Доктор арбатов: Арбатов Вячеслав Витальевич — Эстетический пластический хирург

Содержание

Журнал общественно-политических исследований Современная Европа.

1. Арбатов Алексей Георгиевич  доктор исторических наук, академик РАН, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, Science Index AuthorID: 73079, Web of Science ResearcherID: H-5017-2017, ScopusID: 14521971200,  http://orcid.org/0000-0002-0354-0681

2. Аллисон Роберт – доктор исторических наук, профессор Школы глобальных и региональных исследований Оксфордского университета (Лондон)

3. Белов Владислав Борисович – кандидат экономических наук, заместитель директора ИЕ РАН по научной работе, руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 105789, Web of Science ResearcherID: U-2172-2019,
 https://orcid.org/0000-0002-5096-193X

4. Бергманн Вильфрид – профессор, заместитель правления Российско-германского форума, Берлинский университет имени Штайнбайса (Берлин)

5. Борко Юрий Антонович  доктор экономических наук, профессор, руководитель информационного центра Европейского Союза EU-i Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 104751

6. Буторина Ольга Витальевна  – доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заместитель директора ИЕ РАН по научной работе, главный научный сотрудник Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 208398, ScopusID: 57194033762, Web of Science ResearcherID: AAC-8483-2020.

7. Водопьянова Елена Викторовна – доктор философских наук, профессор, руководитель Центра культурологии Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 108174

8.  Данилов Дмитрий Александрович

– кандидат экономических наук, профессор, заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 747797, Web of Science ResearcherID: U-2172-2019,   https://orcid. org/0000-0003-2381-0981

9. Золотарёв Павел Семенович – президент Межрегионального фонда поддержи военной реформы, заместитель директора Института США и Канады РАН, кандидат технических наук, Science Index AuthorID: 601598,  https://orcid.org/0000-0003-1493-0455

10. Кавешников Николай Юрьевич – кандидат политических наук, заведующий кафедрой интеграционных процессов  МГИМО МИД РФ, Science Index AuthorID: 77252,  Web of Science ResearcherID: E-3785-2013,  https://orcid.org/0000-0003-0223-1083

11. Мироненко Виктор Иванович – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела страновых исследований Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 384593

12. Новак-Фар Артур — доктор юридических наук, профессор права Варшавской школы экономики (SGH),
 https://orcid.org/0000-0001-9321-4611

13. Носов Михаил Григорьевич – доктор исторических наук, член-корреспондент РАН, замдиректора Института Европы РАН по научной работе

14. Потёмкина Ольга Юрьевна – доктор политических наук, заведующая отделом исследований европейской интеграции Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 414198, Web of Science ResearcherID: R-9803-2016

15. Риччери Марко – эксперт в области Европейской социальной политики в сфере труда; действующий генеральный секретарь EURISPES — ключевого итальянского исследовательского института в области экономического, социального и регионального развития (www.eurispes.it)

16. Рубинский Юрий Ильич – доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН

17. Смирнов Вадим Анатольевич,  кандидат политических наук, докторант Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 633719

18. Флогаитис  Спиридон — доктор юридических наук, директор Европейской организации публичного права (EPLO), профессор публичного права  (Афинский национальный университет им. И. Каподистрии)

19. Швейцер Владимир Яковлевич – доктор исторических наук, заведующий Отделом социальных и политических исследований ИЕ РАН, руководитель Центра партийно-политических исследований Института Европы РАН, Science Index AuthorID: 479216

20. Шишелина Любовь Николаевна – доктор исторических наук, зав. Отделом  исследований Центральной и Восточной Европы, Science Index AuthorID: 72938, ScopusAuthor ID: 57194328851,  https://orcid.org/0000-0002-8521-9225

Приглашаем на открытые семинары 16 ноября – 15 декабря 2020

Институт государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (ИГСУ РАНХиГС) совместно с Национальной Гильдией Бухгалтеров и Аудиторов и «Управляющей компанией «Восток–Запад» приглашают принять участие в открытых семинарах по следующим тематическим направлениям:

Докладчики-спикеры:

  • Ларина Светлана Евгеньевна – доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;
  • Стажкова Мария Михайловна – кандидат экономических наук, доцент, генеральный директор Национальной Гильдии Бухгалтеров и Аудиторов, член Института внутренних аудиторов и Международного института внутренних аудиторов;
  • Арбатова Лариса Иосифовна – генеральный директор «Управляющая компания «Восток–Запад», член комитета НАУФОР по управлению активами;
  • Полозков Михаил Геннадьевич – доктор экономических наук, профессор, заместитель декана факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;
  • Владимирова Маргарита Петровна – доктор экономических наук, профессор.

 

Докладчики-спикеры:

  • Ларина Светлана Евгеньевна – доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Стажкова Мария Михайловна – кандидат экономических наук, доцент, генеральный директор Национальной Гильдии Бухгалтеров и Аудиторов, член Института внутренних аудиторов и Международного института внутренних аудиторов;

  • Арбатова Лариса Иосифовна – генеральный директор «Управляющая компания «Восток–Запад», член комитета НАУФОР по управлению активами;

  • Полозков Михаил Геннадьевич – доктор экономических наук, профессор, заместитель декана факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Владимирова Маргарита Петровна – доктор экономических наук, профессор.

 

Докладчики-спикеры:

  • Ларина Светлана Евгеньевна – доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Стажкова Мария Михайловна – кандидат экономических наук, доцент, генеральный директор Национальной Гильдии Бухгалтеров и Аудиторов, член Института внутренних аудиторов и Международного института внутренних аудиторов;

  • Арбатова Лариса Иосифовна – генеральный директор «Управляющая компания «Восток–Запад», член комитета НАУФОР по управлению активами;

  • Полозков Михаил Геннадьевич

    – доктор экономических наук, профессор, заместитель декана факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Владимирова Маргарита Петровна – доктор экономических наук, профессор.

 

Докладчики-спикеры:

  • Ларина Светлана Евгеньевна – доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Стажкова Мария Михайловна – кандидат экономических наук, доцент, генеральный директор Национальной Гильдии Бухгалтеров и Аудиторов, член Института внутренних аудиторов и Международного института внутренних аудиторов;

  • Арбатова Лариса Иосифовна – генеральный директор «Управляющая компания «Восток–Запад», член комитета НАУФОР по управлению активами;

  • Полозков Михаил Геннадьевич – доктор экономических наук, профессор, заместитель декана факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Владимирова Маргарита Петровна – доктор экономических наук, профессор.

 

Докладчики-спикеры:

  • Ларина Светлана Евгеньевна – доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Стажкова Мария Михайловна – кандидат экономических наук, доцент, генеральный директор Национальной Гильдии Бухгалтеров и Аудиторов, член Института внутренних аудиторов и Международного института внутренних аудиторов;

  • Арбатова Лариса Иосифовна – генеральный директор «Управляющая компания «Восток–Запад», член комитета НАУФОР по управлению активами;

  • Полозков Михаил Геннадьевич – доктор экономических наук, профессор, заместитель декана факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Владимирова Маргарита Петровна – доктор экономических наук, профессор.

 

Докладчики-спикеры:

  • Ларина Светлана Евгеньевна – доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Стажкова Мария Михайловна – кандидат экономических наук, доцент, генеральный директор Национальной Гильдии Бухгалтеров и Аудиторов, член Института внутренних аудиторов и Международного института внутренних аудиторов;

  • Арбатова Лариса Иосифовна – генеральный директор «Управляющая компания «Восток–Запад», член комитета НАУФОР по управлению активами;

  • Полозков Михаил Геннадьевич – доктор экономических наук, профессор, заместитель декана факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Владимирова Маргарита Петровна – доктор экономических наук, профессор.

 

Докладчики-спикеры:

  • Ларина Светлана Евгеньевна – доктор экономических наук, профессор, декан факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Стажкова Мария Михайловна – кандидат экономических наук, доцент, генеральный директор Национальной Гильдии Бухгалтеров и Аудиторов, член Института внутренних аудиторов и Международного института внутренних аудиторов;

  • Арбатова Лариса Иосифовна – генеральный директор «Управляющая компания «Восток–Запад», член комитета НАУФОР по управлению активами;

  • Полозков Михаил Геннадьевич – доктор экономических наук, профессор, заместитель декана факультета государственного управления ИГСУ РАНХиГС;

  • Владимирова Маргарита Петровна – доктор экономических наук, профессор.

 

Регистрация участников по электронной почте [email protected]


Мероприятия проводятся дистанционно. Предварительная регистрация ОБЯЗАТЕЛЬНА.

«Батарея ракет под Харьковом может достать до Москвы, но наша тактическая ракета уничтожит ее раньше»

Академик Алексей Арбатов о том, какой «военно-технический ответ» Путин может дать Байдену

Большая война между Россией и Украиной, которую некоторые западные СМИ назначали на 3:00 (по Москве) 16 февраля, не состоялась. Но военно-политический кризис, похоже, только в начале своего развития. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель уже объявил кризис идеологическим противостоянием между Западом и Россией — своего рода холодной войной 2.0. А в такой войне стороны обычно договариваются о правилах мирного сосуществования. О том, какими они будут на этот раз, в интервью «БИЗНЕС Online» рассуждает академик РАН, известный специалист в области ракетно-ядерного разоружения Алексей Арбатов.

Алексей Арбатов: «Не знаю, есть ли под Калининградом ядерное оружие. А знай я об этом, то все равно не мог бы в интервью сообщить» Фото: © Илья Питалев, РИА «Новости»

«В ответ на действия Москвы американцы начнут в Европе широкое развертывание ракет средней дальности»

— Глава МИДа Сергей Лавров сообщил Владимиру Путину о том, что, несмотря на военно-политический кризис в отношениях с Западом, имеются некие перспективы достичь договоренностей с США и НАТО по гарантиям безопасности. Но, если шанс на дипломатическое решение будет упущен, каким станет российский «военно-технический ответ»? Разместить ядерные ракеты под Калининградом? Западная пресса подозревает, что «Искандеры» и «Новаторы» с ядерными боеголовками там уже стоят.

— Не знаю, есть ли под Калининградом ядерное оружие. А знай я об этом, то все равно не мог бы в интервью сообщить. Но общеизвестно: и «Искандер», и «Новатор» — это ракеты двойного назначения, то есть могут нести и обычный, и ядерный боеприпас. Причем со стороны определить невозможно, если только не подойти вплотную и не померить датчиком радиационный фон от боеголовки.

Мнение

Военно-технический ответ может принимать разные формы. Но, конечно, в Калининграде и Крыму сам бог велел размещать ударные ракетные комплексы — они же оттуда перекроют большую зону натовской территории. Из Крыма — базу ПРО в Румынии, а из Калининграда — будущую базу в Польше. Так что вполне возможно, что там все это появится.

Алексей Арбатов руководитель центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН

Но тогда нам придется смириться с тем, что американские ракеты средней дальности появятся не в ФРГ, как это было во времена Рональда Рейгана в 1983 году, а в той же Польше и Румынии. Насчет Балтии сомневаюсь. Конечно, эти страны ближе к Москве, но это значит подставлять их под удар противника. Такие установки принято держать под прикрытием, под «зонтиком» ПРО.

— И что тогда? Обмен «военно-техническими ответами» продолжится, будет новый виток гонки вооружений, чреватый военным столкновением?

— Скорее всего, в ответ американцы начнут развертывать уже не две базы ПРО, как сейчас, а полномасштабную систему ПРО, и не только в Польше и Румынии, но и в соседних странах. Сейчас эти две базы официально предназначены для перехвата ракет из Ирана, но тогда у ПРО появится уже официальная мишень в России — ракеты средней дальности в Крыму и Калининграде. С технической точки зрения, эти системы ПРО как раз и «заточены» для перехвата такого типа ракет.

Одновременно в ответ на действия Москвы американцы, вероятно, начнут в Европе и широкое развертывание своих ракет средней дальности. Причем не думаю, что это будут «Томагавки» — это устаревшая система, дозвуковая. Скорее пойдут по пути создания нового варианта «Першингов-2» (Pershing II) — баллистической высокоточной ракеты с корректируемой траекторией — или еще более новых перспективных ракетно-планирующих гиперзвуковых систем  наземного базирования. Например, LRHW — новой ракеты, которую разрабатывают сейчас сухопутные войска США.

