Миостимуляция мышц лица: Миостимуляции лица и для тела в косметологии Литфонда

Содержание

Миостимуляция лица и шеи | Цена на подтяжку лица и шеи в Москве «СМ-Косметология»

Процедуру нередко называют биостимуляцией, поскольку с физиологической точки зрения такие мышечные сокращения полностью идентичны естественным. Только в этом случае электрические импульсы приходят не от головного мозга по нервам, а извне, через электроды, закрепленные на коже.

Кому полезна миостимуляция лица и шеи

Процедура позволяет бороться с возрастными изменениями кожи. Соответственно, врачи нашей клиники рекомендуют ее в первую очередь тем, кому уже исполнилось 45–50 лет, хотя и в более молодом возрасте биостимуляция дает отличные результаты. Ее можно рассматривать как своеобразную тренировку мимических мышц, которая поддерживает их тонус и обеспечивает подтяжку. Одновременно воздействие улучшает местное кровообращение и активизирует обменные процессы в тканях.

Миостимуляция лица — курсовая методика. Она включает около 10 сеансов, которые необходимо проводить с перерывами в 2–3 дня. После этого понадобятся только разовые ежемесячные процедуры, позволяющие поддерживать достигнутый результат.

Оборудование для миостимуляции

Специалисты «СМ-Косметология» выполняют подтяжку лица при помощи британского аппарата Futura Pro, созданного компанией Ultratone Ltd. Его преимущество в широчайшем выборе программ биостимуляции (их около 30) и индивидуальных схем (их более 150 000), подходящих для конкретного пациента.

Futura Pro оснащен компьютерной системой, в которую необходимо ввести рост, вес, возраст, проблемы, требующие решения, и другие индивидуальные данные человека. На основании метаанализа этой информации компьютер выдает рекомендации по использованию той или иной схемы. Окончательный выбор остается за специалистом нашей клиники, который делает его, опираясь на свой обширный опыт.

Какие программы более эффективны для биостимуляции лица

  1. Эстетическая программа. Используется для решения общих задач по формированию контура лица.
    Работает в первую очередь на увеличение тонуса мышц и кожи.
  2. Лимфодренажная программа. Направлена на активизацию местного кровообращения и улучшение лимфооттока. Эффективно снимает отечность тканей.
  3. Лифтинговая программа. Ориентирована на подтяжку провисающих кожных покровов лица и шеи. Повышение упругости и эластичности кожи одновременно способствует исчезновению морщин.

Из чего складывается цена миостимуляции лица в Москве в клинике «СМ-Косметология»

Стоимость процедуры зависит от проблемы, которую нужно решить, и от площади, требующей обработки. Вам также нужно будет приобрести индивидуальный набор электродов. Они предназначены для многократного применения и будут использоваться на всем протяжении курса стимуляции.

Хотите вернуть коже лица и шеи отличный внешний вид, избавиться от морщин и отеков под глазами? Приходите к нам! Сеансы миостимуляции в «СМ-Косметология» станут оптимальным решением ваших проблем.

  • Удаление макияжа.
  • Обработка кожи составом для дезинфекции и, возможно, поверхностный пилинг.
  • Нанесение токопроводящего геля.
  • Выбор программы и схемы воздействия.
  • Размещение электродов в определенных точках.
  • Непосредственно миостимуляция.
  • Снятие электродов.
  • Заключительная обработка кожи успокаивающими кремами.

За 2 часа до стимуляции и на 2 часа после нее следует отказать от приема еды и питья. Длительность одного сеанса составляет примерно 30–40 минут.

Восстановление после миостимуляции

В местах размещения электродов вы можете ощутить зуд и увидеть покраснение. Мышцы и кожа лица будут слегка побаливать, как после длительного напряжения. Все эти симптомы пройдут самостоятельно максимум на следующий день.

Преимущества метода

  • Полная безопасность и отсутствие неприятных ощущений.
  • Высокая точность воздействий именно на проблемную зону.
  • Нет повреждения кожных покровов.
  • Отличная совместимость с другими косметическими процедурами.
  • Хороший релаксирующий эффект.

Эффект от процедуры миостимуляции лица

Первые результаты будут заметны уже после 2–3 сеанса. Улучшится тонус кожи, она станет более подтянутой и упругой. Морщины и складки начнут постепенно исчезать. Контур лица обретет четкие очертания и форму. Эффект от миостимуляции имеет накопительный характер. Это означает, что все вышеперечисленные позитивные изменения будут нарастать со временем.

Подтяжка лица. Миостимуляция | Территория косметологии и красоты VERY | Москва м.Аэропорт

Для кого процедура

Все мы стареем. И однажды, взглянув в зеркало, понимаем, что наше лицо изменилось, появились морщины, кожа вокруг глаз потеряла былую упругость, «поплыл» овал лица. Именно чёткий правильный контур лица является основным признаком нашей внешней молодости. И, если в юные годы форма нашего лица напоминает перевернутый вершиной вниз треугольник или букву V, то с возрастом эта форма меняется на классическую трапецию.

Утратив молодую силу и эластичность, а также под воздействием гравитации, мышцы смещаются вниз (гравитационный птоз), «увлекая» за собой кожу, которая растягивается и провисает.

Вернуть мышцам лица былую упругость, подтянуть овал лица и, в итоге, вернуть лицу молодость безболезненно и легко поможет курс миостимуляции лица.

Миостимуляция лица

Это аппаратное воздействие на ткани лица с помощью импульсных токов, вызывающее восстановление тонуса мышечных тканей, лифтинг кожи и расщепление (липолиз) жировых отложений.

В процессе миостимуляции лица прорабатываются лицевые мышцы, которые невозможно тренировать физически, что вызывает корректировку овала

, устранение птоза тканей, эффект омоложения.

1-й этап. Очищение кожи и увлажнение

2 –й этап. Аппаратный лимфодренаж (наложение электродов) – снятие отёчности тканей лица, подготовка к дальнейшим манипуляциям для получения максимального эффекта.

3 –й этап. Тренировка мышц лица + Электролиполиз (расщепление жировой клетчатки -по показаниям) – избавление от второго подбородка и толстых щёк + Улучшение состояния кожи.

4-й этап. Маска по типу кожу.

Рекомендуемый курс: 8-10 сеансов с интервалом 2-4 раза в неделю + поддерживающие процедуры 1 раз в месяц

Методика, которая еще 25 лет назад начала применяться в медицине, помогая больным восстанавливать подвижность различных групп мышц без физических нагрузок как миостимуляция на теле, так и на лице сегодня активно применяется в косметологии в качестве

омолаживающей процедуры.

Миостимуляция о методике

Закрепить результат можно с помощью процедуры биоревитализации

Миостимуляция лица в Екатеринбурге — цена

Миостимуляция лица — стимулирование, повышения тонуса электрическим импульсом определенных мышц лица. Эта процедура способствует активному лифтингу и борьбе со всеми признаками старения кожи.

Аппарат Vip Line Isogei — универсальный аппарат миостимуляции, направленный на повышение мышечного тонуса лица и лифтинг, улучшение качества кожи и уменьшение отечности.

Аппарат Vip Line Microgei за счет микростимуляции с применением импульсов низкой частоты улучшается кровоснабжение лица, повышается активность фибробластов и, как следствие, увеличивается синтез коллагена и эластина, усиливается кислородное питание, разглаживаются мелкие и средние морщины.

Как это работает?

Сама процедура на аппарате безопасна и безболезненна. В клинике Шанталь прием ведут высококвалифицированные врачи-косметологи,которые подберут для Вас индивидуальные режимы для достижения максимального результата. Врач устанавливает специальные электроды в местах прикрепления мышц. Процедура проходит под контролем компьютера по строго определенным физиологическим точкам. Под действием слабых импульсов тока происходит их непроизвольное сокращение или повышается общий тонус отдельных мышечных волокон. Врач назначает количество импульсов, их силу, частоту и общую длительность воздействия.

Эффект от процедур на Аппарат Vip Line

  • мышцы на лице возвращаются в прежнее ,молодое состояние
  • ликвидируются обвислости
  • уменьшается зона ”брыл”
  • формируется юношеский овал лица и создается стройный контур шеи
  • уменьшается «второй подбородок»
  • уходит отечность вокруг глаз — вы забываете о темных «кругах» и «мешках» под глазами

Видимый результат виден уже после первой процедуры , эффект сохраняется до 8-12 месяцев при условии поддерживающих процедур .

Рекомендуемый курс миостимуляции лица: от 10 процедур, 2 раза в неделю.
Идеально сочетать процедуру VIP Line Изоджей и с процедурой VIP Line Микроджей для получения максимального результата.

Прайс-лист на процедуру миостимуляции лица

Transion Vip
Микроджей VIP LINE2500р.
Миостимуляция Изоджей Лицо3000р.
Миостимуляция Изоджей Тело 1 зона2000р.
Миостимуляция Изоджей Тело 2 зоны3000р.
Миостимуляция Изоджей Тело 3 зоны4000р.
Миостимуляция Транзион лицо2500р.
Миостимуляция Транзион Тело  3 зоны2400р.


 

Вся информация выложена в ознакомительных целях
и не является рекламными материалами.
Требуется консультация специалиста.

Миостимуляция лица и тела на аппарате Futura pro

Электрические токи небольшого напряжения  в косметологи используют для самых разных целей: эпиляции, разглаживания морщин и отеков и общего омоложения, также на основе микротоков работает  и аппарат Futura Pro. Микротоковая терапия лечит организм на клеточном уровне. С помощью ионного потока восстанавливаются жизнедеятельность клетки и баланс между рождающимися и умирающими клетками. Улучшаются обменные процессы и самочувствие, появляется лифтинг-эффект.

Миостимуляция лица и тела в Клинике «Она» выполняется на английском косметологическом аппарате Futura Pro, компании Ultratone. Данный аппарата многопрограммный и позволяет в рамках 1 сеанса проводить разное лечение для разных проблемых зон. Процедуры по миостимуляции лица и тела можно как отдельно, так и одновременно. Эту процедуру называют «Финтес для ленивых!»


Во время проведения процедур биостимуляции на аппарате Futura Pro прорабатывается не только мышечная ткань (как при миостимуляции), а происходит комплексное воздействие на соединительную, жировую и мышечную ткани, кожный покров, кровеносную и лимфатическую системы. 

При этом для каждой ткани используется своя форма волны, частота воздействия, длительность импульса и паузы между импульсами, которые автоматически задаются интеллектуальной компьютерной программой, заложенной в систему.  

Биоэлектрическая стимуляция лица и тела  на аппарате Futura Pro включает:

  • Микротоковая терапия; 
  • Ультразвук;
  • Электроакупунктура;
  • Электростимуляция. 

Результаты, которых можно добиться пройдя курс процедур на аппарате Futura Pro в клинике «Она»:

  • Коррекция фигуры, упругий живот, подтянутые ягодицы;
  • Формирование контуров, 
  • Похудение, потеря веса — уменьшение жировых отложений
  • Лечение целлюлита, 
  • Улучшение формы груди — за счет повышения тонуса мышц
  • Лимфодренаж,
  • Восстановление фигуры после родов, 
  • Разглаживание кожи лица, 
  • Нехирургический лифтинг лица, 
  • Детоксикация,
  • Снижение отечности и пастозности лица,
  • Лифтинг лица за счет укрепления мышц
Кроме эстетического направления Futura Pro  наша клиника может предложить для предполагает различные программы для работы в терапевтическом и спортивном направлении:
снятие острых и хронических болей, спазмов, релаксация мышц, улучшение подвижности суставов, а также усиление различных функций мышц (мощность, сила, выносливость, растяжимость и т. д.).

Процедуры на аппарате Fotona Pro для лица:

БИОСТИМУЛЯЦИЯ ЛИЦА:

  • Нехирургический лифтинг лица: лифтинг лицевых мышц, сглаживание тонких линий, повышение тонуса мышц;
  • Тонус глубоких мышц: укрепление мышц;
  • Тургор кожи: стимуляция выработки эластина и коллагена, укрепление и восстановление эластичности кожи;
  • Лимфодренаж: уменьшение отеков и пастозности лица, лечение проблемной кожи, вывод токсинов;
  • Уменьшение морщин: улучшение микроциркуляции и сглаживание морщин;
  • Кровообращение: улучшение кровотока, разглаживание кожи, восстановление здорового цвета лица;
  • Увлажняющий массаж: снятие усталости и стресса;

МИКРОТОКОВАЯ ТЕРАПИЯ: Программы увлажнения, стимуляции и восстановления кожи, устранение тонких линий, уменьшение темных кругов вокруг глаз, улучшение кровообращения. Введение кремов и гелей.

УЛЬТРАЗВУКОВАЯ ТЕРАПИЯ: Программы, улучшающие синтез фибробластов, укрепляющие кожу, улучшающие кровоток и лимфоотток, создающие депо препарата для его пролонгированного действия. 

Манипуляции Цена услуги
Электроды для процедуры 20 шт (электроды оплачиваются отдельно и используются
для каждого пациента индивидуально) 
2 100 руб
Миоэлектростимуляция и лифтинга лица  1 000  руб
Ультразвуковая терапия лицо, шея, декольте (15-30 мин) 1 500 руб
Ультразвуковая терапия одной проблемной зоны — 10 мин  500 руб
Микротоковое воздействие при заболевании кожи и подкожно жировой клетчатки (30 мин) 1 200 руб 

Процедуры на аппарате Fotona Pro для тела:

БИОСТИМУЛЯЦИЯ ТЕЛА

  • Эстетические программы: быстрое уменьшение объемов, похудение и потеря веса, борьба с поверхностным жиром, похудение после родов, повышение тонуса и работоспособности мышц, лимфодренаж, лифтинг груди, улушение тургора кожи, восстановление тонуса тазового дна, антицеллюлитные, антистрессовые программы; 
  • Лечебные программы биостимуляции тела: акупунктура и рефлексология, дающие возможность снятия острых и хронических болевых синдромов; 
  • Реабилитационные программы биостимуляции тела, способствующие восстановлению мышечной и соединительной тканей, двигательной активности;
  • Спортивные программы биостимуляции тела, помогающие восстановить мышцы после интенсивных нагрузок, а также тренирующие программы, направленные на увеличение силы, выносливости, растяжимости, скорости сокращения мышц;
  • Мультипрограммы для 6 областей: Живот и талия; Бедра; Ягодицы и бедра; Голени; Спина; Грудные мышцы/бюст и руки.

МИКРОТОКОВАЯ ТЕРАПИЯ: Программы увлажнения, стимуляции и восстановления кожи. 

УЛЬТРАЗВУКОВАЯ ТЕРАПИЯ: Фонофорез, оказывающий дефиброзирующее и антицеллюлитное воздействие, улучшающий качество кожи, обладающий противовоспалительным действием. 

Манипуляции Цена услуги
Ультразвуковая терапия  (стимуляция) ягодиц, бедер, живота (30 мин) 1 300 руб
Микротоковое воздействие при заболевании кожи и подкожно жировой клетчатки (30 мин)    1 200 руб  
Миоэлектростимуляция и лифтинга  тела  1 200 руб   



Данная процедура проводится в Многопрофильной клинике «Она» на наб. реки Фонтанки 110 в Адмиралтейском районе СПб у метро Садовая, Сенная или Технологический институт. Подробности уточняйте на сайте по телефону: 670-00-33

Миостимуляция мышц лица в Могилеве

Как это работает?

Давно известно, что от эластичности челюстно-лицевых волокон зависит кожный тонус. Мускулатура тела, в отличие от лицевой, легко тренируется, поэтому дряблого и «обвислого» отражения в зеркале при желании можно избежать путем спортивных физических нагрузок. Лицевые мышечные ткани устроены не так, как скелетные – они не прикрепляются к кости, а вплетаются в подкожные слои одним или двумя концами. Поэтому любые движения вызывают мимику. Недостаточная подвижность мускулов приводит к неровностям, отвисанию верхней части шейной зоны и другим проблемам. Суть электростимуляции – мускульная тренировка путем стимулирования импульсами электрического тока.

Чего ожидать от процедуры?

  • исчезают или значительно уменьшаются слезные борозды;
  • подтягивается нависающее веко, за счет чего приподнимаются брови;
  • пропадают носогубные складки;
  • скулы проявляются более четко;
  • удаляется «второй подбородок»;
  • проходят отеки, в том числе под глазами;
  • предупреждение появления новых морщин;
  • становятся менее выраженными шрамы и темные пятна постакне;
  • внешность преображается, «свежеет», появляется натуральный цвет.

Миостимуляция лица и тела в Днепропетровске

Миостимуляция – это весьма востребованная процедура коррекции мышечного тонуса лица и фигуры, позволяющая в короткий промежуток времени восстановить, укрепить и подтянуть мышцы.
Импульсный ток способен приводить к регенерации тканей и органов. К примеру, мышечная ткань лица во время процедуры активно сокращается, и за счёт этого достигается довольно заметный эффект омоложения. Другими словами, вибрации, создаваемые электродами, заставляют мышцы сокращаться и восстанавливают поврежденные мышечные волокна, повышается их тонус и эластичность. 

Активная работа мышц улучшает циркуляцию крови и лимфы, активизируется обмен веществ, жировой объем клетки уменьшается. В результате вы не просто худеете, но и придаете телу хорошую форму, не получая при этом физических нагрузок, а спокойно отдыхая в горизонтальном положении. Поэтому миостимуляцию называют «гимнастика для ленивых». Еще одно название миостимуляции — электрическая стимуляция.  Миостимуляция также восстанавливает силу мышц после всевозможных хирургических вмешательств, решает проблему острой и хронической боли.

