Последствия анестезия общая: Влияние общего наркоза на организм человека

Содержание

Влияние общего наркоза на организм человека

Постараюсь рассказать Вам о влиянии наркоза на организм человека, а в частности на головной мозг.

Наркоз – это состояние потери сознания, которое вызывается искусственно и характеризуется своей обратимостью. При наркозе возникает обезболивание, что позволяет применять его в хирургии с целью избавления пациента от страданий, связанных с ощущением физической боли. Состояние наркоза достигается при помощи анестетиков, существует определенная врачебная специализация – анестезиолог, который подбирает оптимальную дозу и комбинацию препаратов исходя из индивидуальных особенностей организма пациента, кроме того имеет значение тип медицинского воздействия.  Часто бывает так, что наркоз вызывает опасения у людей в значительной степени больше, нежели сама хирургическая операция. Помимо всего прочего, о наркозе ходит много слухов и кривотолков, некоторые опасаются, что наркоз может послужить причиной летального исхода.

Так ли это на самом деле? Как влияет наркоз на организм человека? Опасен ли он, повлияет ли наркоз на дальнейшие проблемы с памятью  и познавательные функции человека?

Не хочется никого обидеть, но очень часто слышу удивительные по безграмотности и невежеству высказывания о наркозе на этот счёт не только от обывателей, но и от врачей, но практически любой неанестезиолог с удовольствием скажет Вам глубокомысленно что-то вроде «наркоз – всегда наркоз» или «наркоз не конфетка». Хорошо хоть большинство не повторяет общепринятых глупостей о том, что «наркоз отнимает 5 лет жизни у человека» или «действует на сердце». Пациенты, которые идут на операции под общей анестезией с удовольствием пишут в различных форумах, как они боятся «общего наркоза», а хор доброжелателей им вторит: «да, да, наркоз – это как немножечко умереть», «у наркоза масса противопоказаний», «может быть аллергический шок!». Такое ощущение, что без обезболивания можно обойтись и следить за соматическим состоянием пациента во время сложнейших и травматичнейших вмешательств не надо.

Правда, никто не пишет, что боль весьма и весьма сильно влияет на здоровье, что не всё можно потерпеть.

Большинство из нас знает о наркозе то, что он применяется во время операций в качестве обезболивающего средства, на этом наши знания оканчиваются и начинаются страхи, переживания, домыслы. Общее обезболивание, или наркоз является ограниченным по времени состоянием отсутствия сознания при введении специальных обезболивающих препаратов, в течение этого времени пациенту проводится хирургическая операция, после чего сознание больного восстанавливается. Действия анестезиолога направлены на то, чтобы избавить пациента от боли в момент операции, а также для обеспечения нормального и безболезненного перехода в состояние сознания, с отсутствием у него дискомфорта.

О том, как влияет общий наркоз на организм человека, следует говорить исходя из того, какой именно вид наркоза применяется.  Общую анестезию разделяют по нескольким признакам, но мы углубляться не будем опять же, а лишь назовём и характеризуем основные виды, применяемые в практике. На больших операциях на внутренних органах, расположенных выше диафрагмы, которая отделяет полость грудной клетки от брюшной, как правило, применяется наркоз с искусственной вентиляцией лёгких, а, при операциях на сердце, и с искусственным кровообращением. Препараты для наркоза могут вводиться как внутривенно, так и с вдыхаемым воздухом, или же и тем и другим способом. Иногда такой наркоз подкрепляют ещё спинальной (субдуральной) или же эпидуральной анестезией, которые, в свою очередь, могут использоваться самостоятельно. При спинальной анестезии препарат вводится под твёрдую мозговую оболочку в жидкость, омывающую спинной мозг на уровне его сегментов, ответственных за чувствительность в зоне операции. На срок действия анестетика эти сегменты и все те, которые находятся ниже их, становятся нечувствительными к боли, а анестезированные части тела – неподвижными. При эпидуральной анестезии лекарство, её вызывающее, вводится над твёрдой мозговой оболочкой, на уровне нервных стволов, отходящих от спинного мозга и, омывая их, вызывает прерывание чувствительных и двигательных нервных импульсов в месте действия лекарства.

Органы, расположенные ниже места операции могут быть, и не обезболены. Оба вида такой анестезии считаются щадящими: они наименее агрессивны и обладают достоинствами общей и местной анестезии, при этом, практически, не имея их недостатков. Эпидуральная анестезия может быть ещё и продлённой. В этом случае над твёрдой мозговой оболочкой ставится тонкий катетер (трубка) который выводится наружу. Его приклеивают к спине пациента и добавляют туда обезболивающие препараты: такое послеоперационное обезболивание является самым эффективным. Для таких видов обезболивания требуется очень небольшое количество препарата из группы местных анестетиков, до недавнего времени обезболивали лидокаином, но сейчас предложены препараты, действующие более длительно и эффективно в меньших дозах.

Анестезиолог выбирает вид наркоза на основании индивидуальных особенностей оперируемого, выбор зависит от его физического состояния, от того, какая операция проводится, имеет значение даже уровень квалификации хирурга и самого анестезиолога. Для того, чтобы провести одну и ту же операцию разным людям, к ним могут быть применены разные виды обезболивания, для пациента подбирается идеальное сочетание препаратов, что достигается смешением разных препаратов и видов обезболивания. Таким образом, значение специалиста-анестезиолога чрезвычайно трудно переоценить, этот врач обязательно присутствует при всех серьезных операциях.

Люди, перенесшие операцию, а, следовательно, общий наркоз, говорят о следующих симптомах и неприятных моментах после применения к ним обезболивающих препаратов:

Во-первых, возможны нарушения памяти, которые проявляться могут по разному, от малозаметных единичных случаев до регулярных и ярко выраженных, возникших резко.

Во-вторых, после применения наркоза некоторые отмечают нарушения сна, которые могут преследовать даже по прошествии нескольких месяцев после операции.

В-третьих, непосредственно после операции, применение наркоза может вызывать головные боли, галлюцинации, нарушения слуха и речи.

Все эти симптомы, как правило, проходят в ближайшие часы после применения наркоза.

И это далеко не полный перечень неприятностей, которые могут быть вызваны применением наркоза, о чем говорят люди, перенесшие это.

Теперь поговорим о влиянии общего наркоза на головной мозг:

Одними из последствий наркоза являются нарушение памяти, снижение внимания, а также ухудшение способности к обучению. Описанные выше расстройства в медицине называются послеоперационной когнитивной (познавательной) дисфункцией. Наблюдающиеся после наркоза нарушения памяти всегда доставляют пациентам много хлопот. Пациентов беспокоит, что произошло после наркоза с их памятью, как долго это будет длиться, что можно предпринять, чтобы облегчить состояние. Как правило, анестезиологи не могут дать чётких ответов на поставленные выше вопросы. Нарушение памяти после наркоза является не таким уж редким осложнением. Большинство исследований, касающихся посленаркозных нарушений памяти, были посвящены операциям на сердце.

Было показано, что в течение первой недели после проведенного наркоза нарушения памяти встречаются у 30-80% кардиохирургических пациентов. Пациенты, которым выполнялись не кардиохирургические операции подвержены несколько меньшему риску развития нарушений памяти после наркоза. Так, в первую неделю после наркоза снижение памяти и внимания отмечается у 25% пациентов, а через 3 месяца – у 10% пациентов. Существуют работы, которые показывают, что после перенесенного наркоза когнитивные расстройства могут сохраняться на протяжении года и более.

Учёные не пришли к единому мнению какой вид анестезии оказывает наименьшее влияние на головной мозг. По мнению одних, такие нарушения познавательных функций, как память, внимание и обучаемость, встречаются с одинаковой частотой, как при общей анестезии, так и при регионарных методах обезболивания (спинальной анестезии; эпидуральной анестезии). По заключению других, регионарная анестезия связана с меньшим количеством инцидентов нарушения памяти и внимания.

Нет четкого ответа применительно вредности или безвредности отдельно взятых препаратов для наркоза. Считается, что в развитии нарушений памяти во время наркоза имеют значение резкие сдвиги в доставке кислорода к головному мозгу. При проведении анестезии возможно развитие определенных состояний, с которыми связано развитие временного кислородного голодания коры головного мозга. Эти состояния связаны со значительным падением артериального давления и выраженным снижением содержания кислорода в крови.

Несмотря на то, что причины интеллектуальных посленаркозных нарушений продолжают оставаться неясными, учёные нашли ряд факторов, которые увеличивают риск развития нарушений внимания и памяти после наркоза: пожилой возраст, повторный наркоз, длительная по времени операция, низкий уровень образованности пациента, а также развившиеся после операции инфекционные и дыхательные осложнения.

Для того чтобы не пугать потенциальных пациентов, я как нейрохирург могу сказать, что зачастую, все проблемы с памятью и познавательными функциями обратимы! Существует достаточные арсенал средств для решения этого вопроса, которые в большинстве случаев помогут не привести к развитию осложнений или помогут в максимально быстрые сроки восстановить утраченные функции.

Самое главное, о чем хочу сказать в заключении – конечно всегда оценивается риск проведения анестезии и объема проводимого оперативного вмешательства. Всегда необходимо делать ВЫБОР!

Выбор конечно за Вами, но после объяснения КОМАНДЫ (анестезиолога и хирурга)  о развитии возможных за- и против — и о возникновении возможных осложнений.

Под словом КОМАНДА подразумеваю слаженный коллектив (анестезиолога, хирурга, медициских сестер) который работают в одном  направлении — во благо пациента с хорошим качеством жизни!

Удаление зубов под наркозом или под местной анестезией?

Записаться на приём

Удаление зубов под наркозом многим пациентам кажется отличным решением. Сладкий сон вместо устрашающего звука бормашины. Но у такого вида седации есть неприятные последствия. Сегодня существуют мощные местные анестетики, благодаря которым пациент не почувствует болевых ощущений во время стоматологического лечения.

Особенности удаления зуба под общим наркозом в Новосибирске

При применении общей анестезии все хирургические процедуры врач выполняет, пока пациент пребывает в состоянии глубокого сна. Время действия наркоза определяется индивидуально и зависит от объемов вмешательства. После пробуждения пациент не испытывает онемения в месте проведения операции.

В отличие от местной анестезии общая избавляет пациента от психологического дискомфорта. Ее назначают, если у человека имеются психические расстройства, аллергия на анестезирующие препараты локального действия или врач планирует масштабное оперативное вмешательство. Общую анестезию часто используют при выполнении сложных челюстно-лицевых операций, которые невозможно выполнить с применением местной анальгезии.

Многие пациенты полагают, что экстракция зубов под общим наркозом – это комфортная процедура. Однако применение такого метода противопоказано при пневмонии, бронхиальной астме, сердечно-сосудистых патологиях, эпилепсии и беременности. При удалении зуба в наркозе нет необходимости, он усложняет работу стоматолога.

Какая есть альтернатива удалению зубов под общим наркозом? Цены в Новосибирске

Альтернатива наркозу − местная анестезия, обеспечивающая снижение болевой чувствительности в тех зонах, где работает стоматолог.

Разновидности местной анестезии, используемой в стоматологической практике:

  • Поверхностное обезболивание. Подразумевает использование обезболивающих мазей и спреев быстрого действия. Обычно этот тип анестезии применяют при вскрытии подслизистых абсцессов, проведении манипуляций у края десны, избавлении от зубного камня.
  • Инфильтрационная анестезия. Наиболее популярный вариант обезболивания, который позволяет на некоторое время «заморозить» оперативную область. Методика используется при работе с пульпой, лечении зубных каналов и других стоматологических операциях.
  • Проводниковая анестезия. Блокирует болевые ощущения в обширной зоне за счет распространения анестетика по ветвям нерва. Методика применяется при проведении процедур на деснах и в зоне коренных зубов.