— То есть не только в Калининграде, но и в Крыму появятся «Искандеры» и «Новаторы» с ядерными боеголовками?

— Ну это наше право. Да, могут появиться, если мы захотим выставить ядерное оружие на передовой рубеж. С военной точки зрения это не совсем разумно. В мирное время ядерное оружие не содержится на такого типа ракетах-носителях, в отличие от стратегического ядерного оружия. Оно лежит в хранилище. Такие хранилища, если они далеко выдвинуты вперед, противник может одним ударом уничтожить. Но, с точки зрения символики, могут и на такое пойти.

Многие системы оружия, особенно в нашей стране, создаются как символ могущества. Возьмите «Посейдон», «Буревестник», «Авангард». Эмоционально-символический смысл тут очень тесно связан с военно-стратегическим. По большому счету все эти вооружения созданы как символы ядерного сдерживания. Они не для того чтобы начать войну и победить. Однако война все же может случиться — и тогда ими воспользуются.

«В мирное время ядерное оружие не содержится на такого типа ракетах-носителях, в отличие от стратегического ядерного оружия. Оно лежит в хранилище» Фото: скриншот с видео

— Некоторые российские военные эксперты предлагают в качестве ответа отправить ядерную торпеду «Посейдон» к берегам США. Туда и обратно — с символическим визитом.

— Во-первых, не уверен, что технически подобное реально. Во-вторых, это страшно опасно. Ядерная суперторпеда большой дальности. А вдруг она не вернется, там застрянет? А вдруг она там рванет сама по себе? Ради чисто символической демонстрации силы мы начнем ядерную войну, в результате которой, как говорил президент Путин, мы все полетим в рай, а американцы — в ад? Думаю, ни нам, ни им это не станет большим утешением.

— А если отправить субмарины с ядерным оружием на постоянное дежурство, чтобы они плавали вдоль берегов Северной Америки? Это даст понять США, что безопасность в результате расширения НАТО не повышается, а снижается.

— Моряки не любят слово «плавают», говорят: плавает кое-что другое в проруби. Они ходят на «боевую службу» на два-три месяца, это происходит и сейчас. Когда одни возвращаются, тогда другие уходят им на смену. Но вы не можете их отправить туда сразу годика на три — экипаж не выдержит, и никаких запасов не хватит, ведь лодка же не может всплывать и пополнять запасы.

У американцев эти походы тоже есть, они называются «боевым патрулированием». У них лодок-ракетоносцев 14 единиц. Две постоянно стоят на капитальном ремонте. Остальные 12 единиц считаются «развернутыми стратегическими вооружениями». Из них половина постоянно — на боевом дежурстве, то есть в океане. Другая половина на базах стоит. Это в мирное время. В условиях военной опасности они почти все могут выйти, если уж не все, то 11 точно.

У нас меньший процент лодок находится в океане — этот показатель называется «коэффициентом боевой напряженности». Но при этом у них дальность действия межконтинентальная. Зачем им рисковать и подходить под глубинные бомбы американского флота? Это преимущество нашего ВМФ. Российские субмарины могут издалека держать под угрозой свои мишени, оставаясь при этом абсолютно неуязвимыми. Они как раз и держатся поближе к нашим берегам, чтобы под защитой нашего Северного или Тихоокеанского флотов чувствовать себя комфортно.

Еще одно преимущество — для наших лодок отработан запуск ракет прямо с базы, или, как говорят моряки, «от стенки». Допустим, лодка стоит на текущем ремонте. Вдруг чрезвычайная ситуация, экипаж занимает боевые посты — и лодка открывает огонь. Но это отрабатывается на крайний случай, потому что на базах, конечно, любые подводные лодки уязвимы. У американцев такой технологии вообще нет, им для стрельбы сперва надо выйти в море.

— В общем, необязательно отправлять наши субмарины в акваторию Нью-Йорка и Сан-Франциско в качестве «военно-технического ответа»?

— Дальность позволяет этого не делать. Сейчас ракеты с подводных лодок сравнимы с наземными межконтинентальными ракетами, средняя дальность которых — 10 тысяч километров.

«Президент Джо Байден — разумный человек, и в команде у него много профессионалов, заинтересованных в контроле над вооружениями» Фото: White House/via Globallookpress.com / www.globallookpress.com

«Джо Байден — разумный человек, и в команде у него много профессионалов, заинтересованных в контроле над вооружениями»

— Бывший посол США в Москве Майкл Макфол в интервью «Эху Москвы» признал, что Запад допустил явную несправедливость по отношению к России в 90-е годы. По его словам, Джо Байден готов всерьез обсудить, как ее устранить. Что именно мог иметь в виду бывший посол?

— Возможно, Майкл Макфол имел в виду расширение НАТО. Звучало в 1990 году обещание о том, что натовская инфраструктура не продвинется на восток ни на дюйм. Правда, американцы имели в виду территорию ГДР. Но, как говорят в юриспруденции, по определению это подразумевало и остальные страны. Как это на ГДР не продвинемся, а на Польшу и Украину продвинемся? Это абсурд.

Почитайте воспоминания Строуба Тэлботта, заместителя госсекретаря США времен Билла Клинтона. Он там откровенно пишет, как они обманывали россиян, шли на разные трюки, чтобы уговорить Бориса Ельцина согласиться на расширение НАТО. Хотя в самой Америке уже тогда, в середине 90-х, разумные люди предупреждали, что не стоит этого делать. Как говорил Фуше, хотя его высказывание часто приписывают Талейрану: это хуже, чем преступление, это ошибка. Государство иногда в реальной политике может сознательно пойти на преступление. Но это была ошибка.

Другой ошибкой стало размещение уже упомянутых баз ПРО, на самом деле совершенно ненужных. Да и сам выход США из договора по ПРО. Зачем вышли? Они вышли 20 лет назад, но до сих пор так и не развернули столько ракет-перехватчиков, сколько разрешал договор. Он разрешал 100, а у них на Аляске и в Калифорнии до сих пор 44. Разломали всю систему договоренностей, взаимопонимание и доверие разрушили, вызвали нас на ответные меры. Все наши «Посейдоны», «Буревестники», «Авангарды», «Кинжалы» — это все ответ на разрыв соглашения по ПРО.

Много других ошибок было допущено. К примеру, преступная агрессивная война против Югославии. Вопреки всем нормам ОБСЕ, основополагающему акту 1997 года, без разрешения совета безопасности ООН, вопреки возражениям России, начали бомбить европейскую страну. Кстати, Югославия никогда не являлась советским сателлитом, она всегда была для Москвы занозой в одном месте. И вот ее разбомбили, расчленили, даже Косово оторвали. Вопреки резолюциям совета безопасности ООН и советам разумных людей. Край Косово даже не являлся союзной республикой, как Хорватия, это была всего лишь автономия. Оторвали, потом признали ее независимость. Сербов оттуда вытеснили, хотя это их исконная земля.

— Но каковы сейчас шансы найти компромисс по поводу расширения НАТО за счет Украины, Молдавии, Грузии?

— В Вашингтоне сказали громкое публичное «нет», но, полагаю, это «нет» не было окончательным. Сейчас там продумывают настоящий ответ на наши требования. Голова у них работает, в отличие от предыдущей республиканской администрации. Президент Джо Байден — разумный человек, и в команде у него много профессионалов, заинтересованных в контроле над вооружениями.

В общих чертах ответ США может быть таким: согласны отложить прием Украины и Грузии в НАТО лет на 20, если Россия взамен гарантирует им безопасность. По американской логике, если Москва настаивает на «неделимой безопасности», то она неделима для всех, что бы вы там у себя в Москве ни говорили про их политические режимы. А так уже сделать нелегко в условиях, когда у нас есть Крым, Донбасс, Абхазия и Осетия. Это серьезная головоломка.

— Но есть хотя бы надежда на то, что новый договор о ракетах меньшей и средней дальности Россия и США могут подписать?

— Надежда есть. Хотя Москва выставила такой большой пакет требований, который при этом подразумевает договоренности сразу по многим другим пунктам. Если переговоры по ДРСМД пойдут в увязке с ними, быстрого прогресса ожидать не стоит.

«Под Харьковом США могут поставить свои ракеты и сейчас. Украине для подобного необязательно вступать в НАТО. Она может заключить специальный договор с США по этому поводу» Фото: Iranian Army Office/Keystone Press Agency / www.globallookpress.com

«Суть сделки — россияне получают право проверять американские базы ПРО в Румынии и Польше»

— Почему американцы в ответ на российские требования по обеспечению безопасности согласились допускать россиян на свои базы ПРО в Румынии и Польше, но в ответ не указали конкретные «адреса» в России, которые их интересуют?

— Скорее всего, они попросят себе право выбирать не один конкретный, а все время разные регионы. Например, можно прописать такой порядок: одновременно наши инспекторы едут к ним, а американцы — к нам, тоже на две базы, но каждый раз по своему выбору. Похожий порядок действует сейчас в договоре по СНВ — американская сторона до последнего не знает, на какую из баз российские ревизоры поедут в этот раз, и наоборот.

— А эта просьба американцев справедлива?

— У них ясно, где могут стоять «Томагавки», которых мы опасаемся, — на пусковых установках Мк-41 на базах ПРО. 24 такие пусковые установки уже стоят в Румынии, 24 — разместятся в Польше. Итого 48 установок, которые мы и будем выборочно проверять.

Мнение

Еще в октябре 2019 года, после того как Дональд Трамп разорвал договор о ракетах средней и меньшей дальности, Владимир Путин предложил Западу заключить новую сделку — Россия согласна не размещать такие ракеты в своей европейской части, а натовцы получают право проводить инспекции в Калининградской области и — предположительно — на остальной части европейской части РФ, чтобы они могли убедиться, что все наши новые ракеты «Новатор» 9М729 выведены за Урал.

Алексей Арбатов руководитель центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН

Суть сделки именно такая — в обмен россияне получают право проверять американские базы ПРО в Румынии и Польше, чтобы убедиться, что там не появились наступательные ракеты «Томагавк».

— Но многие российские военные эксперты считали, что такая ракета, как «Новатор», как раз и понадобилась, чтобы при необходимости уничтожить базы ПРО в Румынии и Польше. Зачем же России выводить эти ракеты за Урал?

— Сейчас данный аргумент утратил актуальность. Наши возможности уничтожить эти две базы уже не перевешивают возможности Пентагона разместить у нас под боком и крылатые, и баллистические ракеты и в случае войны поразить наши центры управления высшего звена и часть наших стратегических сил, которые окажутся в пределах досягаемости. Причем даже если наша ПРО их заметит, то будет поздно — у американских ракет теперь будет короткое время подлета, если говорить о гиперзвуковых планирующих системах. Вдобавок к тому, и тоже незаметно, благодаря своей низкой траектории к нам могут прилететь и старые дозвуковые крылатые ракеты, типа того же «Томагавка».

— Насколько убедительно звучат опасения российского руководства по поводу возможного появления ударных вооружений НАТО под Харьковом в случае вступления Украины в альянс и про подлетное время до Москвы в пять минут? От такой страны НАТО, как Литва, до Москвы не многим дальше. Почему бы американцам не разместить свои ударные системы там?

— США не могли поставить свои ракеты под Вильнюсом как раз в силу действия отмененного теперь договора о РСМД, который запрещал их размещать где бы то ни было на земном шаре. А под Харьковом США могут поставить свои ракеты и сейчас. Украине для подобного необязательно вступать в НАТО. Она может заключить специальный договор с США по этому поводу. У США такие договоры заключены, к примеру, с Японией и Южной Кореей. К слову, этому никак не помешал тот факт, что у японцев есть территориальные споры с соседями. А Корея — вообще страна, разделенная на два враждебных лагеря.

В любом случае нельзя такие ракеты привезти и поставить тайком. Надо сперва построить там базу, заключить массу соглашений, в том числе о возмещении ущерба. А взорвется такая ракета на старте?!

— Руководство Украины охотно подпишет такой договор с США. Уже появились слухи о том, что Киев хотел бы разместить под Харьковом американские противоракеты театра военных действий THAAD. Кстати, такие противоракетные установки уже стоят на базах ПРО США в тех самых Южной Корее и Японии.