Процедура миостимуляции

Перед процедурой миостимуляции необходимо определить проблемные зоны, которые вас не устраивают. Это может быть лицо, талия и живот, внутренняя или внешняя часть бедра, ягодицы. Первоначальный акцент вы делаете на проблемные места, затем возвращаетесь ко всему телу. Очень скоро вы почувствуете, как ваши мышцы входят в тонус.  Наши клиентки говорят, что ягодицы в тренажерном зале так не подкачаешь, как подтягивает их процедура миостимуляции.

Рекомендован курс № 10-15 процедур, 1-2 раза в неделю.
Для коррекции фигуры и лечения целлюлита хорошо сочетать с RF-лифтингом, карбокситерапией и липолитической терапией. Врач дерматолог-косметолог после осмотра назначит Вам индивидуальный комплекс процедур для достижения максимального результата.

Как и любая медицинская процедура, миостимуляция имеет ряд противопоказаний, таких как: сердечно-сосудистые заболевания, желудочно-кишечного тракта, тромбофлебит, беременность и т.д. В любом случае, перед процедурой необходима консультация специалиста.

Конечно, миостимуляция – не панацея, и не может решить абсолютно все проблемы. Только комплексный подход, в том числе изменение образа жизни, помогут достичь великолепных результатов.

АКЦИЯ! При оплате курса любой методики по коррекции фигуры или лица ( 10 процедур), предоставляется 2 процедуры в ПОДАРОК !

Аппаратная косметология лица
1. Миостимуляция лица (тонус мышц лица) 300
2. Фотоомоложение лица (сосуды, пигментация, дряблость) 1390
3. RF-лифтинг лицо + овал 990
4. RF-лифтинг (овал + шея) или декольте 590
4. RF-лифтинг лицо + овал + шея + декольте 1390

 

Аппаратная коррекция фигуры
1. Мезотерапия антицеллюлитная 300
2. Инъекционная липосакция (жировые отложения) 990
3. Карбокситерапия бедра 300
4. RF-лифтинг + Вакуум + LED  (бедра + ягодицы) или (живот + бока) 350
5. RF-лифтинг + Вакуум + LED (бедра + ягодицы + живот + бока) 550
6. Миостимуляция бедра + ягодицы + живот 400
7. Обертывания и массажи 450

 

Читать все отзывы

Миостимуляция тела и лица — Салон профессиональной косметологии «Экспрессия», Братск

Современная эстетическая медицина и косметология использует все возможные достижения науки. В частности, стало известно, что при помощи электрических импульсов определенной силы можно воздействовать на мышцы, сокращая их. По сути микроток заменяет физические упражнения. Он эффективен для похудения, коррекции проблемных зон, общей подтянутости тела.

Миостимуляция – не что иное, как салонная аппаратная процедура, при которой импульсами микротока происходит воздействие на те или иные группы мышц. Проще говоря, это тот же самый фитнес, но вы при этом не прилагаете никаких усилий. При миостимуляции тела микроток заставляет работать и прокачивать даже те мышцы, до которых невозможно добраться на тренировках в зале. Мышцы сокращаются, соответственно, улучшается питание в тканях, возвращается тонус.

С помощью миостимуляции можно добиться:

  • укрепления той или иной группы мышц, увеличения объемов мышечной ткани;
  • стабилизации обмена веществ, выведения лишней жидкости из организма;
  • избавление от дряблости кожи, целлюлита;
  • нормализации работы нервной, кровеносной и эндокринной системы;
  • снижения веса.

Что касается людей, профессионально занимающихся спортом, то им миостимуляция поможет снять болевые ощущения, напряжение с забитых мышц.

Миостимуляция лица

Используется для возвращения коже тонуса. Процедура имеет минимум противопоказаний, поэтому подходит даже для чувствительной кожи – применяются токи малой амплитуды (до 15 мА).

Процедура способствует:

    • уменьшению дряблости и провисания нижней части лица – вы сможете вернуть себе четкий овал без второго подбородка;
    • снижению выраженности морщин – разглаживаются носогубный треугольник, становятся менее заметными слезные борозды;
    • исчезновению одутловатости, рассасыванию отеков вокруг глаз;
    • улучшению общего состояния кожи – благодаря миостимуляции вы получаете ровный тон и свежий цвет лица, кожа выглядит отдохнувшей.

Имеются противопоказания. Необходимо проконсультироваться со специалистом.

Ответим на все ваши вопросы по миостимуляции лица и тела по тел. +7 (3952)48-70-88 (Иркутск) или +7 (3953) 46-30-40 (Братск).

Подъязычно-лицевая нейрорафия «из стороны в сторону» в сочетании с электрической миостимуляцией при параличе лицевого нерва у крыс

Transl Neurosci. 2018; 9: 167–174.

, 1 , 2 , 1, 2, 3 , 1 , 3 , 1 , 1 , 2 и *,

84 Биньбинь Ван

1 Пекинский нейрохирургический институт, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

Шивэй Ван

2 U 1195, INSERM, Université Paris-Sud и Université Paris-Saclay, 94276 Le, Кремль-Бисетр, Франция

Song Liu

1 Пекинский нейрохирургический институт, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

2 U 1195, INSERM, Université Paris-Sud и Université Paris-Saclay, 94276 Le, Кремлевский Бисетр, Франция

3 Отделение нейрохирургии, Пекинская больница Тяньтан, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

Шаодун Чжан

1 Пекинский нейрохирургический институт, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

Дэчжи Ли

3 Отделение нейрохирургии, Пекинская больница Тяньтан, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

Цзюньхуа Ли

1 Пекинский нейрохирургический институт, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

Xiongweiye Huang

1 Пекинский нейрохирургический институт, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

Михаэль Шумахер

2 U 1195, INSERM, Université Paris-Sud и Université Paris-Saclay, 94276 Le, Кремлен-Бисетр, Франция

Hong Wan

1 Пекинский нейрохирургический институт, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

1 Пекинский нейрохирургический институт, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

2 U 1195, INSERM, Université Paris-Sud и Université Paris-Saclay, 94276 Le, Кремлевский Бисетр, Франция

3 Отделение нейрохирургии, Пекинская больница Тяньтан, Столичный медицинский университет, Пекин 100050, Китай

# Участник этой работы поровну

Поступила в редакцию 10 августа 2018 г .; Принята в печать 14 сентября 2018 г.

Авторские права © 2018 Binbin Wang et al., Опубликовано De Gruyter

Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 License.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Введение В этом исследовании изучается эффект сочетания нейрорафии «из стороны в сторону» подъязычно-лицевого нерва и электрической миостимуляции на модели паралича лицевого нерва у крыс.

Методы Крыс с повреждением лицевого нерва подвергали контрольному условию, монотерапии нейрорафией или электрической миостимуляцией, или битерапии двумя видами лечения.Через 1, 3 и 6 месяцев крысам выполняли оценку симметрии лица, электрофизиологическое исследование и ретроградную маркировку мотонейронов.

Результаты Уже через 3 месяца после травмы симметрия лица значительно улучшилась у крыс из группы битерапии. Через 3 или 6 месяцев после травмы либо параметры электрофизиологического исследования, либо количество меченых мотонейронов были значительно увеличены в группе битерапии, чем в любой другой группе.

Обсуждение Комбинация нейрорафии и электрической миостимуляции эффективно способствовала функциональному восстановлению после повреждения лицевого нерва.

Ключевые слова: Лицевой паралич, нейрорафия, электрическая миостимуляция, моторный потенциал действия, ретроградная маркировка, модель на животных

Введение

Лицевой паралич, синдром, часто встречающийся в клинике, возникает по разным причинам, включая воспаление, черепно-мозговую травму и удаление опухолей мостомозжечкового угла 1 . Хотя поврежденный лицевой нерв (FN) остается анатомически неповрежденным в большинстве клинических случаев, трудно предвидеть способность спонтанной регенерации аксонов 2, 3 .Этот неопределенный прогноз представляет собой препятствие для принятия решения врачом. Как правило, большинство хирургов рекомендуют пациентам невррафию только в том случае, если после периода консервативного лечения не достигается удовлетворительное функциональное восстановление. 4 . Однако эта задержка приводит к атрофии денервированных мышц-мишеней, что предотвращает их функциональную реиннервацию, когда выполняется излечиваемая нейрорафия 5, 6 . Даже если хирургическая операция проводится на ранней стадии, длительная регенерация аксонов, которая у пациентов занимает до 2 лет, увеличивает риск дегенерации лицевых мышц 7 .Следовательно, вмешательства, которые будут одновременно способствовать регенерации аксонов и поддерживать активацию лицевых мышц, представляют собой интересный терапевтический вариант.

Электростимуляция, впервые использованная для снятия боли, стала широко используемым методом лечения различных нервно-мышечных расстройств 8, 9 . С развитием электротерапии в неврологической практике, реабилитационной медицине, спортивной медицине и психиатрии 10, 11, 12, 13 были внедрены несколько новых методов стимуляции, таких как кратковременная электростимуляция (BES) и электрическая миостимуляция (EMS).Было показано, что они обладают значительными функциональными преимуществами, способствуя регенерации аксонов как в исследованиях на животных, так и в клинических исследованиях. Mendez et al. С помощью имплантационного стимулятора после разрезания ствола лицевого нерва и нейроанастомоза продемонстрировали, что BES может ускорить восстановление движения усов, тогда как Foecking и др. На животных моделях с повреждением лицевого нерва продемонстрировали, что немедленное применение одного 30-минутного BES еще больше сократить время до полного выздоровления от паралича лицевого нерва. 14, 15 . Более того, Gordon et al. показали, что BES в сочетании с in situ нейрорафией между общим малоберцовым нервом и большеберцовым нервом может улучшить регенерацию нерва и функциональные результаты 16 . Кроме того, несколько клинических отделений использовали чрескожную электрическую стимуляцию нервов для достижения удовлетворительного функционального улучшения лицевых мышц пациентов, страдающих лицевым параличом 17 .

В последние годы растет интерес к защите денервированных мышц от атрофии.Например, EMS была введена для предотвращения саркопении, определяемой как мышечная слабость и потеря массы 18 . Многие исследования показали, что EMS может значительно улучшить функции мышц у пациентов, страдающих терминальной стадией почечной недостаточности, хронической сердечной недостаточности, хронической обструктивной болезни легких и других тяжелых состояний 19, 20, 21, 22, 23 . Кроме того, у тренированных спортсменов EMS продемонстрировала эффективность в увеличении силы и функции мышц голени 24 .Есть также исследования, показывающие, что обычная EMS увеличивает окислительную способность и улучшает удаление глюкозы парализованными мышцами, чтобы частично противодействовать нейротрофическому дефициту после повреждения нерва 25, 26 .

В настоящем исследовании, рассматривая регенерацию аксонов и состояние целевых мышц как важнейшие элементы для успешного восстановления лицевого моторного контроля, мы объединили нейррафию с EMS после раздавливания лицевого нерва крысы. Целью было разработать новую битерапию неполного лицевого паралича.Ранее мы сообщали о хирургической процедуре нейрорафии «из стороны в сторону» между полусекционированным подъязычным нервом (HN) и поврежденным FN через предварительно сформированный нервный трансплантат (PNG). Преимущество этого хирургического метода заключается в сохранении щадящего эпиневрия и возможности регенерации лицевых аксонов. Впервые он был разработан на крысиной модели травмы с раздавливанием FN, а затем был успешно переведен в клинику для пациентов с параличом лицевого нерва 27, 28 . Здесь мы экспериментально показываем, что одновременная ЭМС значительно улучшает восстановление симметрии и функций лица.После раздавливания FN и геми-HN-FN невррафии «из стороны в сторону» крысы подвергались повторной ежедневной ЭМП мышцы подушечки усов. Функциональные исходы и выживаемость мотонейронов оценивали через 1, 3 и 6 месяцев после травмы.

Методы

Животные

В этом исследовании использовали 72 взрослых крыс-самцов линии Wistar (вес 180200 г). Всех крыс содержали в искусственном цикле 12 ч света и 12 ч темноты и кормили стандартным лабораторным кормом и водой. Экспериментальный проект был одобрен местным комитетом по этике животных (KY2016-056-01).

Крысы были случайным образом разделены на четыре группы (n = 18), получавших различные виды лечения после раздавливания FN: 1) только геми-HN-FN-нейрорафия, 2) геми-HN-FN-нейрорафия в сочетании с рутинной EMS (битерапией). , 3) только обычная СЭМ или 4) без лечения (контрольная группа). Через 1, 3 и 6 месяцев после операции каждую группу случайным образом разделили на три подгруппы по 6 крыс в каждой.

Хирургические вмешательства

Операции проводил опытный хирург под нейрохирургическим микроскопом (M400-E, Leica, Германия).Восемь крыс из 4 групп (по 2 крысы в ​​группе) ежедневно подвергались хирургическому вмешательству. Крыс были случайным образом выбраны из каждой группы, и порядок операций был рандомизирован.

Крыс помещали под общую анестезию путем внутрибрюшинной инъекции пентобарбитала натрия (54 мг / кг). Правый участок ЛБ был выбран в качестве места хирургического вмешательства. Обнажали весь ствол FN, начиная с выхода из шилососцевидного отверстия и заканчивая бифуркацией. Раздавленное поражение наносили в самом начале ствола FN с помощью микрофлоры и поддерживали давление в течение 1 минуты.Эта процедура привела к разрезанию всех аксонов, но сохранила эпиневрий, оставив зазор шириной 1 мм. Сохранение эпиневрия позволило спонтанной регенерации поврежденных аксонов FN, чтобы имитировать клинический неполный паралич лицевого нерва, при котором FN был анатомически неповрежденным (.

Схематические рисунки, показывающие нейоррафию и процедуру EMS. A . выполненная в исходном месте, где FN выходит из шилососцевидного отверстия.Затем сразу после травмы выполнялась геми-HN-FN «из стороны в сторону» через PNG.Обычная ЭМС выполнялась один раз в день с использованием двух электродов, вставленных в подушечку усов. Б . Анастомоз между ФН и PNG. На стволе FN в одностороннем порядке создавали эпиневриальное окно, которое затем анастомозировали с дистальным участком PNG в направлении «конец в бок». С . Анастомоз между PNG и HN. HN была гемисекционирована, и проксимальный участок PNG анастомозировали с секционированным участком HN в виде конца в «сторону».

Для нейрорафии геми-HN-FN, которая была представлена ​​в нашем предыдущем исследовании 27 , правый ствол HN был обнажен и полусекционирован на участке, ближайшем к FN. На уровне FN с помощью микроножниц было аккуратно создано эпиневриальное окно на расстоянии 5 мм от места поражения. После этого собирали PNG, приготовленный за 1 неделю до того же животного (процедура описана ниже). Проксимальная культя PNG была соединена в виде конца-в-сторону («сторона» здесь представляет собой полусекцию ствола HN с сохранением его непрерывности) нейрорафии с гемисекционированной HN, в то время как ее дистальная культя была анастомозирована с эпиневриальным окном FN сквозным способом.Затем хирургическая рана была закрыта нейлоновыми швами 4-0 (.

PNG была приготовлена ​​за 1 неделю до ее удаления по поводу нейоррафии. Крысам была проведена такая же общая анестезия, как описано выше. Правый икроножный нерв обнажили через разрез кожи. на правом медиальном бедре с последующим рассечением перегородки между полуперепончатой ​​костью и тонкой мышцей. Размозжение было нанесено путем сдавливания начального уровня икроножного нерва с помощью микрофлора в течение 1 минуты. Под микроскопом было проверено, что все аксоны в икроножный нерв был рассечен и эпиневрий сохранен.Хирургическую рану закрывали нейлоновыми швами 4-0, и крыс возвращали в клетки. Подвижность правой задней конечности после оперативного вмешательства сохранена.

После хирургических процедур бупренорфин (0,05 мг / кг) вводится подкожно 3 раза с интервалом 8 часов, а амитриптилин (15 мг / кг / день) вводится перорально в первую послеоперационную неделю крысам с целью снижения боль из-за операций и предотвращение возможной невропатической боли, вызванной повреждением нерва.

Электромиостимуляционная терапия (EMS)

В группах, которым назначена ежедневная терапия EMS, крысам вводили анестезию путем дыхания изофлураном каждое утро (начальная доза 4,0% в течение 3 минут, затем поддерживающая доза 2,0%, скорость потока газа 2 раза). Л / мин). Стимуляция (0,1 мс, 10 мА) непрерывно подавалась электростимулятором (Нейро-МЭП-микро, Нейрософт, Россия) с частотой 1 Гц через два электрода (диаметром 0,2 мм), вставленные в правую подушечку усов (). .EMS проводилась один раз в день продолжительностью 10 минут за сеанс. Порядок ежедневного лечения крыс выбирался случайным образом другим исследователем, который не обращал внимания на информацию о группе. После прихода в сознание крыс возвращали в клетки.

Оценки

1. Симметрия лица

Лицо каждой крысы было сфотографировано в следующие временные точки: до поражения FN и через 1 неделю, 1 месяц, 3 месяца и 6 месяцев после поражения FN. Угол α, который был определен как острый угол, образованный линией, идущей от складки на переносице, и линией, соединяющей два наружных уголка уголка носа, измеряли для каждой крысы на основе фотографий.Симметрия лица и ее восстановление оценивались путем сравнения угла α между группами (α = 90 ° соответствует идеальной симметрии).