Почему не стоит проводить удаление зуба под наркозом? Цена в Новосибирске на экстракцию под местной анестезией

Удаление зубов под наркозом позволяет повысить комфортность процедуры и дает возможность пациенту избежать стрессов. Однако общая анестезия может привести к развитию осложнений. Самыми опасными последствиями применения такой методики обезболивания считаются:

  • нарушение работы дыхательной системы;
  • остановка сердца;
  • рвота.

При использовании ингаляционного наркоза опасность процедуры существенно снижается. Опасность развития негативных последствий увеличивается, если врач вводит анестезирующие препараты внутривенно.

Серьезными последствиями часто сопровождается выход пациента из наркоза. После окончания действия общей анестезии у некоторых людей наблюдаются тошнота, нарушение сердечного ритма, скачки артериального давления, головокружение и галлюцинации. В некоторых случаях у пациента открывается сильная рвота, тромбофлебиты и флебиты.

В клинике «Эстетика» при проведении экстракции зубов и других сложных процедур врачи используют сильнодействующие местные анестетики. Мощные препараты, применение которых разрешено в РФ, полностью избавляют пациента от дискомфорта.

У наших стоматологов есть богатый опыт, который позволяет проводить экстракцию качественно и без осложнений. Не откладывайте лечение зубов, запишитесь прямо сейчас на консультацию, используя форму на сайте.

Публикуемые на сайте статьи носят информационный характер, и описанные услуги могут не соответствовать перечню услуг, оказываемых в стоматологической клинике. Наличие и стоимость процедур уточняйте у администратора.

Анестезия, седация и общий наркоз. Что нужно знать?

В стоматологии довольно часто используют разные обезболивающие средства, которые помогают пациентам легче перенести процедуры. И в зависимости от сложности манипуляции и клинического состояния пациента, индивидуально подбирается метод обезболивания, который будет наиболее эффективен.

Методы обезболивающих манипуляций

Всего есть 3 основных метода обезболивания: анестезия, седация и наркоз.

Анестезия при лечении зубов

Самый распространённый вариант избежать боли при лечении зубов — использовать анестезию. Анестезия — это мелкая манипуляция, при которой через десну в районе нервов с помощью специального шприца вводят вещество под названием артикаин. Оно на короткий промежуток времени отключает нервные окончания и блокирует подачу болевых сигналов в мозг. Действие анестезии длится примерно 1-2 часа, при повышенных дозах действие может продлеваться до 5-6 часов.

Анестезия подходит для всех типов манипуляций, и необходима как при мелких, так и при серьезных хирургических вмешательствах.

Седация

Если вы панически боитесь стоматологов, у вас повышенное давление и вам страшно идти лечить зубы, то в таком случае лучше воспользоваться седацией. Седация — это способ “приглушить” сознание, путём введения человека в состояние полусна. Специальные анестезиологические препараты, которые используются при седации, блокируют определённые участки мозга, что отвечают за повышенную тревожность и страх. Пациент как будто бы находится под гипнозом, во время которого он ничего не чувствует, но прекрасно осознаёт все происходящее вокруг.

Виды седации

Всего есть 3 вида седации: пероральная, ингаляционная и внутривенная.

Пероральная. Пациенту даётся таблетка лекарственного препарата (дормикум) примерно за час до основной седации (внутривенной или ингаляционной). Эта методика позволяет облегчить дальнейшее введение анестетика в организм. Но используется пероральная седация не во всех случаях.

Ингаляционная (веселящий газ). Во время этой седации пациенту надевается кислородная маска, куда пропускается закись азота (веселящий газ). Эта процедура безвредна для организма, но при этом помогает избавиться как от страха, так и от боли. Зачастую, этот способ применяется во время лечения зубов у детей.

Внутривенная. В отличие от ингаляционной, внутривенная седация используется при лечении взрослых пациентов. Седативный препарат вводится прямиком в вену, откуда через кровь попадает в мозг, способствуя полному и мгновенному расслаблению организма.

ВАЖНО! Перед седацией также в обязательном порядке проводится и анестезия, чтобы полностью отключить болевые ощущения.

Общий наркоз

Лечение зубов под общим наркозом подразумевает полное “отключение” пациента. При наркозе угнетаются почти все функции человека на время проведения операции. Пациент ничего не помнит и не чувствует боли, но после проведение наркоза понадобится ещё некоторое время, чтобы прийти в себя.

Стоматология под общим наркозом проводится медикаментозно и при сопровождении врача анестезиолога. Он делает инъекцию, после чего пациент погружается в глубокий сон. Затем пациенту в рот (или нос) вставляют трубку, чтобы обеспечить подачу воздуха и закладывают ватный тампон, чтобы вода не попадала в лёгкие.

Лечение зубов под наркозом проводится в специально оборудованной операционной комнате, где в обязательном порядке должен находится дефибриллятор, кардиомонитор, аппарат для измерения давления, пульсоксиметр и вентилятор лёгких. За всеми показателями этих приспособлений следит анестезиолог, чтобы иметь возможность вовремя вмешаться, если что-то пойдёт не так.

Плюс общего наркоза заключается в том, что можно значительно сократить время проведения операции. Например, если бы под анестезией врачу потребовалось на операцию 4-6 часов, то с общим наркозом это время можно сократить до 1,5-2 часов.

ВАЖНО! Чтобы не было трагических последствий (они происходят очень редко, но всё же происходят), необходимо максимально подробно и точно предоставить всю информацию анестезиологу. Чем вы болели, на что у вас аллергия, есть ли какие-то жалобы и прочее. Анестезиолог должен знать какие препараты на случай экстренной ситуации он может использовать. Поэтому отнеситесь к этому с полной ответственностью и всей серьезностью.

Запишитесь на бесплатную 15-минутную видеоконсультацию (zoom), либо задайте свой вопрос в facebook, либо в письме.

Общая анестезия | Анестезиология | JAMA

Общая анестезия — потеря сознания, вызванная приемом лекарств. Это позволяет проводить операции и другие виды лечения, которые в противном случае были бы слишком болезненными или трудно переносимыми. Во время общей анестезии человек находится без сознания, но не в естественном состоянии сна. В Соединенных Штатах анестезию обеспечивают анестезиологов (врачи со специальным образованием в области оценки и ухода за пациентами до, во время и после операции, включая обезболивание), сертифицированных зарегистрированных медсестер-анестезиологов (медсестры с дополнительным образованием в проведение анестезии) и помощников анестезиологов, (которые обучены проводить анестезию под руководством анестезиолога).

Лекарства и общая анестезия

Некоторые из наиболее распространенных лекарств, используемых для общей анестезии:

  • Пропофол , вызывающий бессознательное состояние ( индукция общей анестезии). В меньших дозах его можно использовать для обеспечения седативного эффекта (комфортное состояние без потери сознания).

  • Бензодиазепины , снижающие тревожность непосредственно перед операцией. Некоторые лекарства, снижающие тревожность, также могут блокировать память о событиях.

  • Наркотики , которые предотвращают или лечат боль.

  • Летучие анестетики вдыхаются в газовой смеси, содержащей кислород. Иногда, чтобы избежать начала внутривенного введения (IV) линии младенцам и детям, летучие вещества вводятся через маску для индукции общей анестезии.

  • Другие лекарства включают противорвотных агентов (для защиты от тошноты и рвоты), миорелаксанты, лекарства для контроля артериального давления или частоты сердечных сокращений и нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП).

Осложнения общей анестезии

Частым побочным эффектом общей анестезии является тошнота и рвота после операции.У некоторых людей также может быть боль в горле и, очень редко, повреждение зубов, губ, десен или голосовых связок из-за введения дыхательных трубок и устройств для прохождения дыхательных путей. Менее распространенные и более серьезные осложнения включают злокачественную гипертермию (редкое наследственное заболевание мышц, которое может быть вызвано некоторыми анестетиками), сердечный приступ, инсульт или смерть; они более вероятны у пациентов с проблемами сердца, высоким кровяным давлением, диабетом, заболеванием почек или легочными заболеваниями. Очень редко люди могут осознавать события, когда они находятся в бессознательном состоянии под общим наркозом; это более вероятно во время экстренной операции, если пациент находится в шоке, во время операции на открытом сердце с использованием аппарата искусственного кровообращения или из-за ошибки приема лекарств или неисправности анестезиологического оборудования.

  • Следуйте полученным инструкциям о том, что и когда можно есть или пить перед операцией.

  • Подтвердите, какие из ваших обычных лекарств вам следует или не следует принимать перед операцией.

  • Если вы курите, постарайтесь бросить курить как можно дольше до операции.

  • Сообщите своему анестезиологу обо всех лекарствах, которые вы принимаете, включая пищевые добавки, травяные сборы, безрецептурные продукты и запрещенные вещества, поскольку они могут повлиять на ваши жизненно важные показатели и помешать приему обезболивающих.

  • Задайте вопросы своему анестезиологу перед операцией, чтобы знать, чего ожидать.

Чтобы найти эту и предыдущие страницы пациентов JAMA, перейдите в указатель страниц пациента на веб-сайте JAMA http://www.jama.com. Многие из них доступны на английском и испанском языках.

Источники: Американское общество анестезиологов, Фонд безопасности анестезиологов, Ассоциация злокачественной гипертермии США, Американская ассоциация медсестер-анестезиологов, Американская академия помощников анестезиологов

Страница пациента JAMA является государственной службой JAMA .Информация и рекомендации, представленные на этой странице, в большинстве случаев подходят, но не заменяют медицинский диагноз. Чтобы получить конкретную информацию о вашем личном состоянии здоровья, JAMA предлагает вам проконсультироваться с врачом. Врачи и другие медицинские работники могут делать некоммерческие фотокопии этой страницы для передачи пациентам. Чтобы приобрести массовые репринты, звоните по телефону 312 / 464-0776.

ТЕМА: АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ

Влияние общей анестезии на развивающийся мозг: признание беспокойства родителей и смягчение их опасений

Связанная статья:

Влияние общей анестезии на развивающийся мозг: пора ли смягчить беспокойство?


Более миллиона детей в возрасте до пяти лет ежегодно подвергаются хирургическому вмешательству в Соединенных Штатах. 1,2 Наиболее распространенными процедурами являются миринготомия, тонзиллэктомия / аденоидэктомия, лечение грыжи и обрезание. В последнее время проблема нейротоксичности, связанной с анестезией, была в центре внимания средств массовой информации, и родители, соответственно, опасаются воздействия общей анестезии на развитие мозга своего ребенка.

Любой специалист по анестезии, который ухаживает за детьми, несомненно, сталкивался с вопросом: «Вредит ли анестезия мозгу моего ребенка?» Неудивительно, что родители опасаются воздействия общей анестезии на развивающийся мозг.Быстрый поиск Google этого очень доходностей вопроса более 400000 результатов, с вниманием захвата заголовками, такие как, «Анестезия может нанести вред мозгу у детей» (WebMD) 3 и «Исследователи предупреждают о наркотизации, неуверенной риска для детей» (NY Times) . 4 Оправданы ли эти проблемы или это СМИ сенсационность? Как анестезия профессионалов, каковы наши обязанности по отношению к родителям в обсуждении риска общей анестезии? Следующий обзор по этой теме будут рассмотрены доклинических доказательства, обсервационных исследований, а также самые последние исследовательские усилия.

Доклинические данные

В 2000 году Ikonomidou et al. опубликовала знаменательную статью в журнале Science, в которой исследует механизм действия этанола в развитии алкогольного синдрома плода (FAS) .5 Обработка крысят этанолом в пиковый период синаптогенеза головного мозга позволила им воспроизвести эффекты FAS, включая общую потерю алкоголя. масса мозга и апоптоз нейронов. Они обнаружили, что этанол вызывает широко распространенную апоптотическую нейродегенерацию по двум различным механизмам: антагонизм N-метил-D-аспартата (NMDA) и активация рецептора гамма-аминомасляной кислоты (GABA A ). 5 Неудивительно, что это исследование привлекло внимание анестезиологов, поскольку многие из наших анестетиков и седативных средств действуют посредством одного или обоих этих механизмов.

