Махлин александр эдуардович где принимает отзывы – Ограничение доступа

Пластический хирург Александр Махлин

Города-миллионники — это не обязательно столицы. В России немало региональных центров, где население переваливает за миллион человек. Все они так же стремятся выглядеть ухоженно и привлекательно, как и жители Москвы или Санкт-Петербурга. Сегодня мы продолжаем рубрику интервью, посвященных специалистам из регионов. Наш собеседник — Александр Эдуардович Махлин, пластический хирург из Самары. Он рассказал нам, какие операции популярны в Поволжье, всегда ли пациенты предъявляют адекватные требования к своей внешности и ответил на другие актуальные вопросы.

Корр.: Добрый день! Александр Эдуардович, как так получилось, что вы стали пластическим хирургом?

Александр Махлин: Здравствуйте! Перед «погружением» в пластику, я работал хирургом в течение 8 лет. В медицине, как в некоторых других профессиях, нельзя сразу после получения диплома идти и делать свою работу — врач не имеет права сразу же проводить самостоятельные операции. Чтобы достичь этого уровня, он должен сначала научиться делать всё правильно, учась у более опытных коллег, ассистируя им. Позже ему доверяют небольшие манипуляции вроде наложения швов. И только минимум через несколько месяцев реально сделать операцию самому, чаще всего в таких случаях стараются сделать так, чтобы за вашими действиями наблюдал опытный хирург.

Корр.: А как появилась «пластика» в вашей жизни?

Александр Махлин: Это было неслучайно, так сложились обстоятельства. В своё время работали с лазерной хирургией в клиниках Самарского медуниверситета и в ходе этого направления сотрудничали с Московским государственным научным центром лазерной медицины, в которое входило и отделение пластической хирургии. В те года лазерные технологии были прорывом для косметологии, я стал учиться этим новым методикам. Всегда полезно использовать шанс узнать и научиться чему-то новому. Мне было проще этому научиться, поскольку уже был опыт работы общим хирургом. Со временем стал заниматься и более сложными операциями по коррекции внешности. С тех пор прошло уже больше 20 лет.

Корр.: Принимая во внимание региональную повестку, скажите, какие черты лица или тела наиболее часто хотят изменить в себе жители Самары?

Александр Махлин: Не могу вам дать статистику по всей области, поскольку хирургов у нас много, стоит делать обширное исследование. Если говорить конкретно о своей практике, то наиболее востребованными операциями являются омолаживающие, когда проводится подтяжка лица, блефаропластика, лифтинг шеи. Часто обращаются за увеличением и уменьшением груди, ринопластикой. Хотят избавиться от лопоухости и получить стройный живот при помощи абоминопластики. Что касается липосакции или пластики голени, то это довольно редкие операции. Исключительными случаями могу назвать и операции по коррекции ягодиц. В нашем регионе, судя по моим пациентам, это направление не пользуются популярностью. Обращались ко мне пару раз за азиатской пластикой век, чтобы получить европейский разрез глаз, но это тоже не очень актуальные для нашего региона операция.

В Самаре наиболее востребованными операциями являются омолаживающие, когда проводится подтяжка лица, блефаропластика, лифтинг шеи

Если говорить о пациентах, то за ринопластикой и исправлением формы ушей обращаются более молодые пациенты — 30-40 лет. А вот за омолаживающими операциями, безусловно, приходят женщины более старшего возраста.

Подчеркну, что в мою сферу деятельности не входят реконструктивные операции, которые призваны восстановить врожденные или приобретенные дефекты, деформации. Это смежное направление пластики. Я занимаюсь эстетическими операциями, которые направлены на омоложение черт лица и бьютификацию.

Корр.: Посмотрела прейскурант и мне показалось, что для жителей Самары цены на операции могут восприниматься как весьма дорогостоящие. Действительно ли это так и к вам приходят только очень обеспеченные люди или я заблуждаюсь?

Александр Махлин: Нельзя сказать, что наши пациенты — это сплошь богачи. Обычно к нам обращаются люди, для которых проблема внешности играет более заметную роль, по сравнению с остальными. Есть как состоятельные люди, так и представители среднего класса. Но подчеркну, что наши клиенты не являются людьми, у которых, скажем так, сложная жизнь из-за внешности. К нам приходят что-то подкорректировать, чтобы соответствовать своему представлению о прекрасном.

Хотя, конечно, бывают такие случаи, когда пациент уверен, что из-за определенной особенности ему тяжело найти место в жизни. Был у меня клиент, который обратился с просьбой убрать небольшую кожную складочку на щеке, которая появилась у него после травмы. Он пришел с мамой, они были уверены, что именно из-за этой складочки у него трудности с поиском работы и личной жизнью. Безусловно, дело было не в этом, но мы убрали эту «перепонку», сделали лазерную шлифовку, коррекция не заняла много времени. Зато спустя время к нам в клинику пришла мама этого пациента, поблагодарила за работу, поскольку после операции у молодого человека в жизни всё наладилось. Конечно, подобное преувеличенное отношение к своей внешности могут при других обстоятельствах всё-таки посоветовать обратиться пациенту к психологу, но не будем отрицать, что эстетические операции повышают самооценку клиентов, улучшают качество их жизни.

Корр.: Вы затронули такую интересную тему. Скажите, Александр Эдуардович, а встречались ли пациенты, у которых действительно было очевидно неадекватное отношение к своей внешности?

Александр Махлин: Такое психическое расстройство называется дисморфофобией. Если патология очевидна, то мы отказываем в операции и одновременно рекомендуем пациенту проконсультироваться с психологом. Именно этот специалист поможет справиться с такой проблемой. Но это очень редкие случаи, большинство клиентов — это обычные нормальные люди, которые приходят в клинику пластической хирургией за медицинской услугой.

Корр.: Если честно, то мне кажется, что в сегодняшних реалиях, когда люди публикуют десятки селфи ежедневно, сложно определить, кто действительно болен, а кто слегка «увлечен» своей внешностью. Можно ли назвать современное поколение людей самолюбивыми?

Александр Махлин: Не знаю, как ответить на ваш вопрос. Могу лишь констатировать факт, что ежегодно число пластических операций в стране и мире лишь увеличивается. Этому способствуют еще характерные для современности факторы. В первую очередь, операции уже не являются эксклюзивом, доступным лишь для первых лиц государства или знаменитостей. Позволить себе улучить внешность себе могут практически все слои населения. Второй причиной я считаю распространение информации, что пластические операции — это не какие-то страшилки, а вполне реальная и относительно безопасная услуга, если обращаться к достойным специалистам в проверенные клиники. Пластика уже не так сильно критикуется в обществе, ее сравнивают с процедурой имплантацией зубов, ведь большинство людей предпочитает ставить коронки или виниры, чтобы получить красивую улыбку, а не мучиться с больными зубами, если таковые имеются.

Подобное происходит и с эстетической хирургией, которая развивается и прогрессирует, как и другие направления медицины, входит в обычную жизнь современного человека. Люди рассуждают теперь иначе. Если у пациента есть хорошая работа, хобби, если ему хочется всегда выглядеть привлекательно, то почему бы не сделать операцию, чтобы соответствовать своему внутреннему состоянию?

Корр.: Давайте представим вымышленную ситуацию. Обратился к вам пациент и предоставляет карт-бланш. Просит исправить его внешность в лучшую сторону на ваш вкус, лишь бы было красиво. Понимаю, что такого в реальной жизни не происходит, тем не менее интересна ваша позиция.

Своих родственников я бы предпочел оперировать сам

Александр Махлин: В таком случае я бы уверил человека в том, что у него и так прекрасная внешность и никакие операции ему не нужны, раз он не видит в себе конкретных недостатков внешности. Я работаю с конкретным желанием клиента, а не пытаюсь фантазировать, чтобы получить некий идеал.

При этом хочу отметить, что нередко к нам обращаются клиенты с такими же вот расплывчатыми желаниями. Они не всегда знают элементарные сведения об операции, поэтому у них складывается неверное представление об операции или конечном результате. Просят увеличить грудь имплантами и без разрезов — но это нереально. Так что работаем с пациентами очень тщательно, подробно объясняя, что влечет за собой желаемая ими операция.