2. Электрофизиологическое исследование

Для оценки функциональной реиннервации с помощью FN, потенциалы действия мышц (MAPs) регистрировались от правой подушечки усов, в то время как ствол PNG или FN подвергался электрической стимуляции с использованием электромиограммы Neuro-MEP-micro (Neurosoft, Россия). Записи были собраны через 1, 3 и 6 месяцев после травмы.Крыс подвергали повторной анестезии пентобарбиталом, как и для начальной хирургической процедуры. Однократная стимуляция (0,1 мс, 1 мА) подавалась через два электрода (диаметром 0,2 мм), размещенных в середине PNG или на стволе FN, очень дистальнее места нейрорафии. MAP регистрировались двумя электродами (диаметром 0,2 мм), вставленными в правую подушечку усов в наиболее проксимальных и дистальных участках живота мышцы, таким образом покрывая всю мышцу. Амплитуда и площадь под кривой (AUC) измерялись на основе записанных потенциалов и использовались для представления количества синхронных проводящих аксонов и качества проводящего синхронизма, соответственно.

3. Ретроградная маркировка

Нейронный индикатор CTB-Alexa 555 (Molecular Probes, Юджин, Орегон, США) использовался для ретроградной маркировки отрастания аксонов от лицевого или подъязычного ядра к парализованным лицевым мышцам, либо через начальную FN, либо через реконструированный путь PNG.

Через 1, 3 и 6 месяцев после операции из каждой группы случайным образом отбирали по 6 крыс для ретроградной маркировки. После электрофизиологического теста, когда крысы все еще находились под анестезией пентобарбиталом, 10 мкл 1% раствора CTB-Alexa 555 вводили в несколько точек в правую подушечку усов с помощью шприца Hamilton на 10 мкл.После этого крысы пришли в сознание и были возвращены в клетки. Через пять дней крыс умерщвляли передозировкой анестетика (пентобарбитал 120 мг / кг) и подвергали внутрисердечной перфузии 300 мл фосфатно-солевого буфера (0,1 М, pH 7,2) с последующим введением 200 мл 4% раствора параформальдегида (PFA). Ствол мозга собирали и затем фиксировали в 4% растворе PFA в течение 3 часов.

После постепенного обезвоживания в последовательных растворах сахарозы <20%, 30% и 40% все образцы погружали в соединение с оптимальной температурой резки (OCT), а затем делали поперечные срезы толщиной 30 мкм на криостате (Leica CM1950, Германия).Меченые мотонейроны в лицевом ядре и подъязычном ядре были идентифицированы и количественно определены под флуоресцентным микроскопом (Nikon Diaphot, Япония) другим исследователем, не знавшим групповых заданий.

Статистический анализ

Все данные представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего (SEM). Для статистического анализа использовали GraphPad Prism 7.0 (США). Данные были проанализированы с помощью двухфакторного дисперсионного анализа с учетом факторов обработки и времени. Межгрупповые различия были проанализированы с помощью апостериорных тестов Бонферрони.Статистически значимыми считались значения P ≤ 0,05 (### или *** , P ≤ 0,001; ** , P ≤ 0,01; * , P ≤ 0,05).

Результаты

В течение периода наблюдения ни одна крыса не пострадала ни от операций, ни от рутинного лечения, согласно нашим наблюдениям за их физическим статусом и деятельностью в их домашних клетках. Хирургические раны зажили хорошо.

Восстановление симметрии лица

Угол α был измерен для оценки изменений симметрии лица после травмы FN и в ответ на лечение.Он соответствует острому углу между линией, идущей от складки на переносице, и линией, соединяющей внешние углы двух уголков глаз, как определено ранее. Среднее значение α составляет около 90 ° до повреждения FN (. Взаимодействие между лечением и временем после поражения FN было показано с помощью двухфакторного дисперсионного анализа ANOVA (F (12, 215) = 12,36; p <0,001). Через неделю после поражения FN α снизился примерно до 71,9 ° во всех четырех группах без статистических межгрупповых различий.Через месяц после лечения α немного увеличился до 73,04 ± 0,36 ° в группе битерапии, но по-прежнему не было статистически значимой разницы по сравнению с другими группами. Через 3 месяца после операции α увеличился во всех группах, кроме контрольной, но в разной степени. В частности, была значительная разница между группой битерапии (α = 75,07 ± 0,33 °) и контрольной группой (α = 71,68 ± 0,30 °; p <0,001). К концу 6-месячного периода наблюдения симметрия лица заметно восстановилась в группе битерапии (α = 80.78 ± 0,30 °), но также значительно улучшилось в группах монотерапии нейрорафией и EMS, хотя и в меньшей степени, с α, достигающим примерно 76 °. Напротив, значение угла в контрольной группе оставалось низким и составляло 71,68 ± 0,31 °. Статистический анализ показал, что группа битерапии достоверно отличалась от групп монотерапии и контрольной группы (p <0,001). Более того, статистически значимые различия также существовали между группами монотерапии и контрольной группой (p <0.001) (.

Угол α для оценки симметрии лица. A . Угол α измеряли для всех крыс до травмы и через 1 неделю после травмы FN, через 1 месяц, 3 месяца и 6 месяцев после FN. Результаты представлены в виде средних значений ± стандартная ошибка среднего и были проанализированы с помощью двухфакторного дисперсионного анализа. Влияние времени (F (4, 215) = 1087; p <0,001), лечения (F (3, 215) = 33,23; p <0,001) и взаимосвязь между временем и лечением (F (12, 215) = 12.36; p <0,001) были значительными. Апостериорные множественные сравнения с поправкой Бонферрони проводились между группами в разные моменты времени. ***, p <0,001 между углом α в группе битерапии и значениями в других группах в тот же момент времени. Б . Угол α был определен как острый угол, образованный линией, идущей от складки на переносице, и линией, соединяющей два наружных уголка уголка носа.

Электрофизиологическое исследование

Чтобы измерить электрическую проводимость как в остаточном FN, так и в реконструированных нервных путях PNG, MAP были записаны из правой подушечки уса в ответ на электростимуляцию либо FN, либо ствола PNG.Для оценки эффективности нервной проводимости измеряли амплитуду и площадь под кривой (AUC) записанных потенциалов.

Что касается пути FN, двусторонний дисперсионный анализ ANOVA показал значительные взаимодействия между лечением и временем после поражения FN как для амплитуды MAP (F (6, 44) = 2,671; p <0,05), так и для AUC (F (6, 49) = 9,028; р <0,001). Эти два параметра увеличились во всех группах со временем, прошедшим с момента травмы. Через один месяц после травмы стимуляция FN вызвала слабые MAP в 3 обработанных группах с амплитудой 0.12 ± 0,01 мВ и AUC приблизительно 0,20 ± 0,03 мВ • мс, в то время как в контрольной группе сигнал не регистрировался. Через 2 месяца амплитуда и значения AUC в группе битерапии достигли 0,62 ± 0,09 мВ и 0,65 ± 0,09 мВ • мс соответственно. Апостериорные тесты Бонферрони показали значительные различия по сравнению с контрольной группой по амплитуде (0,36 ± 0,05 мВ; p <0,05) и AUC (0,28 ± 0,03 мВ • мс; p <0,01) соответственно. Не было значительных различий в амплитуде или AUC между группой битерапии и группами монотерапии (p> 0.05).

По истечении 6 месяцев после травмы апостериорные тесты Бонферрони показали значительные различия в амплитуде, когда группа битерапии (0,94 ± 0,26 мВ) сравнивалась с группой только EMS (0,75 ± 0,19 мВ) (p <0,05) и контрольная группа (0,35 ± 0,05 мВ) (p <0,001) (. Что касается AUC, группа битерапии (1,25 ± 0,16 мВ • мс) показала значительно более высокое значение, чем любая из двух групп монотерапии (0,74 ± 0,15 мВ • мс и 0,59 ± 0,09 мВ • мс) или контрольной группы (0.47 ± 0,12 мВ • мс) (p <0,001) (.

Двухфакторный анализ ANOVA проводился апостериорным множественным сравнением с поправкой Бонферрони для амплитуды и AUC MAP, которые были собраны на парализованной подушечке усов во время электростимуляция ствола ФН через 1, 3 и 6 месяцев после восстановления ФН. A . Значения амплитуды. Временной эффект (F (2, 44) = 45,6; p <0,001), лечебный эффект (F (3, 44) = 15,68; p <0,001) и взаимодействие между временем и лечением (F (6, 44) = 2.67; p <0,05) были значительными. * , p <0,05 между группой битерапии и группой EMS через 6 месяцев. ** , p <0,01 между группой битерапии и контрольной группой через 3 месяца. ***, p <0,001 между группой битерапии и контрольной группой через 6 месяцев. Б . Значения AUC. Эффект времени (F (2, 49) = 60,97; p <0,001), эффект лечения (F (3, 49) = 30,89; p <0,001) и взаимодействие между временем и лечением (F (6, 49) ) = 9.03; p <0,001) были значительными. ***, p <0,001 между группой битерапии и другими группами через 3 или 6 месяцев.

После стимуляции PNG в группах нейрорафии как амплитуда, так и AUC MAP увеличивались с продолжительностью периода наблюдения. Двусторонний дисперсионный анализ показал, что существует взаимодействие между обработкой и временем для AUC (F (2, 43) = 30,35; p <0,001), но не для амплитуды (F (2, 36) = 1,467; p = 0,244). Апостериорные тесты Бонферрони показали значительную разницу в AUC через 6 месяцев после операции между двумя группами (1.68 ± 0,08 мВ • мс против 0,68 ± 0,14 мВ • мс, p <0,001) () .

Двусторонний анализ ANOVA проводился после апостериорных множественных сравнений с поправкой Бонферрони для амплитуды и AUC MAP, которые были собраны в парализованной подушечке усов во время электростимуляции PNG через 1, 3 и 6 месяцев после восстановления FN. . А . Значения амплитуды. Эффект времени (F (2, 36) = 79,5; p <0,001) и лечебный эффект (F (1, 36) = 7,12; p <0.01) были значительными, но не было взаимодействия между временем и лечением (F (2, 36) = 1,467; p = 0,244). Никакой существенной разницы между двумя группами не было обнаружено в каждый момент времени, однако группа битерапии показала более высокие значения амплитуды. Б . Значения AUC. Эффект времени (F (2, 43) = 130,1; p <0,001), эффект лечения (F (1, 43) = 51,99; p <0,001) и взаимодействие между временем и лечением (F (2, 43) ) = 30.35; p <0,001) были значительными. ***, p <0,001 между группой битерапии и группой нейрорафии через 6 месяцев.

Ретроградная маркировка

В каждый оцененный момент времени мотонейроны как в лицевом ядре, так и в подъязычном ядре ретроградно метили у 6 крыс на группу путем инъекции индикатора CTB-Alexa 555 в правую подушечку уса (.

). CTB-Alexa 555 ретроградно пометил мотонейроны лицевого ядра и подъязычного ядра. А . Помеченные мотонейроны (красным) в лицевом ядре через 6 месяцев. Б . Помеченные мотонейроны (красным) в подъязычном ядре через 6 месяцев. Бар = 50 мкм. С . Двусторонний дисперсионный анализ проводился после многократного апостериорного сравнения Бонферрони количества меченых нейронов в лицевом ядре для каждой группы через 1, 3 и 6 месяцев после восстановления. Эффект времени (F (2, 37) = 120,8; p <0,001), эффект лечения (F (3, 37) = 73,02; p <0,001) и взаимодействие между временем и лечением (F (6, 37) ) = 6.06; p <0,001) были значительными. ** , p <0,01 между группой битерапии и группой EMS через 6 месяцев. *** , p <0,001 между группой битерапии и другими соответствующими группами через 3 или 6 месяцев. ###, p <0,001 между контрольной группой и группами лечения через 1 месяц. Д . Тот же статистический анализ количества меченых нейронов в подъязычном ядре для каждой группы. Взаимодействия между временем и лечением не обнаружено (F (2, 20) = 0.64; p = 0,538), тогда как эффект времени (F (2, 20) = 74,34; p <0,001) и эффект лечения (F (1, 20) = 13,74; p <0,001) были значительными. Не было существенной разницы в количестве меченых нейронов между двумя группами, в то время как в группе битерапии было больше меченых нейронов, чем в группе с нейрорафией в каждый момент времени.

Что касается количества меченых нейронов в подъязычном ядре, которое соответствует иннервации подушечек усов посредством пути PNG, двусторонний ANOVA не показал взаимодействия между терапией EMS и временем (F (2, 20) = 0.64; р = 0,538). Более того, апостериорные тесты Бонферрони не показали значительных различий между группами битерапии и монотерапии EMS для количества меченых подъязычных мотонейронов в каждый момент времени (p> 0,05) (.

Спонтанная реиннервация через путь FN, представленный количество меченых нейронов в лицевом ядре, показало значительную взаимосвязь между лечением и временем с помощью двухфакторного дисперсионного анализа (F (6, 37) = 6,061; p <0,001). Через 1 месяц после восстановления ретроградно-меченых не было. нейроны были обнаружены в контрольной группе, что свидетельствует об отсутствии спонтанной реиннервации в этот ранний момент времени.Напротив, около 200 меченых лицевых двигательных нейронов наблюдались в трех обработанных группах без значительных различий между ними (p> 0,05 по результатам апостериорных тестов Бонферрони). Однако через 3 и 6 месяцев после восстановления в контрольной группе также наблюдали около 200 меченых нейронов, что отражает заметную задержку спонтанной регенерации аксонов по сравнению с группами лечения. Через 3 месяца после восстановления количество меченых нейронов в группе битерапии (316 ± 18) было значительно выше, чем в контрольной группе (192 ± 20; p <0.001). Более очевидно, что через 6 месяцев после травмы в группе битерапии было обнаружено больше меченых нейронов (410 ± 15), чем в группе нейрорафии (308 ± 7; p <0,001), группе EMS (326 ± 6; p <0,01) или контроле. группа (275 ± 15; p <0,001). Эти различия были значительными, как показали апостериорные тесты Бонферрони. (

Обсуждение

После травмы лицевого нерва мышцы лица становятся слабыми и могут подвергнуться дегенерации 29 . Атрофия мышц становится не только особенно серьезной проблемой, когда принятие решения о восстановительной операции откладывается из-за неопределенного прогноза , но также остается проблемой после ранней нейрорафии, потому что восстановление удовлетворительного восстановления лица в клинике 30, 31 может занять до двух лет.По этой причине часто рекомендуется тренировка парализованных мышц лица 32 .

Здесь мы экспериментально демонстрируем аддитивный положительный эффект EMS и геми-HN-FN «из стороны в сторону» на крысиной модели повреждения лицевого нерва. Следует отметить, что комбинированные положительные эффекты EMS и нейрорафии стали очевидны только после периода наблюдения в течение 3 месяцев, и они стали особенно важными через 6 месяцев, что указывает на то, что поддержание мышечной активности в течение всего процесса восстановления FN очень важно. .Таким образом, угол α, который отражает симметрию лица, был значительно выше при комбинированном лечении по сравнению с только нейрорафией или EMS только через 6 месяцев после травмы. Аналогичная ситуация наблюдалась для амплитуд MAP (соответствующих количеству синхронно разряжающихся окончаний аксонов) и AUC (отражающих качество синхронизма разгрузки аксонов и реиннервации мышц), измеренных в подушечке усов после электростимуляции FN. Интересно, что уже через 3 месяца после травмы симметрия лица и MAP были значительно улучшены битерапией по сравнению с контрольной группой, тогда как в этот более ранний момент времени монотерапия все еще не отличалась от контроля.Таким образом, сочетание EMS и нейрорафии ускоряет процесс функционального восстановления.

Важно отметить, что преимущества комбинированной ЭМС и нейрорафии наблюдались задолго до функциональных улучшений ретроградно меченных лицевых мотонейронов, иннервирующих подушечку усов. Уже через 1 месяц после травмы их количество было самым высоким в группе, получавшей битерапию. Преимущество bithepapy сохранялось от 1 до 6 месяцев после травмы во время прогрессирующего увеличения количества ретроградно меченных лицевых мотонейронов.Этот результат указывает на то, что после восстановительной операции важно как можно скорее начать регулярную миостимуляцию.

Интригующее наблюдение заключалось в том, что EMS не увеличивала количество ретроградно меченных мотонейронов подъязычного ядра, иннервирующих подушечку усов после нейрорафии геми-HN-FN, в любой момент времени. Действительно, количество ретроградно меченых мотонейронов прогрессивно увеличивалось и до сопоставимого уровня как в группах только с нейрорафией, так и в группах битерапии.Аналогичным образом, амплитуда САД после электростимуляции PNG не различалась между группами, принимавшими только нейоррафию, и группами битерапии. Таким образом, между 1 и 6 месяцами после нейрорафии геми-HN-FN количество соединяющих подъязычных мотонейронов и амплитуды MAP после стимуляции подъязычного пути реиннервации прогрессивно увеличивались, независимо от того, были ли электрически стимулированы целевые мышцы подушечки усов или нет. Взятые вместе, наши результаты количественно предполагают, что сочетание EMS и нейрорафии в основном полезно для регенерации начальных лицевых аксонов.Однако весь проводящий путь FN, от моторной коры до целевой мышцы, регулярно активировался рутинной EMS, что также способствовало трансформации кортикальной функции между областями языка и лица при сочетании EMS с нейрорафией HN-FN 33 . Следовательно, несмотря на аналогичное количество подъязычных аксонов, иннервирующих подушечку усов, выявленное ретроградной маркировкой и измерением амплитуд MAP, долговременное качество подъязычной иннервации лицевых мышц улучшалось их электростимуляцией.Действительно, через 6 месяцев битерапия значительно улучшила значения AUC.

