные творческие и организаторские таланты. Сегодня шейха Моза – это личность государственного значения. Вот её достижения:

  • Руководитель катарского фонда образования, науки и общественного развития;
  • Президент Верховного совета по семейным вопросам;
  • Вице-президент Верховсного совета по образованию;
  • Спецпосланник ЮНЕСКО;
  • Почетный доктор Вирджинского, Джорджтаунского, Техасского, Карнеги-Меллон университетов США;
  • Почетный доктор Имперского колледжа Лондона;
  • Дама-командор Ордена Британской империи;

Королевское везенье

  1. Как случилось, что шейха Моза стала ярким общественным и государственным деятелем Катара? Всё произошло как в сказке. В 18 лет красивая, полная надежд девушка, дочь известного бизнесмена, познакомилась… с наследным принцем своей страны. Только в отличие от сказочной героини, замуж выходить не спешила.
  2. Сначала решила получить престижное образование. Она закончила факультет социологии в Университете Катара, а затем отправилась в США на стажировку, прошла специализацию в разных учебных заведениях этой страны. И только вернувшись с серьезным багажом знаний, вышла замуж.
  3. Этот брак стал актом примирения двух влиятельнейших семей в Катаре, несколько лет враждовавших между собой. Эта клановая вражда могла нанести урон не только представителям этих семей, но и всему Катару, прежде всего, преследовались экономические интересы.
  4. Молодая женщина первые годы своего замужества провела так, как и положено было жене будущего шейха – занималась исключительно семейными делами, рожала и воспитывала детей, их у неё семеро.
  5. К тому же, приходилось бороться и «за место под солнцем» в своей собственной семье, ведь первая жена шейха, Мариам, была очень недовольна второй женитьбой наследного принца.

Престол и открытое лицо

Катар не был одним из ведущих государств в регионе Персидского залива до тех пор, пока муж шейхи Мозы, Хамад бен Калиф-аль-Тани, в 1995 году не совершил мирный переворот в стране. Он сместил своего отца и сам стал главой государства. Поговаривают, что на этот шаг его надоумила сама шейха Моза и помогла ему захватить власть.

Англия, США и в целом Европа поддержали молодого шейха. Понятно, что природные ресурсы – нефть и газ, которыми богат Катар, стали главной причиной благосклонности англосаксонского мира к этой стране. Открытое лицо шейхи Мозы, приверженность европейской моде, конечно, часть большой дипломатической игры, которую затеял Хамад бен Калиф-аль-Тани, возможно, с подачи самой шейхи. Надо отметить, что эта идея осуществилась очень успешно.

Тем не менее, образованная, утонченная и весьма талантливая женщина воспользовалась открывшимися перед ней уникальными возможностями. Её настойчивость и целеустремленность позволили ей быть не только «красивой куклой», которую используют в дипломатических играх. Она стала одним из ведущих политиков и общественных деятелей.

Яркие инициативы шейхи Мозы

Сегодня шейха Моза осуществляет и руководит крупными проектами в области образования, науки, защиты детства и другими благотворительными и гуманитарными программами. Именно её идею создания Арабского демократического фонда первым поддержал муж и внёс 10 миллионов долларов в качестве первого «краеугольного камня» для финансирования развития гражданского общества и независимых СМИ в стране.

Она создала «Образовательный город», это целый университетский городок. В нём преподают студентам современные науки профессора из лучших университетов США. Шейха Моза инициировала постройку Катарского парка наук и технологий. Инвестиции в этот удивительный проект действительно впечатляют: 225 миллионов долларов вложили в проект ведущие мировые компании, среди них такие, как General Electric, Shell, Microsoft.

Однако, самый большой сюрприз приготовила Моза женщинам Катара. По её инициативе теперь все женщины страны могут самостоятельно водить автомобиль и участвовать в выборах.

Красота и политика

Сегодня шейхе Мозе уже 58 лет, но она по-прежнему поражает всех своей красотой и нарядами от самых лучших кутюрье мира. Фигура безупречна, однако, как предполагают некоторые журналисты, для сохранения молодости лица она потратила 2 миллиона долларов, чтобы оплатить 12 пластических операций.

Тем не менее, точной информации нет, всё остаётся в секрете. Поэтому найти какие-то официальные данные о том, какие именно операции были произведены, их название и методика остаются в тайне. Можно только высказывать предположение, что, судя по фотографиям, шейха Моза применяла ботокс.

Фотографии же молодой Мозы нигде не публиковались, поэтому ни один специалист не может прокомментировать состояние лица шейхи «до» и «после» хирургического вмешательства.

Прекрасное молодое лицо шейхи Мозы – это вовсе не королевская прихоть. Открытое лицо королевы для Катара стало символом нового века, путеводной звездой для миллионов женщин Востока. К тому же, ей необходимо сохранить своё влияние не только в политике, но и в своей семье.

Несмотря на то, что её муж женился в третий раз, Моза остаётся главной женщиной в жизни шейха. Ведь среди 27 своих детей он выбрал наследником именно сына Мозы, Тамима, который и стал теперь главой страны.

А что вы думаете о Шейха Моза бин Насер аль-Миснед? Ждем ваши комментарии.

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед — самая модная и влиятельная женщина арабского мира. Без хиджаба и паранджи. Для арабского мира ее стиль — дерзость. Бывший эмир Катара позволил своей второй жене не только снять паранджу, но и вмешаться в дела государственные.

(Всего 20 фото)

Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед — вторая из трех жен третьего эмира Катара шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани, мать семерых детей, одна из самых стильных первых леди планеты и, как бы удивительно это ни звучало, политический и общественный деятель.

Шейх Хамад бен Калифа-аль-Тани и шейха Моза.

История ее жизни вполне в духе восточных сказок, и если бы кто-то решил снять по биографии Мозы сериал, получилось бы что-то в духе «Великолепного века». Только вместо султана Сулеймана — наследный принц Катара, а вместо Хюррем — Моза, дочь видного катарского бизнесмена.

Шейх и шейха на официальных мероприятиях.

В возрасте 18 лет Мозе выпал «счастливый билет» — она познакомилась с будущим наследным принцем, однако замуж за него выходить не торопилась. Сначала она поступила в Университет Катара на факультет психологии, потом стажировалась в престижных американских университетах. А уже потом вышла замуж.

Первые годы семейной жизни женщина, которую сейчас называют ни много ни мало серым кардиналом Персидского залива, отдала детям. Да и Катар в то время не был таким влиятельным государством в арабском мире, как сегодня.

Ситуация изменилась в 1995 году. Тогда супруг Мозы совершил бескровный переворот и захватил власть в стране, свергнув собственного отца. Переворот поддержал англо-саксонский мир, о Катаре заговорили в связи с его нефтегазовым комплексом, новый эмир представил миру свою вторую жену — красивую и образованную Мозу.

Шейха Моза стала курировать гуманитарные и благотворительные программы и все чаще появляться на публике в потрясающих нарядах от ведущих модных домов мира.

Шейха носит и брюки, и платья по фигуре.

В прогрессивных образах Мозы, как отмечают эксперты, нет и намека на истинную «модную ситуацию» в Катаре, где женщины ходят в абайях (черные платья в пол), платках или никабах (черные головные уборы, закрывающие все лицо, с узкой прорезью для глаз) — в общем, как и везде в арабских странах. Моза носит лишь тюрбан, а в свободное время может и в штанах прогуляться.

Мозу критикуют и в связи с агрессивной экономической политикой Катара — маленькую страну в Персидском заливе обвиняют в демпинге цен на газ и попытке захватить максимальный сегмент газового рынка во всем мире. Кроме того, Катар спонсирует радикальные группировки по всему миру, что, конечно, не очень вяжется с изысканным образом шейхи.

Шейха Моза и князь Монако Альбер II.

Шейха Моза в гостях у Джорджа Буша-старшего и его супруги Барбары.

Моза с королевой Великобритании Елизаветой II и принцем Филиппом.

Карла Бруни-Саркози и шейха Моза.

Шейха Моза, что редкость для жен правителей других стран Персидского залива, имеет ряд государственных и международных должностей, в том числе почетных: она глава катарского фонда образования, науки и общественного развития, президент Верховного совета по семейным вопросам, вице-президент Верховного совета по образованию, спецпосланник ЮНЕСКО. Моза создала Арабский демократический фонд, в который ее муж сделал первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Главная задача фонда — содействие развитию свободных СМИ и гражданского общества.

Также шейха Моза — инициатор создания Катарского парка наук и технологий, открытие которого состоялось в конце 2008 года. Парк привлек 225 миллионов инвестиций, в том числе от таких ведущих мировых компаний, как Microsoft, Shell и General Electric.

Моза построила в пригороде Дохи, столицы Катара, «Образовательный город» — университетский городок, где лекции студентам читают ведущие профессора американских университетов.

Сама шейха Моза имеет почетные докторские звания Вирджинского университета Содружества, Техасского университета A&M, Университета Карнеги-Меллон, Имперского колледжа Лондона и Джорджтаунского университета. С 2010 года является дамой-командором Ордена Британской империи.

Дама-командор с королевой Великобритании.

Мозе 54 года. Выглядит потрясающе. Кто-то подсчитал, что на 12 пластических операций она потратила около 2 миллионов долларов. Те, кому доводилось иметь дело с фондом шейхи, восхищаются ее трудоспособностью и целеустремленностью, отмечая ее настойчивость, властность и — представьте себе! — феминизм.

Моза сопровождала своего шейха во всех официальных поездках, требующих присутствия первой леди.

Именно один из пяти сыновей Мозы Тамим стал наследником шейха Хамада, супруга Мозы. И это очень важный штрих к ее портрету, ведь у Хамада помимо Мозы есть еще две жены, а общее количество его наследников — 27 человек. Но именно Тамим в июне прошлого года стал четвертым правителем Катара, сместив своего отца. Точнее, отец сам, без переворотов и волнений, передал бразды правления страной в руки сына Мозы.

После этого о влиянии, которое Моза имеет на супруга и, соответственно, на дела государственные, в Катаре ходят легенды.

И не только в Катаре. Моза вошла в список 100 самых могущественных женщин мира по версии журнала «Форбс». Говорят даже, шейх Хамад женился в третий раз не по страсти, любви или выгоде, а назло Мозе, чтобы показать, что ее власть небезгранична. Но все равно ни одна другая женщина не смогла занять место Мозы, которая стала знатоком дипломатического протокола и международного этикета и, видимо, нашла ключик к сердцу и разуму шейха, во время правления которого маленький Катар начал процветать.

Высоким положением и статусом самой прогрессивной женщины Персидского залива шейха Моза обязана родителям, мужу и своему волевому характеру.

Первые дали дочери отличное образование в Национальном университете Катара, супруг позволил пройти стажировку в США, но все это удалось благодаря настойчивости и гибкости самой Мозы аль-Миснед. Вторая из трех жен эмира Хамада бин Халифа Аль Тани единственная получила право снять паранджу и сопровождать супруга на международных визитах.

После прихода мужа к власти шейха Моза сделала все возможное, чтобы улучшить положение женщин в Катаре — она стала главой катарского фонда образования, науки и общественного развития, президентом Верховного совета по семейным делам. Во многом благодаря стараниям шейхи катарские женщины стали чаще получать высшее образование и смогли управлять автомобилем.

Она не только занимает высокие посты в правительстве страны, где слабому полу вообще не принято работать, но и оказывает большое влияние на мужа, что для Ближнего Востока — нонсенс. Именно сыну от второй жены шейх Хамад бин Халифа Аль Тани добровольно передал руководство страной.

Журнал Forbes неоднократно включал первую леди Катара в список самых влиятельных женщин мира и бизнес-лидеров Персидского залива.

Стиль Шейхи Мозы

Прекрасное чувство стиля и безупречная красота шейхи Мозы восхитили мировую индустрию моды в 2002 году после ее дерзкого появления на публике без паранджи. Эксперты отметили прогрессивность образов женщины, которой удалось соединить в одежде модные тенденции и религиозные требования. Шейха Моза носит яркие платья в пол и широкие брюки, но всегда дополняет европейский наряд подходящим по цвету тюрбаном и роскошными украшениями в стиле «1001 и одной ночи».

Общественный деятель Катара выбирает приталенные силуэты, которые подчеркивают стройную фигуру: трудно поверить, что шейха — мать семерых детей.

В макияже Моза отдает дань традициям Востока и делает акцент на глаза, подводя их густыми черными стрелками.

Шейха Моза до и после пластики (фото)

Фотографии шейхи Мозы в молодости тщательно скрыты от глаз общественности, но по снимкам последних лет можно сделать вывод о любви супруги третьего эмира Катара к косметологии и пластической хирургии. Как и подобает статусу, сделана профессионально, аккуратно, не бросается в глаза, а подчеркивает красоту и продлевает молодость. В светских кругах подобные изменения внешности не обсуждают вслух, но шепотом порой говорят, что шейха сделала 12 пластических операций.

Четкий овал лица, подтянутый лоб без морщин и распахнутый взгляд у 59-летней женщины вряд ли следствие правильного образа жизни и хорошей генетики, а скорее — результат лифтинга и уколов ботокса. Чтобы сохранить омолаживающий эффект подтяжки и поддержать тонус кожи, Моза бинт Насер аль-Миснед проходит курсами косметологические и аппаратные процедуры.