В последующие годы сотни исследований на различных моделях животных, включая грызунов и нечеловеческих приматов, убедительно продемонстрировали связь между анестетиками и нейроапоптозом. 6–8 Почти все наши обычно используемые анестетики были признаны виновными, включая бензодиазепины, пропофол, кетамин, летучие анестетики и закись азота. 1,6–8

Влияют ли результаты этих исследований на животных на воздействие на людей, подвергающихся анестезии? Доза и продолжительность воздействия анестетика в моделях на животных значительно выше, чем то, что младенец обычно подвергается воздействию в операционной. Кроме того, существует межвидовая изменчивость в профилях активности, токсичности и побочных эффектов лекарств. Кроме того, у каждой животной модели разное окно уязвимости мозга и разная скорость его созревания.Эти проблемы значительно ограничивают нашу способность сделать значимый вывод, не говоря уже о том факте, что моделям на животных часто не хватает точного физиологического мониторинга, реанимационных мероприятий и контролируемой вентиляции, которые используются в клинической практике в реальном времени.

Наблюдательные исследования

Учитывая ограничения, присущие животным моделям, акцент сместился с лабораторных на клинические испытания на людях. Были опубликованы многочисленные ретроспективные обсервационные исследования, показавшие, что воздействие анестезии в раннем возрасте является фактором риска нарушения обучаемости в более позднем возрасте.Ing et al. проанализировали результаты тестов по языку, познанию, моторике и поведению в когорте из трехсот 10-летних детей, подвергшихся анестезии до 3 лет. Было обнаружено, что у этих детей риск развития языковых и абстрактных рассуждений выше, чем у этих детей. неэкспонированные согласованные элементы управления. 9 Flick et al. сравнили аналогичную когорту детей, подвергшихся анестезии до 2 лет, с контрольной группой, не подвергавшейся воздействию анестезии. Они предположили, что воздействие нескольких, но не одного, анестетиков было независимым фактором риска для последующего развития нарушений обучаемости. 10 Уайлдер и его коллеги также обнаружили, что воздействие нескольких анестетиков в возрасте до 4 лет является значительным фактором риска развития трудностей в обучении. 11

Хотя многие исследования подтверждают связь между воздействием и инвалидностью, такое же количество исследований опровергает это утверждение. В 2011 году Хансен и его коллеги проанализировали результаты стандартизированных тестов девятого класса у более чем 2500 детей, перенесших пластику паховой грыжи в младенчестве, и обнаружили, что по сравнению с контрольной группой того же возраста не было никаких доказательств увеличения неспособности к обучению при поправке на известные искажающие факторы. 12 Позднее тот же автор показал, что более 700 младенцев, подвергшихся анестезии для восстановления пилорического стеноза в возрасте до 3 месяцев, имели аналогичные результаты образовательных тестов в подростковом возрасте по сравнению с контрольной группой, не подвергавшейся воздействию. 13 Bartels и его коллеги провели исследование монозиготных конкордантно-дискордантных близнецов с участием более 1000 пар близнецов, в котором один из братьев и сестер подвергался анестезии до 3 лет, а другой не подвергался воздействию. Они обнаружили, что близнец, подвергшийся воздействию анестезии, в 12 лет имел такие же баллы по стандартным тестам, что и генетически идентичный близнец, не подвергавшийся воздействию, что позволяет предположить, что воздействие анестезии не было фактором риска для плохих результатов тестов. 14

Результаты этих небольших наблюдательных исследований противоречивы и не дают окончательного ответа на поставленный вопрос. Скорее, противоречивые данные подчеркивают слабые стороны ретроспективных исследований. Контроль возможных факторов, влияющих на факторы, включая массу тела при рождении, срок беременности, возраст родителей и образование, социально-экономический статус, доход и этническую принадлежность, оказывается очень трудным. Кроме того, использование стандартизированных тестов достижений в качестве оценки результатов может не выявить тонких нейрокогнитивных нарушений.Более того, учитывая характер ретроспективных исследований, записи об отдельных анестетиках обычно недоступны для просмотра, поэтому анестетики, доза и продолжительность воздействия часто неизвестны.

Последние достижения

Три недавних крупных, хорошо продуманных исследования продвинули наше понимание того, как общая анестезия влияет на развитие нервной системы. Исследование общей анестезии по сравнению со спинальной анестезией (ГАЗ) — это международное многоцентровое, слепое рандомизированное контролируемое исследование, в котором младенцы (менее 60 недель постменструального возраста, родившиеся более 25 недель беременности), перенесшие пластику паховой грыжи, были рандомизированно распределены в группы. получают либо общую анестезию севофлураном, либо регионарную анестезию в состоянии бодрствования спинальной, каудальной или комбинированной спинально-каудальной техникой. 15 Первичный результат — это оценка по валидированному тесту на коэффициент интеллекта (IQ), проведенному в возрасте 5 лет, исследование ожидает завершения в 2017 году. Вторичный результат был недавно зарегистрирован в Lancet , оценивающем развитие нервной системы в возрасте 2 лет путем оценки когнитивных способностей. такие задачи, как внимание, память и решение проблем, в дополнение к моторным и языковым навыкам. Davidson et al. не обнаружили доказательств того, что менее одного часа анестезии севофлураном в младенчестве увеличивает риск неблагоприятных исходов нервного развития в возрасте 2 лет по сравнению с группой, получавшей региональное бодрствование. 15

Sun et al. недавно опубликовал еще одно знаменательное исследование, исследование Pediatric Anesthesia Neurodevelopment Assessment (PANDA). 2 В этом исследовании сравнивались нейрокогнитивные и поведенческие исходы у детей в возрасте 8–15 лет, получавших один общий анестетик при хирургии паховой грыжи до 3 лет, с их братьями и сестрами, не подвергавшимися воздействию. Результаты свидетельствуют об отсутствии статистически значимой разницы в полной шкале IQ между подвергшимися и не подвергавшимися воздействию братьями и сестрами. 2 Также не было статистически значимых различий между группами по показателям памяти, исполнительной функции, моторики и скорости обработки информации, языка, внимания, зрительно-пространственной функции или поведения. 2 Сообщенные результаты были усилены использованием в исследовании контроля, подобранного для братьев и сестер (что снизило искажающие факторы, например, генетические факторы, социально-экономический статус и уровень образования родителей), и возможности просматривать анестезиологические записи, которые давали представление о типе и продолжительность анестезиологического воздействия.

Совсем недавно O’Leary et al. опубликовали крупное популяционное когортное исследование, в котором оценивали результаты развития при поступлении в начальную школу (возраст 5–6 лет) более чем у 28 000 детей, подвергшихся общей анестезии, по сравнению с более чем 55 000 подобранными контрольными детьми. 16 В первом исследовании «больших данных» в этой области они не обнаружили доказательств неблагоприятных исходов развития у детей, подвергшихся анестезии до 2 лет, или у детей, подвергшихся многократному воздействию анестезии. Хотя риск неблагоприятных исходов развития у детей, подвергшихся облучению после двухлетнего возраста, был очень низким, значение и причина этого открытия остаются неясными. 16 Возможно, это результат анестезии, но, видя, что не было неблагоприятных исходов развития у более чем 10 000 детей в возрасте до 2 лет, что считается «окном уязвимости» в развитии нервной системы человека, мы можем предположить, что причиной может быть другая причина. (е.g., основной болезненный процесс или другие неучтенные мешающие переменные). Как упоминалось в предыдущем разделе, одним из неотъемлемых ограничений наблюдательных исследований является то, что они не могут доказать причинность.

Обсуждение

Многие специалисты в области педиатрической анестезии успокаиваются результатами недавних исследований, описанных выше, но признают, что данные не являются окончательными, и необходимы дальнейшие исследования, прежде чем мы сможем окончательно заявить, что однократное воздействие короткого анестетика не оказывает неблагоприятного воздействия на развитие нервной системы. .А до тех пор, как специалисты по анестезии могут облегчить беспокойство родителей, чьи дети должны пройти процедуры, требующие анестезии? Во-первых, мы можем подчеркнуть для родителей, что широко распространено мнение о том, что младенцы и дети нуждаются в анестезии для различных общих процедур, и что откладывание этих процедур также имеет явные неотъемлемые риски. 17,18 Далее, мы можем подчеркнуть, что на сегодняшний день самые последние хорошо спланированные крупномасштабные исследования обнадеживающе демонстрируют минимальное или нулевое нарушение нейрокогнитивного развития у детей, получивших общую анестезию (хотя мы все еще ждем первичной конечной точки в ГАЗ-исследование). 2,15,16 Наконец, мы можем обсудить отсутствие доказательств того, что один метод анестезии предпочтительнее другого. Таким образом, выбор метода анестезии следует оставлять на усмотрение анестезиологической бригады в индивидуальном порядке.

Специалисты в области анестезии могут направить родителей на веб-сайт SmartTots (www.smarttots.org), который является результатом сотрудничества Международного общества исследований анестезии и FDA для координации и финансирования исследований по теме анестезии и развития нервной системы.Этот веб-сайт содержит полезные ресурсы и заявление о консенсусе, созданное экспертами в данной области по этой теме как для родителей, так и для профессионалов. 1 Как профессионалы в области анестезии, мы должны прислушиваться к родителям и признавать их опасения, одновременно предоставляя им рекомендации, основанные на фактах, и надежные ресурсы. Это может помочь завоевать их доверие, одновременно уменьшая их страхи, связанные с воздействием анестезии на развивающийся мозг их ребенка.

Список литературы

  • Согласованное заявление об использовании обезболивающих и седативных препаратов у младенцев и детей ясельного возраста.SmartTots. Доступно по адресу: http://smarttots.org/about/consensus-statement/. Октябрь 2015 г., ноябрь 2015 г. Дополнение. По состоянию на 12 июля 2016 г.
  • Sun LS, Li G, Miller TL, Salorio C и др. Связь между однократным воздействием общей анестезии в возрасте до 36 месяцев и нейрокогнитивными исходами в более позднем детстве. JAMA 2016; 315: 2312–2320.
  • Гудман, Бренда. «Анестезия может нанести вред детскому мозгу». WebMD. Получено 2 июля 2016 г. с веб-сайта http://www.webmd.com/parenting/baby/news/20120820/anesthesia-may-harm-childrens-brains.
  • Грейди, Дениз. «Исследователи предупреждают об анестезии, поскольку не уверены в риске для детей». Нью-Йорк Таймс. 25 февраля 2015 г. Получено 2 июля 2016 г. с веб-сайта http://www.nytimes.com/2015/02/26/health/researchers-call-for-more-study-of-anesthesia-risks-to-young-children. .html? _r = 0
  • Ikonomidou C, Bittigau P, Ishimaru MJ, Wozniak DF, et al. Этанол-индуцированная апоптотическая нейродегенерация и алкогольный синдром плода Science 2000; 287: 1056-1060.
  • Евтович-Тодорович В., Хартман Р. Э., Изуми Ю., Беншофф Н. Д. и др.Раннее воздействие общих анестетиков вызывает широко распространенную нейродегенерацию в развивающемся мозгу крысы и стойкие нарушения обучаемости. J Neurosci 2003; 23: 876–882.
  • Крили С., Дикраниан К., Диссен Г., Мартин Л. и др. Индуцированный пропофолом апоптоз нейронов и олигодендроцитов в мозге плода и новорожденного макака-резус. Br J Anaesth 2013; 110: 29–38.
  • Брамбринк А.М., Эверс А.С., Авидан М.С., Фарбер Н.Б. и др. Кетамин-индуцированный нейроапоптоз в мозге плода и новорожденного макака-резус. Анестезиология 2012; 116: 372–384.
  • Ing C, DiMaggio C, Whitehouse A, Hegarty MK и др. Долгосрочные различия в языке и когнитивных функциях после воздействия анестезии в детстве. Педиатрия 2012; 130: 476–485.
  • Flick RP, Katusic SK, Colligan RC, Wilder RT и др. Когнитивные и поведенческие результаты после раннего воздействия анестезии и хирургического вмешательства. Педиатрия 2001; 128: 1053–1061.
  • Wilder RT, Flick RP, Spurng J, Katusic SK и др.Раннее воздействие анестезии и неспособность к обучению в популяционной когорте новорожденных. Анестезиология 2009; 110: 796–804.
  • Хансен Т.Г., Педерсен Дж.К., Хеннеберг С.В., Педерсен Д.А. и др. Академическая успеваемость в подростковом возрасте после пластики паховой грыжи в младенчестве: общенациональное когортное исследование. Анестезиология 2011; 114: 1076–85.
  • Хансен Т.Г., Педерсен Дж.К., Хеннеберг С.В., Мортон Н.С. и др. Образовательные результаты в подростковом возрасте после восстановления стеноза привратника в возрасте до 3 месяцев: общенациональное когортное исследование. Детская анестезия 2013; 23: 883–890.
  • Bartels M, Althoff RR, Boomsma DI. Анестезия и когнитивные способности у детей: нет доказательств причинно-следственной связи. Twin Res Hum Genet 2009; 12: 246–253.
  • Дэвидсон А.Дж., Дисма Н., де Грааф Дж.С., Витингтон Д.Е. и др. Исходы нервного развития в возрасте 2 лет после общей анестезии и регионарной анестезии бодрствования в младенчестве (ГАЗ): международное многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование. Lancet 2016; 387: 239–387.
  • О’Лири Дж. Д., Янус М., Дуку Э., Виджейсундера Д. Н. и др. Популяционное исследование, оценивающее связь между хирургическим вмешательством в раннем возрасте и развитием ребенка при поступлении в начальную школу. Анестезиолог г. 2016; 125: 272–279.
  • Американская педиатрическая академия: Целевая группа по обрезанию. Заявление о политике обрезания. Педиатрия 1999; 103: 686–693.
  • Американская академия педиатрии: Комитет по плодам и новорожденным. Профилактика и лечение боли и стресса у новорожденных. Педиатрия 2000; 105: 454–461.