Допустим, взять то же эндопротезирование молочных желез. Импланты устанавливаются через разрезы, иначе никак. На его месте при неблагоприятных условиях может остаться рубец, все обстоятельства мы проговариваем с пациенткой. Конечно, со стороны хирурга я прикладываю все усилия, чтобы исключить такой вариант, но иногда могут появиться какие-то непредсказуемые факторы, поэтому гарантировать полное отсутствие осложнений мы не можем.

Корр.: Получается, риск есть всегда?

Александр Махлин: Безусловно. Врач и бригада делает всё возможное, чтобы предотвратить какие-либо осложнения, но иногда организм может отреагировать неадекватно или же впоследствии сам пациент нарушает правила реабилитации, что в итоге сказывается на эстетике результата.

Корр.:

А если бы к вам за операцией обратился кто-нибудь из родственников, вы бы согласились оперировать?

Александр Махлин: А я уже прооперировал. Свою супругу, причем несколько раз. Скорее всего, придётся и в будущем ее оперировать, поскольку ей нравится получаемый эффект. Бесспорно, моё отношение и мои чувства к ней никаким образом не связаны с объемом ее груди или размером талии. Но я уважаю ее стремление всегда выглядеть привлекательно, поэтому соглашаюсь на операцию. В любом случае, своих родственников я бы предпочел оперировать сам, поскольку знаю свой уровень профессионализма и доверяю себе.

vseoplastike.ru

Интервью с пластическим хирургом, который может изменить всё

Александр Эдуардович Махлин – пластический хирург с двадцатилетним стажем. Через его руки прошли сотни людей, опечаленных своим внешним видом, а тематические форумы полны отзывов с убедительными фотографиями «до и после». А ещё он иногда оперирует собственную жену по её просьбе. Мы встретились и поговорили о красоте – внешней и внутренней.


- Расскажите, как вы пришли в профессию?

— До того, как заняться пластикой, я восемь лет работал хирургом. Так не бывает – получил диплом и сразу на следующий день пошёл пластику людям делать. Сначала начинающий врач помогает – ассистирует на операции более опытному хирургу. Потом ему начинают доверять какие-то небольшие манипуляции – наложить шов, например. Проходят целые месяцы, и руководитель, заведующий отделением, доверяет выполнить первые самостоятельные операции – если повезет, под началом опытного хирурга.

- Почему тогда решили заняться пластикой?

— Это стечение обстоятельств. Мы занимались лазерной хирургией в клиниках Самарского медицинского университета и по долгу работы контактировали с Московским государственным научным центром лазерной медицины, в котором было отделение пластической хирургии. Тогда лазер только начинали использовать в косметологии. Появилась возможность научиться чему-то новому, я её использовал. Конечно, помог опыт работы общим хирургом. Постепенно осваивал все более сложные пластические операции. Занимаюсь этим уже 20 лет.

Мэрилин Монро, источник фото: http://marilynmonroe.com/

- Какие пластические операции делают в Самаре чаще всего?

— Трудно сказать про всю Самару. Это должно быть серьёзное исследование, у нас пластических хирургов немало. Но, в общем, операции всех людей интересуют стандартные – омоложение («подтяжка») лица, век, шеи, операции по увеличению и улучшению формы груди, коррекции формы носа, ушных раковин, живота. Реже липосакция, изменение формы голени, ещё реже – ягодицы, у меня это вообще единичнейшие операции, раз в год. Иногда у нас в клинике делают европейский разрез глаз вместо азиатского, но для наших широт тоже, как понимаете, не очень актуально.

Основываясь только на моих наблюдениях, форму носа или ушей приходят исправлять люди моложе сорока, а то и тридцати лет. Омоложение лица, век – это уже исправление  возрастных изменений, и приходят на такие операции женщины постарше. Но не думаю, что возраст и недовольство своим внешним видом как-то связаны, тут вам надо обращаться к профессиональному психологу. Он может помочь с более компетентной информацией.

Отмечу, я не делаю реконструктивных операций – это такие, которые делаются людям с врожденными деформациями или после онкологических заболеваний. Я занимаюсь эстетической хирургией, так это назовём. Это омоложение и коррекция врожденных и приобретенных проблем

Наши пациенты – не те люди, которые из-за внешних дефектов с трудом находят своё место в жизни.

- Прайс на сайте впечатляющий. Кто может себе такое позволить? Каков ваш среднестатистический клиент?

— Я бы не сказал, что большинство наших клиентов – это какие-то очень состоятельные люди. Просто для них вопрос внешности имеет несколько большее значение, чем для остальных. При этом наши пациенты – не те люди, которые из-за внешних дефектов с трудом находят своё место в жизни. Хотя бывают и такие случаи.

Помню, к нам пришёл типичный богатырь, молодой здоровый парень. У него после какой-то травмы от носа к щеке появилась перепонка, маленькая складочка кожная. И мама с ним: «Знаете, пришёл после армии, что-то ни на работу не может устроиться, ни личной жизни нет. Из-за складочки этой. Дома сидит». Но очевидно ведь, что не из-за этой складочки! Но мы её убрали, отшлифовали лазером, быстро и несложно. Через несколько месяцев приходит благодарная мама, радостная и счастливая – у сына всё наладилось, работу нашёл, с девочкой симпатичной познакомился. Возможно, при таком отношении к ситуации какие-либо более серьёзные проблемы этого парня будут совсем выбивать из колеи, и надо бы ему к психологу-то походить. Но косметическая медицина реально помогает людям почувствовать себя комфортнее и наладить свою жизнь – разве это не прекрасно?

Дита фон Тиз, источник фото: www.1tv.ru

- А что с пациентами, у которых недовольство внешностью неадекватно для их наружности? Встречали ли таких?

— Таким людям мы, конечно, советуем обратиться к психологу. Если мы видим дисморфофобию, а именно так называется то, о чём вы спрашиваете, если понимаем, что это расстройство – не оперируем. Но это великая редкость. Подавляющее большинство пациентов – совершенно нормальные  люди, которые пришли получить обычную медицинскую услугу.

Если я уделяю большое внимание своему образованию, у меня есть хобби и хорошая работа, если я не какой-то убитый жизнью человек – так почему бы мне ещё и не выглядеть бодренько?

- В нашем веке, когда почти каждый выкладывает в Сеть по пять фотографий своего лица в день, наверное, действительно трудно отличить психическое расстройство от простой озабоченности внешностью. Стали ли люди более самолюбивы?

— Число проводимых пластических операций увеличивается каждый год. Не знаю, насколько это отвечает на поставленный вопрос, потому что мне кажется, что тут дело заключается ещё в двух вещах. Во-первых, медицина просто стала доступнее. Во-вторых, люди имеют свободный доступ к информации, которая убеждает их, что это (пластическая хирургия — прим. авт.) – обычный аспект жизни современного человека, никакой не эксклюзив вот уже несколько лет даже в нашем городе. Уходит ханжеское отношение к пластике, основанное на естественном страхе человека перед любой медицинской манипуляцией. Вы же поставите себе коронки, когда в будущем ваши зубки непременно испортятся и перестанут быть такими прямыми и белоснежными? Конечно, ведь это практикуется уже много лет, и вы ничего не видите в этом предосудительного.

Такая же история с пластической хирургией – она плотно входит в жизнь людей не по причине каких-то внутренних их изменений, а просто развиваясь наряду с медициной в целом, становясь частью стандартной жизни современного горожанина. В этом больше нет ничего элитарного и аморального, равно как и в том, чтобы восстановить себе сколотый зуб. Если я уделяю большое внимание своему образованию, у меня есть хобби и хорошая работа, если я не какой-то убитый жизнью человек – так почему бы мне ещё и не выглядеть бодренько?

Шарлиз Терон, источник фото: blogspot.com

- Если к вам придёт человек с неограниченным запасом денег и скажет: «Делайте так, чтобы было красиво, всё равно что, полностью доверю вашему вкусу», что вы предпримете? Ситуация, конечно, совершенно фантастическая, но всё же.

— Ну, прежде всего я скажу этому человеку, что он и так красив и ничего ему делать не надо. Ведь получается, что он сам не видит никаких изъянов в своём внешнем виде. Мы реализуем желание пациента, а не свои фантазии на тему красивого человека.

Но, с другой стороны, часто к нам приходят пациенты с такими вот неопределёнными формулировками. Из-за недостаточной информированности они не понимают, какой метод влечёт за собой те или иные изменения во внешности. «Увеличьте мне грудь как-нибудь, не делая разрезов и не вставляя импланты» — это просто невозможно, и с таким человеком хирург долго разговаривает, объясняет, насколько безопасны те или иные хирургические методики.