Еще одним важным открытием было то, что геми-HN-FN нейрорафия сама по себе ускоряла реиннервацию мускулов подушечек усов лицевыми двигательными нейронами. Через 1 месяц около 200 ретроградно меченных мотонейронов были подсчитаны в лицевом ядре после нейрорафии, тогда как в контрольной группе ретроградно меченых нейронов не наблюдалось. Этот результат предполагает, что хирургическая операция по восстановлению должна быть выполнена как можно раньше после неполного повреждения лицевого нерва, чтобы способствовать регенерации сохранившихся лицевых аксонов.

Вскоре после неполного повреждения лицевого нерва геми-HN-FN «из стороны в сторону» невррафия может быть предложена как наиболее выгодная хирургическая процедура. В отличие от нейрорафии «из стороны в сторону», при перерезке оставшейся ткани лицевого нерва, нейрорафия «из стороны в сторону» сохраняет оставшиеся аксоны лицевого нерва. Наши настоящие результаты показывают, что их регенерации способствует раннее хирургическое вмешательство и быстрое начало стимуляции целевых мышц.

Размозжение ЛН, конечно, не полностью отражает все клинические случаи неполного повреждения ЛН.После разрушения FN все аксоны разделяются. Однако, поскольку эпиневрий сохраняется, значительный процент из них обладает потенциалом восстановления и восстановления функциональных связей с подушечкой усов. Это объясняет, почему для некоторых показателей результатов в нашем исследовании только EMS была так же эффективна, как и только нейрорафия. Однако эта модель позволила нам продемонстрировать, что регенерирующие лицевые нейроны могут вносить значительный вклад в восстановление лицевых функций, и что их регенеративная способность поддерживается ex situ нейрорафией и стимуляцией целевых мышц.

Исследование имеет другие ограничения, которые могут быть рассмотрены в последующих исследованиях. Во-первых, угол α, используемый для оценки симметрии лицевых мышц, не может быть просто коррелирован с системой оценки Хауса-Бракмана (H-B) у людей. Угол α в основном зависит от функции подушечки усов, но не дает информации о функциях orbicularis oculi; следовательно, он не отражает глобально симметрию лицевых мышц, как это делает оценка H-B. Во-вторых, EMS, выполненная в этом исследовании, с двумя игольчатыми электродами, вставленными в целевую мышцу, едва ли может активировать путь тройничного нерва, коры головного мозга и лица (по сравнению с прикреплением кожных чип-электродов к парализованному лицу).Будет ли дополнительная активация пути тройничного нерва-коры-лица более эффективной для функциональной трансформации, может быть исследовано в дальнейших исследованиях. Кроме того, из-за эффекта EMS, для клинической трансляции, вероятно, потребуется изучить различные уровни параметров стимуляции, такие как интенсивность и частота.

Выводы

Это исследование показывает, что геми-HN-FN «из стороны в сторону» нейрорафия через PNG в сочетании с EMS эффективно улучшает функциональное восстановление поврежденных раздавливанием FN у взрослых крыс.Нейрорафия обеспечивает достаточные регенерированные ресурсы аксонов, в то время как EMS усиливает реиннервацию целевой мышцы и активирует проводящий путь нерва. Эта оптимальная битерапия дает дополнительный эффект, который более эффективен, чем лечение одним из двух вмешательств.

Выражение признательности

Эта работа финансировалась грантами Специального фонда Capital Health Research and Development of Special (грант № 2014-21073, Пекин, Китай) и Национального фонда естественных наук Китая (грант No.31440051, Пекин, Китай).

Сокращения

AUC: площадь под кривой;
BES: кратковременная электростимуляция;
EMS: электрическая миостимуляция;
HN: подъязычный нерв;
FN: лицевой нерв;
MAP: потенциал мышечного действия;
PFA: параформальдегид;
PNG: предгенерированный нервный трансплантат.

Ссылки

[1] Озсой У., Хизай А., Демирель Б.М., Озсой О., Билмен Сарикчоглу С., Турхан М. Восстановление подъязычно-лицевого нерва как метод улучшения восстановления двигательной функции после повреждения лицевого нерва. Анн Анат. 2011; 193: 304. и другие. -. [PubMed] [Google Scholar] [2] Бракманн Д.Э., Каллен Р.Д., Фишер Л.М. Функция лицевого нерва после операции транслабиринтной вестибулярной шванномы. Otolaryngol Head Neck Surg. 2007; 136: 773. -. [PubMed] [Google Scholar] [3] Кейли Д.М., Гилберт Э., Хорган М.А., Делашоу Дж. Б., МакМеноми СО.. Исходы хирургии акустической невриномы. Отология и нейротология. 2001; 22: 686. -. [PubMed] [Google Scholar] [4] Тос Т., Кей-Томасен П., Стангжеруп С.-Э., Томсен Дж., Тос М. Потребность в реанимации лица после операций по поводу вестибулярной шванномы: взгляд пациентов. Скандинавский журнал пластической и реконструктивной хирургии и хирургии кисти. 2003; 37: 75. -. [PubMed] [Google Scholar] [5] Гордон Т., Хегедус Дж., Там С.Л. Адаптивное и дезадаптивное прорастание моторных аксонов при старении и болезни мотонейронов. Неврологическое исследование.2004; 26: 174. -. [PubMed] [Google Scholar] [6] Валлс-Соле Ж. Паралич лицевого паралича, постпаралитический лицевой синдром и гемифациальный спазм. Двигательные расстройства. 2002 [PubMed] [Google Scholar] [7] Альбати М., Ойер С., Исии Л.Е., Бирн П., Исии М., Боахене К.О. Ранняя трансплантация нервов при параличе лицевого нерва после резекции опухоли мостомозжечкового угла с сохранением целостности лицевого нерва. Пластическая хирургия лица JAMA. 2016; 18:54. -. [PubMed] [Google Scholar] [8] Стиллингс Д. Обзор истории электрической стимуляции боли.1900; 9: 255. Med Instrum 1975; -. [PubMed] [Google Scholar]

[9] Симпсон Б.А. Электрическая стимуляция и облегчение боли: Elsevier Health Sciences. 2003.

[10] Бассел Б. История электростимуляции в реабилитационной медицине. Ann Phys Rehabil Med. 2015; 58: 198. -. [PubMed] [Google Scholar] [11] Пейрард А., Сох П., Фан С., Темеси Дж., Миллет Г.Ю. Ожидание магнитных и электрических стимулов не нарушает максимальную произвольную выработку силы. Neurosci Lett. 2016; 628: 128. -. [PubMed] [Google Scholar] [12] Танака С., Бэррон К.В., Чендлер М.Дж., Линдерот Б., Форман Р.Д.Роль первичных афферентов в вазодилатации, вызванной стимуляцией спинного мозга: характеристика типов волокон. Brain Res. 2003; 959: 191. -. [PubMed] [Google Scholar] [13] Шехтманн Г., Сонг З., Ультениус К., Мейерсон Б.А., Линдерот Б. Холинергические механизмы, участвующие в обезболивающем эффекте стимуляции спинного мозга в модели нейропатии. Боль. 2008; 139: 136145. [PubMed] [Google Scholar] [14] Мендес А., Сейкали Х., Бирон В.Л., Чжу Л.Ф., Кот DW. Кратковременная электрическая стимуляция после перерезки лицевого нерва и нейрорафии: рандомизированное проспективное исследование на животных.J Otolaryngol Head Neck Surg. 2016; 45: 7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] [15] Фокинг Е.М., Фарго К.Н., Кафлин Л.М., Ким Дж. Т., Марзо С.Дж., Джонс К.Дж. Однократный сеанс кратковременной электростимуляции сразу после раздавливания способствует восстановлению функции лицевого нерва крысы. Журнал исследований и разработок в области реабилитации. 2012; 49: 451. [PubMed] [Google Scholar] [16] Гордон Т., Ева П., Боршель Г.Х. Отсроченное восстановление периферических нервов: методы, в том числе хирургические «перекрестные мосты» для ускорения регенерации нервов.Neural Regen Res. 2015; 10: 1540. -. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] [17] Frigerio A, Heaton JT, Cavallari P, Knox C, Hohman MH, Hadlock TA. Электрическая стимуляция моргания глаз у людей с острым параличом лица: прогресс к бионическому морганию. Plast Reconstr Surg. 2015; 136: 515e. -. [PubMed] [Google Scholar] [18] Ритц Э., Бундшу Х., Массри С. Уремическая миопатия. Учебник нефрологии Филадельфия, William & Wilkins. 2001 [Google Scholar] [19] Роиг М., Рид В.Д. Электрическая стимуляция и функция периферических мышц при ХОБЛ: систематический обзор.Respir Med. 2009; 103: 485. -. [PubMed] [Google Scholar] [20] Джаведони С., Динс А., МакКоги П., Дрост Е., Макни В., Рабинович Р. А.. Нервно-мышечная электростимуляция предотвращает ухудшение мышечной функции при обострении ХОБЛ: пилотное исследование. Respir Med. 2012; 106: 1429. -. [PubMed] [Google Scholar] [21] Klassen A, Di Iorio B, Guastaferro P, Bahner U, Heidland A, De Santo N. Высокотонная внешняя стимуляция мышц при терминальной стадии почечной недостаточности: влияние на симптоматические диабетические и уремические периферические невропатия.Журнал почечного питания. 2008; 18:46. -. [PubMed] [Google Scholar] [22] Харрис С., Лемейтр Дж. П., Маккензи Дж., Фокс К. А., Денвир М. А.. Рандомизированное исследование электростимуляции ног в домашних условиях и обычных велотренировок у пациентов с хронической сердечной недостаточностью. Европейский журнал сердца. 2003; 24: 871. -. [PubMed] [Google Scholar] [23] Нур М.Дж., Петте Д., Бергер Р., Куиттан М., Кревенна Р., Хьюлсман М. Благоприятные эффекты хронической низкочастотной стимуляции мышц бедра у пациентов с тяжелой хронической сердечной недостаточностью.Европейский сердечный журнал. 2004; 25: 136. и другие. -. [PubMed] [Google Scholar] [24] Силинскас В., Груновас А., Станисловайтен Дж., Булиуолис А., Тринкунас Э., Подерис Дж. Влияние электрической миостимуляции на функцию мышц нижних конечностей. J Strength Cond Res. 2017; 31: 1577. -. [PubMed] [Google Scholar] [25] Хамада Т., Хаяси Т., Кимура Т., Накао К., Моритани Т. Электрическая стимуляция нижних конечностей человека увеличивает потребление энергии, окисление углеводов и поглощение глюкозы всем телом. Журнал прикладной физиологии.2004; 96: 911. -. [PubMed] [Google Scholar] [26] Chilibeck PD, Bell G, Jeon J, Weiss CB, Murdoch G, MacLean I. Функциональная электрическая стимуляция увеличивает уровень GLUT-1 и GLUT-4 в парализованных скелетных мышцах. Обмен веществ. 1999; 48: 1409. и другие. -. [PubMed] [Google Scholar] [27] Ван Х, Чжан Л., Ли Д., Хао С., Фэн Дж., Удинет Дж. Подъязычно-лицевой нерв «из стороны в сторону» нейрорафия при стойком неполном параличе лицевого нерва. J Neurosurg. 2014; 120: 263. и другие. -. [PubMed] [Google Scholar] [28] Чжан Л., Ли Д., Ван Х, Хао С., Ван С., Ву З.Подъязычно-лицевой нерв «из стороны в сторону» с использованием аутотрансплантата предварительно сформированного нерва для лечения паралича лицевого нерва после удаления акустических опухолей под мостомозжечковым углом. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2015; 86: 865872. и другие. [PubMed] [Google Scholar] [29] Бардози А., Гебель Х., Стеннерт Э. Ультраструктура нормальной и денервированной лицевой мышцы человека. Plast Reconstr Surg. 1987; 79: 171176. [PubMed] [Google Scholar] [30] Браун Дж. М., Шах М. Н., Маккиннон С. Е.. Перенос дистального нерва: обоснование, основанное на биологии.Нейрохирург Фокус. 2009; 26: Е12. [PubMed] [Google Scholar] [31] Гордон Т., Сулейман О., Бойд Дж. Экспериментальные стратегии, способствующие функциональному восстановлению после травм периферических нервов. J Peripher Nerv Syst. 2003; 8: 236. -. [PubMed] [Google Scholar] [32] Синис Н., Маноли Т., Вердин Ф, Краус А., Шаллер Х. Э., Гунтинас-Личиус О. Глава 23: Ручная стимуляция целевых мышц по-разному влияет на функциональное восстановление после травмы чисто двигательной или двигательной функции. смешанные нервы. Int Rev Neurobiol. 2009; 87: 417. и другие. -. [PubMed] [Google Scholar] [33] Гунтинас-Личиус О., Иринчев А., Стреппель М., Лензен М., Грошева М., Ветцер К.Факторы, ограничивающие двигательное восстановление после перерезки лицевого нерва крысы: комбинированный структурный и функциональный анализ. Eur J Neurosci. 2005; 21: 391. и другие. -. [PubMed] [Google Scholar]

(PDF) Подъязычно-лицевая «поперечная» нейрорафия в сочетании с электрической миостимуляцией при параличе лицевого нерва у крыс

172

стала очевидной после периода наблюдения 3

месяцев, и они стали особенно важными

через 6 месяцев, указывая на то, что поддержание

мышечной активности в течение всего процесса восстановления

FN очень важно.Таким образом, угол α,

, который отражает симметрию лица, был значительно на

выше для комбинированного лечения, когда

по сравнению с нейрорафией или только EMS, только

через 6 месяцев после травмы. Аналогичная ситуация наблюдалась для амплитуд MAP (

, что соответствует количеству синхронных выводов аксонов

) и AUC (отражающих качество

синхронизма разгрузки аксонов и реиннервации мышц

), измеренных на подушечке усов.

мышца после электростимуляции ФН.

Интересно, что уже через 3 месяца после травмы

симметрии лица и MAP были значительно улучшены с помощью битерапии по сравнению с

с контрольной группой, тогда как в этот более ранний момент времени

монотерапия все еще не применялась.

отличаются от управления. Таким образом, сочетание EMS

и нейрорафии ускоряет процесс функционального восстановления

.

Важно отметить, что преимущества комбинированного EMS

и нейрорафии наблюдались задолго до

функциональных улучшений для ретроградно меченных

лицевых мотонейронов, иннервирующих

подушечки усов.Уже через 1 месяц после

травм их количество было наибольшим в группе

, получавших битерапию. Преимущество bithepapy

сохранялось между 1 и 6 месяцами

после травмы, во время прогрессивного увеличения на

количества ретроградно меченных лицевых

мотонейронов. Этот результат показывает, что

важно начать регулярную миостимуляцию, так как

как можно скорее после восстановительной операции.

Интригующее наблюдение заключалось в том, что EMS

не увеличивал количество ретроградно меченных

мотонейронов подъязычного ядра

, иннервирующих подушечку усов

после нейрорафии геми-HN-FN, в любой исследуемый момент времени

.В самом деле, количество

ретроградно меченных мотонейронов увеличивалось на

прогрессивно и до сопоставимого уровня как в группах только с нейрорафией

,

, так и в группах битерапии.

Аналогичным образом, амплитуда MAP после электрической стимуляции

PNG не различалась между

в группах только с нейрорафией и битерапией.

Таким образом, между 1 и 6 месяцами после геми-HN-

FN нейрорафии количество соединяющих

подъязычных мотонейронов и амплитуды

MAP после стимуляции подъязычного

пути реиннервации

прогрессивно увеличивались,

ли цель реиннервации

Мышцы подушечки усов были электрически стимулированы

или нет.Взятые вместе,

наши результаты количественно предполагают, что комбинация

EMS и нейрорафии в основном полезна для регенерации начальных лицевых аксонов.

Тем не менее, весь проводящий путь FN,

от моторной коры до целевой мышцы, был

, регулярно активировавшимся обычной EMS, что также способствовало преобразованию корковой функции

между областями языка и лица, когда

сочетание EMS с нейрорафией HN-FN

33.Таким образом, несмотря на аналогичное количество

подъязычных аксонов, иннервирующих подушечку усов,

мышцы, выявленное ретроградной маркировкой, и

измерения амплитуд MAP, более долгосрочное качество подъязычной иннервации

лицевых мышц. был улучшен их электрической стимуляцией

. Действительно, через 6 месяцев битерапия значительно улучшила значения AUC

.

Еще одним важным открытием было то, что геми-

HN-FN только нейрорафия ускоряла

реиннервацию мускулов подушечек усов

лицевых мотонейронов.Через 1 месяц около 200

ретроградно меченных мотонейронов были

, подсчитанных в лицевом ядре после нейрорафии,

, тогда как в контрольной группе не наблюдалось ретроградно меченных нейронов

. Этот результат

предполагает, что операцию по восстановлению следует проводить как можно раньше после неполного повреждения лицевого нерва

, чтобы способствовать регенерации

сохранившихся аксонов лицевого нерва.

Вскоре после неполного повреждения лицевого нерва

hemi-HN-FN «из стороны в сторону» невррафия

может быть предложена как наиболее выгодная хирургическая процедура

.В отличие от нейрорафии

«бок в конец» с пересечением оставшихся

тканей лицевого нерва, при нейрорафии «из стороны в сторону»

сохраняются оставшиеся аксоны лицевого нерва. Наши

настоящие результаты показывают, что их регенерация составляет

, чему способствует раннее хирургическое вмешательство, и

— быстрое начало стимуляции целевых мышц.