Люк Яник в настоящее время является доцентом клинической школы Притцкерской школы медицины Чикагского университета и лечащим педиатрическим анестезиологом в системе здравоохранения Университета Северного Шора. Он не заявляет о конфликте интересов.

Мнения, выраженные здесь, принадлежат исключительно автору

-й не представляет официального мнения APSF, ASA или других организаций.

Общая анестезия вызывает характерные признаки активности мозга

До появления общей анестезии в середине XIX века операция была травматическим опытом для всех участников — конечно, пациента, но также медицинского персонала и всех, кто проходил мимо. в операционной и слышал крики.Практика помещения пациентов в обратимое состояние, подобное коме, превратила хирургию в гуманную и часто спасающую жизнь терапию. Поскольку общая анестезия кардинально изменила правила игры в медицине, эти препараты стали применяться в операционных за много десятилетий до того, как исследователи поняли, как они работают.

В настоящее время исследователи и анестезиологи знают гораздо больше о механизмах, лежащих в основе действия анестетиков, и о том, как они вызывают глубокое изменение поведенческого состояния, которое подразумевает полное отсутствие восприятия.Анестетики в первую очередь действуют на рецепторы, расположенные в головном мозге, и вызывают колебания в цепях мозга, что приводит к состоянию сознания, которое больше похоже на кому, чем на сон. Анестезиологи обычно использовали показатели жизнедеятельности, такие как частота сердечных сокращений и артериальное давление, для оценки адекватности состояния анестезии и обработки болевых сигналов. Однако действие анестетиков в мозговых цепях приводит к заметным колебаниям электрической активности мозга, что побудило к добавлению измерений электроэнцефалографии (ЭЭГ) для мониторинга состояния мозга пациента, находящегося под наркозом.

Общая анестезия — это вызванное лекарствами обратимое состояние, определяемое пятью конечными точками:
  • Бессознательное состояние , отсутствие осознания сенсорной информации
  • Анальгезия , отсутствие боли
  • Акинезия , отсутствие движения
  • Амнезия , отсутствие воспоминаний
  • Физиологическая стабильность , сохранение нормальных уровней всех жизненно важных физиологических функций, таких как дыхание, частота сердечных сокращений, артериальное давление и температура
E.Н. Браун и др., «Общая анестезия, сон и кома», New Engl J Med , 363: 2638–50, 2010.

Начиная с 1990-х годов, исследователи разработали алгоритмы для объединения записанных сигналов. с нескольких электродов ЭЭГ в один номер, что позволило упростить измерение уровня возбуждения. В последнее время прямое наблюдение за необработанными сигналами ЭЭГ и их разбивкой во времени по частотам, спектрограмме, становится все более популярным для наблюдения за пациентами во время общей анестезии.Умение интерпретировать необработанную активность мозга и его спектрограмму, вместо того, чтобы полагаться на однозначное резюме, позволило анестезиологам оценить, как различные анестетики влияют на активность мозга и вызывают состояние анестезии. 1

Отслеживая активность мозга во время общей анестезии, исследователи также открывают массу новой информации, которая помогает им понять биологические основы того, как функция мозга изменяется в состоянии анестезии. Кроме того, общая анестезия предоставила новые возможности для лечения целого ряда заболеваний, от проблем со сном до депрессии.

Эфирное безумие

Люди практиковали хирургические процедуры в течение тысяч лет, и поиск способов минимизировать боль и дискомфорт во время инвазивных вмешательств, вероятно, так же стар. Вино и опиум — одни из первых веществ, которые, как известно, были испытаны. Опиум — сильнодействующее обезболивающее и мягкое седативное средство, а этиловый спирт в вине — успокаивающее средство, но ни один из этих препаратов не может заставить пациентов не осознавать травмы, которым их тело подвергается во время операции.

В первой половине 19 века дантисты наткнулись на два многообещающих вывода: закись азота, которая вскоре после ее открытия стала широко использоваться в США и Европе для удаления зубов, и хлороформ, который использовался как в ветеринарии, так и в медицине. операции в течение нескольких десятилетий, прежде чем он потерял популярность из-за соображений безопасности.В 1840-х годах стоматолог из Бостона Уильям Мортон искал способы выполнять стоматологические процедуры без боли и рассматривал возможность использования закиси азота. Но,

Чарльз Джексон, химик из Гарвардской медицинской школы, посоветовал ему попробовать другой вариант: эфир.

В то время в академических и других социальных кругах было обычным делом проводить вечеринки, называемые «эфирными безумствами», на которых люди вдыхали эфир из-за его возбуждающих свойств. Джексон видел, как во время одной из таких выходок мужчина получил серьезную травму ноги.Мужчина, который находился под действием эфира, не проявлял никаких признаков боли. Мортон последовал совету Джексона и приступил к экспериментам с эфиром на себе и своей собаке, а затем провел несколько стоматологических процедур на своих пациентах после введения им лекарства.

Колебания, вызванные анестетиком, резко меняются, когда нейроны могут подскакивать и препятствовать коммуникации между областями мозга, которые играют роль в сознании.

Мортон связался с хирургом Гарвардской медицинской школы Генри Бигелоу, и вместе они организовали то, что впоследствии стало известно как первая публичная демонстрация операции, проводимой под общим наркозом.16 октября 1846 года в операционной, ныне известной как Эфирный купол в Массачусетской больнице общего профиля, Джон Коллинз Уоррен, декан-основатель Гарвардской медицинской школы и главный хирург больницы, удалил опухоль с шеи пациента Эдварда Гилберта Эбботта. в то время как Мортон держал стеклянную колбу с пропитанной эфиром губкой, которая выпускала пары эфира через стеклянную трубку, прикрепленную к носу Эбботта. Несколько известных хирургов и врачей наблюдали за происходящим со смотровой площадки театра.

Уоррен провел операцию у пациента, у которого были минимальные признаки боли; 2 В конце процедуры Уоррен, как известно, заявил: «Джентльмены, это не обман». Позже Эбботт заявил, что во время операции он испытывал ощущения, но не боль. На следующий день недостатки введения эфира были исправлены, и вторая пациентка с удалением опухоли заявила, что она ничего не чувствовала и ничего не знала. Вскоре в близлежащих больницах стали проводить операции с использованием эфирной анестезии, и через пару месяцев медицинская практика во всем мире начала меняться.

Современное определение общей анестезии требует достижения пяти конечных точек. (См. Вставку выше.) Эфир в некоторой степени обеспечивает все эти конечные точки. Большинство современных ингаляционных анестетиков, таких как изофлуран, десфлуран и севофлуран, являются химическими производными эфира, но являются более сильнодействующими, менее воспламеняемыми и доставляются с использованием современных испарителей и технологий. Усовершенствования иглы для подкожных инъекций, достигнутые во второй половине XIX века, сделали возможным развитие внутривенной анестезии, и врачи начали комбинировать анестетики с опиоидами для более эффективного обезболивания.Позже добавили миорелаксанты, чтобы обеспечить неподвижность.

В современной практике общей анестезии, известной как сбалансированная анестезия, используются комбинации лекарств с целью дистанцировать пациента от травмы, которой он подвергается, при минимизации побочных эффектов. Недавно исследователи подробно описали механизм, лежащий в основе действия современных анестетиков, выявив связи между нейронными рецепторами, на которые действуют лекарства, и паттернами общей мозговой активности, которые связаны с изменениями в возбуждении нейронов.Эти связи позволяют анестезиологам отслеживать модели активности мозга во время общей анестезии, чтобы улучшить впечатления пациентов и результаты, а также узнать больше о том, как функционирует мозг под наркозом.

Как достигается общая анестезия?

Одна из наиболее заметных особенностей общей анестезии — это глубокое бессознательное состояние, которое она вызывает. Вплоть до 1980-х годов на преобладающую гипотезу о том, как было достигнуто бессознательное состояние, влияло наблюдение, что анестезирующая сила напрямую коррелирует с растворимостью в оливковом масле, предполагая гидрофобный участок действия, такой как липидные двухслойные мембраны нейронов.Исследователи предположили, что препараты нарушают нормальную функцию мембран и препятствуют проведению потенциалов действия. Эта идея была известна как гипотеза липидов. Затем Николас Фрэнкс и Уильям Либ из Имперского колледжа Лондона показали, что настоящими мишенями анестетиков являются нейрональные рецепторы, встроенные в мембрану. 3

Нейронные рецепторы регулируют вероятность того, что нейроны будут активировать потенциалы действия, часто воздействуя на каналы управления определенными ионами, которые входят в нервные клетки и выходят из них.Активация возбуждающих рецепторов увеличивает возбуждающий потенциал нейрона, а активация тормозных рецепторов снижает его. Следовательно, анестетики в принципе можно разделить на два основных класса: те, которые активируют ингибирующие рецепторы, и те, которые инактивируют возбуждающие рецепторы. (См. Иллюстрацию.)

Ингаляционные производные эфира и пропофол, наиболее широко используемый анестезирующий препарат, связываются с ингибирующим рецептором GABA A . В нормальных физиологических условиях рецептор активируется гамма-аминомасляной кислотой (ГАМК), высвобождаемой тормозными нейронами, и это позволяет потоку хлорид-ионов в клетку, снижая относительное напряжение внутри нейрона и тем самым уменьшая вероятность срабатывания. потенциал действия.Анестетики, нацеленные на этот рецептор, действуют как агонисты, способствуя притоку ионов хлора, дополнительно подавляя способность клетки стрелять.

Другие анестетики, такие как кетамин, который был синтезирован в 1962 году, и закись азота блокируют канал рецептора глутамата N-метил-D-аспартата (NMDA). Обычно активируемый глутаматом нейротрансмиттера, высвобождаемым возбуждающими нейронами, рецептор NMDA позволяет потоку ионов калия из клетки и ионов кальция и натрия внутрь, увеличивая относительное напряжение внутри нейрона и тем самым увеличивая вероятность срабатывания потенциала действия.Анестетики, нацеленные на этот рецептор, действуют как антагонисты, блокируя потоки этих ионов, снижая способность клетки стрелять.