Главное в этом деле — избежать завышенных ожиданий пациента, предупредить его не только о плюсах, но и о некоторых возможных минусах пластической операции. Чтобы не было печали  и разочарования от несостоявшегося идеала, а была только радость от реального улучшения внешности. Мы вставляем импланты, и у пациентки на месте разреза может остаться рубец – мы предупреждаем её об этом. Она сама выбирает – хочет ли она и дальше быть плоской, как мальчик, или иметь шикарный, пышный бюст, под которым, может быть, будет рубец. Мы всё сделаем, чтобы такого не было, но стопроцентной гарантии не даём.

- То есть предусмотреть это никак нельзя?

— Иногда осложнения хирургического вмешательства возникают, каким бы профессионалом ты не был. Я всегда показываю пациентам альбом с фотографиями неидеальных результатов, чтобы они имели представление о возможном риске. Говорю им: «Если для вас то, что вы видите, например, вот этот рубец, однозначно неприемлемо, то не нужно оперироваться».

Марго Робби, источник фото: http://41.media.tumblr.com/

- И при этом всё равно сталкивались с недовольными пациентами?

— Я, конечно, стараюсь, чтобы недовольств не возникало. Помогают современные подходы к планированию операции. Например, компьютерный прогноз пластики носа. Или примерочные импланты груди, которые девушка примеряет под плотный топ и может оценить , какой именно размер груди, и соответственно, размер импланта,  ей больше нравится.

Принцип такой: мы с пациентом занимаемся его телом – это наше общее дело.

Мне чаще всего абсолютно ясно, что нужно женщине, какие именно изменения своей внешности она хотела бы претворить в жизнь. Но бывает, что требуется немало времени, чтобы пациент понял, например, какой именно нос ему нравится, что нужна не только пластика носа, но и увеличение подбородка. Но это моя работа –сколько нужно усилий, столько и будет сделано, чтобы максимально выполнить задачу – помочь человеку обрести радость от своей внешности.

Принцип такой: мы с пациентом занимаемся его телом – это наше общее дело. И если есть радость – это наша общая радость, если возникают проблемы – это наши общие проблемы, и я делаю все от меня зависящее, чтобы как можно быстрее и успешнее их решить

Натали Портман, источник фото: wordreference.com

- Как люди выбирают пластического хирурга, внушающего им доверие?

— Здесь смотря что под этим понимать. Абсолютно разные критерии работают, и для каждого пациента по-своему. Кому-то доверие внушает то, что у доктора есть звание – профессор. Кто-то ищет хирурга в возрасте, основываясь на убеждении, что у молодого недостаточно профессионализма, который якобы приходит с опытом (хотя его в 25 может быть больше, чем на закате карьеры). Кто-то даже ищет хирурга, берущего за свои услуги внушительную плату – разве может мастер своего дела брать за операцию маленькие деньги?

- Если бы пришлось оперировать близких родственников, стали бы вы это делать?

— А почему если? Я оперировал собственную жену, неоднократно причём. И, по всей видимости, и дальше буду оперировать, уже не отвертишься. Конечно, мои чувства к ней не связаны с размером её груди или талии. Но я с уважением отношусь к её желаниям, и ценю, что она заботится о том, чтобы хорошо выглядеть. И, разумеется, я уверен в том, что сделаю все максимально успешно и качественно, поэтому предпочитаю оперировать близких сам, какого-то дополнительного волнения у меня нет. Если ваш близкий родственник парикмахер, вы ведь без раздумий пойдёте к нему стричься?

Жан Маре – так тот вообще был нетрадиционной сексуальной ориентации, но это было воплощение мужественности, и все женщины были без ума от него.

- А какого человека вы бы сами могли назвать красивым, если иметь в виду только внешние качества?

— Есть стандарты, которые ещё Леонардо да Винчи были определены, их изучают все студенты медицинских факультетов. И всё равно, понятие красоты – оно чисто психологическое. Есть Ален Делон, а есть Жан-Поль Бельмондо. Чего между ними общего? Ровно ничего, но и тот и другой стали символами мужской красоты. А есть Жан Маре – так тот вообще был нетрадиционной сексуальной ориентации, но это было воплощение мужественности, и все женщины были без ума от его образа.

Внешний аспект красоты важен, но ровно в той же степени, что и все другие аспекты, её складывающие. Ничем не примечательный внешне человек может быть невероятно красив и притягателен – все мы понимаем, что красота складывается из улыбки, осанки, движений человека и того, как он вообще себя преподносит. Но заботиться о внешности, не пренебрегать ею – это  признак не только аккуратности, но и эмоциональной, душевной гармонии. Быть ухоженной – это быть опрятной и достойной. Когда есть на это силы и желание– это здорово.


 

 

 

Махлин Александр Эдуардович. 1966 год рождения. Окончил лечебный факультет Куйбышевского медицинского института. После окончания учебы работал в клиниках Самарского государственного медицинского университета. Защитил кандидатскую диссертацию в 2004 году. Имеет сертификаты по специальностям: дерматовенерология, хирургия, пластическая и челюстно-лицевая хирургия.

 

 

 

 

Главная иллюстрация отсюда

 

 

comments powered by HyperComments

drugoigorod.ru

Махлин Александр Эдуардович отзывы пациентов

Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

30.09.2016

Делала коррекцию кончика носа. Результатом осталась довольна. Александр Эдуардович - очень внимательный и терпеливый доктор. Всем рекомендую! (Бывший пациент лечился по адресу ул. Гагарина, д. 20-Б)

Отзыв опубликован: 3 февраля 2017 года


Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

30.11.2016

Делала трансконъюктивальную блефаропластику нижних век, превосходный результат! Мешочков нет, прекрасно сейчас выгляжу! И очень благодарна Махлину Александру Эдуардовичу! Дай бог вам здоровье и всего вам доброго! (Написавший отзыв был по адресу ул. Советской Армии, 243А)

Отзыв опубликован: 3 апреля 2017 года

Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

02.12.2016

Была проблема формы носа. Хочу выразить благодарность Александру Эдуардовичу за прекрасную работу! Спасибо! Рекомендую всем! (Оставивший отзыв проходил лечение по адресу ул. Советской Армии, 243А)

Отзыв опубликован: 3 апреля 2017 года

Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

21.04.2017

Делала коррекцию ушей. Результат прекрасный, планирую обратиться к Александру Эдуардовичу и с другими своими "проблемами". Спасибо Вам огромное! (Оставивший отзыв лечился по адресу ул. Советской Армии, 243А)

Отзыв опубликован: 19 августа 2017 года

5 замечательно

Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

01.11.2017

Очень приятный мужчина и профессионал с большой буквы! И цены в его клинике в несколько раз меньше, чем на Мяги в хваленом центре пластической хирургии, а результат намного выше. К тому же Александр Эдуардович не будет Вам навязывать, если у Вас и так всё хорошо. Посоветует, на что именно лучше обратить внимание, и предложит несколько вариантов решения проблемы. Побольше бы нашему городу таких специалистов! Мы Вас очень любим, Александр Эдуардович! Спасибо Вам, что Вы у нас есть! Однозначно рекомендую! (Написавший отзыв лечился по адресу ул. Советской Армии, 243А)

Отзыв опубликован: 27 февраля 2018 года


Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

23.11.2017

Сделал блефаропластику век (правда со скидкой). Всё перекошено ужасно. Делал операцию вместе со своей ассистенткой. Она - одно веко, он - другое. А итог получился плачевный. (Написавший отзыв был по адресу ул. Советской Армии, 243А)

Отзыв опубликован: 19 марта 2018 года

Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

29.11.2017

Доброго времени суток всем! Делала абдоминопластику и липосакцию бёдер. Теперь у меня есть красивый пупок! Талия! Нет ни растяжек, ни квадратных бёдер! Аккуратный шов и море радости в жизни, после того как доктор от Бога, Александр Эдуардович, сделал мне такую сложную операцию, достойно на 5 с +! Спасибо, Александр Эдуардович! Низкий Вам поклон! (Написавший отзыв посещал учреждение по адресу ул. Гагарина, д. 20-Б)

Отзыв опубликован: 23 марта 2018 года

Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

18.10.2018

Замечательный, вежливый доктор. Все по делу. Делала фотоомоложение. Рекомендую! Можно довериться, что очень важно, контакт должен быть с врачом хороший. Александру Эдуардовичу это удаётся на ура! Была не один раз и очень довольна! Спасибо. (Пациент посещал учреждение по адресу ул. Гагарина, д. 20-Б)

Отзыв опубликован: 7 февраля 2019 года

Аноним

Принимал врач: Махлин А. Э.