— Хотеть не вредно. В реальности до этого дело вряд ли дойдет.

Мнение

Такие системы не выдвигаются под удар противника, а Харьков расположен возле самой российской границы. Если батарея ракет средней дальности появится под Харьковом, то она, конечно, может оттуда достать до Москвы, но саму эту установку может еще раньше уничтожить наша более простая тактическая ракета — за две минуты.

Алексей Арбатов руководитель центра международной безопасности Института мировой экономики и международной политики РАН

— Почему вы думаете, что натовцы сейчас поверят России и согласятся на новую сделку по ударным ракетным вооружениям? Осенью 2019-го они отклонили предложение Путина, на днях отвергли основные положения — о нерасширении НАТО — ультиматума Москвы о гарантиях безопасности. Что заставит их передумать?

— Доверие будет достигнуто за счет взаимных проверок. Американские инспекторы смогут приезжать и убеждаться, что в ангарах, в укрытиях не стоят мобильные пусковые установки с более длинными контейнерами, что там нет  «запрещенной» ракеты «Новатор» 9М729 — ей лирического имени пока не придумано, — в отличие от «разрешенной» ракеты 9М728, которой имя уже придумано — «Искандер».

Если, допустим, «Новатор» развертывается для учений на открытом пространстве, то тогда американцы легко заметят его со спутника. Если хоть одну обнаружат, то сразу смогут заявить о нарушении договора. Но не думаю, что Москва будет нарушать договор.

«США планируют разворачивать ракеты средней дальности против Китая в Азии. Мы тоже, наверное, будем разворачивать в Азии вот эти ракеты 729 — «Новатор». Выпускать их можно, испытывать тоже» Фото: скриншот с видео

«Новый договор уже не будет таким глобальным, железобетонным»

— Спутники заметят разницу в 53 сантиметра?

— Сейчас их разрешающая способность — уже меньше 10 сантиметров. Это низкоорбитальные спутники электронно-оптической разведки, которые есть и у нас, и у американцев. У них они называются Key Hole («замочная скважина») — КН 12. Они ведут разведку не только в видимом, но и в инфракрасном диапазоне. Это огромные спутники, они величиной с железнодорожный вагон. Они, правда, не висят постоянно, но регулярно пролетают.

— В Пентагоне не боятся, что россияне незаметно переместят такую ракету из Азии в Европу в железнодорожном вагоне?

— Внутри вагона возят межконтинентальные баллистические ракеты средней дальности — скажем, «Рубеж». Такую ракету наши одно время испытывали, но потом не стали ее развертывать…

Да, теоретически ракету можно перебросить поездом. Но американцы и это будут засекать. Вы же не станете такие ракеты в пассажирскую электричку вставлять? Это будут специальные составы, которые стоят на спецстанциях или в особых «тупиках для быстрого развертывания». Им понадобится особая охрана по периметру и система управления. Американцы быстро научатся их вычислять. Наши товарные поезда — по 40–50 вагонов, пассажирские — по 10 вагонов. А таким «ракетным поездам» не нужно так много вагонов, зато им необходимы два локомотива — спереди и сзади, чтобы гарантировать их передвижение в любых условиях.

Такие локомотивы не цепляются к обычным кабелям электропередачи. Было бы глупо создавать стратегическую мобильную систему, которая в самом начале войны встанет на месте просто потому, что отключился свет, потому что удар обычного оружия перебил какой-то провод.

В СССР уже был опыт с такими ракетами железнодорожного базирования — они назывались РТ-23 УТТХ «Молодец». Договор СНВ-1 очень детально регулировал все возможности их проверки. Правда, «Молодец» весил 100 тонн. Сейчас, конечно, ракеты полегче. Но все равно в кустах такую не спрячешь. Со спутников будет все видно.

Так что все разговоры о том, что их можно скрытно перегнать через Урал и развернуть в сторону Европы, — это пустое.

— А если на самолете?

— Уговорили. Да, «Новатор» можно погрузить в транспортный самолет и за несколько часов перебросить из Сибири в европейскую часть России.

— И, зная это, американцы все равно готовы обсудить заключение нового договора по РСМД?

— Было бы желание договориться. При желании можно разработать систему контроля, которая сочетает и спутниковую, и агентурную разведки, и инспекцию на месте.

Мнение

Конечно, возникнет много проблем. Дело в том, что ДРСМД в принципе запрещал и Советскому Союзу, и США выпускать ракеты меньшей и средней дальности, то есть любые ракеты с дальностью от 500 до 5,5 тысячи километров. Это называлось «глобальным нолем». Контролировали запрет инспекторы и на заводах-производителях, и на полигонах. А сейчас новый договор уже не будет таким глобальным, железобетонным.

Алексей Арбатов руководитель центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН

США планируют разворачивать ракеты средней дальности против Китая в Азии. Мы тоже, наверное, будем разворачивать в Азии вот эти ракеты 729 — «Новатор». Выпускать их можно, испытывать тоже. То есть ни на заводе, ни на полигоне не проверишь.

Ревизии проводить будет технически сложно. Но я уверен: специалисты все продумают, как наладить взаимный контроль, в том числе и наш контроль за американскими базами в Польше и Румынии.

Мы когда проверяем американские базы в рамках договора СНВ-3, то заставляем снимать не только крышки с шахт — головные обтекатели с ракет даже снимают. С помощью радиационных датчиков инспекторы проверяют, какие из боеголовок настоящие, а какие ложные, предназначенные лишь для прорыва ПРО.

Стоит напомнить: наши генералы опасаются, что американцы могут заменить на «Томагавки» те ракеты, которые обычно стоят на этих базах ПРО, а обычно там стоят анти-ракеты SM 3 (StandardMissile 3). Это оборонительное оружие. Их цель — сбивать ракеты противника.

Так что обнаружить отсутствие «Томагавка», который считается наступательным видом оружия, можно. Но для этого наши инспекторы должны открыть крыши и раскрыть контейнеры.

— Позволят ли такое американцы? Со времен президентства Барака Обамы они наотрез отказывались.

— Да, возникают вопросы по секретности, надо раскрывать деликатные технические подробности. Но, мне кажется, все эти проблемы можно решить. Такие манипуляции уже вошли в обиход, стали привычными применительно к договору СНВ, который успешно действует. Хотя применительно к противоракетной обороне такого еще не бывало.

Что касается наших ракет, то тут дело не менее сложное. «Новаторы» размещаются на тех же наземно-мобильных пусковых установках, на которых стоят их собратья — 9М728 «Искандер». Погубивший ДРСМД спор Москвы и Вашингтона возник потому, что американцы обнародовали информацию о том, что «Новатор» имеет дальность свыше 500 километров, что он испытывался именно на такое расстояние, а это действительно теоретически нарушает договор о РСМД.

После этого в январе 2019 года в парке «Патриот» наши устроили показ «Новатора», пригласили всех военных атташе. Правда, ни американцы, ни атташе других стран НАТО на выставку не пришли. Во время показа наши военные, которые, кстати, до того долгие годы отрицали сам факт существования этих ракет, признали, что такая ракета все же есть. И что она действительно на 53 сантиметра длиннее, чем «Искандер», по поводу которого у американцев не имелось претензий. Но было объявлено, что «Новатор» длиннее просто потому, что у него более тяжелая головная часть и более совершенная система управления. И что причина вовсе не в том, а у «Новатора» больше топливные баки, которые помогли бы ракете летать дальше. Но тогда в НАТО это утверждение не приняли на веру.

Справка

Арбатов Алексей Георгиевич — родился в 1951 году в Москве. Сын известного историка, специалиста по международным отношениям, академика Георгия Арбатова.

В 1973 году окончил МГИМО, факультет международных отношений. В 1976-м — аспирантуру института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Академии наук СССР.

В 1982-м защитил диссертацию на соискание степени доктора исторических наук на тему «Стратегическое равновесие и военно-политический курс в 1970-е годы».

С 1994 года — руководитель центра международной безопасности ИМЭМО.

В 2011-м избран действительным членом Российской академии наук.

В 1993–2003 годах — депутат Госдумы РФ от партии «Яблоко». Член политического комитета этой партии. Автор ряда законов в области обороны и безопасности.

«Международное право обтекает острые углы» – Огонек № 16 (5322) от 28.04.2014

Крым и конфликт на Украине обнажили противоречия двух глобальных точек зрения

США и Евросоюз настаивают, что во главу угла следует ставить принцип территориальной целостности государств, российские власти парируют, что право народов на самоопределение не стоит сбрасывать со счетов. Спор давний, только в 1990-е годы стороны занимали прямо противоположные позиции. Что же произошло и насколько сильно противоречие этих двух основополагающих принципов из устава ООН? Об этом «Огоньку» рассказал руководитель центра международной безопасности Института международной экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, академик, доктор исторических наук Алексей Арбатов.

— Алексей Георгиевич, так что, на ваш взгляд, в приоритете: принцип территориальной целостности или право наций на самоопределение?

— На много порядков впереди — территориальная целостность. Хотя право народов на самоопределение, безусловно, важный элемент демократического общества. На деле противоречивость этих принципов весьма относительна. Я приверженец школы «реальной политики» и полагаю, что государства руководствуются не столько принципами, сколько своими национальными интересами, а принципы служат для официального обоснования этих интересов. В зависимости от политических интересов предпочтение отдается то одному принципу, то другому. Хорошо, когда национальные интересы и принципы совпадают, но если нет — тоже не беда. Может, это звучит цинично, но зачастую вопрос трактуется так: для меня и моих союзников — территориальная целостность, для противников и их союзников — право народов, живущих на их территории, на самоопределение. При этом, конечно, форм выражения последнего принципа множество, и далеко не все из них предполагают отделение (сецессию). Объявление независимости — исключительный случай, который, по идее, и должен быть детально регламентирован в международном праве, чего пока нет. Нигде не прописаны случаи, при которых сецессия допускается, а также механизм ее предоставления: например, организации, которые будут определять, подпадает ли та или иная ситуация под такой случай, чтобы избежать возможного произвольного толкования или каких-то провокаций. Ведь инсценировать можно все, даже геноцид, чтобы спровоцировать вмешательство извне (как подчас происходило во время войны в Югославии в 1990-е годы). Но международное право пока идет по пути обтекания острых углов. Не потому что юристы глупы или трусливы, а потому что политики не хотят связывать себе руки.

— И как долго такая ситуация продлится?

— Если нам всем — и России, и Западу — посчастливится без больших потерь и крови выбраться из украинского кризиса, то такую работу стоило бы начать. По-моему, очевидно, что в этом вопросе нельзя давать возможность все решать по праву силы. Что вызвало такую реакцию американцев сейчас? Они на себе ощутили то, что российские власть и общество испытали, когда НАТО бомбило Югославию,— грубейшее нарушение международного права. США пришли в ярость от собственного бессилия, от осознания того, что ответить, по большому счету, нечем, во всяком случае, военными средствами. Они ратовали за приоритетность права народов на самоопределение в Югославии, когда в России предпочитали территориальную целостность. Теперь все наоборот…

— Почему Запад и Россия «махнулись, не глядя» принципами?

— Дело не в принципах, а в изменении отношений между государствами. По окончании холодной войны проевропейский вектор российской политики был очевиден. В те годы Россия защищала свою территориальную целостность, а стало быть, транслировала этот принцип политики и вовне — на постсоветское пространство. Хотя своего рода анклавы сформировались уже тогда (Карабах, автономии в Грузии и Приднестровье в Молдавии), но это не влекло нарушения территориальной целостности новых государств. На Западе провозгласили концепцию однополюсного мира под руководством США и делали все, чтобы помешать российскому доминированию на постсоветском пространстве под лозунгом предотвращения рецидива «советского империализма». Ответной концепцией России стал многополярный мир, в котором она могла быть одним из центров силы. Так как в экономике она не могла тягаться с Китаем, Евросоюзом, а тем более с США, то Москва пошла другим путем — создания коалиции на постсоветском пространстве. Речь об СНГ, Евразийском союзе, ОДКБ и т.д. Иметь свою коалицию, альянс государств — это статусно. В мире еще только США удалось сколотить большую коалицию союзников. Ни у Евросоюза (как альянса многих равных стран), ни у Китая таковой нет. А вот быть ядерной державой сегодня уже не настолько статусно, как в 1990-е и тем более в 1970-е.