Размозжение ЛН, конечно,

не полностью отражает все клинические случаи

неполных повреждений ЛН.После дробления FN все аксоны

секционируются. Однако, поскольку эпиневрий

сохранился, значительный процент из них

обладает потенциалом восстановления и восстановления

функциональных связей с подушечкой усов

мышцы. Это объясняет, почему для некоторых из

критериев исхода в нашем исследовании только EMS была на

эффективнее, чем одна нейрорафия.

Однако эта модель позволила нам продемонстрировать

, что регенерирующие лицевые нейроны могут вносить

значительный вклад в восстановление функций лица

и что их регенеративная способность

поддерживается нейрорафией ex situ и мишенью

стимуляция мышц.

Исследование имеет другие ограничения, которые могут быть учтены в последующих исследованиях. Во-первых,

угол α, используемый для оценки симметрии лицевых мышц

, не может быть просто коррелирован с

по системе оценок Хауса-Бракмана (H-B) у

человек. Угол α в основном зависит от функции

подушечки усов, но не дает

информации о функциях

круговой мышцы глаза; следовательно,

не отражает глобально симметрию лицевых мышц

, как это делает оценка H-B.Во-вторых, EMS

, как было выполнено в этом исследовании, с двумя игольчатыми электродами

, вставленными в целевую мышцу,

едва может активировать лицевой путь тройничный-кортикальный

(по сравнению с прикреплением

кожных чип-электродов к парализованному

).

лицо). Будет ли дополнительная активация

пути тройничный — кора — лицевая более

эффективна для функциональной трансформации, может быть исследовано в дальнейших исследованиях.Кроме того,

из-за эффекта EMS, различных уровней

параметров стимуляции, таких как

интенсивность и частота, вероятно, потребует изучения

для клинической трансляции.

Выводы

Это исследование показывает, что геми-HN-FN «боковая» —

боковая нейррафия через PNG, объединенная

с EMS, эффективно улучшает функциональное восстановление

сломанной FN у взрослых.

крысы.Нейрорафия обеспечивает

регенерированных ресурсов аксонов, в то время как EMS

усиливает реиннервацию целевой мышцы, а

активирует проводящие пути нерва.

Эта оптимальная битерапия дает дополнительный эффект

, который более эффективен, чем лечение

при использовании одного из двух вмешательств.

Выражение признательности

Эта работа финансировалась

грантами Capital Health Research и

трансляционной нейробиологией

Без аутентификации

Дата загрузки | 09.12.18 13:18

Анатомия, функции, общие состояния и расстройства

Обзор

Мышцы лица: анатомия, функции, общие состояния и расстройства

Что такое мышцы лица?

На вашем лице почти 20 плоских скелетных мышц, которые прикрепляются к разным частям черепа.Черепно-лицевые мышцы необходимы для жевания и выражения лица. Они берут начало в кости или фасции и проникают в кожу. Черепно-лицевые мышцы работают вместе, чтобы контролировать движения:

  • Скулы.
  • Подбородок.
  • Уши (только у некоторых).
  • Брови.
  • Веки.
  • Лоб.
  • Губы (верхние и нижние).
  • Нос и ноздри.

Функция

Для чего нужны мышцы лица?

Мышцы лица отвечают за две основные задачи:

  • Жевание (также называемое жеванием).
  • Делать мимику, например улыбаться, надувать губы или удивленно поднимать брови.

Лицевые мышцы, участвующие в жевании:

  • Букцинатор, тонкая мышца на щеке, прижимающая каждую щеку к зубам.
  • Боковая крыловидная мышца, веерообразная мышца, помогающая раскрыться челюсти.
  • Masseter, мышца, которая проходит от каждой щеки к каждой стороне вашей челюсти и помогает вашей челюсти сомкнуться.
  • Медиальный крыловидный отросток, толстая мышца, которая помогает смыканию челюсти.
  • Temporalis, веерообразная мышца, которая помогает вашей челюсти смыкаться.

Мышцы мимики:

  • ушные раковины, которые позволяют некоторым людям двигать ушами.
  • Corrugator supercilii, который находится рядом с бровью и позволяет нахмуриться.
  • Depressor anguli oris, который находится по бокам подбородка и взаимодействует с другими мышцами, вызывая хмурый взгляд.
  • Depressor labii inferioris, мышца подбородка, которая помогает контролировать движения нижней губы.
  • Levator labii superioris alaeque nasi, который может открывать ноздри и поднимать верхнюю губу.
  • Mentalis, пара мышц по направлению к центру подбородка, которая помогает контролировать нижнюю губу.
  • Nasalis, позволяющий раздуть ноздри.
  • Затылочно-лобная мышца, мышца, которая простирается от бровей до верхней части черепа, может поднимать брови и морщить лоб.
  • Orbicularis oculi, закрывающий веки.
  • Orbicularis oris, круг мышц вокруг рта, который закрывает или сжимает губы.
  • Procerus, мышца между бровями, которая может опускать брови вниз и раздувать ноздри.
  • Рисориус, который расположен по бокам вашего рта и помогает улыбаться.
  • Zygomaticus major и minor, которые позволяют улыбаться.

Другие функции мышц лица:

  • Определение того, как выглядит человек.
  • Защита глаз.
  • Держать еду и питье во рту (предотвращение слюнотечения).
  • Разговор.
  • Пение.
  • Свист.

Анатомия

Где расположены мышцы лица?

Лицевые мышцы расположены по всему лицу. Их можно разделить на категории по общему местонахождению:

  • Букколабиальные мышцы во рту и вокруг него.
  • Носовые мышцы вокруг носа.
  • Эпикраниальные мышцы лба, черепа и шеи.
  • Мышцы ушной раковины вокруг ушей.
  • Орбитальные мышцы вокруг глаз.

Состояния и расстройства

Какие состояния и нарушения могут влиять на лицевые мышцы?

Для работы лицевые мышцы получают сигналы от мозга через лицевой нерв. Но иногда они не могут должным образом принимать эти сигналы.

Когда лицевые мышцы не могут должным образом воспринимать сигналы мозга, это может вызвать:

  • Обвисшее или дряблое лицо.
  • Паралич лица (слабость).
  • Паралич лицевого нерва (невозможность двигать частями лица).
  • Проблемы с жеванием, речью или мимикой.
  • Слюни.

Возможны симптомы:

  • По всему лицу.
  • В одном конкретном районе.
  • С левой или правой стороны.
  • В верхней или нижней половине.

Повреждение лицевого нерва и проблемы с лицевыми мышцами могут быть вызваны:

  • Аутоиммунное заболевание: Заболевания, такие как синдром Гийена-Барре или рассеянный склероз, могут со временем вызвать паралич лицевого нерва.
  • Паралич Белла: Когда опухоль оказывает давление на лицевой нерв, паралич Белла может вызвать лицевую слабость или паралич одной или обеих сторон лица. Практически всегда это приводит к полной невозможности сморщить лоб. Паралич Белла возникает внезапно, но обычно носит временный характер.
  • Рак головы и шеи: При раке головы и шеи растущая опухоль может со временем нарушить функцию лицевых мышц.
  • Инфекция: Бактериальная или вирусная инфекция может вызвать воспаление лицевого нерва и проблемы с мышцами лица.Примеры включают ушные инфекции, болезнь Лайма или синдром Рамзи-Ханта.
  • Травма головы или лица: Травма лица, например удар по голове или автомобильная авария, может привести к повреждению лицевого нерва и лицевых мышц.
  • Инсульт: Инсульт возникает, когда кровеносный сосуд в головном мозге блокируется или лопается. Это может вызвать внезапную слабость лица или паралич. Другие признаки могут включать паралич одной стороны тела, спутанность сознания, потерю памяти и проблемы с общением. Человек, перенесший инсульт, обычно может морщить лоб, в отличие от паралича Белла.

Часто задаваемые вопросы

Следует ли мне обращаться за медицинской помощью при слабости или параличе лицевого нерва?

Вам следует немедленно обратиться за медицинской помощью, если у вас есть слабость или паралич лицевого нерва.

Это может быть временный случай паралича Белла или излечимая инфекция. Но врач должен осмотреть вас, если у вас что-то более серьезное, например, опухоль или инсульт.

Записка из клиники Кливленда

Ваши лицевые мышцы работают вместе, чтобы контролировать части вашего лица.Они необходимы для жевания, мимики и других функций. Слабость или паралич мышц лица может быть временным заболеванием или серьезной медицинской проблемой. Немедленно обратитесь к врачу, если у вас паралич лицевого нерва или проблемы с улыбкой, разговором или едой.

границ | Сравнение паттернов активации лицевых мышц у здоровых субъектов с параличом Белла с помощью поверхностной электромиографии высокой плотности

Введение

Лицо — важная часть внешнего вида человеческого тела.Кроме того, поверхностные геометрические изменения лица вызываются лицевыми мышцами (Cattaneo and Pavesi, 2014). Лицевые мышцы иннервируются лицевым нервом, который выходит из моста ствола мозга, проходит через лицевой канал в височной кости и выходит из черепа через шилососцевидное отверстие (Peitersen, 2002). Как только лицевой нерв выходит из шилососцевидного отверстия, он разделяется на пять терминальных ветвей, а именно на височную, скуловую, щечную, маргинальную (или нижнечелюстную) и шейную ветви (Cattaneo and Pavesi, 2014).Эти ветви анатомируют друг друга внутри околоушной железы и образуют сплетения различной сложности (Captier et al., 2005). Более того, лицевая мышца уникальна в опорно-двигательной системе человека из-за ее неоднородности среди различных мышц лица, а также внутри одной и той же мышцы (Cattaneo and Pavesi, 2014). Кроме того, сообщалось, что существуют значительные различия в лицевых мышцах разных людей (D’Andrea and Barbaix, 2006). Следовательно, эта сложная и разнообразная анатомическая структура нервно-мышечной системы лица позволяет лицу выполнять широкий спектр лицевых движений.В свою очередь, различные движения лица необходимы в повседневной жизни и влияют на широкий спектр форм человеческого поведения, включая кормление, речь и общение (Cattaneo and Pavesi, 2014). Следовательно, количественное исследование пространственных паттернов активации лицевых мышц при различных лицевых движениях важно для понимания задействования сложных лицевых мышц. Кроме того, это может обеспечить основу для понимания аномалий нервно-мышечной системы лица, включая паралич Белла.

Паралич Белла — одна из наиболее частых причин односторонних лицевых нервно-мышечных нарушений в мире (Gilden, 2004).Это вызвано повреждением лицевого нерва, который является седьмым черепным нервом и иннервирует 17 пар лицевых мышц (Peitersen, 2002). Сообщалось, что среднегодовая частота паралича Белла составляет 20–35 на 100 000 человек (Hauser et al., 1971; Rowlands et al., 2015), и на него приходится около 60–75% всех случаев одностороннего паралича лицевого нерва (Adour и др., 1978). Более того, около 29% пациентов с параличом Белла в конечном итоге демонстрируют дефицит от легкой до тяжелой (Glass and Kallirroi, 2014). Паралич Белла имеет различные последствия, в том числе нарушение симметрии лица, неполное закрытие век, гемифациальные спазмы, синкинезию, необратимую потерю вкуса и вкусовое слезотечение (Peitersen, 1982; Gilden, 2004).Следовательно, пациенты с такими симптомами нуждаются в тщательном обследовании, чтобы установить, какая мышца лица была повреждена, а также степень поражения.

В настоящее время шкалы оценок являются наиболее часто используемыми методами оценки двигательной функции лица. Эти шкалы оценивают двигательную функцию лица либо в целом, либо в региональном разрезе. Например, шкала Хауса – Бракмана [также называемая Шкалой оценки лицевого нерва (FNGS)] представляет собой систему из шести уровней (I – VI), которая предлагает грубую оценку моторной функции лица (House and Brackmann, 1985; Berg et al., 2004; Vrabec et al., 2009). Шкала Янагихара и Шкала Саннибрука — это региональные системы оценки, которые измеряют аспекты функции различных лицевых мышц (House and Brackmann, 1985; Berg et al., 2004; Vrabec et al., 2009), а также последняя разработанная Шкала оценки лицевых нервов 2.0 ( FNGS 2.0) сочетает региональные баллы с общими баллами при оценке функции лица (House and Brackmann, 1985; Berg et al., 2004; Vrabec et al., 2009). Однако, хотя эти шкалы удобны для клинического использования, оценки сильно зависят от субъективного наблюдения клинициста (Rickenmann et al., 1997). Для объективного профилирования нервно-мышечной активности лица используются электрофизиологические методы тестирования, такие как электронейрография (EnoG) и электромиография (ЭМГ; Грошева и др., 2008; Озгур и др., 2010). В методе EnoG используется максимальная электрическая стимуляция, чтобы вызвать сложный потенциал действия мышц лица (CMAP). Соотношение CMAP на парализованной стороне здоровой стороны отражает дегенерацию лицевого нерва в пораженной области (Gilden, 2004). Однако на прогностическую ценность EnoG обычно влияет положение регистрирующего электрода из-за неоднородности лицевых мышц и лицевого нерва (Engstrm et al., 2000; Ким и др., 2016).

ЭМГ-исследований также используются для диагностики паралича Белла или мониторинга функциональных изменений во время лечения этого состояния (On et al., 2007; Grosheva et al., 2008; Han et al., 2015). Однако записи ЭМГ лица с использованием только двух-шести пар биполярных электродов в состоянии покоя или произвольного движения не могут получить полную информацию о сложной активации лицевых мышц (On et al., 2007; Grosheva et al., 2008; Han et al. ., 2015). Следовательно, метод поверхностной ЭМГ высокой плотности (HD sEMG) может быть оптимальным методом всесторонней регистрации активации лицевых мышц по двум причинам: (i) он неинвазивен, поэтому к поверхности лица можно прикрепить несколько электродов для увеличения область записи; и (ii) небольшой размер электрода (обычно менее 10 мм) и небольшое расстояние между электродами (IED; обычно менее 15 мм) могут уменьшить перекрестные помехи сигналов ЭМГ и повысить точность записи (Winter et al., 1994; Хоффман и Стрик, 1999). HD sEMG использовался для характеристики распределения электрической активности мышц в различных частях тела, включая мышцы предплечья, плеча и гортани (Dick et al., 2012; Zhu et al., 2017; Bracken et al., 2019 ; Дай и Ху, 2019). С физиологической точки зрения преимущество HD sEMG заключается в неинвазивном получении подробной пространственной нервно-мышечной информации (Dick et al., 2012). Обычные методы sEMG, включающие биполярный сигнал на одной мышце, практически не используются в клинической диагностике, поскольку этот сигнал представляет собой сложный сигнал, содержащий сигналы EMG от разных частей мышцы (Pullman et al., 2000). Напротив, HD sEMG может извлекать нервно-мышечную информацию на уровне двигательных единиц (MU), поскольку имеет высокое пространственное разрешение при записи сигналов EMG. На уровне MU техника HD sEMG может предоставить полезную патологическую информацию, такую ​​как предоставленная техника внутримышечной игольной ЭМГ, а техника игольной EMG является стандартным методом оценки нервно-мышечных заболеваний (Gea Drost et al., 2006). Например, скорость проводимости мышечных волокон (MFCV), извлеченная из сигналов HD sEMG, является важной характеристикой при оценке мышечной усталости и болезни двигательных нейронов (Wood et al., 2001; Schillings et al., 2004). Локализация зоны иннервации на основе техники HD sEMG может применяться для оптимизации инъекции ботулинового токсина (Walker et al., 2015). Таким образом, HD sEMG предоставляет как классическую, так и новую информацию о нервно-мышечной системе в состоянии здоровья и болезни. Кроме того, HD sEMG особенно полезен для выявления паттернов активации мышц со сложными анатомическими структурами (Gallina, Botter, 2013; Hu et al., 2015; Dai and Hu, 2019). Более того, существует несколько исследований паттернов активации лицевых мышц с использованием многоканальной поверхностной ЭМГ (Lapatki et al., 2003, 2006; Schumann et al., 2010), хотя некоторые исследовали только нижнюю часть лицевых мышц (Lapatki et al., 2003, 2006). В другом примере Schumann et al. (2010) использовали 48 электродов для характеристики паттерна активации лицевых мышц, хотя размещение электродов было эмпирическим (Schumann et al., 2010) и могло зависеть от индивидуальных различий. Кроме того, в этих исследованиях изучались только здоровые люди, но у пациентов, например, с параличом Белла, может наблюдаться различная степень сдвига в пространственном распределении активации лицевых мышц.

Целью этого исследования было оценить паттерны активации всех лицевых мышц без предварительного знания лицевой анатомии. Таким образом, карты активации лица при различных движениях лица были получены с использованием HD sEMG и визуализированы путем построения среднеквадратичного значения (RMS) сигналов EMG. Движения лица включали поднятие бровей (RE), закрытие глаз (CE), выпуклость щеки (BC), ухмылку (GR), надувание (PO) и сморщивание носа (WN). Движения были направлены на выборочную активацию мышц, локализованных в разных частях лица.Примечательно, что эти лицевые движения часто используются при оценке паралича Белла (Gilden, 2004). Более того, симметрия активации лицевых мышц во время различных движений была количественно оценена путем расчета двумерного коэффициента корреляции между левой и правой сторонами карт активации. После этого сравнивали различия в симметрии активации здоровых субъектов и субъектов с параличом Белла. Кроме того, центр тяжести (CG) активированных областей (сегментированный по пороговому значению) был извлечен из карты активации, чтобы количественно представить местоположение активированных областей.Наконец, в исследовании оценивалась корреляция между положением КГ и параличом Белла. Полученные данные точно отражают активацию мышц во время основных движений лица как у здоровых людей, так и у пациентов с параличом Белла. Таким образом, это дает дополнительную информацию о комплексной активации лицевых мышц при нормальных и патологических состояниях, таких как паралич Белла.