29.05.2019

Александр Эдуардович делал мне блефаропластику верхних и нижних век. Через две недели я уже вышла на работу (правда, замазала небольшие синячки внизу тональным кремом). Я очень довольна, очень благодарна замечательному доктору. Всем очень рекомендую. (Пациент проходил лечение по адресу ул. Венцека, д. 111)

Отзыв опубликован: 14 августа 2019 года

yomed.ru

Александр Махлин. Достучаться до мечты.( кто не знает спас многих диафрагмашек) - запись пользователя клюковка (rkrjdrf) в сообществе Диафрагмальная грыжа в категории **Статьи, информация о ДГ**

Фото Евгения Креча, «МВ», и из архива А. Махлина.

Жизнь человека амбициозного и с характером редко вписывается в четкие, строгие схемы. Судьба Александра Махлина, заместителя директора РНПЦ детской хирургии, одного из первопроходцев в освоении лапароскопических операций у детей в Беларуси, - тому подтверждение. Известный детский хирург с более чем 30-летним стажем сегодня признается, что путь его был полон казусов и перипетий, и себя считает далеко не идеальным.

В переводе с древнееврейского «нилхам» («Махлин» наоборот) означает «воюющий». Не по собственной воле, но в силу обстоятельств. А бойцовские качества еще никому не навредили.

- Провидение не раз закрывало передо мной дверь. Мол, тут не пройдешь. Но я не воспринимал ситуацию как безвыходную. И в итоге добивался своего, - говорит Александр Махлин.

«О медицине - забудь»?

На пути в хирургию его ждало множество препятствий. Будто некая сила проверяла на истинность желания. Решение стать хирургом Саша принял в 8-м классе, взахлеб прочитав трилогию Юрия Германа («Дело, которому ты служишь», «Дорогой мой человек», «Я отвечаю за все»). Образ врача, преданного профессии, его настойчивость и стоическая борьба с испытаниями покорили подростка.

Родители, оба историки, стремление сына горячо поддержали. Оказалось,что каждый из них в юности мечтал о белом халате. Подумывал о медицине и старший брат Валера, но подкачали школьные отметки: для поступления в мединститут требовался высокий балл аттестата. Брат в итоге пошел в инженеры. А Саша решил готовиться в престижный 1-й Ленинградской мединститут им. академика И. П. Павлова (ныне - Первый Санкт-Петербургский госмедуниверситет). Семья жила в Чернигове. Несмотря на скромные учительские зарплаты, родители наняли репетитора по химии. И начались 2 года усиленных занятий. Выпускник школы знал предмет блестяще - на уровне университетской программы.

В вузе ждал неприятный сюрприз. Оказалось, в тот год принимали только ленинградцев и жителей области.

Для 17-летнего парня это стало большим ударом. Вся подготовка насмарку! Решил попытать счастья в Лениградском санитарно-гигиеническом мединституте (ныне - Санкт-Петербургская госмедакадемия им. И. И. Мечникова). И тут новое огорчение. Таблица Рабкина выявила у юноши нюансы цветовосприятия. Например, ему было сложно различить оттенки зеленого цвета.

«С таким дефектом забудьте о любом вузе медицинской, биологической, химической направленности, - сказали в медкомиссии. - У вас даже документы не возьмут».

От такой новости ноги подкосились. Но Махлины сдаваться не собирались. Было решено выучить таблицу наизусть. Проблемой стало то, что эти пособия разных периодов издания, каждое - со своим порядком расположения картинок. Пришлось зубрить сразу 3 экземпляра: 1968, 1973 и 1975 годов. Следующий шаг - выяснить, таблицу какого года будут предлагать в том или ином институте. Уже практически паковали чемоданы в Челябинск - и вдруг узнали, что в Минский госмединститут поступление проходит без всяких строгих комиссий! Судьба будто специально захлопнула другие двери, чтобы прямиком привести в Беларусь. К слову, незначительный дефект цветовосприятия за более чем 30 лет хирургической работы не помешал ни разу.

На педиатрический факультет попал случайно. Один из членов приемной комиссии подсказал: «Конкурс здесь ниже, а всего 6 лучших человек с курса могут стать хирургами». В своих силах Александр не сомневался.

Сейчас признается:

- Детей я тогда побаивался; считал, что возиться с ними - не мужское занятие. Но мое мнение вскоре изменилось: я влюбился в детскую хирургию на всю жизнь. Даже не представляю себя со взрослыми пациентами. До сих пор благодарен за тот совет.

«Удочка» по любимой хирургии

И смех, и грех: блестящий детский хирург Александр Махлин на экзамене по госпитальной хирургии получил… тройку! А знал предмет лучше всех в группе.

С 5-го курса подрабатывал медбратом в отделении кардиологии 6-й ГКБ Минска. Как-то одному сложному пациенту ночью стало плохо с сердцем. Махлин просидел у постели больного до утра и побежал на семинар по хирургии. Уставший, задремал. Очнулся от вопроса преподавателя. Ответить не мог, потому что не знал, о чем речь. Вот и схлопотал двойку по семинарскому занятию.

Отметка сыграла роковую роль на экзамене. И Махлин единственный из группы получил «удовлетворительно». Возмущенные студенты стали атаковать преподавателя: «Он же всех в группе консультирует по хирургии!».

Экзаменатор велел «троечнику» прийти для пересдачи на следующий день. Однако позже выяснилось, что «исправить» можно только напрочь отрицательный результат - неуд… Во вкладыше к диплому у Махлина значится «хорошо».

Были еще 2 суровых вердикта - оба на 6-м курсе.

В гости к молодой паре приехала бабушка жены Ирины, долгие годы работавшая врачом в Кремлевской больнице.

«Твой муж не будет хирургом. Ведь он носит очки! Голову наклонил - упадут в рану. Так что о хирургии пусть и не мечтает», - огорошила Варвара Иосифовна.

Второй «приговор» - от операционной медсестры. В ДХЦ Махлин всего третий раз. Ассистирует состоявшемуся хирургу. Планировалось выполнить обычную аппендэктомию, но вдруг выяснилось, что патология другая, ход вмешательства пришлось быстро изменить. Врач начал нервничать.

«Наверное, это я что-то напортачил», - подумал Александр. И его руки предательски задрожали. Заметив это, медсестра безапелляционно заявила: «Из этого - хирурга не выйдет».

А он точно знал, что все получится. И очки нисколько не помешают. («Хорошие надо выбирать», - смеется Александр Михайлович.) Через несколько лет та самая медсестричка в операционной удивлялась: «Александр, да у тебя золотые руки!» - «А помнишь, что говорила обо мне когда-то?» - «Хоть убей - не помню». - «Хорошо, что под твой приговор попал я. У другого от таких слов могли бы руки опуститься», - сказал доктор.

Подвел ликер

Однажды поздно вечером второкурсник Саша Махлин возвращался в студенческое общежитие с репетиции (играл в институтском ансамбле). Зашел в свою комнату - а там человек двадцать весело проводят время, выпивают. Табачный дым - хоть топор вешай. Не успел даже спросить у ребят, по какому поводу, как в комнате оказались проверяющие из студсовета.

И ни за что ни про что схлопотал выселение. Не зря говорили: комната невезучая. В ней больше полугода никто не задерживался. Саша и того меньше - 5 месяцев.

Пришлось скитаться. Вначале ночевал на матрасе в помещении для репетиций ансамбля, затем год - нелегально в другом общежитии. Наконец, участие в музыкальных коллективах института помогло: активист официально получил койко-место.

Казуистические истории случались и в личной жизни. О первом появлении в гостях у будущей жены, одногруппницы Ирины Долголиковой, вспоминает не без смущения. После бессонной ночи предстоял крайне сложный зачет по «черепу». Потом сокурсники собрались у Ирины отметить ее день рождения, а заодно и успешную сдачу. Группа была дружная. (И сейчас встречаются раз в несколько лет, прилетают даже из США.)