— Почему?

— Ядерное оружие становится «оружием бедных», а отнюдь не передовых держав — Пакистан, Северная Корея, гипотетически Иран… Ядерный потенциал дает защиту от прямой агрессии, но уже не гарантирует ведущей роли в системе международных отношений, за исключением вопросов, которые напрямую к этому оружию относятся. Другое дело — блоки. Но эти два курса: со стороны Запада — на недопущение возрождения СССР и со стороны России — на образование своего блока на постсоветском пространстве, рано или поздно должны были столкнуться. Так и произошло в августе 2008 года… Выводов никто не сделал. Запад, например, отказался обсуждать даже идею нового договора о европейской безопасности, предложенную Москвой, как и возможность создания организации, способной предотвращать и разрешать такого рода конфликты: мол, и существующих структур хватает.

— Россия наступает на одни и те же исторические грабли. Почему?

— Есть такая теория, что русский народ не может жить в национальных границах, что он в этом случае теряется, деградирует. Мол, его историческая миссия в том, чтобы осуществлять какую-то грандиозную задачу за пределами страны (раньше — объединение славян или православных, победа коммунизма, сейчас — воссоединение с русскими за пределами российских границ). Проблема, однако, в том, что «миссионерская задача» подчас овладевает умами и отвлекает от решения внутренних задач, экономических и политических реформ, что рано или поздно приводит к жесточайшим потрясениям. По крайней мере, в истории России так было трижды: в конце XVI века, в 1917 и 1991 годах. Когда же в России заняты социально-экономическим переустройством, как во времена Александра II, при Столыпине и Витте, то тут, как правило, не до мессианства во внешней политике.

— Ленин писал, что США сплотила внешняя угроза, и задавался вопросом: поможет ли таковая России, чтобы национальные окраины воссоединились с великорусским центром? Как бы вы ответили?

— С тех пор многое изменилось. Исторически российская империя создавалась тремя путями: продвижением цивилизации (по отношению к своему окружению за редким исключением она была самая развитая в социально-экономическом плане страна), военным (защита или захват) и путем распространения некоей великой идеологии (православие, коммунизм). Иногда шли по одному из них, иногда использовали все три в комбинации. Сегодня Россия не предоставляет Украине (кроме ее юго-восточных провинций), Молдавии, Грузии привлекательную для них модель экономического развития. Максимум (для особо нуждающихся слоев населения) работу, а также с той или иной скидкой энергоносители. Идеология — тоже не очень действенный инструмент по причине ее аморфности и отделения церкви от государства. Максимум, что Москва может предложить,— «сбор русскоязычных», но речь об относительно небольшом количестве людей. Остается военный путь, но в современных условиях злоупотреблять им рискованно и дорого…

— То есть прельстить Украину экономически России не удалось?

— Да, зато это удалось Евросоюзу (заметим: в период его экономического кризиса). Все президенты Украины рано или поздно начинали поглядывать на Запад. Янукович — не исключение. Видимо, в Москве это не принимали всерьез, а потому не верили в вероятность такого исхода вплоть до того, как до подписания соглашения Украины с ЕС оставалась неделя. Отчасти и проглядели, так как с 2012 года были заняты евразийским курсом. После свержения Януковича и захвата власти в Киеве Россия сделала акцент на праве народа Крыма на самоопределение в сочетании с весьма эффективным избирательным применением, так сказать, «мягкой» военной силы. Конечно, экономическая и военная мощь России уже не та, что была у СССР, но на Крым хватило, а чисто гипотетически (хотя такие намерения отрицаются), вероятно, хватило бы и на Восточную Украину, Приднестровье и на Северный Казахстан, где большое русское население. Но такое продолжение, конечно, чревато самыми серьезными международными последствиями: Россия оказалась бы окружена враждебными государствами, которые при поддержке извне будут пытаться развалить уже ее.

— Пока они воздержались от жесткого ответа…

— Американцы были застигнуты врасплох, не ожидали, не подготовились. В Вашингтоне были убеждены, что Россия смирится с подписанием Киевом соглашения об ассоциации с ЕС — ведь это не НАТО и тем более никто не давал обещания принять Украину даже в ЕС! Они не взяли в расчет того, что у Москвы выработался опыт: в последние 20 лет расширение Евросоюза шло рука об руку с расширением НАТО. Почти все страны, вступившие в этот период в НАТО, стали членами ЕС. Для Кремля поворот Украины в сторону Евросоюза означал, что если она вступит туда, то скоро окажется и в числе стран — членов НАТО. Для Кремля такое было недопустимо — потеря самой большой, главной страны постсоветского пространства после России! Какая в этом случае коалиция, Евразийский союз с кем? Белоруссии и Казахстана с Киргизией для этого маловато… Тем более что Астана проводит свою собственную разновекторную политику (с Россией, Китаем и США), а с Белоруссией мы и так строим союзное государство.

— А Украину приняли бы в Евросоюз?

— В свое время на это в свойственной ему парадоксальной манере ответил незабвенный Виктор Степанович Черномырдин. Когда его, посла России на Украине, провоцировали журналисты (какая из двух стран — Турция или Украина — первой вступит в ЕС?), он ответил не задумываясь: «Украина!» А на вопрос, когда это произойдет: «Никогда!»

— А в НАТО Украину примут?

— В НАТО не может быть принята страна с неразрешенными территориальными проблемами. Вряд ли 28 членов альянса, как положено, единодушно проголосуют по этому вопросу: там немало здравомыслящих политиков, которые не хотят взваливать на себя весь груз украинских проблем. Но в случае обострения конфликта Москвы и Киева военную помощь НАТО Украине, видимо, окажет. Возможен и двусторонний союз с США: американцы, судя по всему, закусили удила… Они не привыкли себя чувствовать так, как себя чувствовала Россия в 1999 и 2003 годах (агрессия коалиции Запада против Югославии и Ирака).

— Что стало решающим фактором, по-вашему: страх Кремля перед появлением в Крыму баз НАТО или обида на неисполнение договоренностей от 21 февраля?

— Второе. Ни в декабре, ни в январе о натовских кораблях в Севастополе никто не говорил. Но справедливости ради: сегодня мы не можем предсказать, что случилось бы, если бы… А ну как лет через 10 Украина вступила бы в ЕС, а потом и в НАТО?.. Гипотетически такое развитие событий не исключено. Другой вопрос: повлияло ли это на принятие решения по Крыму? Думаю, нет. Такие аргументы были выдвинуты постфактум, как и то, что крымчанам грозила «варфоломеевская ночь».

— Вы сами в вероятность такой резни верите?

— Пожалуй, не очень… В Крыму довольно быстро были созданы силы самообороны при поддержке России. В случае же попытки резни российские войска, конечно, вошли бы туда не «молчаливыми вежливыми солдатами», а с танками, артиллерией и авиацией — и никто бы их не остановил. Как в свое время входили в Чехословакию или Афганистан. И это не могли не понимать те, кто должен был бы разрабатывать такие планы в отношении крымчан. С другой стороны, нельзя забывать и про ЧМФ с его сухопутными частями и авиацией. Они, наверное, могли блокировать украинские войска в Крыму, не давая им выйти из гарнизонов, и подавить движение «на воссоединение с Россией». Хотя, отмечу, последние не слишком-то и рвались, да и из Киева их не подгоняли — наверное, не очень хотели заставлять стрелять. Хорошо, что такой сдерживающий фактор пока работает с обеих сторон. Но пришедшие к власти в Киеве повели себя неумно в другом: если бы они вместо закона о языке приняли бы, например, закон о восстановлении крымской Конституции 1992 года, события, возможно, развивались бы иначе… Теперь же перед Украиной выбор: или федерализация (децентрализация, демократизация), или распад.

— В какой момент открыли ящик Пандоры: в Косово, в Грузии или на Украине?

— Если бы сложилась иная ситуация на постсоветском пространстве, если бы Россия не свернула с европейского пути, а Запад не подтолкнул ее к этому, стремясь всеми путями вытеснить Россию из СНГ, то Косово осталось бы просто прецедентом. Но Россия и Запад вступили в предсказуемый клинч за доминирование на постсоветском пространстве, а Косово стало прецедентом для отделения Южной Осетии и Абхазии, а теперь и Крыма. Проблема не в наличие прецедента как такового, а в том, есть ли желание им воспользоваться и при каких условиях. Международное право на сей счет молчит, а державы толкуют его всяк в свою пользу.

— Выходит, система ООН уже не сдерживает страны в их границах…

— Этот принцип работает только в Европе, да и то с оговорками: Югославия распалась в ходе страшной войны, Чехословакия — полюбовно, а СССР — относительно мирным путем, хотя в нескольких конфликтах уже после этого пролилось немало крови. Германия воссоединилась из-за того, что рухнул политический строй ГДР. Границы менялись, но с 1945 года до сих пор не было случая, чтобы одно государство присоединяло к себе часть другого. Это-то и вызвало сейчас такой взрыв ярости на Западе. Но в отсутствии четких международных норм все споры о легитимности сецессии перемещаются в нравственную сферу. .. Для общественного мнения России важно не то, что Крым присоединился, пропустив фазу независимости, а то, что российские войска ни в кого не стреляли, а самолеты никого не бомбили. Для россиян неприемлем именно случай Косово, где были нарушены все хельсинкские нормы, в центре Европы бомбили европейскую страну, потом был массовый исход сербских беженцев, и все закончилось отделением территории, хотя изначальных причин-то уже не было (Милошевич умер в тюрьме, Сербия стремилась в ЕС). Для Запада же неприемлемо то, что Россия присоединила к себе территорию, которая 60 лет принадлежала другому государству.

— Но есть ли, по-вашему, социально-экономический запрос на раздробление государств?

— Как ни странно, есть. Даже в благополучных зонах типа Евросоюза, где национальные границы теряют свое значение, периодически возникают движения за отделение — в Шотландии, Каталонии, Северной Италии… Речь не столько об отделении де-юре или де-факто, сколько о желании сделать политический жест и получить за это экономический бонус, как в Каталонии и Северной Италии. Шотландия — исключение, там многовековая история, но и это отделение если и произойдет, то мирно, с согласия центрального правительства.

— В мире сейчас около 220 стран, а наций — 2500…

— О том и речь, что помимо Европы этому процессу подвержены и самые неспокойные регионы, с неустоявшимися государствами, где свирепствуют национальная или племенная рознь, нищета и полный правовой беспредел. Для предотвращения бесконечных кровавых конфликтов там нужно правовое закрепление условий и процесса сецессии на международном уровне и, конечно, максимальное согласие и сотрудничество великих держав.

Беседовала Светлана Сухова

Алексей Арбатов Биография | Информация о бронировании выступлений

Академик, профессор Академии обороны, безопасности и полиции при Президенте России, 2003 г.

Начальник Центра международной безопасности Института международной экономики и международных отношений РАН, 2002 г. – настоящее время

Заместитель председателя партии «ЯБЛОКО», 2001 – н. в.

Консультант МИД России, 1997 г.

Заведующий отделом Института международной экономики и международных отношений РАН, 1985 — 1994

Заведующий сектором Института международной экономики и международных отношений РАН, 1983 — 1985

Научный сотрудник Института международной экономики и международных отношений РАН, 1976 – 1983

Участник: Депутат российского парламента (Государственной Думы), член фракции «ЯБЛОКО», заместитель председателя думского комитета по обороне, 1994–2003 гг. Член Научного совета МИД России. Председатель Школьного совета Фонда семей военнослужащих 76-й воздушно-десантной дивизии.Член Совета управляющих SIPRI и Международного консультативного совета Женевского института DCAF и Центра нераспространения Монтерейского института Член Российского совета по внешней и оборонной политике

Публикации: Доктор Арбатов является автором ряда книг и многочисленных статей и документов по вопросам глобальной безопасности, стратегической стабильности, разоружения, российской военной реформы и различным текущим внутри- и внешнеполитическим вопросам.

Образование

Московский государственный институт международных отношений, г.А., 1972 г. Доктор исторических наук, 1982 г. Член-корреспондент РАН, 2003 г. Действительный член Российской академии наук, 2011 г.