Анестетики и нейрональные рецепторы

Общие анестетики действуют, изменяя активность определенных нейронов в головном мозге. Один из основных классов этих препаратов, который включает пропофол и севофлуран, производное простого эфира, работает в основном за счет увеличения активности ингибирующих рецепторов GABA A , в то время как второй класс, включающий кетамин, в первую очередь блокирует возбуждающие рецепторы NMDA.

Пропофол и севофлуран

Рецептор GABA A представляет собой канал, который позволяет ионам хлора проникать в нейрон, снижая напряжение внутри клетки относительно внеклеточного пространства. Такая гиперполяризация снижает вероятность срабатывания нейрона. Пропофол и севофлуран увеличивают поток хлоридов, проникающий в клетку, делая ингибирование более сильным.

© LUCY READING-IKKANDA


Кетамин

Рецептор NMDA позволяет ионам натрия и кальция проникать в клетку, одновременно выпуская ионы калия, повышая напряжение внутри клетки относительно внеклеточного пространства и увеличивая вероятность нейронного стрельба.Кетамин блокирует этот рецептор, уменьшая его возбуждающее действие.

© LUCY READING-IKKANDA

Однако знание действия анестетиков на рецепторы еще не полностью объясняет, как происходит потеря сознания. И ГАМК, и NMDA рецепторы обнаруживаются на возбуждающих и тормозных нейронах, составляющих нейронные цепи. Функцию этих цепей и их связь с поведением можно понять в рамках системной нейробиологии: изменения в потоках ионов, вызванные связыванием анестетика с рецепторами, резко изменяют активность нейронов в головном мозге, вызывая высоко структурированные колебания.У человека эти колебания хорошо видны в считывании ЭЭГ. Они имеют высокую амплитуду и лежат в четко определенных полосах частот ниже, чем у неструктурированных колебаний с низкой амплитудой, наблюдаемых в мозгу сознательного человека.

Наблюдаемые волны критически зависят от того, какие рецепторы связаны и как целевые области связаны с другими областями мозга. Колебания систематически меняются в зависимости от класса анестетика, дозы препарата и возраста пациента. Например, альфа-колебания (8–12 Гц), вызываемые ГАМКергическими анестетиками, критически зависят от возбуждающих и тормозных связей между таламусом и корой. 4 Бета / гамма-колебания (15–50 Гц), производимые кетамином 5 , могут зависеть от блокирования рецепторов NMDA тормозных и возбуждающих нейронов коры головного мозга, в то время как медленные колебания, производимые обоими агонистами ГАМК 6,7 и антагонисты NMDA могут зависеть от ингибирования ствола мозга и его проекций на таламус и кору. У пожилых пациентов колебания имеют меньшую амплитуду во всех частотных диапазонах. Эти колебания также резко меняются, когда нейроны могут подскакивать и препятствовать коммуникации между областями мозга, которые играют роль в сознании.

Колебания в анестезированном мозге

Взаимодействие анестетиков с нейронными рецепторами изменяет работу нейронов и, как следствие, то, как взаимодействуют различные области мозга. Эти изменения проявляются в виде высокоструктурированных колебаний мозговой активности, связанных с резкими изменениями поведения, характерными для общей анестезии.

© LUCY READING-IKKANDA

Характеристики колебаний, производимых анестетиками, позволяют предположить, что они являются важной частью механизма анестезирующего действия, и объясняют, как состояние мозга пациента, находящегося под общей анестезией, может быть надежным. отслеживается с помощью ЭЭГ.Однако мониторинг активности мозга не является стандартом в анестезиологической практике. Ранние попытки использовать ЭЭГ в качестве дополнительной информации для наблюдения за пациентами и информирования о дозе и скорости введения анестетика были сосредоточены на разработке индекса, который обеспечил бы однократное считывание состояния анестезии. Однако активность ЭЭГ, наблюдаемая во время общей анестезии, различается у людей разного возраста, и эти показатели могут вводить в заблуждение при использовании у детей или пожилых людей. Более того, ЭЭГ, полученные под общей анестезией, различаются для разных препаратов, и агрегированные индексы не могут принимать во внимание эти различия.

По этим причинам в последние несколько лет анестезиологи начали контролировать считывание сигналов мозга на ЭЭГ во время процедур, связанных с общей анестезией. Образцы колебаний для обычных анестетиков распознаются обученным глазом, а оценка их частот может выполняться в реальном времени с помощью компьютера, обеспечивая более детальную картину состояния мозга пациента. Это позволило клиницистам более тонко управлять дозированием анестетиков и снизить объем анестезии, необходимый для достижения того же состояния анестезии. 8 По мере того, как мы больше понимаем, как работают анестетики, и приобретаем больше опыта, непосредственно наблюдая ЭЭГ, генерируемые во время анестезии, наша практика будет улучшаться.

Препарат Первичный рецептор Колебания, специфичные для анестетика Показания ЭЭГ
Пропофол12AB12A результат от синхронизации нервной активности в коре и таламусе.
Кетамин NMDA Осцилляции бета / гамма (25–50 Гц), возможно, из-за увеличения частоты всплесков возбуждающих нейронов в коре после индуцированного кетамином снижения активности соседних тормозных нейронов

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ЭЭГ: цветные графики, известные как спектрограммы, помогают визуализировать частоту и временную динамику колебаний, присваивая горячие цвета частотам, которые особенно заметны в необработанном сигнале (черные линии над спектрограммами).Клиницисты начинают использовать оба типа показаний для контроля глубины анестезии.

Общая анестезия в качестве лечения

В последние несколько десятилетий исследования паттернов мозговой активности и общей анестезии позволили получить представление не только о влиянии самих анестетиков, но и о нервных процессах, связанных с условиями, в которых колебания мозга изменяются, например как старение 9 и патологические состояния, включая аутизм. 10 Кроме того, анестетики метилгекситал и альфентанил оказались полезными для стимуляции судорожной активности в головном мозге пациентов с эпилепсией, помогая нейрохирургам точно определить местонахождение проблемной ткани для резекции.Достижения в этой области также указывают на возможность использования анестезии для лечения небольшого количества заболеваний головного мозга.

Эта концепция не нова. Например, во время глубокой общей анестезии и комы наблюдается паттерн ЭЭГ, известный как подавление вспышек. Этот паттерн состоит из всплесков электрической активности, чередующихся с периодами бездействия. Неврологи часто используют анестетики, чтобы вызвать медицинскую кому у пациентов с трудноизлечимыми приступами или повышенным внутричерепным давлением, чтобы остановить судорожную активность или уменьшить отек мозга.Коматозное состояние поддерживается наблюдением за ЭЭГ и титрованием скорости инфузии анестетика для поддержания определенного количества импульсов в минуту. Эта процедура обычно требует, чтобы человек оценил скорость подавления вспышек и вручную отрегулировал дозу анестетика, но наши исследования показывают, что полная автоматизация процесса возможна. 11

Состояние мозга пациента, находящегося под общим наркозом, можно надежно отследить с помощью ЭЭГ.

Еще одна область, в которой понимание нервных механизмов анестезии может улучшить варианты лечения, — это сон.Сон состоит из двух основных стадий: быстрого движения глаз (REM) и медленного сна. Медленный сон — это состояние глубокого бессознательного состояния, которое ученые считают наиболее важным для полноценного полноценного сна.

Медленный сон характеризуется двумя основными колебательными паттернами мозговой активности: сонными веретенами (10–15 Гц) и медленными колебаниями. Большинство снотворных не вызывают осциллирующей активности мозга, которая очень похожа на активность, наблюдаемую во время естественного сна. Однако анестетик дексмедетомидин, который влияет на цепи в стволе мозга, которые участвуют в контроле бодрствования, 12 паттерны ЭЭГ, которые аналогичны тем, которые возникают во время медленного сна. 13 В настоящее время проводятся клинические испытания, чтобы проверить его эффективность в качестве снотворного.

Анестетики, такие как кетамин, ксенон и закись азота, уже показали острый антидепрессивный эффект. Имеются данные о том, что другие анестетики, такие как изофлуран и пропофол, при дозировке до уровня подавления всплеска, указывающего на медицинскую кому, обладают длительным антидепрессивным действием без кратковременных когнитивных нарушений и амнезии, связанных с электросудорожной терапией.Кетамин может проявлять свой антидепрессивный эффект за счет увеличения количества синаптических рецепторов и других синаптических сигнальных белков и даже увеличения количества синапсов в головном мозге. 14

Спустя более 170 лет после первой публичной демонстрации, общая анестезия позволяет проводить миллионы безболезненных операций ежедневно по всему миру и до сих пор остается основой большинства хирургических процедур. В то же время изучение влияния анестетиков на функцию мозга открывает много интересных возможностей для разработки новых парадигм анестезии и для исследований по другим вопросам клинической нейробиологии.

Эмери Н. Браун — профессор анестезии Уоррена М. Запола в Гарвардской медицинской школе, практикующий анестезиолог в Массачусетской больнице общего профиля и профессор медицинской инженерии и компьютерной нейробиологии Эдварда Гуда в Массачусетском технологическом институте. Франсиско Дж. Флорес — инструктор по анестезии в Массачусетской больнице общего профиля и Гарвардской медицинской школе.

Список литературы

  1. P.L. Purdon et al., «Клиническая электроэнцефалография для анестезиологов: Часть I: Предпосылки и основные характеристики», Анестезиология , 123: 937–60, 2015.
  2. Х. Дж. Бигелоу, «Бесчувственность во время хирургических операций, вызванных ингаляцией», Boston Med Surg J , 35: 309–17, 1846.
  3. N.P. Franks, W.R. Lieb, «Действуют ли общие анестетики путем конкурентного связывания со специфическими рецепторами?» Nature , 310: 599–601, 1984.
  4. FJ Flores et al., «Таламокортикальная синхронизация во время индукции и выхода из бессознательного состояния, вызванного пропофолом», PNAS , 114: E6660–68, 2017.
  5. O. Akeju et al., «Сигнатуры электроэнцефалограммы бессознательного состояния, вызванного кетаминовой анестезией», Clin Neurophysiol , 127: 2414–22, 2016.
  6. P.L. Purdon et al., «Сигнатуры электроэнцефалограммы потери и восстановления сознания от пропофола», PNAS , 110: E1142–51, 2013.
  7. K.J. Павоне и др., «Медленные и дельта-колебания, вызванные закисью азота», Clin Neurophysiol , 127: 556–64, 2016.
  8. E.N. Brown et al., «Мультимодальная общая анестезия: теория и практика», Anesth Analg , 127: 1246–58, 2018.
  9. P.L. Purdon et al., «Старение мозга: возрастные изменения электроэнцефалограммы во время общей анестезии пропофолом и севофлураном», Br J Anaesth , 115 (Suppl 1): i46–57, 2015.
  10. EC Walsh et al. , «Возрастные изменения в электроэнцефалограмме, вызванной пропофолом, у детей с расстройствами аутистического спектра», Front Syst Neurosci , 12:23, 2018.
  11. MM Шанечи и др., «Интерфейс мозг-машина для контроля медицинской комы», PLOS Comput Biol , 9: e1003284, 2013.
  12. В. Бретон-Провенчер, М. Сур, «Активный контроль возбуждения с помощью ГАМКергической цепи голубого пятна», Nat Neurosci , 22: 218–28, 2019.
  13. О. Акеджу и др., «Дексмедетомидин способствует биомиметические небыстрые движения глаз, стадия сна 3 у людей: пилотное исследование, Clin Neurophysiol , 129: 69–78, 2018.
  14. Н. Ли и др., «mTOR-зависимое образование синапсов лежит в основе быстрых антидепрессивных эффектов. антагонистов NMDA », Science , 329: 959–64, 2010.

Эффективность терапевтических предложений под общей анестезией: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований | BMC Anesthesiology

  • 1.

    Eaker E, Pinsky J, Castelli WP. Инфаркт миокарда и коронарная смерть среди женщин: психосоциальные предикторы на основе 20-летнего наблюдения за женщинами в Фрамингемском исследовании. Am J Epidemiol. 1992; 135: 854–64.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 2.