Для восточных женщин нехарактерны высокие и рельефные скулы, поэтому щечки-«яблочки» жены бывшего эмира — следствие объемной контурной пластики филлерами.

Некоторые фото наводят на мысли о ринопластике: на заре своей политической карьеры шейха Моза была обладательницей носа с более широким кончиком. Возможно, ракурс играет злую шутку.

С помощью наполнителей монаршая особа также корректирует форму и объем губ, если посмотреть на фото, то можно заметить, как в разные периоды изменяется их вид при однотипном макияже. Эффекта пухлых губ шейха добивается не только уколами красоты, но и косметикой — она часто выходит помадой за красную кайму, создавая визуальный объем.

Эксперты по пластической хирургии отмечают, что самая стильная женщина арабского мира могла делать блефаропластику: со временем ее взгляд стал более открытым, а брови по-европейски приподнялись.

Шейха Моза никогда не говорит о пластических операциях и предпочитает давать интервью исключительно на общественно значимые темы. Но влиятельные личности всегда под прицелом: по слухам, посещение клиники эстетической медицины обошлось супруге экс-эмира в 2 млн долларов.

Даже если это правда, внушительные суммы потрачены не зря: шейха Моза — истинная икона стиля и красоты, достойная подражания.

Фото: www.iellada.gr, www.vienna5unaoc.org, kercovanews.com, graziamagazine.ru, skaties.lv, www.wallskid.com, alroya.om, cik-media.com, designershaik.ru, zimbio.com, www.pinterest.ru , dohanews.co, imgkid.com

Моза бинт Насер аль-Миснед (араб. الشيخة موزا بنت ناصر المسند ‎, Şeiḥa Mūzah bint Nāşir al-Misnid) — вторая из трёх жен 3-го эмира Катара шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани , политический и общественный деятель.

Биография и деятельность

Образование в области социологии получила в Национальном университете Катара (1986-1990), — затем прошла стажировку в ведущих университетах США.

Моза аль-Миснед, что является редкостью для жён правителей других стран Персидского залива, имеет ряд государственных и международных должностей, в том числе почётных: глава катарского фонда образования, науки и общественного развития, президент Верховного совета по семейным вопросам; вице-президент Верховного совета по образованию; спецпосланник ЮНЕСКО .

Моза аль-Миснед считает своей главной целью превратить Катар в современную, передовую страну, для чего участвует в политической, деловой, общественной и культурной жизни своих стран и региона [ ] . Она создала Арабский демократический фонд, в который её муж сделал первый взнос в размере 10 миллионов долларов. Главная задача этого фонда, как заявляется, — содействие развитию свободных СМИ и гражданского общества. Шейха Моза также является инициатором идеи превращения Катара в новую «Кремниевую долину». С этой целью создан Катарский парк наук и технологий, открытие которого состоялось в конце 2008 года. Парк привлёк 225 миллионов инвестиций, в том числе от таких ведущих мировых компаний, как «Microsoft», «Shell» и «General Electric». Кроме того, она является инициатором и воплотителем в реальность «Образовательного города» в Катаре — университетского городка в пригороде столицы на площади 2500 акров, где лекции студентам читают ведущие профессора американских университетов. Активно поощряет деятельность ведущей арабоязычной телесети «Аль-Джазира».

Моза аль-Миснед имеет почётные докторские звания Вирджинского Университета Содружества (Virginia Commonwealth University), Техасского A & M университета (Texas A & M University), Университета Карнеги-Мелон (Carnegie Mellon University), Имперского Колледжа Лондона (Imperial College London) и Джорджтаунского университета (Georgetown University). С 2010 года является дамой-командором Ордена Британской империи .

Шейха Моза в костюме Ulyana Sergeenko Couture посетила Женеву

Звездный стиль
40598

Шейха Моза

Шейха Моза — одна из самых стильных первых леди в мире, обладающая изысканным гардеробом, отменным вкусом и финансовыми возможностями, способными удовлетворить любую модную прихоть. Рассматривать образы супруги эмира Катара — одно удовольствие, ведь любой наряд она адаптирует под себя, привнося в него нотки Востока.

На этот раз мы не могли пройти мимо одного из последних образов шейхи, который она продемонстрировала в Женеве. Туда Моза аль-Миснед приехала, чтобы встретиться с представителями Международного Красного Креста: шейха пообщалась с главой организации, Питером Маурером, и посетила музей, посвященный истории Красного Креста и изучению основных гуманитарных проблем в мире.

На встречу звезда арабского мира (шейха считается одной из самых влиятельных и популярных женщин в арабских странах) отправилась в безупречно элегантном образе — костюме из кутюрной коллекции российского бренда Ulyana Sergeenko. Комплект, который впервые мы увидели на подиуме, шейха Моза дополнила не шляпой, как предлагала Ульяна Сергеенко, а тюрбаном — своим любимым модным аксессуаром.

Как вам этот образ?


Показ Ulyana Sergeenko Couture

Сплетник

Фото Facebook

Шейха моза — икона стиля, сломавшая стереотипы о восточных женщинах.

Восточная красавица, которая по факту управляет Катаром: шейха Моза Правящая семья катара

Плотный занавес снова грозит опуститься между Западом и Востоком. Одной из самых влиятельных женщин планеты Мозе бинт Насераль аль Миснед однажды уже удалось доказать: это не навсегда. Возможно ли повторение, когда любовь к высокой моде сближает миры?

Подобрать стране следующего государя, напомнить мужу купить Дом Valentino, сделать арабскому миру новое лицо — семейные заботы Шейхи Мозы уже давно касаются не только маленького, но и сказочно богатого полуострова в Персидском заливе. Вторая жена третьего, теперь уже бывшего эмира Катара превратила свой стиль в миссию, став самой знаменитой из мусульманок и законодательницей мод мирового масштаба. Революция стиля, по версии Ее Высочества, должна была объединить женщин в разных частях света.

Революция стиля Шейхи Мозы

Большинство коренных жительниц Катара и сегодня предпочитают одеваться подобно своим аравийским прабабушкам: просторная абайя скрывает тело от подбородка до ступней, никаб, широкая повязка на лоб с двумя платками, оставляет на виду только глаза. Предписания шариата позволяют показывать на публике лицо и кисти рук, но многие игнорируют даже это допущение. Подаренной Шейхой возможностью не носить традиционную одежду катарскае женщины пользоваться не спешат, как и правом не работать и голосовать наравне с мужчинами. Конституция страны до сих пор называет соблюдение национальных традиций и обычаев долгом каждого гражданина. Муж должен одобрить манеру жены одеваться, о политических партиях при эмирате не может быть и речи.

С гораздо большим энтузиазмом соотечественницы Мозы откликнулись на разрешение сесть за руль. Практически каждая арабская семья может позволить себе штат прислуги, но проехаться в одиночестве за очередной сумочкой Prada по плавящейся от зноя Дохе означает свободу, не обремененную чувством вины.

Первое эпатажное появление на публике

Моза, впервые появившаяся на публике без хиджаба в 2002 году, наделала много шума. Династия аль-Тани правит на территории современного Катара с восемнадцатого столетия, с тех самых пор законы шариата — единственное, что может ограничить власть эмира. И вот теперь Шейха, главный статусный элемент публичной жизни монарха, показывает на весь честной мир аврат — части тела, которые шариат предписывает прикрывать. И если обнаженная шея, вдвойне роскошная в обрамлении платинового колье от Cartier, уже не повод для споров, то что делать с силуэтом? Все изгибы тела, приведенного в полное соответствие с западными стандартами красоты, тщательно очерчены; талия и грудь подчеркнуты. Лицо с модным макияжем открыто, только волосы убраны тканью. Прикрывалась ли эта женщина, как ей надлежит, или буквально раздета?

Образ Ее Высочества без хиджаба, лишь пунктиром указывающий на мусульманские традиции, при всей своей европейской элегантности не дает усомниться, что перед нами вторая из трех жен Хамада бен Халифа аль-Тани.

Гигантские платиновые колье по индивидуальному заказу (самое знаменитое из них обошлось эмиру почти в миллион долларов), сверкающие бриллианты пояса, играющие изумрудами и сапфирами шандельеры, драгоценные брошки — ювелирные шедевры, наравне с неизменным тюрбаном, остались неотъемлемой частью ее костюма. Для деловых приемов Моза обычно выбирает нитку жемчуга, который Диор, вероятно, счел бы крупноватым.

В части света, где демонстрация роскоши давно вышла из моды, открыто залюбовались стилем первой леди Катара. Пусть Шейха носит состояние на запястьях и шее, очевидно, что истинная ее страсть — драгоценные коллекции Yves Saint Laurent, Balenciaga и Chanel. Впервые со времен царствования Фарах Пехлеви, провозглашенной мужем императрицей Ирана, женский голос с Востока громко зазвучал на приемах мировых королевских династий, а протокольную скуку официальных визитов развеял манящий дух haute couture со знойным характером.

Влияние на индустрию моды

Сегодняшняя роль Шейхи Мозы в индустрии моды во многом обусловлена дорогими покупками — помимо дома Valentino семейству аль-Тани принадлежит бренд M Missoni , марка QELA (дизайн Мозы), акции LVMH , Harrods и Tiffany & Co . Однако в историю моды она войдет за уникальный, годами формированный стиль, основанный на опыте самых изысканных первых леди мира.

На свадебных фотографиях восемнадцатилетняя студентка Катарского университета Моза бинт Насер, покрытая платком, выглядит растерянной. Дочь влиятельного отца, чья оппозиционная и во многом прозападная деятельность долгие годы обеспечивала головную боль эмирату, вернулась на родину в качестве голубки мира. Случившийся впоследствии дворцовый переворот сделал Хамада аль-Тани новым эмиром и позволил его жене Мозе взять на себя вопросы семьи и образования (причем не только Катара, но и всего арабского мира — с 2003 года она является специальным посланником ЮНЕСКО ), а также носить то, что нравится.

Источники вдохновения

Изначально эксперименты со стилем новой первой леди представляют собой прямую адаптацию последних коллекций haute couture к требованиям ее религии.

Особенное отношение к итальянцам, в частности к Валентино, роднит Мозу с Жаклин Кеннеди Онассис куда больше, чем манера одеваться в целом. Несмотря на ярлык «арабской Джеки О », даже стремление всегда подчеркивать талию и делать темные очки частью образа имеет для обеих первых леди разные истоки. У силуэтов Мозы мало общего и с Кассини времен сотрудничества с Жаклин, ближе всего она к его работам в период союза с Грейс Келли. Образ принцессы Монако чаще всего мелькает в нарядах Мозы. С той же явной приязнью она относится к обожаемым той блузкам «беттина» и удачно цитирует повседневный стиль Грейс — рубашка, широкие брюки, шляпа из соломки, как во время путешествия по Кавказу в компании Ульяны Сергеенко минувшим летом. Да и сам знаменитый тюрбан Шейхи тоже будто бы снят с головы Келли, та в свое время заново ввела его в моду по следам голливудских див Гретты Гарбо и Авы Гардинер.

Победы Шейхи Мозы

Потеря престола Хамадом аль-Тани в 2013 году расстроила модниц всего мира — не так-то просто отказаться от привычки следить за стильными поединками Мозы и первых леди Запада.

На счету Шейхи множество заслуженных побед. Продумывая наряды, она явно изучала особенности гардероба партнерши, с которой разделит внимание репортеров. В объятиях с принцессой Нидерландов Максимой приковать взгляды ей помог контраст белого и черного. Демократичная простота нарядов Мишель Обамы потеряла очарование на фоне театральной роскоши. Не привыкшая оставаться в тени Карла Бруни, явно уязвленная сравнением в пользу Мозы, постаралась сама выступить стратегом во время второго визита четы аль-Тани в Елисейский дворец в 2009 году . Сделав ставку на собственное изящество, она выбрала белое летящее платье с оголенными плечами — невозможную роскошь для Шейхи, но пульсирующий оттенок наряда Мозы буквально заставил Карлу исчезнуть. Выбор Шейхи был рискованным, стоило супруге президента Франции заметить склонность соперницы к монохромности и отдать предпочтение сочетанию цветов, и фигура Мозы действительно выглядела бы на ее фоне слишком громоздко в переизбытке пурпура.

К 2011-му тюрбаны с головы Ее Высочества переместились прямиком на подиумы, ее любимые каблуки-сосульки в виде куска люда прочно обосновались в гардеробах последовательниц. К последнему официальному визиту в Лондон шейха Моза, признанная законодательница мод, подготовилась с особой тщательностью, показав лучшие наряды за весь период эволюции своего стиля. На сегодняшний день единственная женщина, которая ни разу не потерялась на фоне ее блеска, — 89-летняя Елизавета II. Рядом со слишком твердо и очень долго стоящей на земле королевой Великобритании Моза, дама-командор Ордена Британской империи, выглядит со вкусом одетой, но обычной женщиной.