Безмятежная сельская местность Вирджинии и разговоры о судьбе

Георгий Арбатов, член ЦК КПСС, закатил глаза и сказал, что последние 35 лет мир выжил только благодаря «чистой удаче».

Роберт Дж. Лифтон, американский психиатр из Йельского университета, посмотрел поверх своих очков и заметил, что люди прожили эти годы, только «живя двойной жизнью», используя «психическое оцепенение», чтобы стереть реальность мегасмерти. всегда за углом.

Профессор Джордж Кистиаковский, который занимался политикой создания бомбы в качестве научного советника президента Эйзенхауэра в 50-х годах, мрачно сказал, что мир и его люди вряд ли доживут до 21 века без ядерной катастрофы.

Местом действия был Дом Эйрли, тихий домик в безмятежной сельской местности Вирджинии, в нескольких световых годах от бряцания оружием Пентагона и Кремля, в нескольких минутах езды от центра Вашингтона.

Время было столь же маловероятным.Советско-американские отношения, обострившиеся от Афганистана до разговоров об ограниченных ядерных войнах и масштабных увеличениях оборонных бюджетов, казались столь же напряженными, как и в любой другой период со времен разгара холодной войны.

Но в Эйрли-Хаусе советские и американские врачи говорили о том, о чем их правительства не говорят — о ядерной войне. Поводом послужила первая ежегодная конференция Международной организации врачей за предотвращение ядерной войны, на которой более 75 врачей из девяти стран согласились с тем, что превентивная медицина является единственным лекарством от болезни ядерного оружия.

Российские врачи заявили, что болезнь стала слишком сложной для понимания политическими лидерами. Американские психиатры заявили, что «удивительная сложность» человеческого мозга позволит президенту или ракетчику, премьер-министру или капитану советской подводной лодки легко повернуть ключи конца света.

Они соглашались почти во всем, кроме того, что иногда советский психиатр М. Э. Вартанян называл «курицей и яйцом». В данном случае вопрос о курице и яйце был не в том, что будет первым, а в том, кто остановится первым.

Врачи встретились с намерением не допускать политики на свою конференцию, пытаясь, тем не менее, придать ей политический смысл. Это не всегда было легко.

На вопрос, может ли общественное мнение повлиять на советских лидеров так, как американские врачи явно надеялись повлиять на американских политиков, Арбатов ответил, что советских лидеров не нужно было влиять на них. Арбатов — человек с чувством юмора, человек, который ухмылялся, переходя от фраз типа «врачи мира, соединяйтесь!» — но похоже, он не шутил.

Э. И. Чазов, врач премьер-министра СССР Леонида И. Брежнева, сказал, что врачи не должны играть в политику. В своей программной речи он сказал, что мир может победить малярию за одну треть стоимости подводной лодки Trident.

Когда репортер в шутку спросил Чазова, почему он привел в качестве примера трезубец, он в шутку ответил: «О, пожалуйста, напишите это Тайфун». «Тайфун» — советский аналог новой американской подводной лодки. Но затем он счел необходимым добавить, что на «Трезубце» и «Тайфуне» он знал ответ на загадку о курице и яйце.

— Если ваше правительство начнет строить еще что-то, — сказал Чазов, — мы ответим соответствующим образом.

Так и случилось, когда Арбатов сказал конференции, что Советский Союз считает, что бомба в Хиросиме была нацелена на Россию в той же степени, что и на Японию, и курица последовала за яйцом, которое последовало за курицей.

Тем не менее врачи делали больше, чем их правительства. Они разговаривали в Эйрли Хаус три дня: один день на публике перед включением телекамер, еще два дня наедине, пока они нащупывали путь, преодолевая диалектику и разногласия, чтобы найти общий язык.

Общее мнение заключалось в том, что Бомба была чем-то большим, с чем мир не мог справиться, болезнью, от которой целители никогда не найдут лекарства.

Сегодня утром они запланировали пресс-конференцию, на которой будут изданы резолюции и тому подобное.

Хотя это и имело совсем другое значение, первая ежегодная конференция Международной организации врачей за предотвращение ядерной войны казалась ностальгическим возвращением в 50-е годы, символическим окончательным сигналом о том, что не очень-то старые времена пробелы в ракетах и ​​ускоряющаяся гонка вооружений снова вернулись.А вместе с ними и конференции по запрещению бомб.

Но болезнь была настолько угрожающей, сказал д-р Эрик Чивиан, психиатр из Массачусетского технологического института, который помог организовать встречу, ему нужно было попытаться что-то сделать, хотя бы для того, чтобы облегчить собственное беспокойство.

«Разоблачение московского «Института США»»


(документ в архиве, могут быть ошибки)

234 17 декабря 1982 г. РАЗОБЛАЧЕНИЕ МОСКОВСКОГО ИНСТИТУТА lJS.AmRR ВВЕДЕНИЕ В течение нескольких месяцев после смерти советского правитель Леонид Брежнев, США и Запад будут поиск улик, которые раскрывают мышление нового кремлевского лидерство Ключевой источник таких идей в советской настроений, безусловно, будет Георгий Аркадьевич Арбатов, возглавляющий Управляемая Коммунистической партией организация в Москве под названием «Институт У. SA и Канада.

Арбатов в прошлом стал любимцем прессы США десятилетие Он часто бывает в Америке, говорит по-английски, обсуждает политика США на идиоме коренных американцев и сумела создать создается впечатление, что он осмеливается говорить откровенно, даже критически, по внутрисоветским делам. Стоит ли удивляться, что Арбатов часто дает интервью американским журналистам, встречается с американскими редакторов в роскошных представительских столовых и даже появился на американское телевидение? Стоит ли удивляться, что Арбатову дают вид доступа и форумы в U.S. которые абсолютно запрещено любому американцу в Советском Союзе? С США, особенно американские журналисты, жаждали любых контактов с Московские инсайдеры Это Арбатов в состоянии приготовить то, что выглядит как праздник. Однако на самом деле он служит меню обмана и дезинформация.

Настоящий Георгий Арбатов мало похож на тот образ, который он тщательно создал для себя. Он предполагает, например, иметь прямой канал связи с высокопоставленными кремлевскими деятелями и быть одним из высших советников Кремля по вопросам, касающимся Соединенные Штаты. Нет абсолютно никаких доказательств, подтверждающих это.

Он выдает себя за главу, и многие считают, что он им является. советской версии американского независимого аналитического центра. Он нет.

Его институт был создан исключительно для обслуживания советской разведки. организации и нужды. Он тот, кого в СССР знают как Верный солдат11 Советской Коммунистической партии. Он и его 2 Институт даже участвовал в так называемых активных мероприятиях. деятельности, включающей в себя открытую и скрытую пропаганду, манипулирование американских и канадских подставных организаций, подделок и других средство преднамеренного обмана.

Пришло время в связи со смертью Брежнева просмотреть Арбатова и.Института США и Канады за то, что они являются =.= важным международным оружием московской разведки и дезинформационные кампании. Считать Арбатова и его институт что-либо менее опасное серьезно ослабит способность Америки правильно оценивать политику и действия брежневского Советский Союз.

ИНСТИТУТ США И КАНАДЫ ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ Не менее семи из институты общественных наук Академии наук СССР имеют очень специфические функции, некоторые из которых не относятся к Традиционные институты Академии наук.Эти Институт США и Канады, Институт мира экономики и международных отношений (ИМЭМО), Институт Дальний Восток, Институт Африки, Институт латыни Америки, Институт востоковедения и Институт Международное рабочее движение.

Хотя некоторые исследователи, работающие в этих институтах, проводят изучение истории, экономики и культурной жизни зарубежных стран, исследование не является основной причиной их существования.

Большая армия ученых и исследователей, некоторые из которых действительные члены Академии наук, работает над проектами назначенный Центральным Комитетом Коммунистической партии СССР (ЦК КПСС) и, в частности, Международным отделом ент (ИД ЦК КПСС. Этот отдел был создан в середина 1950-х годов. Некоторые из его основных целей заключаются в том, чтобы поддерживать отношения с обеспечивать руководство коммунистическими партиями капиталистического странах, развивать отношения между ЦК КПСС и социалистическими и другие оппозиционные партии капиталистических стран, устанавливать и поддерживать контакты с некоторыми лицами — членами правящие партии развитых стран и стран третьего мира и контролировать деятельность советских фронтовых организаций Две функции Международного отдела ЦК КПСС: советское руководство считало чрезвычайно важным: 1) разрабатывать долгосрочные тактические и стратегические планы советских войск. внешняя политика (в сотрудничестве с Министерством иностранных дел эфиры 2 планировать и осуществлять (совместно с КГБ и ГРУ спецслужбы) Активные действия1, направленные против Запада См.: Джон Бэррон, «Волшебная война КГБ за мир». Читательский дайджест. Октябрь 1982 г., с.2

11. Также: Советская тайная операция. Слушания в подкомитете по надзору за Постоянно специальным комитетом по разведке, Палата представителей, 96-й Конгресс, 6 февраля 19 г. 1980, стр. 59-87. 3 Именно Международный отдел ЦК КПСС нуждалась в помощи советских ученых, специализирующихся на исследованиях современной истории, экономики и военного потенциала Запада. С участием об этом Международному отделу было бы известно необходимо для выполнения директив Политбюро СССР по внешней политике и о различных активных мерах, созданное в середине 1950-х годов, Политбюро СССР издало директива об организации или расширении деятельности институтов академия наук.Большинство из них впоследствии были созданы в 1950-х или 1960-х годов. С тех пор связи между этими институтами и ЦК КПСС с каждым годом становился ближе по утверждению Международный отдел ЦК КПСС. Международный отдел с помощью КГБ также курирует кадровую политику институты. Многие ключевые должности заняты отставными офицерами Международного отдела или бывшего или настоящего КГБ офицеры разведки. Годовые планы научно-исследовательских проектов одобрено Международным отделом.

Академия наук в этом смысле играет роль финансирующая организация Почти сразу же после Департамент ЦК КПСС имел Директор любого из этих институтов получает пост только Институт США и Канады играет роль чрезвычайно важную роль в сети, установленной ЦК КПСС.

Институт США и Канады был организован в ноябре 1967 г. как единственный советский институт, изначально предназначенный для концентрации исследование одной страны. Первоначально известный как Институт США, его деятельность была расширена за счет включения Канады.в 19 ​​

74. С тех пор официальное название института Институт США и Канады. Формально подчиняется Отделение экономики АН СССР2. фактически функционирует при Международном отделе ЦК КПСС. Институт изучает сам аспект дел США и Канады, включая экономику, политику, менеджмент, науку и технологические разработки и военный потенциал. Институт имеет большое количество специализированных отделов из них, как правило, считается наиболее важным.отмечает Нора Белофф в счет советского перебежчика Три первого отдела, под Виталий Журкин изучает политику США, внешнюю и внутреннюю. То отдел иностранных дел разделен по регионам на СССР Дальний Восток, Ближний и Средний Восток, Европа, Латинская Америка и Третий мир. Каждая специализируется на отношениях между своей областью и Северная Америка. В отделе также есть группа, работающая над немедленными вопросы и др.по национальным меньшинствам, в т.ч. молодежи 2″ СССР Институт 19 апреля

76.Также 1976 г. р. 128 Соединенные Штаты Америки и Канада ЦРУ Большая Советская Энциклопедия, 3-е издание. 24(1), Второй, который также имеет иностранные и внутренние отделы, занимается с экономикой США. Иностранный раздел отслеживает, среди прочего вещи американских многонациональных корпораций с промышленностью, управление, сельское хозяйство.

Раздел domes.tic занимается Третьим, официально зарегистрированным как илидеология,которой руководит генерал КГБ Радомир Богданов библиотеки и секретные архивы. В нем есть специальный раздел, посвященный поиску после иностранных гостей В этом разделе также есть раздел, посвященный У.Военными делами С. руководил генерал М. М. Мильштейн, член ГРУ, советская военная разведка.

В институте работает ученый секретарь Игорь Орленков, который работает совместно со всеми тремя отделами.