    Häuser W, Hansen E, Enck P. Феномы ноцебо в медицине: их актуальность в повседневной клинической практике. Dtsch Arztebl Int. 2012; 109: 459–65.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3.

    Tefikow S, Barth J, Maichrowitz S, Beelmann A, Strauss B, Rosendahl J. Эффективность гипноза у взрослых, подвергающихся хирургическим вмешательствам или медицинским процедурам: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Clin Psychol Rev.2013; 33: 623–36.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 4.

    Монтгомери Г.Х., Дэвид Д., Винкель Г., Сильверштейн Д.Х., Бовбьерг Д.Х. Эффективность дополнительного гипноза с хирургическими пациентами: метаанализ. Anesth Analg. 2002; 94: 1639–45.

    PubMed Google ученый

  • 5.

    Schnur JB, Kafer I, Marcus C, Montgomery GH. Гипноз для управления стрессом, связанным с медицинскими процедурами: метаанализ. Contemp Hypn. 2008. 25: 114–28.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 6.

    Kekecs Z, Nagy T, Varga K. Эффективность суггестивных методов в уменьшении послеоперационных побочных эффектов: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Anesth Analg. 2014; 119: 1407–19.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 7.

    Варга К. Суггестивные техники, связанные с медицинскими вмешательствами. Interv Med Appl Sci. 2013; 5: 95–100.

    PubMed PubMed Central Google ученый

  • 8.

    Гонейм М.М., Блок Р.И. Обучение и сознание во время общей анестезии. Анестезиология. 1992. 76: 279–305.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 9.

    Кларк Д.Л., Роснер Б.С. Нейрофизиологические эффекты общей анестезии. Анестезиология. 1973; 38: 564–82.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 10.

    Madler C, Keller I, Schwender D, Pöppel E.Обработка сенсорной информации во время общей анестезии: влияние изофлурана на слуховые вызванные нейрональные колебания. Br J Anaesth. 1991; 66: 81–7.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 11.

    Миллар К., Уоткинсон Н. Распознавание слов, представленных во время общей анестезии. Эргономика. 1983; 26: 585–94.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 12.

    Schwender D, Kaiser A, Klasing S, Peter K, Pöppel E. Слуховые вызванные потенциалы со средней латентностью, а также явная и неявная память у пациентов, перенесших операцию на сердце. Анестезиология. 1994; 80: 493–501.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 13.

    Беннетт Х.Л., Дэвис Х.С., Джаннини А.Дж.. Невербальный ответ на интраоперационную беседу. Br J Anaesth. 1985; 57: 174–9.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 14.

    Гольдманн Л., Шах М.В., Хелден М.В. Память сердечной анестезии: психологические последствия интраоперационного внушения и разговора в операционной у кардиологических больных. Анестезия. 1987. 42: 596–603.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 15.

    Block RI, Ghoneim MM, Sum Ping ST, Ali MA. Эффективность терапевтических предложений для улучшения послеоперационного восстановления, представленных во время общей анестезии. Анестезиология.1991; 75: 746–55.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 16.

    Машур Г.А., Авидан М.С. Интраоперационная осведомленность: противоречия и несогласия. Br J Anaesth. 2015; 115 приложение 1: i20–6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 17.

    Сандерс Р.Д., Тонони Дж., Лаурис С., Сани Дж. В.. Невосприимчивость ≠ бессознательное состояние. Анестезиология. 2012; 116: 946–59.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Щека ДБ. Хирургическая память и реакция на небрежный разговор. Am J Clin Hypn. 1964; 6: 237–40.

    Артикул Google ученый

  • 19.

    Levinson BW. Состояния сознания во время общей анестезии. Brit J Anaesth. 1965; 37: 544–6.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 20.

    Мерикл П.М., Данеман М. Память для бессознательно воспринимаемых событий: данные пациентов под наркозом. Сознательное познание. 1996; 5: 525–41.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 21.

    Джейкоб Д., Тэфиков С., Розендаль Дж. Эффективность терапевтических предложений у взрослых, подвергающихся хирургическому вмешательству или медицинским процедурам под общей анестезией: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний. ПРОСПЕРО 2013: CRD42013003963.http://www.crd.york.ac.uk/PROSPERO/display_record.asp?ID=CRD42013003963 [оценка 18 марта 2015 г.].

  • 22.

    Лефевр К., Манхеймер Э. и Гланвилл Дж. Поиск исследований. В: Хиггинс JPT, Green S, ред. Кокрановское руководство по систематическим обзорам вмешательств, версия 5.1.0 (обновлено в марте 2011 г.). Кокрановское сотрудничество; 2011 г. Доступно по адресу http://www.handbook.cochrane.org [оценка 27 апреля 2015 г.].

  • 23.

    Хиггинс, JPT, Альтман Д.Г., Стерн, JAC. Оценка риска систематической ошибки во включенных исследованиях.В: Хиггинс JPT, Green S, ред. Кокрановское руководство по систематическим обзорам вмешательств, версия 5.1.0 (обновлено в марте 2011 г.). Кокрановское сотрудничество; 2011. Доступно по адресу http: // http: //www.cochrane-handbook.org [оценка 23 июля 2014 г.].

  • 24.

    Чиккетти Д.В. Руководящие принципы, критерии и практические правила для оценки нормированных и стандартизированных инструментов оценки в психологии. Psychol Assess. 1994; 6: 284–90.

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Хеджес Л.В., Олькин И. Статистические методы метаанализа. Нью-Йорк: академический; 1985.

    Google ученый

  • 26.

    Коэн Дж. Праймер. Psychol Bull. 1992; 112: 155–9.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 27.

    Kraemer HC, Kupfer DJ. Размер лечебных эффектов и их важность для клинических исследований и практики. Биол Психиатрия. 2006; 59: 990–6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 28.

    Borenstein M, Hedges LV, Higgins JPT, Rothstein HR. Введение в метаанализ. Чичестер: Wiley & Sons; 2009.

    Книга. Google ученый

  • 29.

    Доусон П.Р., Ван Хамель С., Уилкинсон Д., Уорик П., О’Коннор М. Обезболивание под контролем пациента и интраоперационное внушение. Анестезия. 2001; 56: 65–9.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 30.

    Еличич М., Бонке Б., Миллар К. Влияние различных терапевтических предложений, представленных во время анестезии, на послеоперационный период. Eur J Anaesthesiol. 1993; 10: 343–7.

    CAS PubMed Google ученый

  • 31.

    Mastropietro CA. Разработка и тестирование теории среднего уровня оценки и вмешательства для боли и осведомленности во время анестезии: эффективность выбора времени терапевтического предложения для хирургического обезболивания [диссертация].Кливленд: Западный резервный университет Кейса; 1998. с. 205. Доступно на сайте ProQuest Dissertations and Theses Full Text. (UMI № 9
    5).

    Google ученый

  • 32.

    Хиггинс JPT, Дикс Дж. Дж., Альтман Д. Г.. Специальные темы в статистике. В: Хиггинс JPT, Green S, ред. Кокрановское руководство по систематическим обзорам вмешательств, версия 5.1.0 (обновлено в марте 2011 г.). Кокрановское сотрудничество; 2011. Доступно по адресу http: //www.handbook.cochrane.org [оценка проведена 27 апреля 2015 г.].

  • 33.

    DerSimonian R, Laird N. Мета-анализ в клинических испытаниях. Контрольные клинические испытания. 1986; 7: 177–88.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 34.

    Хиггинс JPT, Томпсон С.Г., Дикс Дж. Дж., Альтман Д.Г. Измерение несогласованности в метаанализах. Br Med J. 2003; 327: 557–60.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Дикс Дж.Дж., Хиггинс Дж.П.Т., Альтманн Д.Г. Анализ данных и проведение метаанализа. В: Хиггинс JPT, Green S, ред. Кокрановское руководство по систематическим обзорам вмешательств, версия 5.1.0 (обновлено в марте 2011 г.). Кокрановское сотрудничество; 2011 г. Доступно по адресу http://www.handbook.cochrane.org [оценка 24 апреля 2015 г.].

  • 36.

    Эггер М., Дэйви Смит Г., Шнайдер М., Миндер С. Смещение в метаанализе обнаруживается с помощью простого графического теста. Br Med J. 1997; 315: 629–34.

    CAS Статья Google ученый

  • 37.

    Дюваль С., Твиди Р. Обрезать и заполнить: простой метод тестирования и корректировки с учетом систематической ошибки публикации в метаанализе, основанный на воронкообразных диаграммах. Биометрия. 2000; 56: 455–63.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 38.

    Thompson SG, Higgins JPT. Как следует проводить и интерпретировать мета-регрессионный анализ. Stat Med. 2002; 21: 1559–73.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Pearson RE. Ответ на предложения, сделанные под общим наркозом. Am J Clin Hypn. 1961; 4: 106–14.

    Артикул Google ученый

  • 40.

    Korunka C, Guttmann G, Schleinitz D, Hilpert M, Haas R, Fitzal S. Die Auswirkung von Suggestionen und Musik während Vollnarkose auf postoperative Befindlichkeit [Влияние внушений и музыки, представленных во время общей анестезии существование]. З Клин Психол. 1992; 21: 272–85.

    Google ученый

  • 41.

    Kihlstrom JF, Корк RC. Сознание и анестезия. В: Шнайдер С, Велманс М, редакторы. Компаньон сознания Блэквелла. Чичестер: Уайли; 2007. с. 628–39.

  • 42.

    Уильямс А.Р., Хинд М., Суини Б.П., Фишер Р. Частота и тяжесть послеоперационной тошноты и рвоты у пациентов, подвергшихся положительному интраоперационному внушению. Анестезия. 1994; 49: 340–2.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 43.

    Лондон П., Купер Л. Нормы снотворной восприимчивости у детей. Развивайте Psychol. 1969; 1: 113–24.

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Palanca BJ, Mashour GA, Avidan MS. Обработанная электроэнцефалограмма в глубине наркозного мониторинга. Curr Opin Anaesthesiol. 2009; 22: 553–9.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 45.

    Bejenke CJ. Интраоперационная осведомленность.В: Cyna A, Andrew MI, Tan SGM, Smith AF, редакторы. Справочник по общению в области анестезии и интенсивной терапии. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2010. с. 175–85.

    Google ученый

  • 46.

    Kerssens C, Ouchi T, Sebel PS. Нет данных о функции памяти во время анестезии пропофолом или изофлураном с тщательным контролем гипнотического состояния. Анестезиология. 2005. 102: 57–62.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 47.

    Bethune DW, Ghosh S, Walker IA, Carter A, Kerr L, Sharples L. Интраоперационные положительные терапевтические предложения улучшают немедленное послеоперационное восстановление после кардиохирургии. В: Себель П.С., Бонке Б., Виноград Э., редакторы. Память и осознание в анестезии. Энглвудские скалы: Прентис-холл; 1993. стр. 154–61.

    Google ученый

  • 48.

    Evans C, Richardson PH. Улучшение восстановления и сокращение периода послеоперационного пребывания после терапевтических рекомендаций во время общей анестезии.Ланцет. 1988; 2: 491–3.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 49.

    Boeke S, Bonke B, Bouwhuis-Hoogerwerf ML, Bovill JG, Zwaveling A. Влияние звуков, подаваемых во время общей анестезии, на послеоперационное течение. Br J Anaesth. 1988. 60: 697–702.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 50.

    Bonke B, Schmitz PIM, Verhage F, Zwaveling A.Клиническое исследование так называемого бессознательного восприятия во время наркоза. Br J Anaesth. 1986; 58: 957–64.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 51.

    Caseley-Rondi G, Merikle PM, Bowers KS. Бессознательное познание в контексте общей анестезии. Сознательное познание. 1994; 3: 166–95.

    Артикул Google ученый

  • 52.

    Cowan GS, Buffington CK, Cowan GS, Hathaway D.Оценка влияния записанного на пленку сообщения о когнитивном поведении на послеоперационные осложнения (терапевтические рекомендации под анестезией). Obes Surg. 2001; 11: 589–93.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 53.