Но усталость и недосып сделали свое дело. Венгерский ликер для парня стал тяжелым испытанием. Замутило, в глазах все поплыло… Ирины родители заботливо уложили его на кровать в соседней комнате, рядом поставили тазик, стали приводить в чувство. Через несколько часов ребята бережно усадили страдальца в троллейбус.

- Надо же такому случиться на первой встрече с будущими тещей и тестем! - со смехом вспоминает Александр Михайлович.

Когда на 6-м курсе сделал Ирине предложение, ее отец Владимир Павлович (один из лучших специалистов по хирургии кисти в Беларуси) начал что-то припоминать - лицо молодого человека показалось ему знакомым.

«Не тот ли это Саша, которому стало плохо у нас дома?» - «Не-е-ет», - слукавила Ирина, которой не хотелось огорчать родителей. - То был другой парень из нашей группы». Позже история станет семейной легендой.

Александр и Ирина вместе почти 40 лет. Ирина - врач-педиатр, заведует отделением реабилитации в 19-й детской горполиклинике столицы. С радостью заботится о муже и дочери Анне.

- Аня тоже выбрала медицинскую стезю. По линии матери она медик уже в четвертом поколении. Работает врачом-нефрологом в РНПЦ трансплантации органов и тканей на базе 9-й ГКБ Минска, кандидат медицинских наук. Горжусь ею, - говорит Александр Михайлович.

Через тернии к лапароскопии

Не у каждого получается осуществить заветные желания. Махлин шутит, что «при жизни» удалось воплотить сразу 2 мечты. Обе связаны с ДХЦ. Здесь трудится с 1980 года: сначала медбратом в отделении экстренной хирургии, а после распределения - хирургом.

Первая задумка - освоить лапароскопические операции. Александр Махлин и его тезка Александр Свирский стали первыми в Беларуси выполнять такие вмешательства.

Когда в 1993 году увидел фильм, как лапароскопически удаляют аппендицит, удивился: «Зачем покупать такую дорогую аппаратуру, когда обычная аппендэктомия занимает 15-20 минут!».

И тут по линии Минздрава ДХЦ получил лапароскопическую стойку. А работать за ней некому. Главврач объявил, что допустит к аппаратуре только того, кто пройдет курсы усовершенствования квалификации по детской лапароскопии. В то время такое обучение проводили лишь в Москве, а его стоимость - годовая зарплата хирурга. Но Махлин понял: это шанс выйти на новый уровень всему отделению экстренной хирургии.

В профессии надо постоянно двигаться вперед.

Ему удалось найти спонсоров, которые оплатили докторам учебу.

И вот белорусы в Москве. Преподавали хирурги, имевшие не слишком богатый опыт. Программа включала теоретический курс, отработку на тренажерах и животных. Без подсказок и специальной литературы.

- Никогда в жизни я не уставал так, как на этих курсах, - вспоминает Александр Махлин.

Но самое сложное - поставить вмешательства на поток - ждало впереди. В Москве врачам дали лишь общие схемы нескольких операций. Практическими нюансами делиться не стали. А они в хирургии на вес золота!

Первые 25 лапароскопических аппендэктомий прошли успешно. Дальше начались осложнения. Выяснять их причину белорусские врачи были вынуждены самостоятельно. Затем изменили технику - и проблемы исчезли.

Решили применить методику при других операциях. Отрабатывали алгоритмы с нуля, «проигрывая» в голове каждый шаг. На обдумывание различных вариантов действий уходило до полугода. Сложнее всего было подступиться к рефлюксной болезни и пилоростенозу (малейшее неверное движение грозило тяжелыми осложнениями).

Напряжение высокой ответственности усиливали замечания коллег. Новое поначалу воспринимается критически. Приходилось выслушивать множество замечаний. От заявлений об «экспериментах над детьми» до утверждений, что «так оперируют лишь те, кто не умеет работать руками».

Но Александр Михайлович видел: лапароскопия набирает популярность в мире, вмешательства значительно снижают последствия хирургической травмы, а выздоровление идет в разы быстрее.

В 2000 году Махлин вместе с учителем в профессии Василием Трояном стали разрабатывать технологию лапароскопии при рефлюксной болезни, осложненное течение которой приводит к поражению легких и пищевода. Хирургическое вмешательство неизбежно. На всем постсоветском пространстве его выполняли детям только открытым доступом, даже в зарубежных журналах о технологии упоминалось в скупых тезисах. В Беларуси такие операции не делали и взрослым. Учиться буквально не у кого, к тому же некоторые московские коллеги отрицали возможность малоинвазивного вмешательства у малышей до 12 месяцев. Тем не менее уже через год белорусские хирурги имели за плечами 10 первых успешных лапароскопических операций при рефлюксной болезни. Технологию стали стремительно осваивать и в других странах.

Сегодня не надо доказывать преимущества малоинвазивных операций. В РНПЦ детской хирургии подобные вмешательства выполняют при более чем 40 различных патологиях, в т. ч. у новорожденных.

Большая гордость Махлина - разработка технологии лапароскопических вмешательств при грыжах (от диафрагмальных до паховых) у младенцев. Опытом доктор делится с врачами на курсах по детской лапароскопической хирургии в БелМАПО.

Вторая большая сбывшаяся мечта - открытие в этом году РНПЦ детской хирургии как самостоятельного учреждения. Созданный в 1969-м, ДХЦ изначально входил в состав 1-й ГКБ Минска, был ее «пасынком». С 2007-го начались попытки сделать его отдельной структурой. И вот все увенчалось успехом. Немалую роль сыграла настойчивость Махлина. Просчитывал, доказывал, ходил по кабинетам, верил сам и убеждал других. Многие считали идею о центре утопией, советовали бросить затею. Но Александр Михайлович действовал по библейскому принципу: «Стучите, и отворят вам». Так и вышло. Несмотря на определенное сопротивление, благодаря твердому решению министра здравоохранения РНПЦ был создан.

Из врачей - в начальники

На должность заместителя главврача по детской хирургии 1-й ГКБ Минска Александр Махлин попал в силу обстоятельств. Предстоял капремонт без «выселения» пациентов. Требовался человек, который мог бы потянуть эту ответственную работу.

Александра Михайловича всегда привлекало рукоделие, ни о каком начальственном кресле он не думал. Лелеял мечту создать в ДХЦ небольшое отделение мини-инвазивной хирургии и возглавить его. Главврач Николай Сердюченко пошел на хитрость: «Прошу тебя сделать только ремонт. Тогда и закладывай свое отделение. Будешь в нем трудиться».

Махлин загорелся. По сути на 2 года стал вторым прорабом стройки. Следил за работой строителей; продумывал каждую мелочь; тщательно подбирал плитку, чтобы ребятишки не смогли поскользнуться на ней.

Это наряду с административной работой и операциями. Результатом остались довольны и врачи, и пациенты.

А подрядчик - директор строительного объединения - несколько месяцев водил в ДХЦ потенциальных заказчиков, показывая уровень работы.

…В 2013 году Александра Махлина наградили медалью «За трудовые заслуги».

А вот заведовать отделением так и не пришлось.

«Оставайся замом, у тебя неплохо получается, - уговорил главный врач. - А лапароскопические операции можно делать и в тех отделениях, которые уже есть».

Александр Михайлович быстро освоился в новой роли: за 30 лет в ДХЦ знал все нюансы работы учреждения, каждого сотрудника. Самым сложным стал моральный аспект: карьерный взлет часто вызывает пересуды, зависть. Дружеское подтрунивание над начальством и панибратство надо было пресечь, выстраивать отношения по-новому. Случалось, он действовал решительно и не только по-хорошему, ведь в центр доставляли самых тяжелых пациентов из всей страны. В таких экстремальных ситуациях дисциплина и порядок должны быть строже, чем в армии.

Сочувствовать, но не прикипать душой

Четырехлетний Леша Шевчик - жизнерадостный непоседа, ходит в обычный детский сад и не отличается от сверстников. «Безобразно здоровый мальчик», - шутит на приеме Александр Махлин.

На 26-й неделе беременности Вера - Лешина мама - услышала неутешительный диагноз еще не родившемуся сыну: врожденная левосторонняя диафрагмальная грыжа. Ее содержимое - большая часть тонкого и толстого кишечников. Генетики советовали женщине мужаться и готовиться к худшему. Александр Махлин вселил надежду: шансы есть, патология операбельная.