Советский перебежчик Галина Орионова, бывший научный сотрудник в Институте США и Канады, в интервью 1980 г. с Норой Белофф предоставили редкое понимание и знание Институт Помимо публикации книг и ежемесячного журнала для широкого круга читателей Институт, как ожидается, предоставит информация по запросу ЦК Министерства иностранных дел и КГБ. Писателям никогда не говорят, для кого из три они работают.

Их основным источником является западная литература: газеты, периодические издания. и книги как для общего, так и для ограниченного тиража в устной форме информация от приехавших американских ученых и дипломатических материала, когда Министерство иностранных дел решит сделать его Доступно Они также получают депеши ТАСС Когда я был в КГБ офицер разведки в 1970-е годы, я имел возможность узнать подробности об институте из бесед с преподавателями 1-го (американского) отдела Первого главного управления (FCD КГБ и 12-й (Разведка на территории г. Советский Союз) отдела того же Управления.

Верно, например, что Институт предоставляет Международный отдел ЦК КПСС и КГБ со всесторонней исследования практически всех аспектов жизни в США и Канаде.

Эти исследования в основном используются в качестве справочного материала для сопоставление позиций Советского Союза по различным вопросам двустороннего связи. Но неправда, что Институт играет Нору Белофф. Побег от скуки: история перебежчика, Атлантика, ноябрь 1980 г., с. 48.

Там же с.44 5 серьезная роль в решении Сов.Политбюро Механизм создания Воздействует на кремлевских лидеров лишь косвенно. является единственным учреждением вне КГБ, которое подробно знание политических, экономических и других процессов в современное североамериканское общество В то же время большое количество документы Института используются в цел мало общего с научными исследованиями многие клиенты института Служба »Активных Мероприятий» Первого Главного Управления КГБ, который планирует и осуществляет глобальные и региональные активные меры с одобрения Политбюро СССР.Почти каждый Для этого можно использовать продукцию Института. Например, данные о деятельности нескольких органов КГБ по распространению дезинформации и подделки в некоторых странах третьего мира, чтобы посеять семена используется подозрение в отношении их деятельности национальных корпораций Международным отделом и данными о вооруженных силах США подрядчики используются советской пропагандой внутри и за пределами подставные советские организации США (такие как Всемирная Совета) в своих антиамериканских «мирных кампаниях», подстрекаемых Москва Их используют и мне лично в Москве сказали, что Радомир Богданов заместитель директора института, высокопоставленный офицер КГБ ФКД и бывший резидент КГБ в Нью-Дели который сейчас специализируется на активных мерах. У него несколько су сотрудников Института, которые используют его имя как прикрытие для своих Активные меры деятельности.

Другие подразделения КГБ также активно используют Институт для своих целей. Офицеры 12-го отдела (разведка на территории СССР) лично или через их призывники в Институте тщательно собирают информацию о политическом происхождении, личных профилях и финансовые.ситуации приезжих американских ученых и политических цифры, чтобы иметь возможность использовать эти данные в возможной вербовке подходит..

Институт имеет прямые связи с наиболее активными советскими подставными организациями, в первую очередь с Советским комитетом защиты мира. Директор института Арбатов входит в состав Президиума Советский комитет мира (СКМ) и член Всемирной организации мира Совет. Его заместитель В.В. Шуркин, председатель Совета по разоружению Комиссии SPC, вице-президент SPC5 и член ВПК.

Используя свои полномочия офицера Института, Радомир Богданов часто принимает участие в конференциях по разоружению. Вашингтон, Нью-Йорк и Европа.Там он сильно толкает Советская линия и ищет американцев, которых можно убедить следовать Всемирный совет мира, список членов, 1908-1919

83. Издано Информационным центром мира во всем мире. Совета, Хельсинки, стр. 144, 150. 6 Руководителями Института являются участвовал в крупномасштабной игре с обманом, направленной на американский ученых, журналистов и политических консультантов. Они способствуют миф о том, что Институт имеет доступ к формулировке конфиденциальные позиции советских руководителей по отношению к США и что они неофициально представляют» «объективные» мнения Кремля уважаемым американским коллегам.Нет доказательств поддержать это. На самом деле, в Москве широко известно, что неправда. Тем не менее некоторые американские журналисты и специалисты по внешняя политика попалась на этот миф о дезинформации. представлена ​​читателям и телезрителям как позиция Лидеры Кремля № 2, 1982 г., выпуск Washington Post Арбатов, директор кремлевского аналитического центра по Северной Америке. дела В Некоторые моменты, изложенные специалистами института Например, в выпуске New York Times от 16 января 1980 г. York Times назвала Арбатова старшим советником по американским делам в русской иерархии.»

Эти несуществующие титулы искусственно «накручивают» Арбатова авторитет американской аудитории КТО ТАКОЙ ГЕОРГИЙ АРБАТОВ?

Доктор исторических наук Георгий Аркадьевич Арбатов стал директор института, когда он был создан в ноябре 19

67. Избран действительным членом Советской академии наук. наук в 1974 году депутат Верховного Совета СССР член ЦК КПСС. Он также является председателем Научного совета по экономическим, политическим и идеологические проблемы Соединенных Штатов — совместное предприятие Международного отдела ЦК КПСС и Академии наук СССР.6 Всемирный совет мира7 и Независимая Комиссия по вопросам разоружения и безопасности (председатель – Олоф Пальме Премьер-министр Швеции В том же году он стал заместителем В марте 1981 года избран Арбатовским, принадлежит Арбатову. родился в Советской Украине 19 мая 1923 года, служил в Советская Армия с 1941 по 1944 г. из Института международных отношений (которая обеспечивает кадрами советскую МИД, Международный отдел ЦК КПСС и КГБ работал в Издательстве иностранной литературы в Москва.

В 1950-е годы он был связан с гостевыми журналами. философии (орган ЦК КПСС), «Новое время» (орган Международный отдел ЦК КПСС и обложка оперы КГБ тивы) и «Коммунист» (орган ЦК КПСС с 1960 по 1962 г. Арбатов был политическим обозревателем журнала «Проблемы мира». и социализм, который издается в Праге (орган Интернационального отдела ЦК КПСС. Затем два года был зав. Идеологический отдел Института мировой экономики В 1943 г. он град В течение нескольких лет он отчет ЦРУ, op.цитируется апрель 1976 г.

Список членов Всемирного совета мира, 1980–1983 годы. 7 и Международные связи. С ноября 1967 года — директор Института США8. Арбатов не имеет академического образования. Прежде чем стать директором института, он был типичным Партийный журналист, активно сотрудничающий с Международным отдела ЦК КПСС.

Он был, как его называют в Советском Союзе !!истребитель на идеологический фронт И, очевидно, у него были очень хорошие отношения с товарищи в ЦК.Он стал директором института, когда ему был 41 год — очень молодой для режиссера Советские бюрократические стандарты. Что он был назначен на этот пост несмотря на его слабую академическую подготовку, убедительно указывает на то, что он был проверенный партийный кадр, хорошо разбирающийся в ведении пропаганды и Операции с активными мерами.

Арбатов доказал начальству в ЦК, что он верный солдат партии. Сразу же после создание института, он начал предоставлять Itcover1! рабочие места для офицеров КГБ и ГРУ и стал строго следить за партийной методические рекомендации.Он лично несколько раз выезжал за границу. год в составе научных групп, делегаций или советских llобщественные организации — все они подконтрольны ЦК КПСС-или сам ф.

К началу 1970-х Арбатов наладил контакты и дружеские отношения со многими видными американскими и европейскими учеными и политические деятели. С помощью специалистов КГБ в дезинформации, он создал миф о том, что он «главный представитель Кремля по советско-американским отношениям по проблемам разоружение и так далее.Советы также начали распространять мор что Арбатов был очень близок с Леонидом Брежневым и что последний поделился с ним своими взглядами на перспективы советско-американского связи.

В некоторых случаях, во время частных бесед, Арбатов как сообщается, выражал !!неортодоксальные взгляды на политические вопросы и о положении в советском Политбюро. Он помог создать ложное впечатление, например, что есть !!dovesi и !!ястребы! в советском руководстве. Некоторые из контактов Арбатова не осознавать, что это практически невозможно для любого советского академиком, дипломатом или журналистом выезжать за границу и «открыто высказывать взгляды, отклоняющиеся от линии партии.Как и все остальные, Перед поездкой за границу Арбатова вызывают в Международного отдела ЦК КПСС за указаниями по политическую линию, которую он должен выражать в своих беседах и обсуждения. Сообщается, что Арбатов получает эти инструкции от Int. начальника национального отдела Бориса Пономарева или из его первого депутат, Вадим Загладин 13 Отчет ЦРУ.

Верховного Совета СССР (10 созывов депутатов Верховного Совета СССР) СССР, 10-я сессия) М., 1979, с. 32 Большая часть Dr.Биография Арбатова была опубликована в «Заместителе 8 я советских руководителей». принимать участие в планировании и реализации активных мероприятий, проводимых Арбатова и его Inqtitute Чтобы придать Арбатову больше доверия, его Партийное начальство в 1981 г. организовало его избрание в ЦК КПСС. Это сделало его полноправным членом советского истеблишмента. Его полномочия теперь включают членство в Академии наук, Депутат Верховного Совета СССР, член ЦК КПСС. Его титулы внушают доверие другим высокопоставленным чиновникам в института, например офицера КГБ Радомира Богданова, или ГРУ ветеран Михаил Мильштейн.

Арбатов посетил США более десяти раз и приветствовал сотни американских посетителей в Москве. Объем его интересы огромны. Иногда он будет встречаться с представители таких авторитетных аналитических центров, как Brookings Институт или Институт исследований внешней политики в Филадельфия.

В других случаях он будет разговаривать в своем плюше. Он также провел переговоры с известным американским демонстрационным офисом в Москве с лидерами Коммунистической партии США кратическими и республиканские политики.Например, в 1980 году у него была встреча в Москва с представителем Стивеном Дж. Соларцем, членом Палаты иностранных комитета по делам первого заместителя начальника Международного отдела ЦК КПСС Вадим Загладин. В том же году, через месяц, он познакомился с частной американской группой, возглавляемой бывшим республиканцем Губернатор Пенсильвании Уильям У. Скрэнтон Также присутствовал на встреча была Арбатов далее встретился со скандальным американским такие организации, как Институт политических исследований. В апреле 1981 группа американцев посетила Москву под эгидой Институт политических исследований Вашингтона члены делегацией был Маркус Г. Раскин, старший научный сотрудник ИПС. Этот группа беседовала с анонимными высшими советскими чиновниками1 и Арбатов и Загладин Один из ключевых Арбатов, похоже, пытается представить как множество интервью американским телеканалам или газетам, как есть возможно. В течение последних четырех лет у него брали интервью или цитируется крупными американскими телевизионными сетями более 20 раз. Каждая статья, которую он пишет в советском партийном органе «Правда», разыгрывался и переигрывался американскими СМИ. Например, один статей Арбатова, опубликованных в «Правде» в апреле 1980 г., были опубликовано в Wall Street Journal 29 апреля 1980 г. «Чикако Трибьюн», 90 мая 2003 г.

10.Некоторые американские газеты, кажется, принимают эти статьи в «номинальной стоимости». Они забывают, что каждая статья в «Правде», кто бы ни автор, должен быть одобрен международным отделом и отдела пропаганды ЦК КПСС Временами появляется Арбатов на некоторых собраниях, не имеющих ничего общего с его позицией. Например, в марте 1981 г. 9 он возглавлял советскую делегацию в Первый международный конгресс врачей по профилактике ядерной войны.8 Его присутствие указывает на то, что наставники Арбатова в Москве считают его многоцелевым активом.Это также указывает на то, что он привык руководить левыми и доверчивыми группами, как организация врачей, чтобы поддержать советскую линию на критические международные дела.

Во время своего визита в Москву в мае 1982 года преподобный Билли Грэм была беспрецедентно долгая встреча с Арбатовым-3 часа 15 минут. Ничего не было опубликовано о содержании встречи, но во время пресс-конференции в Москве Грэм указал на Арбатова и сказал III встретил здесь очень замечательного чиновника I1 9 В течение многих лет, У.правительство С. казалось слепым к дезинформации Арбатова кампания. Но в апреле 1981 года Государственный департамент США наконец принял решение ограничить доступ Арбатова к американским СМИ.