    De Houwer J, Demeyere R, Verhamme B, Eelen P. Интра- и послеоперационные эффекты информации, представленной во время операции АКШ с анестезией суфентанилом. В: Бонке Б., Бовилл Дж. Г., Моэрман Н., редакторы. Память и осведомленность в анестезии III.Ассен: Ван Горкум; 1996. стр. 243–55.

    Google ученый

  • 54.

    Eberhart LHJ, Döring HJ, Holzrichter P, Roscher R, Seeling W. Терапевтические рекомендации, данные во время наркоза нейролептом, уменьшают послеоперационную тошноту и рвоту. Eur J Anaesthesiol. 1998. 15: 446–52.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 55.

    Ферлонг М. Положительные внушения во время анестезии.В: Бонке Б., Fitch W, Миллар К., редакторы. Память и осознание в анестезии. Lisse: Swets & Zeitlinger Publishers; 1990. с. 170–5.

    Google ученый

  • 56.

    Ферлонг М., Рид К. Терапевтические рекомендации во время общей анестезии. В: Себель П.С., Бонке Б., Виноград Э., редакторы. Память и осознание в анестезии. Энглвудские скалы: Прентис-холл; 1993. стр. 166–75.

    Google ученый

  • 57.

    Лебовиц А.Х., Тверски Р., МакЭван Б. Предложения по интраоперационному лечению в дневной хирургии: есть ли преимущества для послеоперационного результата. Br J Anaesth. 1999; 82: 861–6.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 58.

    Liu WHD, Standen PJ, Aitkenhead AR. Терапевтические рекомендации во время общей анестезии у пациентов, перенесших гистерэктомию. Br J Anaesth. 1992; 68: 277–81.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 59.

    Лю WDH, Standen PJ, Aitkenhead AR. Влияние интраоперационных терапевтических предложений на послеоперационное восстановление после хирургического лечения перелома шейки бедра. В: Себель П.С., Бонке Б., Виноград Э., редакторы. Память и осознание в анестезии. Энглвудские скалы: Прентис-холл; 1993. стр. 162–5.

    Google ученый

  • 60.

    Маруф М., Ахмед С.М., Хан Р.М., Бано С.Дж., Хак А.В. Интраоперационные внушения снижают частоту возникновения рвоты после гистерэктомии.J Pak Med Assoc. 1997; 47: 202–4.

    CAS PubMed Google ученый

  • 61.

    McLintock TTC, Aitken H, Downie CFA, Kenny GNC. Послеоперационные потребности в анальгетиках у пациентов, получивших положительные интраоперационные внушения. Br Med J. 1990; 301: 788–90.

    CAS Статья Google ученый

  • 62.

    McWilliams JL. Использование гипнотических внушений для уменьшения послеоперационной тошноты и боли после поясничной ламинэктомии [диссертация].Штат Миссисипи: Государственный университет Миссисипи; 1990. с. 102. Доступно на сайте ProQuest Dissertations and Theses Full Text. (UMI №58).

    Google ученый

  • 63.

    Melzack R, Germain M, Belanger E, Fuchs PN, Swick R. Положительное интраоперационное внушение не влияет на послеоперационную боль. J Управление симптомами боли. 1996; 11: 103–7.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 64.

    Moix J, Bayés R, Burrel L, Casas JM. Влияние интраоперационных предложений на интра- и послеоперационные переменные: предварительный отчет. В: Бонке Б., Бовилл Дж. Г., Моэрман Н., редакторы. Память и осведомленность в анестезии III. Ассен: Ван Горкум; 1996. стр. 227–34.

    Google ученый

  • 65.

    Münch F, Zug H-D. Предотвращают ли интраоперационные внушения тошноту и рвоту у пациентов, перенесших тиреоидэктомию? Экспериментальное исследование. В: Бонке Б., Fitch W, Миллар К., редакторы.Память и осознание в анестезии. Lisse: Swets & Zeitlinger Publishers; 1990. с. 185–8.

    Google ученый

  • 66.

    Nilsson U, Rawal N, Unestahl LE, Zetterberg C, Unosson M. Улучшение восстановления после музыки и терапевтических предложений во время общей анестезии: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование. Acta Anaesthesiol Scand. 2001; 45: 812–7.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 67.

    Oddby-Muhrbeck E, Jakobsson J, Enquist B. Неявная обработка и терапевтическое внушение во время сбалансированной анестезии. Acta Anaesthesiol Scand. 1995; 39: 333–7.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 68.

    Rosenberg JI. Послеоперационное восстановление и рентабельность аудиозаписи, проигранной пациентам под общим наркозом [диссертация]. Вашингтон, округ Колумбия: Университет Джорджа Вашингтона; 1992. стр. 225. Доступно на сайте ProQuest Dissertations and Theses Full Text.(UMI № 9217729).

    Google ученый

  • 69.

    Steinberg ME, Hord AH, Reed B, Sebel PS. Изучение влияния интраоперационного внушения на послеоперационную анальгезию и самочувствие. В: Себель П.С., Бонке Б., Виноград Э., редакторы. Память и осознание в анестезии. Энглвудские скалы: Прентис-холл; 1993. стр. 205–8.

    Google ученый

  • 70.

    van der Laan WH, van Leeuwen BL, Sebel PS, Winograd E, Baumann P, Bonke B.Терапевтическое предложение не влияет на потребность в морфине в послеоперационном периоде. Anesth Analg. 1996; 82: 148–52.

    PubMed Google ученый

  • 71.

    Woo R, Seltzer JL, Marr A. Отсутствие реакции на внушение при контролируемой хирургической анестезии. Acta Anaesthesiol Scand. 1987; 31: 567–71.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Разгадка медицинской тайны действия анестезии, созданной 175 лет назад

    Бильярдный удар по структурам клеточных мембран вызывает потерю сознания мозгом от анестезии, считают ученые.

    29 мая 2020


    LA JOLLA, CA и JUPITER, FL — Хирургия была бы немыслима без общей анестезии, поэтому может показаться удивительным, что, несмотря на 175-летнюю историю медицинского применения, врачи и ученые не смогли объяснить, как анестетики временно привести пациентов в бессознательное состояние.

    Новое исследование Scripps Research, опубликованное в четверг вечером в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS) , решает эту давнюю медицинскую загадку.Используя современные наноразмерные микроскопические методы, а также умные эксперименты на живых клетках и плодовых мушках, ученые показывают, как скопления липидов в клеточной мембране служат недостающим посредником в двухчастном механизме. Временное воздействие анестезии заставляет липидные кластеры переходить из упорядоченного состояния в неупорядоченное, а затем обратно, что приводит к множеству последующих эффектов, которые в конечном итоге вызывают изменения в сознании.

    Упорядоченный кластер холестерина в клеточной мембране ненадолго становится неупорядоченным под воздействием хлороформа.По мере того, как липидный кластер разливает свое содержимое, микроскопия dSTORM показывает, что он высвобождает молекулы PLD2, которые вызывают дальнейшее разрушение по мере того, как они рассеиваются, в конечном итоге активируя калиевые каналы. (Лаборатория Хансена, Scripps Research).

    Открытие химика Ричарда Лернера, доктора медицины, и молекулярного биолога Скотта Хансена, доктора философии, решает вековой научный спор, который продолжается до сих пор: действуют ли анестетики непосредственно на ворота клеточной мембраны, называемые ионными каналами, или они каким-то образом действуют? на мембране, чтобы сигнализировать об изменениях клеток новым и неожиданным образом? Потребовалось почти пять лет экспериментов, звонков, дебатов и испытаний, чтобы прийти к выводу, что это двухэтапный процесс, который начинается в мембране, говорят участники дуэта.Анестетики возмущают упорядоченные липидные кластеры внутри клеточной мембраны, известные как «липидные рафты», чтобы инициировать сигнал.

    «Мы думаем, что нет никаких сомнений в том, что этот новый путь используется для других функций мозга, выходящих за рамки сознания, что позволяет нам теперь избавиться от дополнительных загадок мозга», — говорит Лернер.

    Лернер, член Национальной академии наук, бывший президент Scripps Research и основатель кампуса Scripps Research в Юпитере, Флорида.Хансен — адъюнкт-профессор, на своей первой должности в том же кампусе.

    Эфирный купол

    Способность эфира вызывать потерю сознания была впервые продемонстрирована на пациенте с опухолью в Массачусетской больнице общего профиля в Бостоне в 1846 году в хирургическом театре, который позже стал известен как «Купол эфира». Процедура была настолько последовательной, что она была запечатлена на знаменитой картине Роберта К. Хинкли «Первая операция в эфире». К 1899 году немецкий фармаколог Ганс Хорст Мейер, а затем в 1901 году британский биолог Чарльз Эрнест Овертон сделали мудрый вывод, что растворимость липидов определяет эффективность таких анестетиков.

    Хансен вспоминает, как обратился к поиску в Google при составлении заявки на грант для дальнейшего исследования этого исторического вопроса, думая, что он не может быть единственным, кто убежден в роли мембранных липидных рафтов. К удовольствию Хансена, он нашел фигуру из статьи Лернера 1997 года PNAS «Гипотеза об эндогенном аналоге общей анестезии», которая предлагала именно такой механизм. Хансен долго смотрел на Лернера — буквально. Будучи докторантом в Сан-Диего, Хансен говорит, что работал в подвальной лаборатории с окном, выходившим прямо на парковочное место Лернера в Scripps Research.

    «Я связался с ним и сказал:« Ты никогда не поверишь этому. Ваша цифра за 1997 год интуитивно описывала то, что я сейчас вижу в наших данных », — вспоминает Хансен. «Это было блестяще.»

    Для Лернера это тоже был волнующий момент.

    «Это дедушка медицинских загадок», — говорит Лернер. «Когда я учился в медицинской школе в Стэнфорде, это была единственная проблема, которую я хотел решить. Анестезия имела такое практическое значение, что я не мог поверить, что мы не знаем, как все эти анестетики могут вызывать потерю сознания.”

    Многие другие ученые в течение столетия экспериментов искали те же ответы, но им не хватало нескольких ключевых элементов, говорит Хансен: во-первых, микроскопы, способные визуализировать биологические комплексы, меньшие, чем дифракционные пределы света, и, во-вторых, недавние открытия в отношении природа клеточных мембран и сложная организация и функция богатого разнообразия липидных комплексов, которые их составляют.

    «Они искали в море липидов, и сигнал был размытым, они просто не видели его, в значительной степени из-за отсутствия технологий», — говорит Хансен.

    От заказа к беспорядку

    Используя получившую Нобелевскую премию микроскопическую технологию, в частности микроскоп под названием dSTORM, сокращенно от «микроскопии прямой стохастической оптической реконструкции», научный сотрудник лаборатории Хансена омыл клетки в хлороформе и наблюдал что-то вроде первого кадра игры в бильярд. Хансен объясняет, что воздействие на клетки хлороформа сильно увеличивает диаметр и площадь липидных кластеров клеточной мембраны, называемых GM1.

    То, что он видел, было сдвигом в организации кластера GM1, переходом от плотно упакованного шара к нарушенному беспорядку, говорит Хансен. По мере роста беспорядка GM1 разлил свое содержимое, в том числе фермент, называемый фосфолипазой D2 (PLD2).

    Помечая PLD2 флуоресцентным химическим веществом, Хансен смог наблюдать с помощью микроскопа dSTORM, как PLD2, как бильярдный шар, двигался от своего дома GM1 к другому, менее предпочтительному липидному кластеру под названием PIP2. Это активировало ключевые молекулы в кластерах PIP2, в том числе каналы ионов калия TREK1 и их липидный активатор, фосфатидную кислоту (PA).По словам Хансена, активация TREK1 в основном блокирует способность нейронов активироваться и, таким образом, приводит к потере сознания.

    «Калиевые каналы TREK1 выделяют калий, который гиперполяризует нерв — это затрудняет стрельбу — и просто отключает его», — говорит Хансен.