Через год после восхождения на трон сын Мозы принц Тамим, получивший образование в Великобритании, одобрил запуск кампании «Проявите уважение», которая предписывает женщинам одеваться подобающе при посещении Катара.

В другой стороне света в это же время бельгийский чиновник сорвал никаб с одной из катарских принцесс. А девушки по всему миру по-прежнему пристально следят за Мозой и ее нарядами.

Тамим также занимал ряд других должностей, в том числе:

  • Глава Верхнего Совета по охране окружающей среды и природных заповедников.
  • Председатель Высшего совета по охране окружающей среды и природных заповедников.
  • Председатель Совета по образованию Верховного.
  • Председатель Верховного Совета по информационно-коммуникационным технологиям.
  • Председатель совета директоров государственной власти работ (Ashghal) и планирование и развитие органа городского (UPDA).
  • Председатель совета регентов Катара университета .
  • Заместитель председателя правящей семьи Совета.
  • Вице-президент Высшего совета по экономическим вопросам и инвестициям.
  • Заместитель председателя Верховного комитета по координации и последующие.
  • Член «Спорт для всех».

царствовать

С 25 июня 2013 года, отец Тамим шейх Хамад бен Халифа Аль Тани , показал свой план шаг вниз, как эмир Катара во время встречи со своими близкими родственниками и помощниками. Тамим затем стал эмиром Катара после его отец передал власть в телеобращении. Он был первым правителем, в последовательности из трех катарских правителей из семьи Аль Тани, чтобы подняться к власти, не прибегая к перевороту. Согласно The Economist , его предыдущих двойников соперников на трон, «Один играл слишком много, а другой молился слишком много.»

Переход власти должен был быть гладкими, поскольку члены семьи провести многие из высших постов в стране.

Кроме того, в соответствии с дипломатический источник, близкий к семье Аль Тани, шейх Тамим имеет «сильную личность», что позволило ему «утвердиться в правящей семье» несмотря на не первый выбор семьи для эмира. Дипломаты цитируют ВВС утверждали, что Джассит, который служил в качестве наследного принца в течение восьми лет, надеялись расширить свои политические силы. Согласно сообщению Stratfor, Яссим не было союзников среди военных сил или тайной полиции в момент политического перехода 2013, и, таким образом, мало шансов опрокинуть указ Хамада.

Тамим описываются как дружелюбные, уверенные в себе, и открытой тех, кто его знает. Он также описал, как здравый смысл, осторожность и расчет. Кроме того, он считается прагматиком, и иметь «прекрасные отношения» с Западом, в том числе США и Франции.

Политические аналитики ожидают, что Тамим более консервативны и склонны к риску, чем его отец. Сохранение национальной идентичности заземленной в традиционных ценностях, как ожидается, будет первым приоритетом Тамит в.

внутренняя политика

В контрасте с правилом своего отца, который приоритетное международным профилем Катара, новый акцент на внутренних делах охарактеризовали правительство Тамит до сих пор. Одним из первых шагов Тамим после прихода к власти было упростить бюрократию, разобрав ряд параллельных институтов, таких как Национальная программа продовольственной безопасности Катара, которая была включена в министерствах экономики и сельского хозяйства. Он также уменьшил фискальный бюджет нескольких учреждений, в том числе Фонда Катара и Катар музеи Authority .

С момента своего прихода к власти, правительство расширило дороги вокруг столицы, разработали новую систему метро, ​​и завершила строительство нового аэропорта. Новая реформа катарской администрации была начата в направлении повышения эффективности и дисциплины. Кроме того, пост министра иностранных дел перешел к не-Royal (Халид аль-Аттия). Это существенное изменение в направлении меритократии, учитывая, что во время предыдущей администрации премьер-министра, традиционно королевскими, как правило, в два раза, как министр иностранных дел. Тамим также взял кредит для некоторых инициатив, направленных на противодействие местных особенностей, вытекающих из арабского Весеннего переворота. Он сообщил, что правительство установит директиву, чтобы снизить цену проданных компаний, работающих с Национальной программой продовольственной безопасности страны пищевых продуктов и ожидаемых социальных пособий и пенсий.

По своей инаугурационной речи к народу, состоявшемся 26 июня 2013 года, шейх Тамим будет продолжать диверсифицировать экономику страны от углеводородов. В этой связи он заявил, что люди «самый важный актив» Катар и что их интересы будут главным приоритетом правительства.

В 2014 году было принято новое Тамим киберпреступности законодательство, которое было сказано, чтобы быть частью соглашения между странами Персидского залива криминализацию онлайн оскорблениями королевских семей региона; Закон киберпреступность запрещает распространение «ложной информации», а также цифрового материала, нарушающего «социальные ценности» страны или «общего порядка». Законодательство сделало незаконным подстрекать, помощь и содействие публикации оскорбительных материалов. Закон подвергся критике со стороны тех, кто говорит, что она может быть использована, чтобы лишить людей их прав человека , основанные на неправильном толковании онлайн болтовни. Amnesty International назвал закон «серьезный удар по свободе слова в Катаре», в то время как другие критики предполагают, что новый закон нарушает положения конституции страны, которые защищают гражданские свободы.

В январе 2016 года, Тамим встряхнул шкаф поставить на место своего отца. Он назвал нового министра иностранных дел, заменив Халид аль-Аттия с Мохаммедом бин Абдулрахман аль-Тани, изменил министра обороны и назначил новый женский министра. Тамим также объединены несколько министерств, в том числе связи, транспорта и культуры, молодежи и спорта. Журналисты предположили причины кабинета встряхнуть. И многие пришли к выводу, что реорганизация была либо экономический шаг, хотел сохранить деньги в стране в то время, когда падение цен на газ вынудила страну к урезанию своей рабочей силы или по соображениям политической стабильности. По другим эти назначения показывают, что эмир шейх Тамим бен Хамад аль-Тани, пытается заставить правительство его самостоятельно, в результате чего в новом, молодое поколение служителей, которые более лояльны к нему, чем его отец.

Внешняя политика

Переход молодого Эмира к власти приветствовали лидеры по всему миру, которые ожидали, что Тамит продолжить хорошую работу по стопам своего отца и повысить роль Катара в жизненно важных международных делах, в том числе сирийского кризиса и Дарфур соглашения.

По мнению аналитиков, он, вероятно, будет под непосредственным давлением, чтобы уменьшить поддержку Катара для повстанцев в сирийской гражданской войне , которая ранее поддерживала Тамим. Он будет поручено наблюдение за существенные модернизации национальной инфраструктуры, которые недавно получили в стадии реализации. Хотя некоторые рассматривают Тамим как более религиозны, чем его отец, большинство аналитиков ожидают, что он во многом сохраняют прагматические привычки отца РУКОВОДЯЩИХ — с использованием ислама для дальнейших целей, где полезно, но не толкая строго исламские пункты повестки дня, такие как алкоголь вне закона.

В своей инаугурационной речи к народу, Тамим пообещал, что он будет продолжать центральную роль Катара в регионе, но что он не будет «взять направление» в международных делах. Он подтвердил, что он будет совершать до максимально возможного уровня интеграции со своими соседями в Персидском заливе.

На самом деле, в течение первых месяцев заряда он приоритеты залива. В конце октября 2013 года, только через несколько месяцев после того, как брать на себя ответственность, шейх Тамим принял региональный тур залива. Еще до его прихода к власти, он официально представлял его отца на ежегодном Совета сотрудничества стран Залива (ССЗ) саммита в Бахрейне в декабре 2012 года, а также в приветственные делегатов на высшем уровне Лиги арабских государств в Дохе в марте 2013 года.

Работая в должности государственной безопасности, он способствовал укреплению связей с Саудовской Аравией, соседом и часто спорным соперником в Катар. Тамлю считает соперничество Катара с Саудовской Аравией непродуктивной, как это имело место в случае с до сих пор неудачной попытки построить сплоченную сирийскую оппозицию.

В октябре 2014 года шейх Тамим встретился с премьер — министром Великобритании Дэвид Кэмерон и королева Елизавета II во время своего первого официального визита в Великобританию. Катар и Великобритании ожидали катарский-британский экономический форум для изучения взаимных инвестиционных возможностей. До и во время этой встречи Телеграфа газета начала кампанию, чтобы призвать Камерон обсудить финансирование Катара исламских экстремистов с Тамимом. Телеграф «s„Остановка на финансирование террора“кампания подчеркнула роль Катара и других странами Персидского залива, предполагаемыми союзники в войне против Isil и Аль-Каиды, в предоставлении финансирования терроризма. Стивен Барклай, тори депутат, неоднократно призывал к прозрачности в отношениях Великобритании с Катаром и сказал, что «существенная» для г — н Кэмерон поднять вопрос террор финансов «Я приветствую тот факт, что премьер — министр встретится с эмиром,» он сказал. «В рамках этих дискуссий важно, чтобы вопрос финансирования суннитских племен в Сирии и Ираке приподнят. Депутат призвал Камерон проинформирует парламент после встречи утверждая,

С 25 марта 2015 года, шейх Тамим посетил Индию и встретился с премьер — министром Нарендра Моди . Он сказал, что правительство «доверяет» индийская экономика, таким образом они будут инвестировать в Индии.

Египет

Катар активно вкладываться в виде кредитов и помощи в Египет во время Мусульманского братства правительства. В августе 2013 года Катар присоединился попытка в США привели к посредничеству эскалации напряженности между Братьями — мусульманами и военными. Выступая в Джорджтаунском университете во время своего первого визита в США, Тамим подтвердил, что Катар не будет вмешиваться в Египте, хотя он осудил то, что произошло в Египте после переворота 2013 года. Поскольку Мурси удаление «s из офиса, новое правительство отклонило катарских предложения финансовой помощи. Продолжение поддержки Катара для Братьев — мусульман в результате дипломатического разрыва между Дохе и Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов в 2014 году, что привело к выводу послов последних трех стран в марте этого года. В июне 2016 года, экс — президент Египта Мурси получил пожизненное заключение за обвинения в прохождении государственной тайны в Катар.

Сирия

Катар призвал к военной интервенции со стороны арабских стран прекратить кровопролитие в Сирии в 2012 Аналитики ожидали, что он был бы под непосредственным давлением, чтобы уменьшить поддержку Катара для повстанцев в сирийской гражданской войне , которая ранее поддерживала Тамим. На самом деле, шейх Тамим сделал шаг назад после того, как брать на себя ответственность, в первую очередь, в ответ на раздражение озвученного западных держав при работе Катара вооружить сирийские повстанческие группы, которые были направлены бессистемно. В последнее время под эгидой совместной инициативы с Саудовской Аравией и Турцией продвигаемой Шейх Тамим, Катар предоставил сирийским повстанцам с новым оружием и выковал новую оппозиционную коалицию в Сирии, известный как « Армия Conquest .» Шейх также обновил его страны поддержка требований сирийского народа к справедливости и свободы во время встречи с начальником сирийской Национальной коалиции Халед Ходжи и его делегации в апреле 2015 года.

Сирийская повстанческая группировка Аль-Рахман Legion поддерживается Катар . С 2017 года, катарский спинками Аль-Рахман Легион борется Саудовской Аравии спинками Jaysh аль-Ислам повстанческой коалиции.

Турция

Тамим подписали соглашение о военном сотрудничестве с Турцией во время официального визита в эту страну в декабре 2014 г. Соглашение направлено на содействие развитию сотрудничества в военной подготовке и оборонной промышленности, а также позволяет для развертывания вооруженных сил Турции в Катар и катарской военных на Турция.

На 2 декабря 2015 года, Тамим подписал ряд соглашений с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом . Были подписаны соглашения о сотрудничестве в области образования, морской транспорт и заочных пактах между спецслужбами. Соглашение было также достигнуто Турцией приобрести сжиженный природный газ из Катара в течение длительного срока. Лидеры двух стран также объявили о планируемое создание турецкой военной базы в Катаре; первый для Турции в Персидском заливе .

Соединенные Штаты

В июле 2014 года Тамим продлил соглашение об обороне с США и подтвердил сотрудничество Катара с США в оперативном центре воздушного комбинированного (CAOC) на авиабазе Аль Udeid .

Шейх Тамим посетил с президентом США Бараком Обамой в Белом доме во время визита в Вашингтон, округ Колумбия, 24 февраля 2015 года, согласно заявлению Управления пресс — секретаря Белого дома . Доха основе аналитики описали задачу перед ним во время визита в качестве одного из баланса между необходимостью поддерживать прочные отношения с Соединенными Штатами против желания Катар контролировать свою собственную внешнюю политику, которая иногда расходится с Соединенными Штатами по ключевым региональным проблемы. Он заявил, что США Катарский «стратегическое партнерство углубляется в последние годы, несмотря на региональной беспорядкам» и подтвердил свою готовность поддерживать более комплексный подход к решению стратегических задач, стоящих на Ближнем Востоке.

Личные характеристики и виды

По словам дипломатического источника, близкого к семье Аль Тани, шейх Тамим имеет «сильную личность» , что позволило ему «утвердиться в правящей семье» несмотря на не первый выбор семьи для эмира. Он описывается как дружелюбный, уверенный в себе, и открытый теми, кто его знает. Он также описал, как здравый смысл, осторожность, и консервативны. Кроме того, он считается прагматиком , и иметь «прекрасные отношения» с Западом, в том числе США и Франции.