В ответ на отказ МОСКВЫ разрешить могут ли представители выступать на советском телевидении, государство Департамент отказал Арбатову в продлении визы, чтобы удержать его от появление в программе ItBill Moyers’ Journalll в Public Служба вещания. Арбатов явно готовился к большое пропагандистское усилие и должен был появиться со своими подчиненными, генерал ГРУ в отставке Михаил Мильштейн и Виталий Кобыш журналист, который, как сообщается, имеет тесные связи с КГБ.

В ответ на действия Госдепа Арбатов стал меховым Он вышел из себя и прямо напал на США. Правительство.

IIN Теперь я буду понимать немного больше о политике новую администрацию, чем я знал раньше», — заявил он. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Вне всякого сомнения, Георгий Арбатов — красноречивый человек, хорошо знает Соединенные Штаты. Возможно, что его идеи никому знает какие) иногда принимаются во внимание советские лидеры. Возможно также, что некоторые моменты он делает во время своих встреч с видными американцами реальную позиции Кремля.

Но совершенно ясно, что Арбатов — лишь один из участниками крупномасштабной советской игры с обманом, которую Кремль лидеры ведут войну против Запада, в первую очередь против Соединенных Штатов. материалов Первого конгресса врачей-международников по предотвращению ядерной войны, напечатанной Международным Врачи за предотвращение ядерной войны, Хантингтон-авеню, 635, Бостон, Массачусетс,

Также: Washington Post, 24 марта 1981 г. , с. А14.

The New York Times, 9 мая 1982 г., с.20.

The New York Times, 2 апреля 1981 г. 10 штатов. Всякий раз, когда он была возможность, Арбатов пытался подорвать растущую Американский консенсус в отношении того, что массовое наращивание вооружений Москвой угрожает мира во всем мире, например, Арбатов доверился американскому журналистов, что в то время как Картер и его администрация говорили о разрядки и прекращения гонки вооружений милитаристские правые силы в США делали все возможное, чтобы посеять недоверие и враждебность.ll Во время Картера Админин Арбатов подчеркнул, что У.С. пережил долгую череду неудач и, таким образом, разумно пришел к выводу, что «позиции силы» и «холодной войны» политика была бессмысленной и опасной12. Администрация Рейгана, Арбатов пытался сорвать попытки американцев восстановить Например, американо-советские военные уравновешивают американского репортера. что будет нелегко увеличить бюджет Пентагона и что Вашингтон не может резко урезать социальные ассигнования13. статью «Правды», цитируемую New York Times, Арбатов настаивал на советский подход к ограничению вооружений и урегулированию Ближневосточная проблема pr0b1em.l Во время избирательной кампании 1980 г. Первые годы Арбатова рассказала I. В статье Chicago Tribune цитируется Арбатов не упускает из виду тот факт, что советское вторжение Афганистан оказал влияние на американо-советские отношения.

Отношения США с Пекином15. Телевизионная аудитория США — нечто такое, с чем не сравнится ни одна американская телеаудитория. разрешено делать в СССР-Арбатов с каменным лицом утверждал, что Москва не участвовала в наложении военное положение в Польше.

Вместо этого он заявил, что то, что делает американское правительство в отношении Польши это очень опасно1, потому что это настоящий удар к основам отношений мирного сосуществования.

С помощь Арбатова американской аудитории IrIrI думаю, Администрация США использовала события в Польше] для создать своего рода международный кризис, чтобы интернационализировать события в Польше. I1 Он также подверг критике улучшение того, что такое заявление из Москвы вряд ли.удивительно Слишком часто, однако Арбатов и Институт США и l1 l2 l3 l4 l5 Chicago Tribune, 10 мая 1980 г., стр. 10. Wall Street Journal, 29 апреля. l6 Георгий Арбатов Опасности новой холодной войны // Бюллетень Ученые-томики, март 1978 г., стр. 33–40. Chicago Tribune, 10 мая. 1980, с. 10.

The New York Times, 5 октября 19

80. Интервью Крейга Уитни с Арбатовым в Москве.

The New York Times, 5 мая 1981 г., рецензия на статью Арбатова в «Правда», 1980 г. Телевизионная программа CBS «Лицом к нации». Воскресенье, 17 января 1982 года.11 Канада рассматривается как своего рода независимых советских аналитиков, наблюдения которых заслуживают большей вес и авторитет, чем у редакционной страницы «Правды». То Правда в том, что Арбатов почти ничем не отличается от любого другого советского работает в Международном отделе Коммунистической партии. Футболка Центрального комитета. Он существует, чтобы выполнять пропаганду, дезинформационные и даже шпионские цели Кремля Готов к Фонд «Наследие» Станислава Александровича Левченко Станислав Левченко родился в Москве в 1941 году, в семье советского солдата. генерал по делам Азии и Японии от Института народов Азии и Африки АН СССР.Между 1957 г. и 1971 г. работал с различными «подставными» организациями, входившими в непосредственно с Международным отделом ЦК советской коммунистической партии. В 1971 году он поступил на службу в КГБ по иностранным делам. Служба разведки в качестве штабного оперативного офицера.

С 1975 по 1979 год он выдавал себя за советского журналиста в Японии. на самом деле он работал на КГБ, помогая руководить советскими тайными операции в Японии и Восточной Азии, а также помощь в оказании влияния и вербовке японских чиновников и журналистов. В 1979 году он был повышен до присвоено звание майора КГБ и назначен исполняющим обязанности начальника оперативного штаба. Группа мероприятий (тайных действий) Токийской резидентуры КГБ В Октябрь того же года, он попросил и получил политическое убежище в У.С., чтобы, поясняет он, он мог «жить в мире и свободы. Посетив специальные школы, он окончил их с ученые степени

Дирекция

90-2461
      Президент ИМЭМО РАН
Дынкин Александр
академик, д. э.н[email protected] 9006 | +7 (499) 128-0514
 
      Директор
Директор Фед.наук, профессор РАН

[email protected] | +7 (499) 120-9547
Заместитель директора по научной работе
Семененко Ирина
член-корреспондент, доктор наук (политика)
[email protected] | +7 (499) 128-1935
 
      Заместитель директора по научной работе Др.из науки афонцев@gmail.com | +7 (499) 128-0991
 
      Заместитель директора по научной работе 8
6 Ломанов Александр Александровичнаук, профессор РАН

[email protected] ru | +7 (499) 128-8974

Заместитель директора по научной работе
Zhukov Stanislav
доктор науки (экономика)
[email protected] | +7 (499) 128-1941
 
      Академик Др.наук (экономики)
[email protected] | +7 (499) 120-6521
член Дирекции
Арбатов Алексей
академик, доктор науки (история)
[email protected] | +7 (499) 120-7492
 
      Др.наук (история)
[email protected] ru | +7 (499) 120-2461
член Дирекции
Mikheev Василия

Mikheev Vatile
академик, доктор науки (экономика)
[email protected] | +7 (499) 120-6564
Участник директората
Королев Иван
член-соответствующий член, докторнаук (экономика)
[email protected] | +7 (499) 120-8392
член Дирекции
Trubnikov Vyacheslav
[email protected] | +7 (499) 128-0708
Заместитель директора по финансам
Kirsanova Natalya
[email protected] ru | +7 (499) 120-8305
 
      Заместитель директора по общим вопросам Заместитель директора по общим вопросам Юрий.ру | +7 (499) 120-4533
Научный секретарь Института
Карлова Татьяна
[email protected] | +7 (499) 128-05-13
член Дирекции
Klyuyeva Evgenya
[email protected] | +7 (499) 128-5678

Памяти Георгия Арбатова (1923-2010) — Московский Центр Карнеги

Известный российский политолог Георгий Арбатов, основатель и первый директор Института У.С. и канадских исследований, академик РАН, скончался 1 октября 2010 г. Ему было 87 лет. Московский Центр Карнеги выражает соболезнования его семье, друзьям и коллегам.

Георгий Арбатов (1923-2010)

Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги

Георгий Арбатов воплотил в себе целую эпоху. С его именем связан важный период в формировании представлений о внешнем мире и формировании внутриполитического сознания в Советском Союзе.Изучение Соединенных Штатов, политики США и советско-американских отношений побудило советских специалистов-международников 1960-80-х годов открыть свои умы для более широкого взгляда на глобальную реальность. Постепенно они стали отходить от стереотипов партийной пропаганды и марксистско-ленинских догм и стали мыслить более комплексно. Этот процесс привел их к созданию не только новой литературы, но и к разработке нового современного языка, которому они пытались научить политическое и военное руководство страны.

Будучи советником и в некотором роде наставником нескольких генеральных секретарей КПСС, Арбатов вместе с другими непредубежденными людьми пытался придать советско-американским отношениям более цивилизованный и предсказуемый характер и исключить катастрофическую возможность лобового столкновения. противостояние СССР и США. Разрядка и контроль над вооружениями во многом были результатом их усилий. Мир в долгу перед этими людьми — многие из которых, включая Арбатова, сражались на передовой во время Второй мировой войны — за то, что холодная война осталась «холодной».

В годы перестройки Арбатов был одним из авторов и проводников нового политического мышления, стремившегося к отказу от конфронтации, демилитаризации международных отношений, построению общей системы безопасности. Ему хватило мужества и энергии отстаивать новые подходы, в частности демилитаризацию внешней политики страны, в ожесточенных спорах с влиятельными оппонентами, привыкшими полагаться прежде всего на военную силу. Такой подход нажил ему врагов, но он может считаться одним из тех, кто помог найти способ положить конец холодной войне.

Основным материальным наследием Арбатова является основанный им в 1967 году Институт США и Канады РАН. Он привел в Институт лучших и талантливейших ученых. Хотя они изучали Соединенные Штаты, эти ученые постоянно имели в виду свою собственную страну. Институт выпустил целую плеяду видных политических и общественных деятелей, дипломатов, публицистов. Те, кто остался в «институте Арбатова», как его называли в советское время и в стране, и за границей, продолжают дело своего основателя, изучая чужую страну на благо своей.

Эпоха Арбатова ушла в историю. Ни Коммунистической партии Советского Союза, ни СССР сейчас не существует, и российско-американские отношения имеют сегодня иной характер и вес в международных отношениях. Нынешние президенты России и США принадлежат к поколению, не принимавшему участия в холодной войне. Многое из того, за что отстаивал Арбатов в такой острой полемике, теперь общепризнано и больше не является предметом споров. Но его след в советской истории остается, как и его вклад в современную Россию, и он живет в памяти коллег, учеников и всех тех, для кого он всегда будет фигурой большого значения.

Памяти Георгия Арбатова

Наталья Бубнова, заместитель директора по коммуникациям Московского Центра Карнеги

Смерть Георгия Арбатова, одного из крупнейших общественных деятелей ХХ века, человека, имевшего непосредственное влияние на формирование современных российско-американских отношений, — большая личная утрата для всех нынешних и бывших сотрудников Института США и Канадские исследования.

Арбатов создал институт и руководил им 30 лет.Институт был основан в конце 1960-х, в первые годы разрядки. Под руководством Арбатова она проложила путь к нормальной жизни в то время, когда даже мечтать об этом казалось опасным и невозможным. В Советском Союзе Институт играл роль, сравнимую с ролью Агентства по контролю над вооружениями и разоружению в Соединенных Штатах, которое выступало в качестве противовеса Пентагону и ЦРУ.

Институт предложил и продвигал альтернативу международным отношениям, основанную на силе и давлении.Он последовательно поддерживал идеал «безъядерного мира и выживания человечества», так назывался Конгресс середины 1980-х годов, инициированный Михаилом Горбачевым и организованный Институтом исследований США и Канады и Московским институтом космических исследований. .

Институт США и Канады был одним из тех советских исследовательских центров, где, несмотря на общий застой в Советском Союзе, процветали идеи, а открытый обмен был образом жизни. Это был, по словам поэта Байрона, «вечный дух раскованного Разума, светлее всего в темницах.«Наряду с Институтом мировой экономики и международных отношений Институт исследований США и Канады был главным аналитическим центром внешней политики в Советском Союзе.