    Лернер настоял на том, чтобы они подтвердили результаты на модели живых животных. Эти данные предоставила обыкновенная плодовая муха drosophila melanogaster . Удаление экспрессии PLD у мух сделало их устойчивыми к эффектам седативного эффекта.Фактически, им потребовалось двойное воздействие анестетика, чтобы продемонстрировать такой же ответ.

    «Все мухи в конечном итоге потеряли сознание, что свидетельствует о том, что PLD помогает установить порог, но не является единственным путем, контролирующим чувствительность к анестетикам», — пишут они.

    Хансен и Лернер говорят, что эти открытия открывают множество дразнящих новых возможностей, которые могут объяснить другие загадки мозга, включая молекулярные события, которые приводят нас к засыпанию.

    Первоначальная гипотеза Лернера 1997 года о роли «липидных матриц» в передаче сигналов возникла в результате его исследований биохимии сна и открытия снотворного липида, который он назвал олеамидом.Сотрудничество Хансена и Лернера в этой сфере продолжается.

    «Мы думаем, что это фундаментальный и фундаментальный вопрос, но необходимо сделать гораздо больше работы, и это должны сделать многие люди», — говорит Хансен.

    Лернер соглашается.

    «Люди начнут изучать это на предмет всего, что вы можете вообразить: сна, сознания, всех связанных с этим расстройств», — говорит он. «Эфир был даром, который помогает нам понять проблему сознания. Он пролил свет на до сих пор неизвестный путь, по которому мозг явно эволюционировал для управления функциями высшего порядка.”

    Статья «Исследования механизма общей анестезии» появится 29 мая 2020 года в PNAS. Помимо Лернера и Хансена, авторами являются Махмуд Ариф Павел, Э. Николас Петерсен и Хао Ван, все из Scripps Research.

    Работа была поддержана Премией Директора «Новый новатор» (DP2NS087943) и R01 (R01NS112534) от Национальных институтов здравоохранения, а также грантом фонда JPB № 1097. Благотворительный фонд Джозефа Б. Шеллера и Риты П. Шеллер великодушно предоставил Петерсену стипендию для аспирантов.


    Для получения дополнительной информации обращайтесь по адресу [email protected] Увидеть больше новостей

    Что нужно знать об общей анестезии

    Скоро сделают операцию или знаете кого? У вас могут возникнуть вопросы об общей анестезии, которая обычно используется при хирургическом вмешательстве.

    Он также иногда используется для эндоскопии и колоноскопии, интервенционной радиологии и исследований изображений, таких как компьютерная томография и МРТ.

    Общая анестезия используется для того, чтобы вы чувствовали себя комфортно и спокойно во время операции или процедуры.
    Недавно мы поговорили с Кэтрин Хэган, доктором медицины, доцентом кафедры анестезиологии и периоперационной медицины, чтобы узнать больше. Вот что она сказала.

    Что нужно сделать пациенту, чтобы подготовиться к общей анестезии?
    В MD Anderson все стационарные пациенты обращаются к фельдшеру или анестезиологу перед операцией. Амбулаторные пациенты посещают анестезиолога, фельдшера или медсестру в Центре оценки анестезии.Для небольшого количества амбулаторных процедур, таких как обычная колоноскопия или эндоскопия у пациентов без недавних медицинских проблем, мы можем просто провести телефонное интервью.

    Во время этого приема ваш врач-анестезиолог позвонит:

    • Поговорите о том, что нельзя есть и пить перед операцией. Пустой желудок очень важен. Это снижает риск попадания пищи, жидкости или желудочного сока из желудка в легкие. Время, в течение которого вы не можете есть, зависит от вашего возраста и типа пищи или жидкости.Ваш врач-анестезиолог скажет вам, когда вы можете есть, а когда нельзя.
    • Сообщите вам, какие лекарства вы можете принимать накануне вечером и утром перед операцией. Пациенты, принимающие лекарства от гипертонии, диабета и образования тромбов, часто не могут принимать эти лекарства перед операцией. Обязательно принесите список ваших лекарств, чтобы поделиться с анестезиологом.
    • Оцените ваше общее состояние здоровья, определите потенциальные проблемы и решите, нужно ли вам обратиться к специалисту. Например, если у вас недавно начались боли в груди, вам может потребоваться обратиться к кардиологу перед операцией.
    • Ответьте на все ваши вопросы.


    Как вы обычно проводите общую анестезию онкологических больных? Чего следует ожидать пациентам?
    Для многих пациентов мы используем внутривенные (IV) лекарства, чтобы облегчить тревогу, боль и / или амнезию перед тем, как отправиться в операционную. Оказавшись в операционной или процедурной комнате, мы наблюдаем за пациентами. Это может включать ЭКГ, артериальное давление, уровни кислорода и углекислого газа. Пациенты получают дополнительный кислород через носовую трубку или маску перед сном.

    Когда пациент заснет и не осознает, мы можем вставить дыхательную трубку или другое устройство, чтобы помочь вам дышать.

    Некоторые пациенты продолжают принимать лекарства только внутривенно. Другие могут начать получать анестетики как через капельницу, так и через ингаляцию. Иногда маленькие дети получают анестезию, вдыхая кислород, смешанный с анестезирующими газами. Затем мы помещаем IV для процедуры.

    В некоторых случаях мы предлагаем пациенту местную анестезию. Это ограничит ощущения в определенной части тела.Мы по-прежнему наблюдаем за этими пациентами и даем им дополнительный кислород. Обычно мы даем лекарства, чтобы уменьшить беспокойство, и вводим местный анестетик возле нервов вокруг операционного поля. Это может быть названо блокадой нерва, эпидуральной или спинальной. После этого мы можем дать пациенту дополнительные лекарства для операции через капельницу и / или дыхательную трубку.

    Сколько времени обычно требуется пациентам, чтобы заснуть после введения анестезии?
    Обычно принимаемые нами успокаивающие лекарства действуют менее чем через две минуты.Мы даем больше лекарства, чтобы вызвать сон, после того, как поместили пациента в операционную. Это лекарство также подействует примерно на две минуты.

    Чем занимается анестезиолог во время операции?

    В MD Anderson вам будет делать анестезию врач-анестезиолог или бригада, состоящая из анестезиолога и сертифицированной медсестры-анестезиолога. Один или оба будут с вами во время операции и анестезии. Они проведут анестезию, будут следить за вашими жизненно важными показателями, отрегулировать анестезию, позаботятся о том, чтобы вы чувствовали себя комфортно после того, как анестезия закончится, будут рядом, когда вы проснетесь, и доставят вас в отделение постанестезиологической помощи.

    Что делать, если возникнут осложнения?
    Осложнения анестезии возникают крайне редко. Но если возникнут осложнения, связанные с операцией или техникой анестезии, ваша анестезиологическая бригада и хирург будут работать вместе, чтобы решить проблему или беспокойство. Они также подробно обсудят проблему с пациентом и семьей.

    Чего следует ожидать пациентам после операции?
    Как правило, вы можете выполнить простые команды перед тем, как покинуть операционную или зону проведения процедуры.Однако вряд ли вы об этом вспомните. Обычно через 10–15 минут после прибытия в палату восстановления вы лучше понимаете свое окружение и можете поговорить со своими медсестрами.

    Члены семьи обычно могут посетить от 30 минут до часа после операции. К тому времени вы, возможно, сможете разговаривать. В зависимости от вашей операции и состояния вашего здоровья до операции вас могут выписать или поместить в больничную палату на ночь.

    Независимо от того, какая операция вам предстоит, вам не следует водить машину, употреблять алкоголь или принимать важные решения в день операции.Вам также может потребоваться ограничить то, что вы едите или пьете в оставшуюся часть дня, в зависимости от операции.

    Вы можете по-прежнему испытывать некоторую боль или тошноту, когда находитесь в палате восстановления. Немедленно сообщите медсестрам, если вы почувствуете дискомфорт. Таким образом, мы поможем вам почувствовать себя более комфортно.

    Каковы общие побочные эффекты анестезии?

    Общие побочные эффекты включают сонливость, тошноту, зуд и дрожь. Ваш анестезиолог поможет свести это к минимуму, введя нужное количество анестетика, предоставив другие лекарства и согревая вас.

    Что вы посоветуете пациентам, которым предстоит сделать общий наркоз?
    Обязательно явитесь на прием в центр оценки анестезии. И будьте честны, чтобы мы могли удовлетворить все ваши потребности и проблемы.

    Если возможно, приведите с собой члена семьи или друга, который будет с вами в день операции. Таким образом, ваш опекун будет знать, чего ожидать.

    Кроме того, если вы ожидаете, что вас выпишут в день операции, вы можете попросить кого-нибудь остаться с вами на ночь, чтобы помочь, если вам что-нибудь понадобится.

    Общая анестезия: чего ожидать

    Подготовка к общей анестезии

    Ваш хирург и анестезиолог объяснят, как подготовиться к процедуре и общей анестезии, включая возможные риски. Возможно, вам будет полезно подготовить несколько вопросов о рисках, преимуществах и альтернативах процедуры или типа анестетика.

    Это поможет вам восстановиться, если вы заранее будете в хорошей форме.Вы можете поговорить со своим терапевтом или хирургом о шагах, которые вы можете предпринять, особенно если у вас есть хроническое заболевание, такое как диабет, астма или сердечное заболевание.

    Курение

    Если вы курите, постарайтесь бросить курить, так как это может замедлить ваше выздоровление. Это увеличивает риск возникновения проблем с сердцем и дыханием во время и после операции, замедляет заживление ран и увеличивает риск инфицирования раны.

    Ваш вес

    Избыточный или недостаточный вес может увеличить риск осложнений.Так что неплохо попытаться сбросить лишний вес, если это необходимо.

    Еда и питье

    В зависимости от выполняемой процедуры у вас может быть особый совет. Обычно пациентов просят не есть твердую пищу в течение шести часов и жидкости в течение 2–4 часов перед общим наркозом. Это важно, потому что анестетик может вызвать заболевание. Болеть без сознания опасно, потому что вы не можете кашлять, поэтому жидкость из желудка может попасть в легкие.

    Обычно вы можете пить прозрачные жидкости (например, воду и черный чай) за два часа до анестезии, но следуйте советам анестезиолога или хирурга. Если у вас есть какие-либо вопросы просто спросить.

    Лекарства

    Если вам не сказали не делать этого, вы обычно можете принимать обычные лекарства, запивая глотком воды, в начале дня процедуры. Если сомневаетесь, что брать, спросите.

    В больнице

    Ваш анестезиолог обсудит, что произойдет до, во время и после процедуры и анестезии, а затем обсудит обезболивание.Вы должны понимать, что произойдет, чтобы вы могли дать согласие на его выполнение. Вас могут попросить подписать форму согласия.

    Ваш анестезиолог или медсестра спросят о вашей истории болезни. Важно сообщить им о любых аллергиях или проблемах со здоровьем, которые у вас есть, а также о том, были ли у вас проблемы во время анестезии раньше. Возьмите с собой все лекарства, которые вы принимаете (включая лечебные травы и лекарства, отпускаемые без рецепта). Если вы употребляли алкоголь или наркотики, тоже расскажите им об этом.

    Сообщите анестезиологу, если у вас есть зубные коронки, мосты или шатающиеся зубы. Возможно, им придется вставить вам в горло зонд, чтобы помочь вам дышать, пока вы находитесь под наркозом. Если у них возникнут проблемы с установкой этой трубки, они могут повредить ваши зубы. Но если они заранее знают о каких-либо уязвимых зубах, они могут дать им дополнительную защиту.

    Если вы носите контактные линзы, очки, зубные протезы или слуховые аппараты, вам необходимо их снять.Также нужно удалить весь макияж и лак с ногтей. Цвет вашей кожи и ногтевые пластины говорят анестезиологу о том, что вы получаете достаточно кислорода.

    Премедикация

    В наши дни они используются не так часто, но если вы чувствуете беспокойство, вы можете пройти предварительную медикаментозную терапию за полчаса или пару часов до процедуры.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.