- Росла легочная гипертензия. И еще какая-то внутриутробная инфекция нарисовалась, - вспоминает о тех непростых для семьи месяцах Вера. - Сына прооперировали эндоскопически на 8-е сутки. Оказалось, были проблемы еще с селезенкой и почкой. Но все прошло успешно. С большой благодарностью до сих пор вспоминаем Александра Михайловича, пусть Господь хранит этого замечательного доктора…

Таких историй в практике Александра Махлина не одна сотня. Интернет-форумы пестрят отзывами благодарных пациентов. И почти все как один отмечают удивительную чуткость хирурга, бережное отношение к маленьким пациентам, уважение к родителям.

- Недопустимо, когда хирург относится свысока к страдающему человеку. Или сквозь зубы отвечает на простые вопросы. Родители чуть ли не в ноги кланяются, чтобы получить необходимую информацию. Доктор должен быть доступен, - уверен Махлин.

Надо сопереживать и помогать, но не прикипать душой, не считать каждого ребенка своим, иначе в этой профессии просто не выжить. Медсестрам наказывает не быть пациентам «мамками»: чревато синдромом выгорания. Сердце не отключишь, а без холодного разума ребенку легко навредить.

Лапароскопия не любит эмоций и резких движений. Хирургу надо обладать выдержкой, чтобы работать только пальцами; абстрагироваться от мысли, что на столе - крошечное тельце новорожденного.

Музыка - вторая жизнь

…В студенческом кафе «Генезис» многолюдно. Здесь часто проходят концерты бардов. И сегодня на суд публики свое творчество представляет выпускник МГМИ Александр Махлин. Парень волнуется: удерживать аудиторию ему предстоит целых 45 минут. Раньше он выступал лишь с несколькими песнями на сцене альма-матер. Сегодня же в программе их много - на стихи Евгения Евтушенко, Вадима Шефнера, других поэтов.

Писать музыку Александр Махлин стал, будучи студентом. Еще в музыкальной школе освоил игру на кларнете, саксофоне и гитаре.

- Свою программу в кафе я тогда отработал. Не могу сказать, что это был успех, - признается доктор. - А вот в вузе моя песня «Развалюха» долго была хитом студенческих дискотек. Я и сегодня люблю исполнять ее на дружеских посиделках. Правда, на последние все меньше остается времени и сил.

Хорошая музыкальная стереосистема, акустическая гитара, большая подборка записей с концертов любимых групп - Queen, Pink Floid, Muse, «Океан Эльзы»… Музыка не увлечение, а стиль жизни. Она выражает настроение, задает тон дня. Выезжать с друзьями и родственниками на концерты стало хорошей традицией. Так, прошлым летом семья Махлиных в польском городе Лодзь аплодировала Эрику Клэптону.

При напряженный буднях и множестве рабочих планов позволить себе 2 полноценных выходных Александру Махлину удается не всегда. Доктор признается: лучший отдых - просто полежать дома в тишине. Для врача это роскошь.

- Не могу похвастаться, что знаю волшебный способ, как избавиться от стресса и напряжения. Мое лекарство - дорогие люди рядом и музыка. С годами все яснее понимаешь, что не надо концентрироваться на плохом, от него никуда не скрыться. Важно ценить моменты радости, научиться ощущать вкус победы. Я благодарен судьбе за все препятствия на пути. Именно они дали мне ценные уроки, закалили характер и в каждой непростой ситуации указуют быть Человеком.

www.babyblog.ru

Отзывы посетителей лечебно-диагностического комплекса Медгард на улице Гагарина

Анастасия написала про это место 27 июля 2016 в 10:02

Добрый день! Обязана предупредить будущих мам! На официальном сайте очень красиво написано, что в Медгарде работают не просто профессионалы, имеющие большой практический опыт и глубокие теоретические знания, но люди, способные быть внимательными, люди, способные чувствовать и сопереживать, люди с доброй душой. Дело в том, что мы с мужем мечтаем о ребеночке и для безопасности решили пройти осмотр и проконсультироваться со специалистами, а за одно и найти врача и место для родов. Обратилась я в Ме… – показать

дгард за консультацией и осмотром, меня направили к гинекологу Анисимовой. На приеме Анисимова в самой грубой форме дала понять, что пришла я зря, вот если бы у меня матка выпала и между ног болталась, тогда бы конечно она, наверное, меня посмотрела, а так она очень занятая и ей глубоко плевать на меня. И это с учетом, того, что в коридоре не было никого!!! На меня вылили такое ведро грязи, что я даже какое-то время сидела в коридоре, так как от переживания не могла понять, куда мне идти и что делать!!! И к ней на прием за это время никто не пришел!!! В коридоре было пусто!!! Вот так ко мне отнеслись за деньги!!! По месту регистрации я обратилась в бесплатную женскую консультацию, была 20 в очереди, после меня было еще 20 человек, врач даже не мог сходить в туалет от такого потока людей. И не смотря на все это она была приветливая и вежливая, выслушала, осмотрела, назначила анализы, прописала витаминки для иммунитета. В дополнение вся очередь гудела, что она акушер-гинеколог от бога!!! И этому есть подтверждение, коридор был полностью забит пациентами!!! И это в бесплатной больнице!!! Будущие мамочки будьте бдительны, вы несете ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь будущего малыша!!! Ищите грамотного и небезразличного врача!!! Читайте отзывы внимательно!!! После приема я нашла огромное количество негативных отзывов о Анисимовой А.С. Если бы я только знала, то ни в коем случае не пошла бы к ней, возможно там есть более грамотные специалисты, которые соответствуют записи на главной странице, официального сайта Медгарде, а именно не просто профессионалы, имеющие большой практический опыт и глубокие теоретические знания, но люди, способные быть внимательными, люди, способные чувствовать и сопереживать, люди с доброй душой. Я к сожалению попала к ней и настолько была унижена и оскорблена, заплатила деньги, а меня выгнали, даже не осмотрели!!!

medgard-med.ru

Александр Махлин. Достучаться до мечты | Персона

Фото Евгения Креча, «МВ», и из архива А. Махлина.

Жизнь человека амбициозного и с характером редко вписывается в четкие, строгие схемы. Судьба Александра Махлина, заместителя директора РНПЦ детской хирургии, одного из первопроходцев в освоении лапароскопических операций у детей в Беларуси, — тому подтверждение. Известный детский хирург с более чем 30-летним стажем сегодня признается, что путь его был полон казусов и перипетий, и себя считает далеко не идеальным. 
 

В переводе с древнееврейского «нилхам» («Махлин» наоборот) означает «воюющий». Не по собственной воле, но в силу обстоятельств. А бойцовские качества еще никому не навредили.

— Провидение не раз закрывало передо мной дверь. Мол, тут не пройдешь. Но я не воспринимал ситуацию как безвыходную. И в итоге добивался своего, — говорит Александр Махлин.

«О медицине — забудь»?

На пути в хирургию его ждало множество препятствий. Будто некая сила проверяла на истинность желания. Решение стать хирургом Саша принял в 8-м классе, взахлеб прочитав трилогию Юрия Германа («Дело, которому ты служишь», «Дорогой мой человек», «Я отвечаю за все»). Образ врача, преданного профессии, его настойчивость и стоическая борьба с испытаниями покорили подростка.

Родители, оба историки, стремление сына горячо поддержали. Оказалось,что каждый из них в юности мечтал о белом халате. Подумывал о медицине и старший брат Валера, но подкачали школьные отметки: для поступления в мединститут требовался высокий балл аттестата. Брат в итоге пошел в инженеры. А Саша решил готовиться в престижный 1-й Ленинградской мединститут им. академика И. П. Павлова (ныне — Первый Санкт-Петербургский госмедуниверситет). Семья жила в Чернигове. Несмотря на скромные учительские зарплаты, родители наняли репетитора по химии. И начались 2 года усиленных занятий. Выпускник школы знал предмет блестяще — на уровне университетской программы.

В вузе ждал неприятный сюрприз. Оказалось, в тот год принимали только ленинградцев и жителей области. 

Для 17-летнего парня это стало большим ударом. Вся подготовка насмарку! Решил попытать счастья в Лениградском санитарно-гигиеническом мединституте (ныне — Санкт-Петербургская госмедакадемия им. И. И. Мечникова). И тут новое огорчение. Таблица Рабкина выявила у юноши нюансы цветовосприятия. Например, ему было сложно различить оттенки зеленого цвета.