Политические аналитики ожидали, что Тамим более консервативны и склонны к риску, чем его отец. Потому что Тамим очень близко к Мусульманское братство , сохраняя национальную идентичность заземленной в исламских традиционных ценностей является первым приоритетом Тамим в.

Личная жизнь

Шейх Тамим женился на своей первой жены (его второй кузен) шейхи Jawaher бинт Хамад бин suhaim в марте 2005 года (с которым он разделяет прадеда, Хамад бин Абдулла Аль Тани). У них есть два сына и две дочери:

  • Шейхи Аль Маясса бинт Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 15 января 2006)
  • Шейх Хамад бен Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 20 октября 2008).
  • Шейхи Айша бинт Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 24 августа 2010).
  • Шейх Джассим бен Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 12 июня 2012).

Шейх Тамим женился на второй жене, Anoud бинт Mana Al Хаджри, 3 марта 2009 г. Она является дочерью Mana бен Абдель Хади Аль Хаджри, посол катарской в Иордании . У них есть пять детей, три дочери и два сына:

  • Шейхи Naylah бинт Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 27 мая 2010).
  • Шейх Абдулла бин Хамад бин Тамим Аль-Тани (родился 29 сентября 2012 года).
  • Шейхи Roda бинт Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 2014)
  • Шейх Alqaqaa бен Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 3 октября 2015)
  • Шейхи Моза бинт Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 19 мая 2018).

С 8 января 2014 года шейх Тамим женился на третьей жены, шейхи Noora Бинт Hathal Aldosari У них есть три сына:

  • Шейх Joaan бен Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 27 марта 2015).
  • Шейх Мохаммед бин Хамад бин Тамим аль-Тани (родился 17 июля 2017)
  • Шейх Фахд бен Тамим бин Хамад Аль Тани (родился 16 июня 2018)

Тамлю участвует в спортивных соревнованиях. Он был снят играть в бадминтон и катал с бывшими египетскими военными главного Мохаммедом Хусейном Тантави . Он имеет большой интерес к истории и наследию своей страны. Он свободно говорит на английском и французском языках.

Спорные

Поддержка исламистов

Катар на протяжении многих лет поддерживает спектр исламистских групп по всему региону. Тем более, что в начале арабской весны переворота в 2011 году, страна предоставила дипломатические и медицинские инициативы и предупреждения исламистских групп. Панарабский спутниковый телеканал Катара на основе Al Jazeera продвигал нарративы исламистских партий и причин, поддерживаемых Катар, тем самым способствуя успех на выборах некоторых из этих движений в ходе общенациональных опросов. В течение нескольких лет канал провел ток-шоу «аль-шариат в аль-Хайю» («Шариат и жизнь»), показывая спорное братство-ассоциированный египетский священнослужитель Юсуф аль-Кардави .

Что касается поддержки Катара мусульманского братства, Катар приветствует Brotherhood кадров с 1950 года. Шейх Хамад был один из первых иностранных лидеров посетить Мурси после его успеха на выборах в июне 2012 года Катар при условии существенного финансового толчка Мурсите в свободу и справедливость партии и братства оппоненты утверждали, что узкая победа на выборах Мурси была достигнута за счетом катарского финансирования. После избрания Мурси, в Катаре внесла в общей сложности 5,5 млрд долларов США долларов в администрацию Братьев — мусульман.

Якобы, Катар посмотрел на Братствах в Сирии в качестве естественного союзника исламистского поставить свои политические цели в регионе. The Financial Times сообщила, что, согласно официальным источникам, Катар при условии СИРИЙСКИХ повстанцев финансовой поддержки 1 млрд грна долларов; люди, близкие к правительству Катара заявил, что реальная сумма близка к 3 млрд долларов. Кроме того, ходили слухи, что Катар использует свои средства для развития сетей лояльности среди повстанцев и якобы почва для влияния Катара в посте-Асад эпохи.

Аналитики утверждают, что, как Катар и Саудовская Аравия участвуют в прокси — войне в Сирии и Ливии . Тамлю, в частности, сыграл свою роль в посредничестве с лидерами талибов, с которыми он наладил контакты под властью отца. Он предложил и поддержал идею создания офиса талибов в Дохе. В июне 2013 года талибы открыли свой первый официальный зарубежный офис в столице Катара в рамках давнишней попытке Брокеру долгосрочный афганский мирный договор. В июне 2015 года, Катар успешно опосредованное усилие по освобождению четыре таджикских солдат, похищенных в декабре 2014 года в Афганистане группы талибов.

Кроме того, Катар предоставил кредиты и крупные инвестиции демократически избранного Ennahdha партии в Тунисе, и исламистских партий в Йемене и Марокко.

Поддержка страны для исламистских причин и для организаций, которые выступают против абсолютной власти наследственных правителей Залива вызвала напряженность со странами Персидского залива. В марте 2014 года Саудовская Аравия , Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты отозвали своих послов из Катара. Официально решение было продиктовано отказом Катара ратифицировать соглашения о невмешательстве во внутренней политике в рамках ССАГПЗ в декабре 2013 г. Некоторые аналитики отметили, что дипломатический кризис был пик длительного времени выродился отношения Катара с арабскими странами, которые осуждали Катар за поддержку исламистам во время Арабской весны бунтов и поддержку нового военно-ориентированного египетского режима.

Кроме того, были предположения, что отречение Хамад было мотивировано необходимостью активизации руководства, но и разрядить критику со стороны арабских соседей по поддержке Катара исламистов. В частности, противоречивый характер политики Катара в поддержке исламистских групп и его активный вклад в коалицию под руководством Америки по борьбе с исламским государством был в последнее время интереса.

Трудовые вопросы

По данному немецкому региональному общественному телеканалу WDR , некоторые из его репортеров были задержаны в течение нескольких дней в Катаре для сбора доказательств об условиях трудовых мигрантов. The Guardian сообщила, что непальские мигранты строят инфраструктуру для проведения чемпионата мира 2022 умер со скоростью один раз в два дня в «2014 World Report» 2014. Хьюман Райтс Вотч подтвердили плохие условия в рабочих — мигрантов , которые иногда живут в антисанитарных условия и подлежат произвольные ограничения права покидать Катар, эксплуатации и злоупотреблений со стороны работодателей. В ответ Катар поручил провести расследование международной юридической фирмы DLA Piper , что привело к законам, которые требуют подрядчиков для обеспечения улучшенных условий жизни и запретить их заклинивание паспортов. Эмир Катара реформирован законом системы кафалов в следующем году.

Во время празднования Дня мая 2016 года в Бонне, Германия, кампании Amnesty по имени Беттина Hoffmann воспользовался возможностью, чтобы выразить протест Тамим бин Хамад Аль Тани, который она утверждает, безразличен к борьбе иностранных рабочих. Она сказала, что амнистия обеспокоена десятками тысяч азиатских рабочих, которые работают на футбольных стадионах и инфраструктурах для 2022 Чемпионата мира по футболу в Катаре . По оценкам Amnesty около 70 000 рабочих — многие из Индии, Пакистана и Бангладеша — это квази рабов в страны Персидского залива, который правит эмиром Катара. Хоффман говорит, что иностранные рабочие должны отказаться от своих паспортов, получают заработную плату за просрочку, если они получают заработную плату на всех, и глухих. Хуже всего, по ее словам, является ответом эмира, «Правительство Катара не сделать ничего, чтобы предотвратить это.»

Два закона о защите прав работников, которые включали положения о максимальной продолжительности рабочего времени и права на ежегодный отпуск, был принят Шейх Тамим в 2017. В следующем году шейх Тамим принят Закон № 13 от 2018 года, об отмене выездных виз для примерно 95% от мигранты страны. Оставшиеся 5% работников, которые составляют приблизительно 174 000 человек, по-прежнему требуют разрешения своего работодателя, чтобы выйти из страны. Хотя о том, что еще предстоит сделать для защиты прав работников Катара, в то же время Стивен Коберн Амнистии утверждал, что эмир принимал «первый важный шаг на пути удовлетворения обещания властей кардинально реформировать эксплуататорскую систему спонсорства».

Открытое изображение

Эскиз Тамит под названием Тамим аль-Мадж (Тамит Славный ) Рекламодатель Ахмед аль-Maadheed стал чрезвычайно популярным, как националистический символ в Катаре после начала дипломатического кризиса 2017-18 Катара .

Взлом

С по крайней мере, 2016 и вперед, Аль — Тани был объектом хакерских атак, происходящих из проекта Raven ; ОАЭ подпольного наблюдение и взлом операция, нацеленное на другое правительство, боевик и правозащитник, критикующее монархии ОАЭ. В 2019 году было сообщено, что проект Raven удалось взломать iPhone , используемый Аль Тани, в дополнение к одному, принадлежащих к одному из своих братьев и других близких соратников. Оперативники ОАЭ использует «сложный инструмент шпионажа под названием Karma» для того, чтобы шпионить на iPhone эмира.

Заголовки, стили, почести и награды

Названия и стили

  • 3 июня 1980 — 27 июня 1995: Шейх Тамим бин Хамад Аль Тани
  • 27 июня 1995 — 5 августа 2003: Его Превосходительство шейх Тамим бин Хамад Аль Тани
  • 5 августа 2003 — 25 июня 2013: Его Высочество Шейх Тамим бин Хамад Аль Тани, наследный принц Катара
  • 25 июня 2013 — настоящее время: Его Высочество Шейх Тамим бин Хамад Аль Тани, эмир Катара

Высоким положением и статусом самой прогрессивной женщины Персидского залива шейха Моза обязана родителям, мужу и своему волевому характеру.

Первые дали дочери отличное образование в Национальном университете Катара, супруг позволил пройти стажировку в США, но все это удалось благодаря настойчивости и гибкости самой Мозы аль-Миснед. Вторая из трех жен эмира Хамада бин Халифа Аль Тани единственная получила право снять паранджу и сопровождать супруга на международных визитах.

После прихода мужа к власти шейха Моза сделала все возможное, чтобы улучшить положение женщин в Катаре — она стала главой катарского фонда образования, науки и общественного развития, президентом Верховного совета по семейным делам. Во многом благодаря стараниям шейхи катарские женщины стали чаще получать высшее образование и смогли управлять автомобилем.

Она не только занимает высокие посты в правительстве страны, где слабому полу вообще не принято работать, но и оказывает большое влияние на мужа, что для Ближнего Востока — нонсенс. Именно сыну от второй жены шейх Хамад бин Халифа Аль Тани добровольно передал руководство страной.

Журнал Forbes неоднократно включал первую леди Катара в список самых влиятельных женщин мира и бизнес-лидеров Персидского залива.

Стиль Шейхи Мозы

Прекрасное чувство стиля и безупречная красота шейхи Мозы восхитили мировую индустрию моды в 2002 году после ее дерзкого появления на публике без паранджи. Эксперты отметили прогрессивность образов женщины, которой удалось соединить в одежде модные тенденции и религиозные требования. Шейха Моза носит яркие платья в пол и широкие брюки, но всегда дополняет европейский наряд подходящим по цвету тюрбаном и роскошными украшениями в стиле «1001 и одной ночи».

Общественный деятель Катара выбирает приталенные силуэты, которые подчеркивают стройную фигуру: трудно поверить, что шейха — мать семерых детей.

В макияже Моза отдает дань традициям Востока и делает акцент на глаза, подводя их густыми черными стрелками.

Шейха Моза до и после пластики (фото)

Фотографии шейхи Мозы в молодости тщательно скрыты от глаз общественности, но по снимкам последних лет можно сделать вывод о любви супруги третьего эмира Катара к косметологии и пластической хирургии. Как и подобает статусу, сделана профессионально, аккуратно, не бросается в глаза, а подчеркивает красоту и продлевает молодость. В светских кругах подобные изменения внешности не обсуждают вслух, но шепотом порой говорят, что шейха сделала 12 пластических операций.

Четкий овал лица, подтянутый лоб без морщин и распахнутый взгляд у 59-летней женщины вряд ли следствие правильного образа жизни и хорошей генетики, а скорее — результат лифтинга и уколов ботокса. Чтобы сохранить омолаживающий эффект подтяжки и поддержать тонус кожи, Моза бинт Насер аль-Миснед проходит курсами косметологические и аппаратные процедуры.

Для восточных женщин нехарактерны высокие и рельефные скулы, поэтому щечки-«яблочки» жены бывшего эмира — следствие объемной контурной пластики филлерами.

Некоторые фото наводят на мысли о ринопластике: на заре своей политической карьеры шейха Моза была обладательницей носа с более широким кончиком. Возможно, ракурс играет злую шутку.

С помощью наполнителей монаршая особа также корректирует форму и объем губ, если посмотреть на фото, то можно заметить, как в разные периоды изменяется их вид при однотипном макияже. Эффекта пухлых губ шейха добивается не только уколами красоты, но и косметикой — она часто выходит помадой за красную кайму, создавая визуальный объем.

Эксперты по пластической хирургии отмечают, что самая стильная женщина арабского мира могла делать блефаропластику: со временем ее взгляд стал более открытым, а брови по-европейски приподнялись.