Материалы и методы

Субъектов

В этом исследовании было задействовано в общей сложности 20 субъектов, в том числе 10 человек с параличом Белла и 10 здоровых людей.10 пациентов с параличом Белла (четыре мужчины, шесть женщин) в возрасте от 24 до 67 лет были набраны из амбулаторного отделения больницы традиционной китайской медицины Шэньчжэня. Среди испытуемых шесть были поражены на левой стороне лица, а четверо — на правой стороне. Кроме того, 10 здоровых субъектов (семь мужчин и три женщины) в возрасте от 24 до 65 лет были среди сотрудников больницы традиционной китайской медицины Шэньчжэня. Исследование подтвердило, что включенные в исследование пациенты с параличом Белла не имели в анамнезе заболеваний или травм центральных или периферических нервов, за исключением паралича Белла.После этого опытный врач (более 10 лет клинического опыта лечения паралича Белла) провел клиническую оценку степени паралича Белла у субъектов с использованием FNGS 2.0 перед экспериментом (Vrabec et al., 2009). FNGS 2.0 оценивает различные области лица и, следовательно, может предоставить больше информации о региональных движениях лица по сравнению с одной глобальной оценкой. Демографические данные по 20 субъектам представлены в таблице 1.

Таблица 1 .Демографические данные по всем предметам.

Это исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом больницы традиционной китайской медицины Шэньчжэня (номер одобрения: 2017-05) и проводилось в соответствии с руководящими принципами Хельсинкской декларации. Кроме того, все испытуемые лично дали письменное информированное согласие перед экспериментом.

Приборы

Поверхностная миоэлектрическая активность лицевых мышц была получена с использованием системы регистрации поверхностной электромиографии высокой плотности (HD sEMG) (TMSi, модель REFA 128, Нидерланды, частота дискретизации 2048 Гц).Во время выполнения лицевых двигательных задач одновременно регистрировалось до 90 каналов монополярных сигналов ЭМГ. Кроме того, 90 электродов были разделены на три подгруппы, которые покрывали область лба, правой щеки и левой щеки соответственно. Каждая подгруппа имела 30 электродов, расположенных в виде прямоугольной решетки. Подмножество, покрывающее лоб, было расположено в три ряда и 10 столбцов, а те, которые закрывали обе стороны щеки, были расположены в шесть рядов и пять столбцов. Перед установкой электродов кожу лица очищали спиртово-ватными наклейками, затем наносили маркировку по предварительно перфорированному шаблону.Шаблон использовался для размещения электродов, как указано выше. Расположение шаблонов определялось в соответствии со следующими двумя простыми критериями: (1) расположение нижнего края шаблона на лбу было у верхнего края брови; и (2) медиальный край щечных шаблонов находился на вертикальной линии угла рта. Расстояние между пробивными отверстиями на шаблоне составляло 15 мм. Иллюстрации шаблона и расположение электродов на лице показаны на рисунке 1.Электрод сравнения помещали на область запястной кости.

Рисунок 1 . Экспериментальная установка электродных сеток. (A) Решетки из силикагеля использовались для определения положения электродов на лице. Сетка на лбу состояла из 10 столбцов и трех рядов. Сетка на правой и левой сторонах щеки состояла из пяти столбцов и шести рядов. Межэлектродное расстояние (IED) составляло 15 мм. (B) Изображение объекта с электродами высокой плотности. (C) Иллюстрация мышц лица, покрытых электродами.

Методика эксперимента

Шесть различных лицевых моторных задач, включая RE, CE, BC, GR, PO и WN, были впервые продемонстрированы испытуемым. После этого испытуемые практиковали продемонстрированные двигательные задачи до тех пор, пока они не считались пригодными для выполнения стандартных задач. Испытуемым было предложено завершить движение с максимальным усилием, чтобы уровень активации лицевых мышц был почти одинаковым у разных испытуемых.После этого к лицам испытуемых прикрепляли электроды, после чего им устно велели выполнить шесть лицевых движений. Каждое движение длилось 2 с и повторялось девять раз с интервалом 10 с. Перед выполнением заданий испытуемых просили сесть прямо и не двигаться в течение 1 мин. Во время эксперимента амплитуда ЭМГ отслеживалась в режиме реального времени, чтобы гарантировать, что испытуемые выполнили задания в соответствии с требованиями. Иллюстрация экспериментальной процедуры показана на рисунке 2.

Рисунок 2 .Иллюстрация экспериментальной процедуры.

Обработка сигналов и анализ данных

Монополярные сигналы подвергались автономной полосовой фильтрации с использованием нулевой фазы фильтра Баттерворта четвертого порядка (20–500 Гц) для удаления низкочастотных артефактов движения и высокочастотных шумов. Кроме того, для устранения шума линии электропередачи использовался режекторный фильтр с частотой 50 Гц.

Для каждой двигательной задачи отфильтрованные сигналы ЭМГ состояли из девяти активных сегментов, соответствующих девяти повторным попыткам сокращения мышц.Чтобы избежать включения сигналов ЭМГ неактивированного сегмента, время начала и смещения каждого активного сегмента определялось вручную в соответствии с внезапным увеличением и уменьшением амплитуды сигнала ЭМГ и применялось ко всем каналам. Для каждого канала вычислялось среднеквадратичное значение каждого активного сегмента, чтобы представить мышечную активность во время выполнения двигательной задачи. Среднеквадратичное значение рассчитано с использованием уравнения 1.

Где N — общее количество данных выборки в выбранном сегменте, а x i — амплитуда данных выборки i th .Затем многоканальные среднеквадратичные значения для каждой трассы были нормализованы к разнице между максимальным и минимальным среднеквадратичными значениями для трассы. Это связано с тем, что диапазон амплитуд записанных сигналов ЭМГ изменялся на каждом следе. Активность всех лицевых мышц во время активного сегмента могла быть показана одновременно на топографической карте, которая была построена из нормализованных многоканальных значений RMS с использованием алгоритма кубической интерполяции. На рисунке 3 показано, как топографическая карта ЭМГ была получена из активных сегментов многоканальных сигналов ЭМГ.Горячий (в сторону красного) цвет представляет собой высокое среднеквадратичное значение, а холодный (в сторону синего) цвет указывает на низкое среднеквадратичное значение.

Рисунок 3 . Запись многоканальной электромиограммы (ЭМГ) и построение карт ЭМГ. (A) Многоканальные сигналы ЭМГ от здорового субъекта одновременно записывались с использованием системы поверхностной ЭМГ высокой плотности (HD sEMG). Сигналы ЭМГ между двумя вертикальными красными линиями были получены в процессе ухмылки (ГР). (B) Карта активации того же здорового субъекта в ходе GR.Карта была построена из среднеквадратичного значения (RMS) многоканальных сигналов ЭМГ. Значения RMS были нормализованы до максимального значения.

Карты ЭМГ представляют пространственное распределение активированных мышц. Карты позволяют исследователям наблюдать за положением и формой активированных лицевых мышц во время выполнения двигательных задач. Затем соответственно было проведено сравнение паттернов мышечной активации при выполнении различных задач. Кроме того, было проведено сравнение здоровых испытуемых с параличом Белла при выполнении различных двигательных задач.После этого схожесть моделей активации мышц на двух сторонах лица количественно оценивалась с использованием двумерного коэффициента корреляции (corr2), который рассчитывали как уравнение (2).

corr2 = ∑m∑n (Lmn − L¯) (Rmn − R¯) (∑m∑n (Lmn − L¯) 2) (∑m∑n (Rmn − R¯) 2) (2)

Где corr2 был коэффициентом двумерной корреляции, тогда как L и R изображали матрицы данных отображения ЭМГ левой и правой сторон лица соответственно. m и n представляют количество строк и столбцов в матрицах соответственно.Чем больше значение corr2, тем сильнее корреляция между двумя сторонами лицевых действий. Значения 1 и -1 отображают полностью положительную и отрицательную корреляцию соответственно, тогда как 0 указывает на отсутствие корреляции. Корр2 лба и щеки рассчитывали отдельно.

Для количественного анализа расположения активированных мышц была извлечена пространственная характеристика — Центр тяжести (ЦТ) на основе карт ЭМГ. Во-первых, карты ЭМГ были сегментированы на основе порогового метода, где порог опыта равен 0.5 был установлен для получения области активированных мышц. После этого координаты ЦТ были рассчитаны по уравнениям (3) и (4).

CGx = 1∑i, jMapi, j∑i, jMapi, j ∗ j (3) CGy = 1∑i, jMapi, j∑i, jMapi, j ∗ i (4)

Где CG x и CG y , представляющие координаты центра тяжести в направлениях X и Y . Карта i, j представляла i × j -й элемент в сегментированной карте EMG, тогда как i и j представляли позицию строки и столбца i × j -го элемента.

ЦТ обеих сторон лба и щеки рассчитывались отдельно. Кроме того, было определено и рассчитано расстояние CG для количественного сравнения локализации активации лицевых мышц между двумя сторонами лица. Расстояние ЦТ определялось как расстояние между правой ЦТ и левой ЦТ после отражения правой ЦТ на левой части лба или карты щек.

Статистика

Сравнение corr2 в области лба и щек между здоровыми субъектами и субъектами с параличом Белла во время различных заданий было протестировано с использованием независимого образца t -тест.Кроме того, был рассчитан коэффициент корреляции Пирсона между оценками corr2 и FNGS. Коэффициенты корреляции на лбу и щеке рассчитывались отдельно. Оценка FNGS включала ряд региональных оценок, таких как оценка бровей, глаз, носогубной складки (NLF) и оральная оценка. Сумма этих региональных баллов считалась общим баллом. Была оценена корреляция между corr2 и каждой оценкой. Кроме того, сравнение расстояния ЦТ в области лба и щек между здоровыми испытуемыми и испытуемыми с параличом Белла во время различных заданий также было протестировано с использованием критерия суммы рангов Вилкоксона, поскольку размеры выборки в этих двух группах не всегда были одинаковыми.Статистически значимым считалось значение p менее 0,05.

Результаты

Паттерны активации лицевых мышц у здоровых людей и пациентов с параличом Белла

Десять здоровых субъектов были набраны в это исследование, и их идентификационные номера варьировались от 11 до 20. Карты ЭМГ показали, что паттерны мышечной активации во время выполнения заданий были почти симметричными у здоровых субъектов. Например, карты ЭМГ испытуемого 15 во время шести различных лицевых двигательных задач были показаны на рисунке 4.Лобная кость в основном задействована RE, поэтому была выделена верхняя область карты подмножества лба. С другой стороны, CE в основном задействовал orbicularis oculi, поэтому области возле глаз были выделены как на картах подмножеств лба, так и на щеках. Более того, BC в основном привлекал orbicularis orris, поэтому области возле рта были выделены на левой и правой картах подмножеств щеки. Скуловая мышца была в основном задействована GR, поэтому были выделены центральные области левой и правой подгруппы щеки.Карты EMG PO были в чем-то похожи на карты BC. Кроме того, WN в основном задействовала морщинку и носоглотку, поэтому была выделена срединная область на картах подмножеств лба и щек. Наконец, CG был симметрично распределен на картах EMG, как показано на рисунке 4.

Рисунок 4 . Карта активации здорового человека во время шести различных движений лица. Центр тяжести (ЦТ) левой и правой стороны карты также отмечен (*).

В исследование были включены

пациентов с параличом Тен Белл, имевшие идентификационные номера от 1 до 10.Степень их состояния оценивалась с помощью FNGS 2.0, как показано в таблице 1. Карты ЭМГ показали, что модели мышечной активации были асимметричными у пациентов с параличом Белла. На рисунке 5 показаны карты ЭМГ пятого испытуемого при выполнении шести различных заданий. Субъектом был паралич Белла, парализованный слева. У этого предмета во время RE была выделена только лобная кость с правой стороны. Однако, когда субъект выполнял КЭ, были выделены как лобная, так и круговая мышца глаза на правой стороне лица.Кроме того, orbicularis orris на обеих сторонах лица был выделен во время BC, хотя отмеченная область на здоровой (правой) стороне была больше, чем на паретичной (левой) стороне. Во время GR были выделены скуловые мышцы с обеих сторон лица, хотя они были распределены асимметрично. Примечательно, что массетер на паретичной стороне лица также, по-видимому, был задействован во время GR, поскольку был выделен нижний левый угол левой карты щеки. Более того, orbicularis orris с обеих сторон лица был задействован во время PO, как и в BC.Наконец, WN задействовала и гофрировщика, и носа. Результаты показали, что выделенная область на здоровой стороне была больше, чем паретическая сторона во время PO и WN. Группы CG также были обозначены на Рисунке 5.

Рисунок 5 . Карта активации паралича Белла во время шести различных движений лица. ЦТ левой и правой стороны карты также отмечены (*).

Карты ЭМГ в покое также показаны на рис. 4, 5. Хотя амплитуда сигналов ЭМГ была слабой во время покоя, наблюдалось неравномерное распределение электрической активности в лицевых мышцах.Оказалось, что электрическая активность у здоровых репрезентативных испытуемых была более симметричной, чем у репрезентативных испытуемых с параличом Белла, во время отдыха. Однако образцы пространственного распределения лицевой ЭМГ во время отдыха были разными у разных испытуемых. Поэтому пространственные характеристики карт ЭМГ в состоянии покоя, такие как corr2 и CG, не будут извлекаться и анализироваться в следующих разделах.

Сходство моделей активации мышц между двумя сторонами лица

Более того, сходство паттернов активации лицевых мышц оценивалось с помощью corr2.Сравнение corr2 между здоровыми субъектами и субъектами с параличом Белла показано на рисунке 6. Из рисунка видно, что средние значения corr2 здоровых субъектов были выше, чем у жертв паралича Белла, во время всех задач, а также во время отдыха. Значительные различия особенно наблюдались в области лба во время RE и WN и в области щек во время всех заданий.

Рисунок 6 . Среднее значение corr2 здоровых испытуемых и испытуемых с параличом Белла при выполнении различных задач. (A) Средний corr2 в области лба; (B) средний corr2 в области щек.Поднятие бровей (RE), закрытие глаз (CE), выпуклая щека (BC), ухмылка (GR), надувание губ (PO) и морщинистый нос (WN). Планки погрешностей представляют собой стандартное отклонение между субъектами (* p <0,05).

Коэффициенты корреляции между оценками corr2 и FNGS показаны в таблицах Таблицы 2, 3. В этих таблицах были отмечены p значений корреляции, которые были меньше 0,05 и 0,01, соответственно. Таблица 2 показывает, что корреляция между оценками corr2 и FNGS (кроме оценки глаз) во время RE и CE была более значительной в области лба, поскольку значения p были меньше 0.01. Кроме того, наблюдалась значимая корреляция между оценками corr2 и FNGS во время GR и WN, поскольку было получено p <0,05. С другой стороны, таблица 3 показывает, что существует значимая корреляция между оценками corr2 и FNGS (кроме оценки Eye) во время BC и PO в области щек ( p <0,05). Не наблюдалось значимой корреляции между оценками corr2 и FNGS как в области лба, так и в области щек во время GR, WN и отдыха. Эти результаты показали, что симметрия лицевых ЭМГ-активностей у пациентов с параличом Белла была значительно ниже, чем у здоровых субъектов, а пространственная симметричная характеристика corr2 некоторых областей лицевой ЭМГ-карты может прогнозировать состояние паралича Белла при выполнении некоторых задач.

Таблица 2 . Коэффициенты корреляции между двумерным коэффициентом корреляции лба (corr2) и оценкой по шкале оценки лицевых нервов (FNGS) при выполнении различных задач.

Таблица 3 . Коэффициенты корреляции между оценками cheek corr2 и FNGS при выполнении различных задач.

Распределение CG по разным задачам

CG могут лучше всего отображать центральное положение активированных мышц, если выделенная область точно сегментирована.В этом исследовании были протестированы несколько пороговых значений, и было показано, что 0,5 может эффективно сегментировать большинство карт. CG были извлечены из сегментированных карт, и CG каждой тропы были тщательно проверены. Среднее распределение КГ в каждой задаче показано на рисунке 7. КГ здоровых субъектов и субъектов с параличом Белла были отмечены красным и синим цветом соответственно. Кроме того, разные предметы были помечены разными оттенками красного или синего соответственно. Стандартное отклонение координат X и Y каждой ЦТ было нанесено на график в положении ЦТ по горизонтали и вертикали.

Рисунок 7 . Распределение компьютерных игр по разным задачам. Расположение компьютерной графики каждого испытуемого отмечено в прямоугольной системе координат. КТ здоровых испытуемых показаны красным цветом, а КГ жертв паралича Белла — синим. Вертикальные полосы погрешностей представляют собой стандартное отклонение координат Y между трассами. Горизонтальные полосы погрешностей представляют собой стандартное отклонение координат X между трассами.