«С таким дефектом забудьте о любом вузе медицинской, биологической, химической направленности, — сказали в медкомиссии. — У вас даже документы не возьмут».

От такой новости ноги подкосились. Но Махлины сдаваться не собирались. Было решено выучить таблицу наизусть. Проблемой стало то, что эти пособия разных периодов издания, каждое — со своим порядком расположения картинок. Пришлось зубрить сразу 3 экземпляра: 1968, 1973 и 1975 годов. Следующий шаг — выяснить, таблицу какого года будут предлагать в том или ином институте. Уже практически паковали чемоданы в Челябинск — и вдруг узнали, что в Минский госмединститут поступление проходит без всяких строгих комиссий! Судьба будто специально захлопнула другие двери, чтобы прямиком привести в Беларусь. К слову, незначительный дефект цветовосприятия за более чем 30 лет хирургической работы не помешал ни разу.

На педиатрический факультет попал случайно. Один из членов приемной комиссии подсказал: «Конкурс здесь ниже, а всего 6 лучших человек с курса могут стать хирургами». В своих силах Александр не сомневался.

Сейчас признается: 

— Детей я тогда побаивался; считал, что возиться с ними —  не мужское занятие. Но мое мнение вскоре изменилось: я влюбился в детскую хирургию на всю жизнь. Даже не представляю себя со взрослыми пациентами. До сих пор благодарен за тот совет.

«Удочка» по любимой хирургии

И смех, и грех: блестящий детский хирург Александр Махлин на экзамене по госпитальной хирургии получил… тройку! А знал предмет лучше всех в группе.

С 5-го курса подрабатывал медбратом в отделении кардиологии 6-й ГКБ Минска. Как-то одному сложному пациенту ночью стало плохо с сердцем. Махлин просидел у постели больного до утра и побежал на семинар по хирургии. Уставший, задремал. Очнулся от вопроса преподавателя. Ответить не мог, потому что не знал, о чем речь. Вот и схлопотал двойку по семинарскому занятию. 

Отметка сыграла роковую роль на экзамене. И Махлин единственный из группы получил «удовлетворительно». Возмущенные студенты стали атаковать преподавателя: «Он же всех в группе консультирует по хирургии!».

Экзаменатор велел «троечнику» прийти для пересдачи на следующий день. Однако позже выяснилось, что «исправить» можно только напрочь отрицательный результат — неуд… Во вкладыше к диплому у Махлина значится «хорошо».

Были еще 2 суровых вердикта — оба на 6-м курсе.

В гости к молодой паре приехала бабушка жены Ирины, долгие годы работавшая врачом в Кремлевской больнице.

«Твой муж не будет хирургом. Ведь он носит очки! Голову наклонил — упадут в рану. Так что о хирургии пусть и не мечтает», — огорошила Варвара Иосифовна.

Второй «приговор» — от операционной медсестры. В ДХЦ Махлин всего третий раз. Ассистирует состоявшемуся хирургу. Планировалось выполнить обычную аппендэктомию, но вдруг выяснилось, что патология другая, ход вмешательства пришлось быстро изменить. Врач начал нервничать.

«Наверное, это я что-то напортачил», — подумал Александр. И его руки предательски задрожали. Заметив это, медсестра безапелляционно заявила: «Из этого — хирурга не выйдет».

А он точно знал, что все получится. И очки нисколько не помешают. («Хорошие надо выбирать», — смеется Александр Михайлович.) Через несколько лет та самая медсестричка в операционной удивлялась: «Александр, да у тебя золотые руки!» — «А помнишь, что говорила обо мне когда-то?» — «Хоть убей — не помню». — «Хорошо, что под твой приговор попал я. У другого от таких слов могли бы руки опуститься», — сказал доктор.

Подвел ликер

Однажды поздно вечером второкурсник Саша Махлин возвращался в студенческое общежитие с репетиции (играл в институтском ансамбле). Зашел в свою комнату — а там человек двадцать весело проводят время, выпивают. Табачный дым — хоть топор вешай. Не успел даже спросить у ребят, по какому поводу, как в комнате оказались проверяющие из студсовета. 

И ни за что ни про что схлопотал выселение. Не зря говорили: комната невезучая. В ней больше полугода никто не задерживался. Саша и того меньше — 5 месяцев. 

Пришлось скитаться. Вначале ночевал на матрасе в помещении для репетиций ансамбля, затем год — нелегально в другом общежитии. Наконец, участие в музыкальных коллективах института помогло: активист официально получил койко-место.

Казуистические истории случались и в личной жизни. О первом появлении в гостях у будущей жены, одногруппницы Ирины Долголиковой, вспоминает не без смущения. После бессонной ночи предстоял крайне сложный зачет по «черепу». Потом сокурсники собрались у Ирины отметить ее день рождения, а заодно и успешную сдачу. Группа была дружная. (И сейчас встречаются раз в несколько лет, прилетают даже из США.) 

Но усталость и недосып сделали свое дело. Венгерский ликер для парня стал тяжелым испытанием. Замутило, в глазах все поплыло… Ирины родители заботливо уложили его на кровать в соседней комнате, рядом поставили тазик, стали приводить в чувство. Через несколько часов ребята бережно усадили страдальца в троллейбус.

— Надо же такому случиться на первой встрече с будущими тещей и тестем! — со смехом вспоминает Александр Михайлович.

Когда на 6-м курсе сделал Ирине предложение, ее отец Владимир Павлович (один из лучших специалистов по хирургии кисти в Беларуси) начал что-то припоминать — лицо молодого человека показалось ему знакомым.

«Не тот ли это Саша, которому стало плохо у нас дома?» — «Не-е-ет», — слукавила Ирина, которой не хотелось огорчать родителей. — То был другой парень из нашей группы». Позже история станет семейной легендой.

Александр и Ирина вместе почти 40 лет. Ирина — врач-педиатр, заведует отделением реабилитации в 19-й детской горполиклинике столицы. С радостью заботится о муже и дочери Анне.

— Аня тоже выбрала медицинскую стезю. По линии матери она медик уже в четвертом поколении. Работает врачом-нефрологом в РНПЦ трансплантации органов и тканей на базе 9-й ГКБ Минска, кандидат медицинских наук. Горжусь ею, — говорит Александр Михайлович.

Через тернии к лапароскопии

Не у каждого получается осуществить заветные желания. Махлин шутит, что «при жизни» удалось воплотить сразу 2 мечты. Обе связаны с ДХЦ. Здесь трудится с 1980 года: сначала медбратом в отделении экстренной хирургии, а после распределения — хирургом.

Первая задумка — освоить лапароскопические операции. Александр Махлин и его тезка Александр Свирский стали первыми в Беларуси выполнять такие вмешательства.

Когда в 1993 году увидел фильм, как лапароскопически удаляют аппендицит, удивился: «Зачем покупать такую дорогую аппаратуру, когда обычная аппендэктомия занимает 15–20 минут!».

И тут по линии Минздрава ДХЦ получил лапароскопическую стойку. А работать за ней некому. Главврач объявил, что допустит к аппаратуре только того, кто пройдет курсы усовершенствования квалификации по детской лапароскопии. В то время такое обучение проводили лишь в Москве, а его стоимость — годовая зарплата хирурга. Но Махлин понял: это шанс выйти на новый уровень всему отделению экстренной хирургии. 

В профессии надо постоянно двигаться вперед.

Ему удалось найти спонсоров, которые оплатили докторам учебу.

И вот белорусы в Москве. Преподавали хирурги, имевшие не слишком богатый опыт. Программа включала теоретический курс, отработку на тренажерах и животных. Без подсказок и специальной литературы.

— Никогда в жизни я не уставал так, как на этих курсах, — вспоминает Александр Махлин.

Но самое сложное — поставить вмешательства на поток — ждало впереди. В Москве врачам дали лишь общие схемы нескольких операций. Практическими нюансами делиться не стали. А они в хирургии на вес золота! 

Первые 25 лапароскопических аппендэктомий прошли успешно. Дальше начались осложнения. Выяснять их причину белорусские врачи были вынуждены самостоятельно. Затем изменили технику — и проблемы исчезли.

Решили применить методику при других операциях. Отрабатывали алгоритмы с нуля, «проигрывая» в голове каждый шаг. На обдумывание различных вариантов действий уходило до полугода. Сложнее всего было подступиться к рефлюксной болезни и пилоростенозу (малейшее неверное движение грозило тяжелыми осложнениями).