Шейха Моза никогда не говорит о пластических операциях и предпочитает давать интервью исключительно на общественно значимые темы. Но влиятельные личности всегда под прицелом: по слухам, посещение клиники эстетической медицины обошлось супруге экс-эмира в 2 млн долларов.

Даже если это правда, внушительные суммы потрачены не зря: шейха Моза — истинная икона стиля и красоты, достойная подражания.

Фото: www. iellada.gr, www.vienna5unaoc.org, kercovanews.com, graziamagazine.ru, skaties.lv, www.wallskid.com, alroya.om, cik-media.com, designershaik.ru, zimbio.com, www.pinterest.ru , dohanews.co, imgkid.com

С ее сыном Тамимом на троне, бывшая первая леди, Шейха Моза, может чувствовать себя в безопасности.

С ее сыном на троне, бывшая первая леди, Шейха Моза, может чувствовать себя в безопасности.

Ее имя не было упомянуто в прочувственном посвящении родителю, которое только что коронованный сын произнес, обращаясь к нации. Не появилась она и во время трансляции принесения присяги тысячами катарцев
новому эмиру Шейху Тамиму бина Хамад а-Тани и «эмиру-отцу».

Но Моза бинт Нассер аль-Мисснед была в самом сердце дворцовой драмы в Дохе, драмы, которая достигла пика на этой неделе, когда ее супруг отрекся в пользу ее сына, что стало беспрецедентным моментом в современной истории монархий Залива.

Произошедшее стало не просто передачей трона ее сыну — одному из 24 детей Шейха Хамада от трех жен. Оно также стало кульминацией ее борьбы с самым страшным врагом Шейхи в византийском мире катараской политики — премьер-министром шейхом Хамад бин Яссимом, который был отстранен от власти.

С ее чеканным профилем, с ее знаменитыми гламурными тогами, и ее необычной общественной ролью в ультра-консервативном Заливе, 53-летняя Шейха Моза обеспечила себе место в истории Катара — ни много ни мало, а в качестве матриарха эмирата. Один из ее союзников сказал о коронации: «Это был ее звездный час».

Отречение мужа также означает, что ей придется привыкать к более скромной роли — после нескольких десятилетий, в течение которых она была самой узнаваемой женщиной Залива. Между тем, Шейх Тамим еще должен назвать одну из своих двух жен в качестве коронованной супруги.

Салман Шейх из Brookings Doha Center комментирует: «Я уверен, что Шейха Моза теперь уйдет в тень. Но также, как и ее муж, она продолжит оказывать стабилизирующее влияние, на то, что происходит вокруг».

Элегантная Шейха стояла за покупкой катарским инвестиционным фондом итальянского модного лейбла Valentino в прошлом году. Она также привлекала внимание модных журналистов — наряду с другими первыми леди — Мишель Обамой и Карлой Бруни.

У себя на родине она приковывает внимание, и одновременно, является источником раздражения. В Заливе, где первых леди не видят, ее внешний вид — она носит хиджаб, но отказывается носить чадру, и ее экономическая и общественная активность шокируют.

Шейха сумела создать себе базу поддержки — через Qatar Foundation — организацию, занятую вопросами образования и научных исследований. Около 15 лет назад она основала Education City — с отделениями в таких престижных заведениях, как Georgetown и Weill Cornell.

Это стремление к просвещению и развитию резко контрастирует с проявленной ею приверженностью к катарским автократическим традициям. В 2008 году Шейха Моза стояла за созданием центра свободной прессы в Катаре. Ее возглавил бывший глава Reporters Without Borders Робер Менар. Не прошло и года, как Менар ушел, прокляв » неприятие некоторыми катарскими чиновниками центра свободной прессы».

Шейха считается чрезвычайно работоспособной, лояльной, твердой и физически крепкой. Говорят, что она наслаждается спиннингом. Те люди, которые столкнулись с возглавляемым ею Qatar Foundation, характеризуют организацию не иначе, как «змеиная яма».

Шейха родилась в Катаре в 1959, в семье богатого торговца. Ее отец рассорился с эмиром и уехал в изгнание — в Египет и Кувейт. По слухам, она встретила Хамада, за которого вышла замуж в 18, когда тот пытался обговорить условия возвращения ее клана в Катар. И для нее переворот 1995, когда Хамад отстранил от власти отца, стал ни чем иным, как личной местью за невзгоды, пережитые ее семьей.

Несмотря на то, что она лишь вторая жена эмира, и третью жену сосватали специально для того, чтобы ограничить влияние Мозы, никто не сомневается в том, что именно она — первая леди.

По словам ее поклонников, Шейха, как и эмир, отличается независимым складом ума. После свадьбы она вернулась в Катарский Университет и закончила образование, получив академическую степень по социологии.

Говорят, что партнерские отношения Шейхи и Хамада очень сильны: во время встреч с иностранными гостями один часто заканчивает фразу, начатую другим.

Именно Шейха Моза убедила мужа вмешаться в Ливии на стороне мятежников в 2011, когда Муамар Каддафи мог взять Бенгази. Это стало определяющим моментом в новой истории Катара, началом его выдвижения на первый план. Связь Мозы с Ливией появилась задолго до войны — ее отец был торговым партнером важного клана в Бенгази.

Несмотря на это, аналитики предсказывают, что ее сын изменит позицию относительно бушующего в регионе пожара, и, в первую очередь, сирийской войны. Причиной этому является хор обвинений во вмешательство во внутренние дела других государств, вмешательстве, которое поможет поставить под угрозу будущее монархий Залива.

Наибольшим влияние шейхи будет на родине, где она, вместе с мужем, возглавляет элиту, осуществляющую политические, культурные и образовательные реформы, цель которых — приспособить нацию к переживаемым ею изменениям. Некоторые решения, проведенные эмирой, были отменены — например, попытка сделать английский основным языком в учебных заведениях. Говорят, что на отмене настоял принц Тамим.

Многие ожидают, что новый правитель сделает ударение на сохранении национальной самобытности и традиций страны, 85% населения которой составляют мигранты. После того, как ее победа гарантирована, Шейха Моза должна приспособиться к новым реальностям. Мистер Шейх из Brookings Doha Center говорит: «Ей нужно будет проявить аккуратность в т ом, как теперь она проецирует свое влияние. И она эту аккуратность проявит».

Sheikha Moza, matriarch of the modern Gulf. Simeon Kerr and Roula Khalaf, Financial Times. June 28, 2013

Шейха Хая стала второй женой правителя Дубая, Шейха Мохамада Аль-Мактума. Шейха имеет королевское происхождение: ее отец — король Иордании. Она получила прекрасное образование в Оксфорде, на одном из королевских торжеств была представлена шейху Мохамаду Аль-Мактуму и спустя несколько месяцев стала его женой.


У шейхи двое детей, она не стала посвящать себя материнству и активно занимается общественной работой. Одним из ее проектов стал фонд борьбы с голодом в родной для шейхи Хаи Иордании. Помимо этого жену правителя Дубая часто можно встретить на скачках, лошади — ее страсть. Шейха придерживается европейского стиля одежды, часто посещает светские мероприятия и считается одной из самых красивых женщин Ближнего Востока.

Королева Саудовской Аравии Фатима Кулсум Зохар


О королеве известно очень мало: она родилась в очень простой семье, училась в международном колледже Дубая, затем получила профессию юриста, окончив Университет короля Сауда в Эр-Рияде, Саудовская Аравия. До сих пор покрыто тайной, как бедной девочке удалось привлечь внимание короля и стать его женой, особенно если принять во внимание тот факт, что король Абдуллах женат более 30 раз, но ни одной из жен не удавалось снискать расположение монаршего супруга настолько, чтобы остаться жить в его покоях. Фатиме это удалось. Много лет о ней вообще ничего не было слышно, но потом супруга короля неожиданно завела страничку в facebook , которую ведет на английском языке.

Шейха Моза Бинт Насер Аль-Миснед


Вторая жена бывшего эмира Катара Хамада Бин Халифа Аль-Тани и мать нынешнего правителя, шейха Моза не только занимается благотворительностью, но и является активным участником политической жизни. Шейха стала специальным посланником ЮНЕСКО, имеет ряд государственных и международных должностей и даже звание дамы-командора Ордена Британской империи.


Но особенно известна шейха Моза в мире моды: мать СЕМЕРЫХ детей, шейха обладает идеальной фигурой и блестящим чувством стиля. Отдавая дань традициям своей страны, шейха одевается сдержанно и скромно, но при этом в строгом соответствии с мировыми тенденциями.

Королева Иордании Рания Аль-Абдулла


Жена короля Иордании Абдуллы ибн Аль-Хусейна Аль-Хашими и мать наследника престола принца Хуссейна, старшего из четверых детей пары, Рания считается самой известной в мире восточной королевой. Она активистка борьбы за права женщин на Ближнем Востоке, борец за право женщин открывать свои компании и предприятия вне зависимости от мнений отца или мужа. Королева настаивает на постепенном изменении традиционного стиля одежды: сама Рания обожает джинсы и рубашки в мужском стиле, регулярно появляется на публике с непокрытой головой, а среди кутюрье предпочитает Giorgio Armani. В 2008 году Рания стала первой арабской королевой, появившейся в довольно откровенном для восточной культуры наряде на обложке Vanity Fair.


А еще королева Рания имеет звание полковника Иорданской армии: этот чин ей пожаловал лично… ее супруг.

Амира аль-Тавил, принцесса Саудовской Аравии


Амиру аль-Тавил в Саудовской Аравии называют бунтаркой и сокрушительницей основ традиционного общества. Принцессу это нисколько не смущает: до того, как выйти замуж за принца, она окончила университет Нью-Хейвена в США, имеет учёную степень в области делового администрирования, получила международные водительские права, лично водит свой автомобиль (неслыханная дерзость для Саудовской Аравии). Более того, спустя несколько лет после замужества Амира… развелась с мужем! По версии самой Амиры, муж настаивал на скорейшем рождении детей, а она не видела себя в роли матери. Злые языки говорили, что Амира оказалась бесплодной. После развода принц Аль-Валид ибн Талал Аль Сауд так и не женился, он часто видится с Амирой, они остались добрыми друзьями и ведут совместную благотворительную деятельность. Сейчас принцессе 33 года, она занимается решением широкого спектра гуманитарных проблем как в Саудовской Аравии, так и во всём мире. Амира возглавляет фонд, занимающийся поддержкой программ и проектов, направленных на борьбу с проблемами нищеты, ликвидацию последствий стихийных бедствий, межконфессиональный диалог и расширение прав женщин. Амира аль-Тавил посетила более 70 стран мира, её миссии направлены также на улучшение образа саудовской женщины. Принцесса Амира вместе с принцем Филиппом, герцогом Эдинбургским, официально открыла Центр исламских исследований принца Аль-Валида ибн Талала при Кембриджском университете, где приняла от принца Филиппа награду за выдающуюся благотворительную деятельность. Впоследствии Амира возглавила миссию по оказанию помощи в Сомали, где она и её бывший муж курировали распределение средств фонда.

КAК выглядят самые богатые женщины мира |

OHMYGOSSIP – Успешная, богатая, влиятельная женщина — не самый плохой пример для подражания. Кто они, самые богатые женщины планеты? Как заработали свои миллиарды?

Мы решили посмотреть, как выглядят самые богатые женщины мира. И знаете, что нас удивило? При своих поистине безграничных возможностях некоторые из них совершенно не заморачиваются по поводу собственной внешности: не тратят деньги на пластические операции и не пытаются обмануть возраст.

Кристи Уолтон (Christy Walton)
Вдова сына основателя крупнейшей в мире сети Wal-Mart Кристи Уолтон — одна из самых богатых женщин в мире. После смерти мужа она не просто унаследовала все его состояние, но и приумножила его в два раза. Пару лет назад Кристи разменяла седьмой десяток, и, если честно, она выглядит на свой возраст. Да и зачем тратить время на пластические операции и инъекции молодости, когда у тебя на счету около 40 миллиардов долларов?

Джина Райнхарт (Gina Reinhart)
Джина Райнхарт является самой богатой женщиной Австралии. Компанию, добывающую железную руду, Джина унаследовала от отца. Благодаря своей железной хватке, австралийка сумела не только вывести компанию из кризиса, но и значительно приумножить состояние. Сегодня бизнесвумен 63 года, она полна сил и продолжает зарабатывать свои миллионы.

Жаклин Марс (Jacqueline Mars)
Наследница компании Mars Жаклин Марс — самая богатая женщина Америки. Состояние «королевы шоколадных батончиков» оценивается в более чем 20 миллиардов долларов. Помимо бизнеса, Жаклин много занимается благотворительностью и старается больше времени проводить с семьей.

instagram.com/p/BnEQD4dFf4Z/?utm_source=ig_embed_loading» data-instgrm-version=»12″>

Сюзанна Клаттен (Suzanne Klatten)
Сюзанна Клаттен — самая богатая женщина Германии. Она владеет 51% акций в крупной фармацевтической компании и 50% акций автоконцерна БМВ. Обаятельная блондинка с короткой стрижкой «под мальчика» продолжает приумножать свое состояние и при этом неплохо выглядит для своих 53 лет.