На рис. 7 показано, что ЦТ лба у здоровых испытуемых в основном распределялись в средней области, а у жертв паралича Белла — далеко от средней линии.Кроме того, CG правой и левой щеки соответствовали положению активированных мышц во время движения лица. Во время RE мышцы щеки были почти неподвижными, поэтому из области щек было извлечено меньше CG. Более того, orbicularis orris сокращалась во время BC и PO, поэтому CG в основном были распределены в нижнем углу средней линии. Во время CE orbicularis oculi сокращалась, поэтому CG в основном распределялись в верхнем углу средней линии. Кроме того, CG в основном были распределены в центральной области щеки во время GR, в то время как в WN они были в основном распределены по средней линии между правой и левой щекой.Примечательно, что КГ здоровых людей были более симметрично распределены по сравнению с таковыми у жертв паралича Белла, независимо от паретической стороны.

Расстояние ЦТ между двумя сторонами лица

Расположение CG связано с положением активации лицевых мышц. Из рисунка 7 видно, что ЦТ парализованной стороны лица не были симметрично распределены с положением ЦТ на здоровой стороне. Поэтому для количественной оценки асимметрии в расположении активированных мышц между двумя сторонами лица была извлечена пространственная характеристика карты ЭМГ, называемая расстоянием ЦГ.Расстояние ЦТ для лба и щеки рассчитывалось отдельно и подробно описано в разделе «Обработка сигналов и анализ данных».

Сравнение расстояния CG между здоровыми субъектами и субъектами с параличом Белла показано на рисунке 8. Рисунок показывает, что среднее расстояние CG здоровых субъектов было ниже, чем у жертв паралича Белла во время большинства задач. В отличие от corr2, CG не могут быть извлечены, если интенсивность некоторых областей карты EMG была ниже порогового значения 0,5.Таким образом, данные о расстоянии CG некоторых субъектов отсутствовали в процессе извлечения расстояния CG. Таким образом, тест суммы рангов Вилкоксона использовался для проверки значимой разницы среднего расстояния ЦТ между здоровыми субъектами и жертвами паралича Белла, поскольку размеры выборки этих двух групп не всегда были одинаковыми. Значительные различия особенно наблюдались в области лба во время RE, CE и WN и в области щек во время GR и PO.

Рисунок 8 . Среднее расстояние ЦГ здоровых испытуемых и испытуемых с параличом Белла при выполнении различных задач. (A) Среднее расстояние ЦТ в области лба; (B) среднее расстояние ЦТ в области щек. Планки погрешностей представляют собой стандартное отклонение между субъектами (* p <0,05).

Примечательно, что RE, CE и WN задействовали мышцы лба, в то время как BC, GR и PO задействовали мышцы щек. Он показал, что в положении активированных лицевых мышц расстояния ЦТ у пациентов с параличом Белла, как правило, были значительно больше, чем у здоровых людей.

Обсуждение

В этом исследовании метод HD sEMG использовался для одновременной регистрации распределения активности лицевых мышц во время шести движений лица и отдыха. Следовательно, электродные сетки использовались для покрытия области лба и щек лица, поэтому предварительные знания анатомии лица не требовались для размещения электродов. Это отличалось от многоканального поверхностного ЭМГ-исследования паттернов активации лицевых мышц (Schumann et al., 2010).Кроме того, пациенты с параличом Белла были задействованы в настоящем исследовании по измерению активации лицевых мышц с помощью ЭМГ. Исследование было направлено на изучение паттернов активации лицевых мышц как у здоровых людей, так и у пациентов с параличом Белла. Области активации были получены во время шести часто используемых движений лица для оценки паралича Белла. Движения включали RE, CE, BC, GR, PO и WN. Результаты показали, что модели активации лицевых мышц здоровых людей были более симметричными по сравнению с таковыми у жертв паралича Белла.Это было количественно определено с помощью corr2 и расстояния на левой и правой сторонах CG. Corr2 также коррелировал с параличом Белла, который оценивался с использованием шкалы FNGS. В целом, рассчитанные пространственные карты активации мышц предоставили подробную информацию об активности лицевых мышц во время движения лица. Это было связано с физиологическим и патологическим фоном лица.

Количество и расположение электродов высокой плотности

Лицевые мышцы, характеризующиеся высокой неоднородностью, представляют собой группу скелетных мышц, иннервируемых лицевым нервом (Gilden, 2004).Знание лицевых мышц жизненно важно для понимания физиологического процесса разнообразных движений лица. За исключением нескольких исследований, посвященных анатомии лицевых мышц (Odwyer et al., 1981; D’Andrea, Barbaix, 2006; D’Antoni, 2016), электрофизиологический метод часто используется для изучения этих мышц (Grosheva et al. al., 2008; Lapatki et al., 2010; Han et al., 2015; Kim et al., 2018). Однако в большинстве этих электрофизиологических исследований используется слишком мало электродов, поэтому активация нескольких лицевых мышц не может быть обнаружена одновременно.Следовательно, неинвазивный и многоканальный метод поверхностной ЭМГ может использоваться для получения паттернов активации нескольких лицевых мышц. Предыдущее исследование Lapatki’s et al. зарегистрировали (Lapatki et al., 2003, 2006, 2010) топографическую активацию периоральных мышц, таких как депрессор углового ириса и orbicularis orris inferior, используя сетки HD sEMG (120 каналов) с межэлектродным расстоянием 4 мм. Следовательно, расположение, пространственная ориентация и зона иннервации лицевой мускулатуры могут быть проанализированы с помощью этого метода записи ЭМГ-сигнала высокой плотности (Lapatki et al., 2006). Тем не менее, электродные сетки, использованные в этом исследовании, были слишком плотными, так что если бы активация мышц всего лица должна была регистрироваться одновременно, пришлось бы использовать тысячи электродов, но никакая аппаратная система HD sEMG не может поддерживать это приложение. Более того, Schumann et al. (2010) прикрепили к лицу 48 каналов поверхностных электродов для одновременной регистрации активности основных лицевых мышц (Schumann et al., 2010). Положение электродов определялось анатомическими знаниями лицевых мышц, которые могут различаться у разных испытуемых (Cattaneo and Pavesi, 2014).

В этом исследовании использовалась менее плотная сетка электродов с 90 электродами, чтобы почти полностью покрыть лицо. Локализация электродов не требовала предварительного знания анатомического положения лицевых мышц, что уменьшало отклонение сигналов ЭМГ, вызванное субъективным выбором положения электродов. Диаметр электродов составлял около 5 мм, а расстояние между электродами (IED) составляло 15 мм. Как биполярные дифференциальные (Ferraioli, Armando, 1986; Roeleveld and Stegeman, 2002), так и монополярные сигналы ЭМГ могут быть получены из сигналов HD sEMG.В этом исследовании монополярные ЭМГ-сигналы использовались для представления мышечной активации по двум причинам: (i) монополярный ЭМГ-сигнал отражает как поверхностные, так и глубокие источники ЭМГ, в то время как биполярный ЭМГ-сигнал выявляет только поверхностные источники ЭМГ (Scholle et al., 2001). Принимая во внимание в значительной степени перекрывающиеся лицевые мышцы 4, монополярный сигнал ЭМГ мог бы сохранить больше характеристик лицевых мышц, несмотря на увеличение перекрестных помех; и (ii) учитывая различную ориентацию миофибрилл лицевых мышц (Cattaneo and Pavesi, 2014), пространственно отфильтрованные ЭМГ-сигналы, такие как биполярные дифференциальные ЭМГ-сигналы, могли оказывать различное влияние на различные участки лицевых мышц (Роберто и Паркер, 2004). .Также в исследованиях с аналогичной конфигурацией были получены пространственно распределенные карты ЭМГ мышц шеи во время глотания (Zhu et al., 2017). Монополярные карты ЭМГ, представленные в этом исследовании, помогли получить базовые знания об активности лицевых мышц во время различных движений лица.

Отчетливые модели активации лицевых мышц при выполнении различных задач

Сообщалось, что средние амплитуды ЭМГ orbicularis oculi и frontalis были ниже, чем у периоральных мышц (Schumann et al., 2010). Амплитуды ЭМГ разных испытуемых также различались. В этом исследовании сигналы ЭМГ были нормализованы по максимальной амплитуде ЭМГ, поэтому карта HD sEMG отражала распределение относительной интенсивности в сигналах ЭМГ.

Во время RE активировались мышцы лба, и ЦТ карты лобной ЭМГ располагались в верхней половине, как показано на рисунках 4, 5, 7. На монополярной карте ЭМГ расположение сигналов с наибольшей амплитудой соответствовало основная зона иннервации мышцы.Кроме того, сигнал с наивысшей амплитудой постепенно снижался вдоль мышечного волокна (Kleine, 2000). Это означает, что активированная лобная мышца в основном распределялась на верхней части лба во время RE. В предыдущем исследовании не сообщалось об активированной области лобной мышцы, поскольку электроды были прикреплены только к нижней части мышцы (Schumann et al., 2010). Кроме того, во время КЭ активировались мышцы около глаз, в том числе корругатор и orbicularis oculi. Однако для закрытия век не требуется большого усилия, и только принудительное закрытие век может вызвать заметную активацию периорбитальных мышц.Результаты также показали, что RE и CE в значительной степени не задействуют мышцы в области щек.

г. до н.э., GR и PO задействовали в основном мышцы в области щек, но не во лбу. Кроме того, паттерны активации лица во время BC и PO были схожими, и оба активировали мышцу orbicularis orris, что согласуется с результатами, полученными Schumann et al. (2010) и Cacaou et al. (1996). Сообщалось, что многочисленные небольшие зоны иннервации разбросаны по всей поверхности мышцы orbicularis orris (Lander et al., 1996), поэтому во время сокращения этой мышцы во рту может быть получено множество форм. В этом исследовании и BC, и PO требовалось, чтобы испытуемые поджали губы и надули щеки. Оба движения демонстрировали почти одинаковые паттерны активации. Завершение движения GR также требует изменения мышцы orbicularis orris, хотя основной активированной мышцей в этом исследовании была скуловая мышца, что согласуется с результатами, полученными (Schumann et al., 2010). Более того, GR также включает подтягивание углов рта вверх и назад, что можно увидеть как небольшую активацию мышц около углов рта.С другой стороны, WN задействовал мышцы как лба, так и щек. Стандартные паттерны активации этого движения включают активацию pyramidalis nasi и nasalis. Сообщалось, что подъемно-угловые мышцы орриса также могут быть активными во время WN, хотя активация мышц имеет небольшой вклад в сигналы sEMG, поскольку они расположены в более глубоком тканевом слое (Lapatki et al., 2003). В этом исследовании наблюдалась очевидная активация углового орриса руля высоты, как это видно на монополярной карте ЭМГ, показанной на рисунке 4.

По сравнению с предыдущими исследованиями, в которых использовались методы поверхностной ЭМГ для регистрации активности лицевых мышц (Schumann et al., 2010; Kim et al., 2018), это исследование является первым, в котором сообщается о паттернах активации лицевых мышц у пациентов с параличом Белла с использованием Метод HD sEMG. Паттерны активации при параличе Белла отображали две характеристики: (i) амплитуда сигналов ЭМГ на пораженной стороне лица уменьшалась; и (ii) наблюдалось асимметричное распределение активированных областей лицевых мышц во время лицевых движений.На рисунке 5 показаны асимметричные карты ЭМГ пациентов с параличом Белла. Асимметрия могла возникнуть по трем причинам. Одним из них было отсутствие активности ЭМГ во время RE, CE и WN, как показано на рисунке. Вторая причина могла быть связана с уменьшением активированной области во время BC и PO. Третья причина связана с изменением положения активированной области во время GR. О значительных различиях амплитуды ЭМГ между парализованной и непарализованной сторонами лица сообщалось ранее (Wenceslau et al., 2016). Эта характеристика подчеркивала, почему лицевые мышцы на парализованной стороне были слабее при параличе Белла. Однако неясно, почему произошел сдвиг активированной области на парализованной стороне лица. Электроды, использованные в этом исследовании, не были соединены сеткой, в отличие от тонкой и гибкой электродной сетки, используемой Lapatki et al. (2006, 2010). Они прикреплялись отдельно на лице. Следовательно, сдвиг в активированной области не должен зависеть от дрейфа между электродами и поверхностью кожи во время сокращения мышц.Одно из возможных объяснений этого явления — сокращение мышц во время сокращения (Huang et al., 2019). Слабость парализованных лицевых мышц приводила к различной степени силы сокращения мышц по сравнению с непарализованной стороной. Следовательно, активированные области по-разному распределялись между двумя сторонами лица.

Корреляция между особенностями активации лицевых мышц и параличом Белла

Из карт активации лицевых мышц были извлечены две особенности, а именно двумерный коэффициент корреляции (corr2) и центр тяжести (CG).Corr2 количественно оценил симметрию ЭМГ-активности между двумя сторонами лица. С другой стороны, CG была извлечена из сегментированной карты ЭМГ и представляла местоположение центроида активированной мышечной области. Кроме того, паралич Белла оценивался по широко используемой шкале, которая включала региональную оценку движений лица, называемую FNGS 2.0. Оценка пациентов с параличом Белла с помощью FNGS 2.0 требует, чтобы пациенты совершили серию движений лица, после чего исследователь оценивает движение в каждой из следующих четырех областей: брови, глаза, носогубная складка (NLF) и оральная комиссура.В этом исследовании испытуемых просили сделать мимические движения, включая RE, CE, BC, GR, PO и WN. Эти движения часто используются при клинической оценке паралича Белла. После этого было проведено сравнение расстояния corr2 и CG между здоровыми субъектами и субъектами с параличом Белла, и была оценена корреляция между corr2 и параличом Белла, чтобы выявить связь между нервно-мышечной активностью лица и субъективным наблюдением исследователя.

В этом исследовании было обнаружено, что расстояние corr2 и CG активированной области лицевых мышц (лоб или щека) значительно различается у здоровых субъектов и субъектов с параличом Белла.Расстояние corr2 и CG было высоким в области лба для таких задач, как RE, CE и WN, которые в основном задействовали мышцы лба. Кроме того, расстояния corr2 и CG были высокими в области щек во время таких задач, как BC, GR и PO, которые в основном задействовали мышцы щек. Для дальнейшего изучения того, были ли эти пространственные особенности связаны с параличом Белла, был проведен корреляционный анализ между оценками corr2 и FNGS. Результаты показали, что значимость корреляции между оценками corr2 и FNGS была связана с типом движения лица.Корреляция между corr2 и параличом Белла была значимой в тех областях лицевых мышц, где выполнялась задача. Хотя корреляция между выражением лица и ЭМГ лица ранее исследовалась (Wolf et al., 2005; Jiang et al., 2015), в этом исследовании впервые была описана связь движений лица и их сигналов ЭМГ при параличе Белла. Эти результаты продемонстрировали связь между активностью лицевых мышц и изменением поверхностной геометрии лица (Cattaneo, Pavesi, 2014).Связь между лицевой деятельностью и лицевой геометрией также помогла объяснить, почему функция лицевого нерва может быть оценена автоматически на основе визуального захвата лица с использованием методов обработки изображений, компьютерного зрения и машинного обучения (Guarin et al., 2018; Johnston and De Chazal , 2018; Лу и др., 2020).

Примечательно, что не было значительной разницы в коэффициентах корреляции разных оценок FNGS для одной и той же задачи. Первоначально в исследовании предполагалось, что коэффициенты корреляции оценок глаз во время выполнения конкретной задачи, такой как CE, будут более значимыми, чем коэффициенты других оценок.Однако результаты опровергли эту гипотезу. Одно из возможных объяснений этого наблюдения может заключаться в том, что поврежденный сегмент лицевого нерва при параличе Белла был расположен внутри черепа (Peitersen, 2002), поэтому мышцы на парализованной стороне лица были затронуты в такой же степени. Кроме того, значительные различия между различными региональными оценками могли существовать в результате паралича Белла (Gilden, 2004). Тем не менее, пациенты с параличом Белла, включенные в это исследование, имели время начала от 0 до 3 месяцев, при котором не могло произойти никаких последствий (Wenceslau et al., 2016).

Ограничения исследования

Несмотря на проницательные результаты, это исследование имело несколько ограничений. Сначала электроды, прикрепленные к лицу, размещали по заранее размеченной на поверхности кожи сетке. Кроме того, электроды располагались прямоугольным образом и поэтому не закрывали некоторые угловые области лица, такие как веки, угол рта и крыло носа. В результате модели активации мышц в этих областях не могли быть показаны во время движений лица.Во-вторых, размер лица каждого испытуемого был разным. В результате расположение активированных мышечных областей у каждого участника было непостоянным. Однако относительные значения, такие как corr2 и расстояние CG двух сторон лица, использовались для минимизации различий между людьми. В-третьих, расстояние между электродами было относительно большим (15 мм) по сравнению с другими исследованиями, изучающими активность регионарных мышц лица (Lapatki et al., 2006, 2010). Более того, анализ сигналов ЭМГ на уровне двигательных единиц не может быть проведен из-за пространственного разрешения сеток ЭМГ.Тем не менее, модели активации всего лица и его пространственные особенности, такие как corr2 и CG, могут быть получены на основе конфигурации этих электродов. Наконец, это пилотное исследование включало относительно небольшое количество пациентов с параличом Белла. Следовательно, некоторый корреляционный анализ, такой как корреляция между расстоянием CG и оценками FNGS, был бессмысленным и не был показан в результате. Следовательно, в будущие исследования необходимо включить больше участников паралича Белла с различными проявлениями и временем начала.