Напряжение высокой ответственности усиливали замечания коллег. Новое поначалу воспринимается критически. Приходилось выслушивать множество замечаний. От заявлений об «экспериментах над детьми» до утверждений, что «так оперируют лишь те, кто не умеет работать руками».

Но Александр Михайлович видел: лапароскопия набирает популярность в мире, вмешательства значительно снижают последствия хирургической травмы, а выздоровление идет в разы быстрее.

В 2000 году Махлин вместе с учителем в профессии Василием Трояном стали разрабатывать технологию лапароскопии при рефлюксной болезни, осложненное течение которой приводит к поражению легких и пищевода. Хирургическое вмешательство неизбежно. На всем постсоветском пространстве его выполняли детям только открытым доступом, даже в зарубежных журналах о технологии упоминалось в скупых тезисах. В Беларуси такие операции не делали и взрослым. Учиться буквально не у кого, к тому же некоторые московские коллеги отрицали возможность малоинвазивного вмешательства у малышей до 12 месяцев. Тем не менее уже через год белорусские хирурги имели за плечами 10 первых успешных лапароскопических операций при рефлюксной болезни. Технологию стали стремительно осваивать и в других странах.

Сегодня не надо доказывать преимущества малоинвазивных операций. В РНПЦ детской хирургии подобные вмешательства выполняют при более чем 40 различных патологиях, в т. ч. у новорожденных. 

Большая гордость Махлина — разработка технологии лапароскопических вмешательств при грыжах (от диафрагмальных до паховых) у младенцев. Опытом доктор делится с врачами на курсах по детской лапароскопической хирургии в БелМАПО.

Вторая большая сбывшаяся мечта — открытие в этом году РНПЦ детской хирургии как самостоятельного учреждения. Созданный в 1969-м, ДХЦ изначально входил в состав 1-й ГКБ Минска, был ее «пасынком». С 2007-го начались попытки сделать его отдельной структурой. И вот все увенчалось успехом. Немалую роль сыграла настойчивость Махлина. Просчитывал, доказывал, ходил по кабинетам, верил сам и убеждал других. Многие считали идею о центре утопией, советовали бросить затею. Но Александр Михайлович действовал по библейскому принципу: «Стучите, и отворят вам». Так и вышло. Несмотря на определенное сопротивление, благодаря твердому решению министра здравоохранения РНПЦ был создан.

Из врачей — в начальники

На должность заместителя главврача по детской хирургии 1-й ГКБ Минска Александр Махлин попал в силу обстоятельств. Предстоял капремонт без «выселения» пациентов. Требовался человек, который мог бы потянуть эту ответственную работу.

Александра Михайловича всегда привлекало рукоделие, ни о каком начальственном кресле он не думал. Лелеял мечту создать в ДХЦ небольшое отделение мини-инвазивной хирургии и возглавить его. Главврач Николай Сердюченко пошел на хитрость: «Прошу тебя сделать только ремонт. Тогда и закладывай свое отделение. Будешь в нем трудиться».

Махлин загорелся. По сути на 2 года стал вторым прорабом стройки. Следил за работой строителей; продумывал каждую мелочь; тщательно подбирал плитку, чтобы ребятишки не смогли поскользнуться на ней. 

Это наряду с административной работой и операциями. Результатом остались довольны и врачи, и пациенты. 

А подрядчик — директор строительного объединения — несколько месяцев водил в ДХЦ потенциальных заказчиков, показывая уровень работы.

…В 2013 году Александра Махлина наградили медалью «За трудовые заслуги».

А вот заведовать отделением так и не пришлось.

«Оставайся замом, у тебя неплохо получается, — уговорил главный врач. — А лапароскопические операции можно делать и в тех отделениях, которые уже есть».

Александр Михайлович быстро освоился в новой роли: за 30 лет в ДХЦ знал все нюансы работы учреждения, каждого сотрудника. Самым сложным стал моральный аспект: карьерный взлет часто вызывает пересуды, зависть. Дружеское подтрунивание над начальством и панибратство надо было пресечь, выстраивать отношения по-новому. Случалось, он действовал решительно и не только по-хорошему, ведь в центр доставляли самых тяжелых пациентов из всей страны. В таких экстремальных ситуациях дисциплина и порядок должны быть строже, чем в армии.

Сочувствовать, но не прикипать душой

Четырехлетний Леша Шевчик — жизнерадостный непоседа, ходит в обычный детский сад и не отличается от сверстников. «Безобразно здоровый мальчик», — шутит на приеме Александр Махлин. 

На 26-й неделе беременности Вера — Лешина мама — услышала неутешительный диагноз еще не родившемуся сыну: врожденная левосторонняя диафрагмальная грыжа. Ее содержимое — большая часть тонкого и толстого кишечников. Генетики советовали женщине мужаться и готовиться к худшему. Александр Махлин вселил надежду: шансы есть, патология операбельная.

— Росла легочная гипертензия. И еще какая-то внутриутробная инфекция нарисовалась, — вспоминает о тех непростых для семьи месяцах Вера. — Сына прооперировали эндоскопически на 8-е сутки. Оказалось, были проблемы еще с селезенкой и почкой. Но все прошло успешно. С большой благодарностью до сих пор вспоминаем Александра Михайловича, пусть Господь хранит этого замечательного доктора… 

Таких историй в практике Александра Махлина не одна сотня. Интернет-форумы пестрят отзывами благодарных пациентов. И почти все как один отмечают удивительную чуткость хирурга, бережное отношение к маленьким пациентам, уважение к родителям.

— Недопустимо, когда хирург относится свысока к страдающему человеку. Или сквозь зубы отвечает на простые вопросы. Родители чуть ли не в ноги кланяются, чтобы получить необходимую информацию. Доктор должен быть доступен, — уверен Махлин.

Надо сопереживать и помогать, но не прикипать душой, не считать каждого ребенка своим, иначе в этой профессии просто не выжить. Медсестрам наказывает не быть пациентам «мамками»: чревато синдромом выгорания. Сердце не отключишь, а без холодного разума ребенку легко навредить.

Лапароскопия не любит эмоций и резких движений. Хирургу надо обладать выдержкой, чтобы работать только пальцами; абстрагироваться от мысли, что на столе — крошечное тельце новорожденного. 

Музыка — вторая жизнь

…В студенческом кафе «Генезис» многолюдно. Здесь часто проходят концерты бардов. И сегодня на суд публики свое творчество представляет выпускник МГМИ Александр Махлин. Парень волнуется: удерживать аудиторию ему предстоит целых 45 минут. Раньше он выступал лишь с несколькими песнями на сцене альма-матер. Сегодня же в программе их много — на стихи Евгения Евтушенко, Вадима Шефнера, других поэтов.

Писать музыку Александр Махлин стал, будучи студентом. Еще в музыкальной школе освоил игру на кларнете, саксофоне и гитаре.

— Свою программу в кафе я тогда отработал. Не могу сказать, что это был успех, — признается доктор. — А вот в вузе моя песня «Развалюха» долго была хитом студенческих дискотек. Я и сегодня люблю исполнять ее на дружеских посиделках. Правда, на последние все меньше остается времени и сил.

Хорошая музыкальная стереосистема, акустическая гитара, большая подборка записей с концертов любимых групп — Queen, Pink Floid, Muse, «Океан Эльзы»… Музыка не увлечение, а стиль жизни. Она выражает настроение, задает тон дня. Выезжать с друзьями и родственниками на концерты стало хорошей традицией. Так, прошлым летом семья Махлиных в польском городе Лодзь аплодировала Эрику Клэптону.

При напряженный буднях и множестве рабочих планов позволить себе 2 полноценных выходных Александру Махлину удается не всегда. Доктор признается: лучший отдых — просто полежать дома в тишине. Для врача это роскошь.

— Не могу похвастаться, что знаю волшебный способ, как избавиться от стресса и напряжения. Мое лекарство — дорогие люди рядом и музыка. С годами все яснее понимаешь, что не надо концентрироваться на плохом, от него никуда не скрыться. Важно ценить моменты радости, научиться ощущать вкус победы. Я благодарен судьбе за все препятствия на пути. Именно они дали мне ценные уроки, закалили характер и в каждой непростой ситуации указуют быть Человеком.



www.medvestnik.by

Махлин Александр Эдуардович | Отзывы | Стоимость приема

Рейтинг DocTown