Лорен Пауэлл Джобс (Lauren Powell Jobs)
Вдова основателя Apple Стива Джобса Лорен Пауэлл Джобс занимает шестое место в списке самых богатых женщин мира. Сегодня эта милая и очаровательная блондинка воспитывает троих детей и продолжает приумножать состояние, которое унаследовала от мужа.

Шарлен де Карвальо-Хейнекен (Charlaine de Carvalho-Heineken)
Фамилия следующей участницы нашей подборки говорит сама за себя: знакомьтесь, Шарлен де Карвальо-Хейнекен, самая богатая женщина Голландии и владелица 25% акций знаменитого пивоваренного гиганта. Помимо бизнеса, Шарлен увлекается фотографией, музыкой, архитектурой и лыжным спортом.

Шейха Моза (Sheikha Moza)
Шейха Моза бин Насер аль-Миснед — вторая из трех жен эмира Катара шейха Хамада бен Калифа-аль-Тани, мать семерых детей, одна из самых стильных первых леди планеты и, как бы удивительно это ни звучало, политический и общественный деятель. Состояние Мозы оценивается примерно в 7 миллиардов долларов, и, по слухам, около 2 миллионов Шейха потратила на пластику (на ее счету 12 пластических операций).

Шарлотта Казираги (Charlotte Casiraghi)
Шарлотта Казираги — наследная принцесса Монако, внучка Грейс Келли, журналист и бизнесвумен. Благодаря своей эффектной внешности Шарлотта получила негласный статус самой сексуальной королевской особы.

https://www.instagram.com/p/BjpzO47HVNn/?hl=en&taken-by=charlottecasiraghi

Иванка Трамп (Ivanka Trump)
Иванка Трамп — дочь президента США и его первой супруги, супермодели Иваны. С детства Иванку готовили к самостоятельной жизни, без опоры на отцовские миллиарды. В результате Иванка с отличием закончила бизнес-школу, построила карьеру и уже успела заработать собственное миллионное состояние.

 

Фото: Шарлотта Казираги (OHMYGOSSIP)

 



Ее Высочество шейха Моза бинт Насер

Ее Высочество шейха Моза бинт Насер уже много лет возглавляет социальные и образовательные реформы в Катаре и во всем мире благодаря своим новаторским инициативам в области образования и развития молодежи.

Она является председателем Катарского фонда образования, науки и общественного развития (QF), частной некоммерческой организации, основанной в 1995 году. Его флагманский проект, Образовательный город, является центром академического превосходства, в котором размещаются филиалы известных международных университетов. и учреждений.QF также участвует в многочисленных научных исследованиях и проектах экономического и социального развития.

Шейха Моза была заместителем председателя Высшего совета здравоохранения в 2009–2014 годах и заместителем председателя Высшего совета по образованию в 2006–2012 годах, где она помогла провести нисходящие реформы государственных школ и системы здравоохранения Катара. Она возглавляет Sidra Medicine, учебно-исследовательскую больницу, которая должна стать ведущим учреждением для специализированной помощи женщинам и детям, и Msheireb Properties, ведущую катарскую компанию по устойчивой недвижимости.Это дочерняя компания Qatar Foundation, а также владелец и разработчик одного из самых умных и устойчивых городских районов в мире, Msheireb Downtown Doha.

Шейха Моза сотрудничает с Организацией Объединенных Наций для поддержки глобального образования и других ключевых областей развития для маргинализированных детей и молодежи. С 2003 года она занимала должность Специального посланника ЮНЕСКО по базовому и высшему образованию, запустив несколько проектов, включая Международный фонд высшего образования в Ираке, а в 2016 году она была назначена защитником Целей устойчивого развития (ЦУР).

В ответ на растущие глобальные потребности шейха Моза разработала две инициативы, направленные на содействие развитию и стабильности. В 2012 году она запустила программу «Образование превыше всего» (EAA), чтобы предоставить качественное образование самым труднодоступным детям и создать глобальное движение с особым акцентом на районы, пострадавшие от бедности, конфликтов и стихийных бедствий. В 2018 году программа EAA «Обучение ребенка» достигла своей первоначальной цели, обеспечив образование 10 миллионов маргинализированных детей, и продолжает стремиться к обучению наиболее нуждающихся во всем мире.

В 2008 году шейха Моза основала Silatech для решения проблемы безработицы среди молодежи на Ближнем Востоке, в Северной Африке и других странах. Silatech стремится помочь молодежи в самых сложных условиях и обстоятельствах взять под контроль свою жизнь и свое будущее и возглавить изменения в своем регионе. Благодаря расширению экономических и социальных возможностей Silatech создает значимые возможности трудоустройства и программы в области развития предприятий, профессионального обучения и микрофинансирования, среди многих других.

Многие награды шейхи Мозы включают медаль Карнеги за благотворительность и премию Джорджа Буша за выдающиеся достижения в государственной службе.В 2009 году она была принята в Академию изящных искусств Института Франции. В 2007 году шейха Моза была удостоена престижной премии Chatham House Award за вклад в улучшение международных отношений.

Шейха Моза имеет степень магистра гуманитарных наук (MA) в области государственной политики в исламе Катарского факультета исламоведения Университета Хамада бин Халифы и окончила Катарский университет со степенью бакалавра социологии. Она была удостоена звания почетного доктора Университета Содружества Вирджинии, Техасского университета A&M, Университета Карнеги-Меллона, Имперского колледжа Лондона и Джорджтаунского университета.

Ее Высочество шейха Моза бинт Насер аль-Мисснед дает советы для выпускников 2006 года


Ее Высочество шейха Моза бинт Насер аль-Миснед
Ее Высочество шейха Моза бинт Насер аль-Мисснед, председатель Катарского фонда образования, науки и общественного развития, выступила с программной речью на 109-й церемонии вручения дипломов Карнеги-Меллона в воскресенье, 21 мая. Ниже приводится полная стенограмма ее выступления.

…Уважаемая публика,

Для меня большое удовольствие быть здесь, в Питтсбурге, и получить почетную степень, которой вы щедро наградили меня.Мне особенно приятно обратиться к этому восторженному собранию выпускников и их семей.

На первый взгляд кажется, что между Дохой и Питтсбургом мало общего, и я полагаю, что многие из вас, вероятно, мало что знают о моей стране — Катаре — за исключением того факта, что там есть кампус Карнеги-Меллона. Но по моему опыту, под поверхностью различий скрываются глубокие и пронзительные сходства.

Мы все разделяем общие ценности — мы хотим жить в мире, где мы близки с людьми, которых любим, где мы можем выражать себя и исповедовать свои убеждения, где мы в безопасности, чтобы зарабатывать себе на жизнь и поддерживать наши семьи.

Катарский фонд и Карнеги-Меллон пытаются удовлетворить эти простые чаяния людей. В этом году Катарский фонд отмечает свое 10-летие, и партнерские отношения с такими учреждениями, как Карнеги-Меллон, помогают реализовать наше видение. Мы оба верим, что сила нашего воображения изменит мир. Мы оба верим в культуру инноваций — самоотверженность, качество, энергию и уверенность в формировании будущего.

Глядя на эту аудиторию, я чувствую ту же заразительную энергию, что и наши студенты в Катаре.И у меня есть кое-что, чтобы попросить вас. Что-то срочное. Я прошу вас серьезно отнестись к ответственности выпускников Карнеги-Меллона — пересекать границы и задавать вопросы, особенно доминировать в доминирующих нарративах, которые формируют то, как мы видим и понимаем друг друга. Я призываю вас без страха пересекать культурные границы, как вы это делаете в академическом и интеллектуальном плане.

Уважаемая публика, мы живем во времена, когда нам говорят, что между «Западом» и «исламом» существует культурная линия разлома.Нам говорят, что «Запад» и «ислам» находятся в состоянии войны, что идеологии Запада несовместимы с исламом, и что каждая цивилизация пытается уничтожить другую. В зависимости от того, на чьей стороне вы стоите, та или иная злодей.

В этом нарративе и ислам, и Запад представлены как статичные и единые сущности, обреченные на столкновение. Но наверняка это не так. Что и где находится «Запад»? Разнообразие внутри Америки и Европы огромно, как и различия между Европой и Америкой.Ведь «Запад» — это объединение обществ, иногда находящихся в конфликте друг с другом.

Точно так же исламские общины приспосабливаются к разнообразным и развивающимся верованиям. Даже в одной только суннитской традиции существует четыре принятых школы мысли. Внутри современных исламских политических групп, которые часто окрашены в один цвет, также существуют огромные различия. Хотя эти группы имеют общий словарь, их действия и цели сильно различаются.

Поэтому я прошу вас выйти за рамки повествования о столкновении и заменить его повествованием о сотрудничестве.И, конечно, есть много примеров сотрудничества между нашими обществами. Нам достаточно взглянуть на пример Города образования в Катаре, где Карнеги-Меллон нашел дом вдали от дома, чтобы увидеть сообщество различных культур, религий и академических дисциплин, объединившихся для достижения общей цели — воображения лучшего будущего.

Мы также можем смотреть на отношение людей, а не полагаться на нарративы политиков. Преобладающий нарратив говорит нам, что мусульмане, особенно арабы, ненавидят Америку, потому что завидуют ее богатству, демократии и культуре.Однако международный опрос Zogby в октябре 2005 г., проведенный в шести арабских странах, пришел к выводу, что, несмотря на несогласие с американской внешней политикой, арабы восхищаются ценностями Соединенных Штатов. Даже на вопрос, где бы они хотели жить или где хотел бы учиться родственник, респонденты выбирали страны Западной Европы и США.

Таким образом, становится ясно, что базовые предположения, лежащие в основе нынешнего нарратива о конфронтации, — это искусственно спланированный кризис, а не поведенческий кризис, разделяемый большинством людей в мире.Перед молодыми поколениями, критическими мыслителями вроде вас, стоит задача разрушить это ошибочное повествование, прежде чем оно станет пророчеством.

Безусловно, мы, как мусульмане, сделали недостаточно, чтобы продемонстрировать истинный дух нашей религии, основанной на взаимном уважении и социальной справедливости. И я прошу вас присоединиться к нам и внимательно изучить некоторые предположения, поддерживающие линию культурного разлома. Одно из самых распространенных состоит в том, что ислам и демократия несовместимы.

Дамы и господа, позвольте мне сначала коснуться аргумента о том, что ислам не может примириться с демократией.Нам достаточно лишь бросить беглый взгляд на нашу историю, чтобы показать, что это совершенно неверно. Гражданское общество, краеугольный камень демократии, всегда играло важную роль в исламских культурах. Исламское общество с самого раннего периода имело систему сдержек и противовесов, которая не позволяла всей власти находиться в руках государства. Например, улемов — интеллектуалов и ученых-правоведов — некоторые эксперты сравнивают со средствами массовой информации в современном обществе.

Кроме того, судьи также были независимы от политической власти.Верховный судья, как и Верховный суд, назначался правителем, но не мог быть им смещен. Если правитель не соблюдал закон, верховный судья мог поднять против него революцию. Другие системы, такие как Диван аль-Мазалим, служили судом мелких тяжб, народным апелляционным судом и механизмом обеспечения социальной справедливости.

Короче говоря, мы не можем винить ислам в современном дефиците свободы и демократии в арабском мире. Вина полностью ложится на плечи правительств региона, часто поддерживаемых иностранными державами, чьи интересы в управлении не соответствуют интересам народа.Людям необходимо управлять собой, и это можно делать разными способами в зависимости от их убеждений и желаний. В конце концов, демократия — это не одна форма правления, она может быть достигнута с помощью различных политических систем, закрепляющих ее как образ жизни. Как сказал Аль Фараби, демократия — это «достижение счастья».

И тот образ жизни, который продвигает демократия, желателен для большинства мусульман, которые, как и все, хотят жить в мире, безопасности и удовлетворении своих потребностей. Опрос более 10 000 мусульман в разных странах показывает, что мусульмане не видят противоречия между исламом и демократией.

Интересно отметить, что в только что упомянутом опросе большинство опрошенных также поддерживают право женщины голосовать и работать вне дома. Большинство в каждой опрошенной стране также считают уместным, чтобы женщины занимали высшие уровни правительства в кабинете министров и национальном совете своей страны. Итак, это подводит нас к еще одному ошибочному нарративу — ислам выступает против прав женщин.

Уважаемая аудитория, дебаты о женщинах в исламе — это просто один из аспектов более крупной проблемы, которую мы обсуждаем, создания ошибочных нарративов, поддерживающих восприятие различий и конфронтации.И это не новая дискуссия, и она не уникальна для мусульманских стран. Реальность нашего прошлого игнорируется и заменяется неузнаваемым повествованием об угнетении.

Ислам всегда гарантировал полные права женщин, и женщины всегда играли центральную роль в исламских цивилизациях. Для женщин-мусульманок, и особенно для женщин с Аравийского полуострова, важно восстановить свою собственную историю, вспомнить такие личности, как Айша, жена пророка, чьи мысли и воспоминания составляли центральную часть исламской науки; Насиба бинт Кааб, женщина-воин, сражавшаяся в битве при Ухуде; и множество деловых женщин, судей, ученых и поэтов, которые занимаются исламской историей.