Последствия

Несмотря на перекрестные помехи монополярных сигналов ЭМГ, карты ЭМГ все еще были достаточно точными, чтобы показать отчетливые паттерны активации лицевых мышц во время различных движений лица. Кроме того, амплитуда активированных сигналов ЭМГ лица была высокой, несмотря на то, что максимальная активность ЭМГ не соответствовала размеру всей мышцы (Kleine, 2000). С физиологической точки зрения потенциал действия мышцы генерируется в зоне иннервации, распространяется по сарколемме и исчезает в сухожилиях.Следовательно, области вершины на карте ЭМГ с высокой интенсивностью покажут основную зону иннервации активированных мышц (Роберто и Паркер, 2004). Точное обследование основной зоны иннервации лицевых мышц не только поможет врачам в оценке состояния и локализации поврежденных лицевых мышц, но и поможет при лечении паралича Белла (Ordahan and Karahan, 2017).

Кроме того, HD sEMG, использованная в этом исследовании, отображала карту избирательной активации лицевых мышц.Учитывая сложную структуру и функцию лицевой двигательной системы (Cattaneo and Pavesi, 2014), метод HD sEMG потенциально может быть полезен в исследованиях физиологической коактивации лицевых мышц (Schumann et al., 2010). Этот метод также является передовым, поскольку для крепления электродов не требуется никаких предварительных анатомических знаний лицевых мышц. В дальнейшем карты ЭМГ покажут, где активированы мышцы, что позволит исследователям определить анатомическое положение активированных мышц по меткам электродов на лице.

Выводы

Это исследование количественно оценило пространственные модели активации как области лба, так и области щек лица во время различных движений лица. Карты ЭМГ активации лица, построенные на основе сигналов HD sMEG, обеспечивают средство локализации активированных мышц, и это может быть полезно при диагностике, а также лечении лицевых нервно-мышечных заболеваний, таких как паралич Белла. Кроме того, в этом исследовании была проанализирована корреляция между особенностями пространственных паттернов активации и параличом Белла.Значительная корреляция между объективными характеристиками ЭМГ и субъективными оценками указала на тесную связь между активностью лицевых мышц и геометрическими изменениями на поверхности лица. Таким образом, паттерны активации лицевых мышц как у здоровых людей, так и у пациентов с параличом Белла полезны для понимания расстройств лицевых мышц. Поэтому мы полагаем, что метод HD sEMG может предоставить больше информации о нарушениях лицевых мышц на уровне двигательных единиц в будущем.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены институциональным наблюдательным советом больницы традиционной китайской медицины Шэньчжэня (номер одобрения: 2017-05). Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании. Письменное информированное согласие было получено от человека (лиц) на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

Авторские взносы

Представленная идея была заимствована

HC, WZ и HY.HC и GL разработали методы анализа сигналов ЭМГ высокой плотности и выполнили расчеты. ZY и XC отвечали за набор пациентов. SD проводил эксперименты. LH и KL отвечали за набор здоровых участников. XH контролировал результаты этой работы. ХК взял на себя инициативу в написании рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Эта работа была частично поддержана Китайским фондом постдокторантуры (# 2020M672840), Национальным фондом естественных наук Китая (# 81927804) и Комиссией по инновациям в области науки и технологий Шэньчжэня (# JCYJ20170307155203481 и # JCYJ20170412174037594).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Адур, К. К., Бил, Ф. М., Хилсингер, Р. Л., Кан, З. М., и Шелдон, М. И. (1978). Истинная природа паралича Белла: анализ 1000 пациентов подряд. Ларингоскоп 88, 787–801. DOI: 10.1002 / lary.1978.88.5.787

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Берг, Т., Йонссон, Л., и Энгстрем, М. (2004). Соглашение между системами оценки лицевого нерва Саннибрук, Хаус-Бракманн и Янагихара при параличе Белла. Отол. Neurotol. 25, 1020–1026. DOI: 10.1097 / 00129492-200411000-00027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бракен Д., Орнелас Г., Коулман Т. П. и Вайсброд П. А. (2019). Поверхностная электромиография высокой плотности: метод визуализации активности мышц гортани. Ларингоскоп 129, 2347–2353.DOI: 10.1002 / lary.27784

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Какау, К., Гринфилд, Б. Э., Хант, Н. П., и Макгрутер, Д. А. (1996). Паттерны скоординированной функции нижних мышц лица и их значение в реанимации лица. руб. J. Plast. Surg. 49, 274–280. DOI: 10.1016 / s0007-1226 (96) -1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Captier, G., Canovas, F., Bonnel, F., and Seignarbieux, F.(2005). Организация и микроскопическая анатомия лицевого нерва взрослого человека: анатомо-гистологические основы хирургии. Пласт. Реконстр. Surg. 115, 1457–1465. DOI: 10.1097 / 01.prs.0000160264.42201.f5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дай, К., и Ху, X. (2019). Извлечение и классификация пространственных паттернов активации мышц сгибателей предплечья с использованием записей электромиограммы высокой плотности. Внутр. J. Neural Syst. 29: 1850025.DOI: 10.1142 / S012

18500259

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

D’Andrea, E., and Barbaix, E. (2006). Анатомическое исследование периоральных мышц, функционального матрикса костей верхней и нижней челюсти. Surg. Радиол. Анат. 28, 261–266. DOI: 10.1007 / s00276-006-0095-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Д’Антони, А. В. (2016). Анатомия Грея, анатомические основы клинической практики , сорок первое издание, Сьюзан Стэндринг, главный редактор, (Elsevier Limited).

Google Scholar

Дик Ф. С., Берт У. К., Бернд Г. Л. и Йоханнес П. В. Д. (2012). Поверхностная ЭМГ высокой плотности: методы и приложения на уровне моторных единиц. Biocybern. Биомед. Англ. 32, 3–27. DOI: 10.1016 / S0208-5216 (12) 70039-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Энгстрм, М., Йонссон, Л., Гриндлунд, М., и Стлберг, Э. (2000). Электронейрографический рисунок лицевых мышц при параличе Белла. Отоларингол. Head Neck Surg. 122, 290–297. DOI: 10.1016 / S0194-5998 (00) 70258-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Феррайоли К. и Армандо Э. (1986). Электромиография для экспериментаторов. J. Clin. Англ. 13: 342. DOI: 10.1097 / 00004669-198809000-00005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлина А., Боттер А. (2013). Пространственная локализация электромиографических распределений амплитуды, связанных с активацией тыльных мышц предплечья. Фронт. Physiol. 4: 367. DOI: 10.3389 / fphys.2013.00367

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хеа Дрост, Д. Ф. С., ван Энгелен, Б. Г. М., и Звартс, М. Дж. (2006). Клинические применения поверхностной ЭМГ высокой плотности: систематический обзор. J. Electromyogr. Кинезиол. 16, 586–602. DOI: 10.1016 / j.jelekin.2006.09.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грошева М., Виттекиндт К. и Гунтинасличиус О.(2008). Прогностическое значение электронейрографии и электромиографии при лицевом параличе. Ларингоскоп 118, 394–397. DOI: 10.1097 / MLG.0b013e31815d8e68

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гуарин, Д. Л., Дюссельдорп, Дж. Р., Хэдлок, Т. А., и Джоуэтт, Н. (2018). Подход машинного обучения для автоматизированных измерений лица при лицевом параличе. JAMA Facial Plast. Surg. 20, 335–337. DOI: 10.1001 / jamafacial.2018.0030

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хан, Дж., Xiong, A., Zhao, X., Ding, Q., Chen, Y., and Liu, G. (2015). Количественная оценка акупунктуры при параличе Белла на основе sEMG: экспериментальное исследование. Sci. China Inf. Sci. 58, 1–15. DOI: 10.1007 / s11432-015-5282-1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаузер, В. А., Карнес, В. Э., Аннис, Дж., И Курланд, Л. Т. (1971). Заболеваемость и прогноз паралича Белла среди населения Рочестера, Миннесота. Mayo Clin. Proc. 46, 258–264.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Хоффман, Д.С. и Стрик П. Л. (1999). Шаговые движения запястья. IV. Мышечная активность связана с движениями в разных направлениях. J. Neurophysiol. 81, 319–333. DOI: 10.1152 / jn.1999.81.1.319

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ху, X., Суреш, Н. Л., Сюэ, К., и Раймер, В. З. (2015). Извлечение паттернов активации разгибателя пальцев кисти с помощью поверхностной электромиографии высокой плотности. Фронт. Physiol. 6, 279–279.DOI: 10.3389 / fphys.2015.00279

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуан К., Кляйн С. С., Мэн З., Чжан Ю., Ли С. и Чжоу П. (2019). Распределение зоны иннервации двуглавой мышцы плеча исследовали с помощью произвольной и электрически вызванной поверхностной ЭМГ высокой плотности. J. Neuroeng. Rehabil. 16:73. DOI: 10.1186 / s12984-019-0544-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Цзян, М., Рахмани, А., Вестерлунд, Т., Лильеберг, П., и Тенхунен, Х. (2015). «Распознавание лиц с помощью метода sEMG» на Международной конференции IEEE по компьютерным и информационным технологиям; Повсеместные вычисления и коммуникации; Надежные, автономные и безопасные вычисления; Pervasive Intelligence and Computing (CIT / IUCC / DASC / PICOM), (Лос-Аламитос, Калифорния: Компьютерное общество IEEE), 981–988.

Google Scholar

Джонстон, Б., и Де Шазаль, П. (2018). Обзор методов автоматической идентификации лицевых ориентиров на основе изображений. J. Image Video Proc. 2018: 86. DOI: 10.1186 / s13640-018-0324-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, Б. Х., Ким, К. Х., Ким, Л., Ким, Дж., И Юк, Т. (2018). Разница между электромиографией правой и левой поверхности лица у здоровых людей. Evid. На основе дополнения. Альтернат. Med. 2018, 1–7. DOI: 10.1155 / 2018/4069530

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким, С. Х., Рю, Э. У., Ян, К. В., Йео, С.Г., Парк, М. С., Бьюн, Дж. Ю. (2016). Прогностическая ценность электронейрографии паралича Белла orbicularis oculi по сравнению с носогубной складкой. Ларингоскоп 126, 1644–1648. DOI: 10.1002 / lary.25709

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кляйне Б. (2000). Картирование поверхностной ЭМГ трапециевидной мышцы человека: топография монополярных и биполярных параметров амплитуды и спектра поверхностной ЭМГ при различных силах и при утомлении. Clin.Neurophysiol. 111, 686–693. DOI: 10.1016 / s1388-2457 (99) 00306-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ландер, Т.А., Виртшафтер, Дж. Д., и Маклун, Л. К. (1996). Мышечные волокна Orbicularis oculi относительно короткие и неоднородные по длине. Инвест. Офтальмол. Vis. Sci. 37, 1732–1739.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Лапатки, Б.Г., Остенвельд, Р., Ван Дейк, Дж. П., Йонас, И., Звартс, М. Дж., И Стегеман, Д.Ф. (2006). Топографические характеристики двигательных единиц нижней мускулатуры лица, выявленные с помощью поверхностной ЭМГ высокой плотности. J. Neurophysiol. 95, 342–354. DOI: 10.1152 / jn.00265.2005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лапатки, Б.Г., Остенвельд, Р., Ван Дейк, Дж. П., Йонас, И., Звартс, М. Дж., И Стегеман, Д. Ф. (2010). Оптимальное размещение биполярных поверхностных электродов ЭМГ на лице на основе анализа одного моторного блока. Психофизиология 47, 299–314.DOI: 10.1111 / j.1469-8986.2009.00935.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лапатки Б.Г., Стегеман Д.Ф. и Йонас И. (2003). Поверхностный электрод ЭМГ для одновременного наблюдения за несколькими лицевыми мышцами. J. Neurosci. Методы 123, 117–128. DOI: 10.1016 / s0165-0270 (02) 00323-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лу Дж., Ю Х. и Ван Ф. (2020). Обзор автоматической оценки функции лицевого нерва с помощью визуального захвата лица. IEEE Trans. Neural Syst. Rehabil. Англ. 28, 488–497. DOI: 10.1109 / TNSRE.2019.2961244

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шиллингс, М. Л., Калкман, Дж. С., ван дер Верф, С. П., ван Энгелен, Б. Г. М., Блейенберг, Г., и Звартс, М. Дж. (2004). Снижение центральной активации при максимальном произвольном сокращении при синдроме хронической усталости. Clin. Neurophysiol. 115, 2518–2524. DOI: 10.1016 / j.clinph.2004.06.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Одвайер, Н.Дж., Куинн, П. Т., Гитара, Б., Эндрюс, Г., и Нейлсон, П. Д. (1981). Процедуры проверки размещения электродов при исследовании ЭМГ орофациальных и нижнечелюстных мышц. J. Speech Hear. Res. 24, 273–288. DOI: 10.1044 / jshr.2402.273

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Он, А. Ю., Ялтырик, Х. П., Киразли, Ю. (2007). Согласованность клинических и электромиографических оценок течения периферического паралича лицевого нерва. Clin.Rehabil. 21, 344–350. DOI: 10.1177 / 0269215507073177

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ордахан Б., Карахан А. Ю. (2017). Роль низкоинтенсивной лазерной терапии добавляется к упражнениям по мимике у пациентов с идиопатическим лицевым параличом (параличом Белла). Lasers Med. Sci. 32, 931–936. DOI: 10.1007 / s10103-017-2195-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Озгур А., Семай Б., Хидир У. У., Фатих О.М., Тайфун, К., Зеки, О. (2010). Какой электрофизиологический критерий подходит для прогнозирования паралича лицевого нерва. Clin. Neurol. Нейрохирургия. 112, 844–848. DOI: 10.1016 / j.clineuro.2010.07.001

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пейтерсен, Э. (2002). Паралич Белла: спонтанное течение 2500 параличей периферических лицевых нервов различной этиологии. Acta Otolaryngol. Дополнение 122, 4–30. DOI: 10.1080 / 000164802760370736

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пуллман, С.Л., Гудин, Д. С., Маркинез, А. И., Таббал, С., и Рубин, М. (2000). Клиническая полезность поверхностной ЭМГ: отчет подкомитета по оценке терапии и технологий Американской академии неврологии. Неврология 55, 171–177. DOI: 10.1212 / wnl.55.2.171

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рикенманн, Дж., Яквенод, К., Черенко, Д., и Фиш, У. (1997). Сравнительная ценность систем оценки лицевого нерва. Отоларингол. Head Neck Surg. 117, 322–325. DOI: 10.1016 / S0194-5998 (97) 70120-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роберто М. и Паркер П. (2004). Электромиография: физиология, инженерия и неинвазивные приложения. Хобокен, Нью-Джерси, John Wiley & Sons, Inc.

Google Scholar

Роулендс, С., Хупер, Р., Хьюз, Р., и Берни, П. (2015). Эпидемиология и лечение паралича Белла в Великобритании. евро. J. Neurol. 9, 63–67.DOI: 10.1046 / j.1468-1331.2002.00343.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Scholle, H.C., Schumann, N.P., Biedermann, F., Stegeman, D.F., GraßMe, R., Roeleveld, K., et al. (2001). Характеристики пространственно-временной поверхностной ЭМГ трехглавой мышцы плеча крысы во время движения на беговой дорожке указывают на избирательное задействование функционально различных областей мышц. Exp. Brain Res. 138, 26–36. DOI: 10.1007 / s002210100685

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шуман, Н.П., Бонгерс, К., Гунтинасличиус, О., и Шолле, Х.С. (2010). Паттерны активации лицевых мышц у здоровых мужчин: исследование многоканальной поверхностной ЭМГ. J. Neurosci. Методы 187, 120–128. DOI: 10.1016 / j.jneumeth.2009.12.019

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vrabec, J. T., Backous, D. D., Djalilian, H. R., Gidley, P. W., Leonetti, J. P., Marzo, S. J., et al. (2009). Система оценки лицевого нерва 2.0. Отоларингол. Head Neck Surg. 140, 445–450. DOI: 10.1016 / j.otohns.2008.12.031

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уокер, Х. В., Ли, М. Ю., Бахру, Л. Б., Хедера, П., и Чарльз, Д. (2015). Методы инъекций ботулинического токсина для лечения спастичности у взрослых. PM&R 7, 417–427. DOI: 10.1016 / j.pmrj.2014.09.021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wenceslau, L.G.C., Sassi, F.C., Magnani, D.M., Wenceslau, L.Г. К., Сасси, Ф. К., и Маньяни, Д. М. (2016). Периферический паралич лицевого нерва: мышечная активность в разное время начала. Коды 28, 3–9. DOI: 10.1590 / 2317-1782 / 20162015044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Винтер, Д. А., Фуглеванд, А. Дж., И Арчер, С. Е. (1994). Перекрестные помехи в поверхностной электромиографии: теоретические и практические оценки. J. Electromyogr. Кинезиол. 4, 15–26. DOI: 10.1016 / 1050-6411 (94) -X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вольф, К., Mass, R., Ingenbleek, T., Kiefer, F., Naber, D., and Wiedemann, K. (2005). Образец отвращения, аппетита, возбужденной радости и расслабленной радости: улучшенное исследование ЭМГ лица. Сканд. J. Psychol. 46, 403–409. DOI: 10.1111 / j.1467-9450.2005.00471.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вуд, С. М., Джаррат, Дж. А., Баркер, А. Т., и Браун, Б. Х. (2001). Поверхностная электромиография с использованием электродных решеток: исследование болезни двигательных нейронов. Мышечный нерв 24, 223–230.DOI: 10.1002 / 1097-4598 (200102) 24: 2 <223 :: aid-mus70> 3.0.co; 2-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zhu, M., Yu, B., Yang, W., Jiang, Y., Lu, L., Huang, Z., et al. (2017). Оценка нормальных функций глотания с использованием динамических карт поверхностной электромиографии высокой плотности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.