Важно помнить, что с этими женщинами консультировались при формировании законодательного порядка в исламских обществах, и они сильно влияли на политику, которая должна была регулировать социальные, политические, экономические и военные вопросы. Эта же политика является матрицей нашей сегодняшней жизни.

А еще важно прояснить реальность настоящего. Например, Доклад о человеческом развитии в арабских странах за 2002 год показал, что арабский регион демонстрирует самое быстрое улучшение образования женщин среди всех регионов: уровень грамотности женщин увеличился в три раза с 1970 года, а охват начальным и средним образованием удвоился.В Катаре, например, более 70% учащихся высших учебных заведений составляют женщины.

Однако мы должны быть осторожны, чтобы не вернуться к отрицанию. В наших обществах есть проблемы, основанные на застое и неравенстве, как и во всех обществах. Но воспринимаемый дефицит свободы женщин на самом деле является полномасштабным дефицитом свободы всех граждан арабского мира, а не только свобод женщин. Опять же, давайте не будем использовать ислам в качестве козла отпущения. Виновником такой ситуации являются репрессивные режимы, отрицающие права всех граждан, и устаревшие традиции, ограничивающие развитие женщин как полноценных и равноправных членов общества.И наша обязанность в регионе — найти творческие решения этих проблем, решения, присущие нашей культуре и религии. Такие решения нельзя импортировать, они должны исходить из наших сообществ по воле людей.

Уважаемая аудитория, это подводит меня к моему последнему пункту сегодня — волеизъявлению народа. Люди в мусульманских общинах не хотят жить в состоянии постоянной войны и отсутствия безопасности; они хотят того же, что и вы. Особенно наша молодежь.Одним из заметных подтекстов сегодняшних дискурсов о мусульманском мире является изображение нашей молодежи погруженной в культуру насилия и мученичества, с промытыми мозгами с раннего детства, единственной жизненной миссией которой является ненависть и разрушение. Давайте посмотрим на реальность.

Реальность такова, что экстремизм среди молодежи не является исключительно мусульманским явлением. И, да, мы ужасно подводим нашу молодежь. Уровень безработицы среди молодежи на Ближнем Востоке и в Северной Африке оценивается в 25.6% — самый высокий в мире. Понятно, что наши лидеры не смогли связать образовательную направленность с требованиями рынка труда. И, конечно, это вызывает недовольство у нашей молодежи. Тем не менее, несмотря на эти трудности, наша молодежь такая же, как и вы. Их потребности и желания ничем не отличаются от ваших.

А чего на самом деле хочет мусульманская молодежь? Опросы показывают, что им нужны возможности для получения образования, медицинского обслуживания, участия в политической жизни и распределения доходов и богатства. Разве это не то, чего ты тоже хочешь?

Разве мы все не хотим быть уверены, что можем конкурировать на мировом рынке?

Разве мы все не хотим участвовать в принятии решений, которые определяют нашу жизнь?

Разве мы все не хотим развивать себя в культуре расширения прав и возможностей, безопасности и социальной справедливости?

Выпускники, мой посыл вам прост — не принимайте мир, который вы видите перед собой. Измени это. Вы несете ответственность за это, и первым шагом является деконструкция историй, которые подталкивают нас к состоянию паники и конфронтации.

В кампусе в Катаре студенты и сотрудники Карнеги-Меллона знакомятся с мусульманами. Знакомство друг с другом — это первый шаг к тому, чтобы подняться над сводящим с ума дискурсом ненависти, который бомбардирует нас.

Во-вторых, в лучших традициях Карнеги мыслите критически. В мусульманской традиции у нас есть концепция, которую мы называем иджтихад, что означает использование свежего и творческого мышления для выработки инновационных решений.Я приглашаю всех вас принять участие в глобальном иджтихаде, как мусульман, так и немусульман, чтобы создать новый нарратив надежды.

И в более прямолинейных словах самого Эндрю Карнеги:

«Тот, кто не может рассуждать, — дурак.
Тот, кто не хочет, — фанатик.
Тот, кто не смеет, — раб».

Спасибо.

22 мая 2006 г.

Ее Высочество шейха Моза бинт Насер из Катара посещает образовательные программы в Судане

ХАРТУМ, 13 марта 2017 г. – Ее Высочество шейха Моза бинт Насер из Катара, основательница Фонда образования превыше всего (EAA), завершила двухдневный визит в Судан, во время которого она стала свидетельницей того, как программа «Обучение ребенка» и ЮНИСЕФ помогают детям, не посещающим школу, получить качественное образование в центрах альтернативного обучения в Хартуме и Северном Кордофане.

В штате Хартум Ее Высочество шейха Моза бинт Насер встретилась с детьми в Учебном центре Ум Бадда, которые впервые могут пойти в школу, чтобы освоить учебную программу и приобрести жизненные навыки. Ее Высочество встретилась с руководством школы, учителями и членами сообщества, которые рассказали, как проблемы, включая бедность, последствия конфликтов, отсутствие качественной подготовки учителей и гендерные факторы, мешают детям ходить в школу в стране.

С момента основания в 2012 году организации Educate A Child, финансируемой EAA, она пожертвовала 20 миллионов долларов ЮНИСЕФ в Судане, часть из которых поддержала центры альтернативного обучения, помогая наиболее изолированным и уязвимым детям страны получить доступ к образованию.С 2013 года было охвачено более 526 000 детей, ранее не посещавших школу. В этом году программа нацелена на охват еще 74 000 детей.

Это было достигнуто благодаря кампаниям по повышению осведомленности, восстановлению классных комнат, строительству школьных объектов водоснабжения, санитарии и гигиены (WASH), предоставлению учебных материалов и обучению более 3000 учителей ALP. Программа альтернативного обучения (ALP) предназначена для детей, которые никогда не посещали школу, бросили школу или настолько сильно отстали, что нуждаются в дополнительной поддержке, чтобы наверстать упущенное, прежде чем поступить в стандартную систему образования.

«Наследие конфликта и перемещения лишило многих детей в Судане их основного права на образование. Теперь у нас есть возможность восстановить их жизнь и поддержать устойчивое развитие страны», — сказала Ее Высочество шейха Моза бинт Насер из Катара, основатель организации «Образование превыше всего». «Сегодня я воочию убедился, как инновационные, гибкие, альтернативные программы обучения для тех, кого сложно освоить в системе формального образования, помогают детям восполнить пробел в своем образовании.Через «Образование превыше всего» мы меняем жизнь детей во всем мире и помогаем воспитывать лидеров будущего».

Шакира встречается с бывшей шейхой Катара, чтобы помочь нуждающимся детям

Общеизвестно, что ее гуманитарная деятельность занимает важное место в сердце Шакиры. В 1997 году колумбийская красавица основала Pies Descalzos, некоммерческую организацию, целью которой является помощь нуждающимся детям в доступе к образованию, и, как посол доброй воли ЮНИСЕФ, Шакира всегда стремилась сделать мир, в котором мы живем, маленьким. немного лучше.Именно поэтому она поехала в Катар и встретила другого известного филантропа, сказочную шейху Мозу бинт Насер, жену шейха Хамада бин Халифа Аль Тани, бывшего эмира Государства Катар.


©mozabintnasserШакира познакомилась с шейхой Мозой бинт Насер во время ее визита в страну Персидского залива

«Беседа с шейхой Мозой бинт Насер, замечательной женщиной и образцом для подражания, которая произвела революцию в образовании в Катаре и во всем мире», — сказал хитмейкер. разместил с красивой фотографией обеих женщин в чате.Шакира и арабская королевская семья родом из совершенно разных миров, но их объединяет одно увлечение: помогать нуждающимся детям в лучшей жизни. Певица была очень впечатлена работой шейхи, которая через различные организации, такие как Катарский фонд или Фонд «Образование превыше всего», стремится предоставить качественное образование всем детям в мире.

©mozabintnasserФонд Шакиры Пироги Descalzos и образование превыше всего, организация шейхи, заключила сделку, чтобы помочь детям получить доступ к образованию

На самом деле, во время визита Шакиры в страну Персидского залива обе женщины заключили сделку с целью обучения более 50 000 человек. детей в Латинской Америке в течение следующих трех лет.«Церемония подписания нового партнерства с Pies Descalzos и Educate a Child, в рамках которого 54 000 детей будут зачислены в школу в течение следующих трех лет», — написала колумбийка в своих социальных сетях.

©mozabintnasserШакира и королевский араб были в восторге от своего соглашения

После такой эмоциональной и приятной встречи Шакира отправится в Мадрид, где ее бойфренд и отец двоих ее детей Жерар Пике участвует в организации теннисного турнира Кубка Дэвиса . Ожидается, что Шакира выступит в финале 24 ноября вместе с Педро Капо и Камило среди других артистов.

Предыстория: Королевская чета, сделавшая Катар знаменитым

ДОХА, КАТАР

Невеста, шепчутся здесь, не выглядела счастливой в день своей свадьбы. Да, она выходила замуж за члена королевской семьи. И правда, выглядела она сногсшибательно. И действительно, фуршет был роскошным, и все, кто был в списке гостей, были поражены грандиозным событием. Но в воздухе витала плохая кровь.

«Шшшш, — предупреждают рассказчики, оглядываясь, — это не то, что мы обсуждаем.»

Теперь это современная страна, настроенная на реформы. Но это все еще Аравия, и, несмотря на все кафе с Wi-Fi и празднования дебатов и демократии, катарцы не могут свободно говорить о своей королевской семье. Но тогда кто — давайте будем честными, даже в этой пустынной нации, избегающей журналов People — может удержаться от спекуляций? ее тесть, бывший эмир Халифа бин Хамад аль-Тани.

Этот эмир посадил в тюрьму отца Мозы, простолюдина, после того, как тот публично призвал к справедливому распределению богатства в стране. Подобные идеи не устраивали старого эмира, который иногда казался более заинтересованным в накоплении богатства, чем в его перераспределении, и поэтому простолюдин отправился за решетку, вынудив свой клан Мисснедов бежать в Кувейт и оставив будущая шейха Моза росла с дырой в жизни размером с отца и энергичной решимостью бороться с борьбой отца за реформы.

И все же, что она могла сделать? Симпатичная молодая студентка социологии Катарского университета привлекла внимание сына эмира. Он хотел, чтобы Моза стала его второй женой. И она вышла за него замуж, конечно. От предложений наследных принцев, даже если женщины сами выбирают себе супругов, обычно трудно отказаться. И это не было Меккой женского освобождения.

Катар был землей традиций: 4500 квадратных миль песчаных и солончаковых отмелей, заполненных кочевниками-бедуинами в развевающихся одеждах, которые долгое время выживали за счет ловли жемчуга и развлекались соколиной охотой и верблюжьими бегами – и которым еще предстояло пожинать плоды всего размаха своих нефтяных и газовых богатств.Так было на протяжении столетий и, вероятно, будет еще тысячелетия. Молодая леди, стремящаяся к реформам, совсем не подходила под эту картину.

Или она? Прищурьтесь на солнце пустыни — ведь здесь произошло что-то новое и достойное внимания. Отличие заключается не в природном газе, открытом в 1970-х годах, и не в каких-либо последующих атрибутах внезапного шика новых богачей, столь распространенного в районе Персидского залива. Это не сверкающие кондиционированные торговые центры, не роскошные отели с ослепительными вестибюлями и даже не иностранные рабочие, снующие во все стороны, чтобы водить, убирать, обслуживать, управлять и строить весь проект.Это что-то другое.

В Катаре есть смысл. Уверенность – даже дерзость – летит с ветерком. Актуальность кажется как раз вокруг следующей дюны. Это настоящая реформа и лидерство: эмир шейх Хамад бин Халифа Аль Тани и его шейха Моза добились успеха. Влюбленная, любимая, смелая, традиционная и оригинальная одновременно, пара превзошла все, что от них ожидалось.

***

История начинается с Шейха Хамада, другого королевского рода.Он родился в 1950 году, после смерти молодой матери его воспитывал дядя по материнской линии, а затем, как и многие богатые арабы Персидского залива, поступил в Королевскую военную академию в Сандхерсте в Англии. Он получил высшее образование в 1971 году, когда Катар получил независимость от Великобритании и когда в мелководных катарских водах были обнаружены крупные месторождения газа. Через год его отец, шейх Халифа, захватил власть у дяди и стал эмиром молодого государства.

Хамад, старший из пяти сыновей эмира, вернулся домой и получил звание подполковника катарских вооруженных сил, быстро дослужившись до главнокомандующего силами, курируя модернизацию вооруженных сил.Он женился на двоюродной сестре, что укрепило проблемный политический союз. Он женился на шейхе Мозе, потому что она ему понравилась. И он женился еще раз, укрепив еще один союз с другим двоюродным братом.

Все, что можно было ожидать. В пустыне нет ничего нового. Все же.

В эти годы шейх Халифа был занят созданием благотворительного государства всеобщего благосостояния с бесплатным здравоохранением для людей и, как сообщается, счетами в швейцарском банке для себя. К концу своего 23-летнего правления эмир привил вкус к экстравагантности и проводил много времени за пределами страны, часто на Французской Ривьере, оставив повседневное правление Хамаду.«Не вносить никаких изменений», казалось, был отцовский совет, который давали роскошные гостиничные номера по всей Европе серьезному молодому человеку, ответственному за дома.

Зачем, собственно, вносить какие-то изменения? Богатство страны обеспечило ее 200 000 граждан бесплатным образованием, здравоохранением, жильем, коммунальными услугами и одним из самых высоких доходов на душу населения в мире: от 20 000 до 30 000 долларов на сегодняшний день.

Но Хамаду – молодому, умному, хорошо образованному, к середине 1990-х возглавлявшему быстрорастущую семью аль-Танисов нового поколения – было неспокойно.

«Вспомните Испанию 16-го века», — предлагает Джеймс Рирдон Андерсон, декан отделения дипломатической службы Джорджтаунского университета в Катаре. «У этой страны тоже была огромная непредвиденная удача, но все, что они сделали, это укрепили феодальную систему — и поэтому в конечном итоге перешли к конкурсному управлению. Катар был в аналогичный исторический момент и … [Хамад] признал это и не хотел растратить его. Он сообразительный «.

Летом 1995 года, получив благословение различных фракций аль-Тани, шейх Хамад устроил бескровный переворот, позвонив своему отцу в цюрихский отель, согласно местной легенде, чтобы сообщить ему об изменении. Его отец, как говорят, повесил трубку.

Полный решимости цепляться за власть, старший шейх отрекся от своего сына и вернулся в Залив, чтобы заручиться поддержкой племен для контрпереворота. Шейх Хамад отреагировал типично современным способом – наняв крупную американскую юридическую фирму, чтобы помочь заморозить деньги, исчисляемые миллиардами, которые его отец хранил на банковских счетах по всему миру.

Шейху Хамаду было около 40 лет, когда он принял бразды правления в Катаре в регионе, где средний возраст правителей в то время составлял 60 лет.Он принадлежал к новому поколению, открытом для различных социальных, технологических, экономических и политических идей извне, о которых его старшие никогда не знали. И, окружив себя молодыми советниками с западным образованием, новый эмир сразу же приступил к изменению национальной повестки дня этой традиционной ваххабитской страны. С тех пор Катар не только реформировался и изменил свое определение, он начал играть международную роль, как на телевидении, через эмирскую «Аль-Джазиру», так и в качестве союзника США на Ближнем Востоке.

Шейха Моза не должна была грустить в тот день свадьбы давным-давно, потому что ничего не должно было получиться так, как ожидалось. И у нее все-таки будет шанс побороть борьбу отца за реформы.

Next: Часть 2 – современный брак меняет традиционную нацию.

О компании | Воспитать ребенка

Ирина Бокова

Генеральный директор, ЮНЕСКО

«Образование — это основное право человека, ключ к устойчивости, миру и процветанию.Мы не можем построить желаемое будущее, когда 57 миллионов детей не посещают школу. На рубеже веков международное сообщество взяло на себя обязательство обеспечить всеобщее начальное образование к 2015 году. Для этого мы должны работать более сообща, интенсивно и новаторски. Мы должны поставить образование на первое место, цель новой инициативы Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, выдвинутой в сентябре 2012 года. «Образовать ребенка» является прямым вкладом в достижение этой цели. Он направляется туда, где потребности наиболее велики, и действует в духе партнерства и национальной ответственности. Вместе, работая с правительствами, сообществами и партнерами ООН, в странах и регионах, где образовательные лишения высоки, где конфликты разорвали социальную ткань, мы будем наращивать потенциал властей и обучать учителей создавать и проводить программы ускоренного обучения. ЮНЕСКО искренне благодарит Ее Высочество шейху Мозу бинт Нассер, Специального посланника нашей Организации по вопросам базового и высшего образования, за запуск этой целевой и стратегической программы. Когда вы воспитываете ребенка, вы сеете семена более мирного будущего.Это лежит в основе миссии ЮНЕСКО и нашего убеждения как ведущего учреждения ООН по образованию для всех».

Боно

Соучредитель кампании ONE

«Данные, касающиеся образования, не всегда поддаются измерению, но по-прежнему есть неопровержимые доказательства того, что инвестиции в образование и обучение приносят одну из самых высоких норм прибыли. Мы знаем, например, что каждый учебный год означает 10-процентный рост дохода, и что шансы ребенка вести здоровую и продуктивную жизнь выше, если мать образована. Образование также дает надежду, которую труднее всего измерить, но она дает одну из самых больших отдачи из всех».

Ричард Брэнсон

Основатель Virgin Group и Virgin Unite

«Образование жизненно важно, чтобы разорвать порочный круг бедности. Оно должно быть приоритетом, независимо от того, где живет ребенок. Это вдохновляющее новое предприятие вселяет надежду и открывает возможности для детей, оказавшихся в безвыходной ситуации».

Г-н Файчу Этьен

Министерство начального и гражданского образования, Чад

«Я хотел бы поблагодарить Ее Высочество за ее инициативу по обучению каждого ребенка.Мое видение состоит в том, чтобы все чадские дети имели доступ к качественному образованию; детей, не посещающих школу, больше нет. Я хотел бы, чтобы наша система образования предоставляла качественные услуги, отвечающие потребностям учащихся с точки зрения предоставления им знаний и навыков, таких как информационные технологии. Я также хотел бы, чтобы все взрослые были грамотными и умели считать. Еще раз большое спасибо за эту возможность расширить доступ к образованию для большего числа чадских детей».

Филиппо Гранди

Генеральный комиссар, БАПОР

«Я полностью поддерживаю новое партнерство между БАПОР и организацией «Образовать ребенка», уделяя особое внимание неотложным потребностям палестинских детей в Газе и других местах.»

Антониу Гутерриш

Верховный комиссар ООН по делам беженцев

«Я мечтаю о том, чтобы каждый ребенок-беженец имел доступ к качественному образованию, чтобы у него был шанс построить позитивное будущее для себя и своего сообщества. Инициатива Ее Высочества шейхи Мозы «Обучение ребенка» помогает приблизить эту мечту к реальности, предоставляя качественное образование десятки тысяч детей-беженцев по всему миру».

Арианна Хаффингтон

Президент и главный редактор Huffington Post Media Group

«Воспитание ребенка» — это новое инновационное предприятие, посвященное вечной истине: ни один ребенок не должен оставаться без образования. »

Тавакколь Карман

Лауреат Нобелевской премии мира
.

«С грамотностью приходит уверенность, возможность заработать больше денег, стать самодостаточными и высказывать свое мнение. Следующее поколение девочек заслуживает всего этого. преимущества образования».

Анжелик Киджо

Певица и автор песен

«Как страстный участник кампании за образование девочек, я решительно поддерживаю цели инициативы «Обучение ребенка».Все, что можно сделать, чтобы привлечь больше детей к образованию, — фантастическая идея».

Бааба Маал

Певец и гитарист

«Конфликты в моем родном регионе Западной Африки привели к тому, что многие дети в настоящее время просто не получают образования. Я приветствую эту новую инициативу по поддержке их обучения и образования».

Граса Машел

Бывший министр образования Мозамбика

«Когда дети потеряли все остальное — свой дом, свои вещи, иногда даже свою семью — мы должны сделать так, чтобы они не потеряли свой шанс на светлое будущее. «Обучение ребенка» — это революционная новая инициатива, которая направлена ​​именно на это».

Ракеш Бхарти Миттал

Сопредседатель, Фонд Бхарти

«Для нас большая честь быть частью движения «Обучение ребенка» (EAC) и вносить свой вклад, используя наши знания и опыт, для достижения его целей. Этот проект не только имеет синергию с нашим видением, но и на стратегическом уровне мы также видим соответствие между нашей программой Школы Сатья Бхарти и тем, что Ее Высочество желает ускорить во всем мире.Мы очень рады, что Фонд Бхарти и наша программа Школы Сатья Бхарти внесут свой вклад в эту вдохновляющую инициативу».

Достопочтенный Гордон Браун РТ

DMP, специальный посланник Генерального секретаря ООН по глобальному образованию

«Ее Высочество Шейха Моза — выдающийся мировой лидер в области развития. Она страстно интересуется детьми и удовлетворением их образовательных потребностей, особенно в зонах конфликтов, и заслуживает благодарности и поддержки всего мирового сообщества за свою новаторскую работу. за сострадание и справедливость.»

Алек Век

Сторонник УВКБ ООН

«Мне сказали, что у девочки из Южного Судана в три раза больше шансов умереть при родах, чем дожить до восьмого класса. Вот почему я очень рад сотрудничать с УВКБ ООН в рамках инициативы «Обучение ребенка» — ключевое значение имеет образование. в будущее Южного Судана.  Чтобы помочь миллионам детей, не имеющих доступа к начальному образованию, международное сообщество должно активизироваться и внести свой вклад в партнерские отношения, такие как Educate A Child и УВКБ ООН.В некоторых лагерях на границе с Южным Суданом 60-70% беженцев моложе 18 лет. Эти дети должны иметь доступ к образованию, чтобы обеспечить продуктивное будущее. Образование имеет умножающий эффект, когда вы обучаете девочку, вы обучаете семью и обучаете общество. Мой отец привил мне страстное стремление к образованию. Мое видение будущего Южного Судана = инфраструктура и образование».

Лейма Гбови

Лауреат Нобелевской премии мира
.

«Образование, особенно для молодых девушек, является неотъемлемой частью восстановления страны.Я видел влияние на общество, когда молодым женщинам предоставлялись возможности, которых они заслуживают, и то, что от этого выигрывают все. Я верю, что эта кампания «Обучение детей» создаст для детей реальные возможности для более безопасного и надежного будущего».

Кэрол Беллами

Бывший председатель Глобального партнерства в интересах образования

«Глобальное партнерство в интересах образования очень радо сотрудничеству с Ее Высочеством шейхой Мозой и ее важной инициативой «Обучение ребенка».Программа «Обучение ребенка» внесет ценный вклад в достижение нашей общей цели — увидеть больше детей в школе для получения качественного образования. Судану, Южному Судану и Чаду требуется значительная дополнительная поддержка в области образования, и мы рады, что программа «Обучение ребенка» включила их в свой первый раунд финансирования».

Маджида Аль Руми

«Воспитайте детей. .. раскройте их потенциал; дайте нам большие надежды на их многообещающее будущее, поиск знаний для лучшей жизни. Дайте нам большие надежды на их нежные руки, чтобы мы могли изменить лик земли, опустошенной войнами, неграмотностью и твердые умы.Откройте двери для нашего вожделенного мира, который придет с ними… мира, жаждущего, чтобы наш милосердный Бог благословил человечество справедливостью, добром и благодатью. Давайте возьмемся за руки любимого Катара с большим сердцем и поможем этому благородному делу, исходящему из его великого видения. Давайте вместе откроем все двери для детской весны мира, мира, полного надежд, стремлений, мечтаний и процветания. Разве мы еще не устали, не устали ли мы от холода без крова, от холода и долгих зимних ночей? Давайте воспитывать наших детей.Подарим им надежду на лучшее росистое утро, без них никогда больше не будет светить солнце.»

бинт Насер, Ее Высочество Шейха Моза

Список инициатив, которые возглавила Ее Высочество, длинный и рисует портрет замечательной женщины. Она является председателем всемирно известного Катарского фонда образования, науки и общественного развития. Таким образом, Ее Высочество играет важную роль в развитии Катара как авангарда социального, экономического и технологического прогресса.Как основатель центра Shafallah, она привнесла специальное образование и новые динамические методы лечения для детей с ограниченными возможностями. Ее Высочество долгое время была председателем Высшего совета по образованию, руководя образовательной политикой и реформами Катара. Кроме того, она была движущей силой Международного фонда высшего образования в Ираке, инициативы Silatech по решению растущей проблемы занятости молодежи на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также организации «Образование превыше всего», занимающейся политическими исследованиями и защитой интересов защита права на образование в районах, затронутых конфликтом.

Видение и лидерство Ее Высочества еще раз демонстрируют создание ею Медицинского и исследовательского центра Сидра, председателем которого она является. Центр будет готовить студентов-медиков и предоставлять лучшее медицинское обслуживание, доступное жителям Катара и региона Персидского залива. Уделяя особое внимание здоровью женщин и детей и располагая передовым исследовательским центром, Sidra изменит географию медицины и улучшит показатели здоровья во всем мире.

Но, возможно, самым ошеломляющим достижением Ее Высочества стало создание Education City, консорциума всемирно известных университетов и научно-исследовательских институтов, которые сделали Доху своим вторым домом, включая Университет Содружества Вирджинии, Медицинский колледж Вейла Корнелла, Техасский университет A&M, Карнеги-Меллон. университет, Джорджтаунский университет и Северо-Западный университет.

Мир обратил внимание на выдающиеся достижения шейхи Мозы, и в 2010 году ее пригласили стать членом Группы ООН по защите целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, которая занимается вопросом всеобщего образования. Два года спустя Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Пан Ги Мун пригласил Ее Высочество стать членом руководящего комитета Глобальной инициативы «Образование прежде всего».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.