Арбатов создал сотрудников Института, поддерживал их и подпитывал своей энергией. Мы все чувствовали себя среди равных, и этим были обязаны Арбатову. Институт был свободен от формализма и бюрократической пустоты. В то время, когда у всех всегда были бесконечные собрания, нам удалось избежать бесконечных, бессмысленных посиделок.Помню, как накануне праздника 7 ноября, годовщины Революции, Арбатов в своей обычной манере открыл митинг. Вместо того чтобы произнести длинную речь, он сказал: «Вы, молодые люди, сейчас будете танцевать, а я буду слушать из своего кабинета и наслаждаться представлением. Хорошего праздника!»

Мы были как одна большая семья. В Институт принимали тех, кто не мог вписаться в официальные организации, такие как МИД, тех, кто находился на перепутье жизни в трудное время для всей страны. С какими бы проблемами мы ни столкнулись снаружи, казалось, все встало на свои места, когда мы вошли в Институт. Это было уникально теплое и дружеское общение с интересными и интеллигентными людьми в атмосфере взаимопомощи и поддержки. Те, кто работал там десять, двадцать и более лет назад, до сих пор встречаются, следят за жизнью друг друга и поддерживают связь.

Как это ни трудно, с утратой незаурядного человека, мы должны постараться вспомнить его долгую и добрую жизнь и все, что он сделал для своей страны и для международных отношений, для окружающих его людей и для своих коллег.Годы работы под его руководством были для многих лучшими годами жизни. Мы бесконечно благодарны ему за это.

О Георгии Арбатове

Роберт Легволд, Маршалл Шульман, почетный профессор политологии Колумбийского университета, член Совета попечителей Фонда Карнеги за международный мир, директор Инициативы евроатлантической безопасности (EASI), запущенной Фондом

С уходом из жизни Георгия Арбатова мы, но не история, потеряли одного из немногих высокопоставленных деятелей с обеих сторон, которые привнесли здравомыслие и сдержанность в конфронтацию времен холодной войны. Он сделал это благодаря силе своего интеллекта, острой, творческой и предупредительной изощренности, которую он привнес в свой анализ проблем дня, и мудрым советам — не всегда принятым во внимание — которые он давал лидерам в своей стране и моей более чем чем два десятилетия. Он также сделал это, что еще более уникально, благодаря поколениям аналитиков, которых он собирал, вдохновлял и защищал в основанном им институте, молодой фаланге, которая представила советской стороне Соединенные Штаты, которые были сложными, часто конфликтными и, для все трудности между двумя странами, страна, с которой стоит сотрудничать в мире, который бросил вызов простодушным убеждениям.

Члены Консультативного совета | Колледж здравоохранения и социальных служб

Глория Аддо-Айенсу, директор по здравоохранению Департамента здравоохранения округа Фэрфакс

Глория Аддо-Айенсу, MD, MPH, директор здравоохранения округа Фэрфакс. В этом качестве она обеспечивает общее руководство, управление и руководство программами общественного здравоохранения в округе и является официальным советником по вопросам здравоохранения Наблюдательного совета округа Фэрфакс, Консультативного совета по здравоохранению и Совета социальных служб. Она руководила местными и региональными инициативами в области общественного здравоохранения в области готовности к чрезвычайным ситуациям, укрепления здоровья и участия сообщества.
 
На протяжении всей своей карьеры в области общественного здравоохранения Аддо-Айенсу продвигала справедливость в отношении здоровья и устойчивость сообщества посредством партнерских отношений и успешно использовала ресурсы сообщества для создания инновационных, практичных и устойчивых подходов на основе сообщества к сложным проблемам общественного здравоохранения. Она получила степень доктора медицины и магистра общественного здравоохранения в Университете Тулейн и прошла резидентуру по профилактической медицине в Медицинском центре Университета Лома Линда.


Элисон Аншер, директор отдела здравоохранения округа Prince William Health District

Элисон Аншер, доктор медицинских наук, магистр здравоохранения, является директором отдела здравоохранения округа Принца Уильяма в Северной Вирджинии. В этой роли, которую она занимает с 2006 года, Аншер курирует службы общественного здравоохранения в юрисдикциях округа Принс-Уильям, Манассас-Сити и Манассас-Парк. Она обслуживает разнообразное сообщество из более чем 500 000 жителей, управляя более чем 90 сотрудниками, которые предоставляют услуги в рамках следующих программ: здоровье окружающей среды, здоровье женщин, здоровье подростков, WIC, здоровье зубов, иммунизация, инфекционные заболевания, охрана материнства, а также готовность к чрезвычайным ситуациям и реагирование.Ранее Аншер работала клиницистом и директором отдела женского здоровья в медицинском округе принца Уильяма.

Аншер начала свою карьеру в качестве врача-акушера-гинеколога общей практики в Ассоциации группового здравоохранения после окончания ординатуры. Аншер получила степень доктора медицины в Медицинской школе Университета Мэриленда и получила степень магистра общественного здравоохранения, политики и управления в области здравоохранения в Университете Джона Хопкинса.


Антон Арбатов, Вице-президент по управлению доходным циклом и комплаенсу, SOC Telemed

Антон Арбатов, MHA, является вице-президентом по управлению циклом доходов и соблюдению требований в SOC Telemed, крупнейшей в стране телемедицинской компании неотложной помощи, зарегистрированной на бирже, базирующейся в Рестоне, штат Вирджиния.Он является экспертом в области возмещения расходов и политики в области телемедицины и возглавляет отношения SOC с правительством. В этом качестве Арбатов работает с сотнями больниц и систем здравоохранения по всей стране, чтобы организовать общенациональную систему выставления счетов за телемедицину на базе больниц. Он регулярно консультирует клинических партнеров по всей стране и лоббирует CMS и конгресс с целью внесения долгосрочных изменений в политику телемедицины. Бывший армейский военный медик, Арбатов увлечен улучшением доступа и качества медицинской помощи для пациентов во всем континууме медицинской помощи. Он присоединился к SOC Telemed после впечатляющей карьеры в армии США, где он занимал ряд клинических и административных должностей, включая старшего менеджера (NCOIC) операций по оказанию неотложной медицинской помощи в Военном медицинском центре Уолтера Рида (WRAMC) и старшего медицинского работника по оказанию неотложной медицинской помощи. Операционный советник регионального правительства провинции Нангархар, Афганистан. Благодаря своему увлечению и опыту Арбатов продолжает тесно сотрудничать с военными США, помогая им создавать и развивать свои программы телемедицины.

Арбатов сертифицирован советом директоров в области управления здравоохранением в качестве члена Американского колледжа руководителей здравоохранения (FACHE) и имеет степень магистра управления здравоохранением (MHA) в области управления системами здравоохранения Университета Джорджа Мейсона. Он регулярно читает лекции в региональных университетах Вашингтона, округ Колумбия, и регулярно выступает в отделениях Американского колледжа руководителей здравоохранения (ACHE) и Ассоциации управления финансами здравоохранения (HFMA) среди других организаций. Арбатов участвовал в публикациях Технического консультативного комитета по модели оплаты, ориентированной на врачей (PTAC) в Университете США.S. Министерством здравоохранения и социальных служб (HHS) и Центром исследований и этики политики здравоохранения Джорджа Мейсона (CHPRE).


Роберт Б. Бланкато, президент Matz, Blancato and Associates

Боб Бланкато, член MPA, является президентом компании Matz, Blancato and Associates, расположенной в Вашингтоне, округ Колумбия. Он является национальным координатором двухпартийной Коалиции старейшин за справедливость, состоящей из 3000 членов. Он является исполнительным директором Национальной ассоциации программ питания и старения.Бланкато более 20 лет проработал на федеральном правительстве в конгрессе и исполнительной власти, включая назначение президентом Клинтоном исполнительным директором конференции Белого дома по проблемам старения в 1995 году.

В настоящее время Бланкато занимает руководящие должности волонтеров в ведущих национальных группах старения, в том числе работает в национальном совете AARP и Фонде AARP. Он также входит в правление Национального латиноамериканского совета по проблемам старения. Он работает в Национальном консультативном совете по сельскому здравоохранению и социальным услугам, назначенным бывшим секретарем HHS Азаром.Он имеет степень бакалавра Джорджтаунского университета и степень магистра делового администрирования Американского университета. Совсем недавно Бланкато получил множество наград за правозащитную деятельность, в том числе Премию Зала славы Американского общества по проблемам старения, присужденную в апреле 2021 года.


Элеонора Дехони, вице-президент по вопросам политики и защиты, Research!America

Элеонора (Элли) Дехони, MSPH, была вице-президентом по политике и защите интересов в Research!America с марта 2011 года. До прихода в Research!America Дехони была директором по законодательным вопросам в офисе сенатора.Шеррод Браун (D-OH). Дехони также была директором по законодательным вопросам Брауна в Палате представителей, где она несла главную ответственность за работу, связанную с его ролью высокопоставленного члена подкомитета по здравоохранению Комитета по энергетике и торговле. Прежде чем присоединиться к штату Брауна, Дехони служил помощником по законодательным вопросам у бывшего лидера меньшинства в Сенате Тома Дэшла (D-SD). Предыдущие должности включали работу в качестве специального помощника в Управлении помощника секретаря по планированию и оценке (ASPE) в Министерстве здравоохранения и социальных служб, а также на других должностях в исполнительной власти и частном секторе, связанных с финансированием и оказанием медицинской помощи.

Дехони получил степень бакалавра экономики и английского языка в Колледже Уильяма и Мэри, а также степень магистра общественного здравоохранения в Университете Северной Каролины в Чапел-Хилл.


Морин Демпси, региональный вице-президент и главный медицинский директор Anthem Blue Cross Blue Shield

Морин Демпси, доктор медицинских наук, магистр наук, BCC, ACC, FAAP, присоединилась к Anthem Blue Cross Blue Shield в качестве регионального вице-президента и главного врача коммерческого плана медицинского обслуживания штата Вирджиния в 2015 году, а в 2019 году приняла на себя ответственность за план медицинского обслуживания штата Джорджия. У нее 28-летний опыт руководящей работы в организациях здравоохранения и общественного здравоохранения, она работала уполномоченным штата по здравоохранению в нескольких штатах и ​​​​главным врачом коммерческих планов медицинского страхования, программ Medicaid и Medicare.

В качестве заместителя главного врача, а затем исполняющего обязанности комиссара в штатах Вирджиния, Делавэр и члена исполнительной власти во время пребывания в должности комиссара в штате Миссури д-р Демпси консультировал губернаторов по целому ряду политик и инициатив по профилактике, повышению качества и улучшению состояния здоровья.Помимо руководства усилиями по сокращению онкологических заболеваний, младенческой и материнской смертности, она разработала инновационную программу биотерроризма и готовности к чрезвычайным ситуациям и реализовала комплексный стратегический план общественного здравоохранения, который был включен в независимые местные агентства общественного здравоохранения и школу общественного здравоохранения.

В дополнение к государственному здравоохранению и плану медицинского обслуживания д-р Демпси более 12 лет практиковал педиатром общей практики в больницах и амбулаторных учреждениях, оказывая помощь новорожденным, здоровым детям и подросткам, уделяя особое внимание жестокому обращению с детьми и халатное отношение.

Доктор Демпси получила высшее образование в Университете Сент-Луиса и медицинскую степень в Медицинской школе Колумбийского университета Миссури. Она закончила ординатуру по общей педиатрии, неонатальную стипендию и интернатуру на кафедре психиатрии в Медицинской школе Университета Миссури-Колумбия. Доктор Демпси имеет сертификат совета директоров в области педиатрии, прошел обучение по программе лидерства в области общественного здравоохранения в Школе общественного здравоохранения Университета Сент-Луиса и прошел курс обучения руководящего звена в Университете Джона Ф.Кеннеди при Гарвардском университете. Она получила степень магистра в области управления здравоохранением в Университете Техаса/Далласа. Она сертифицированный бизнес-тренер.


Майкл Фрейзер, главный исполнительный директор, ASTHO

Майкл Фрейзер, PhD, MS, CAE, FCPP, является главным исполнительным директором Ассоциации государственных и территориальных чиновников здравоохранения (ASTHO), национальной некоммерческой организации, представляющей агентства общественного здравоохранения США, США.Южные территории и свободно ассоциированные штаты, а также Вашингтон, округ Колумбия 

Фрейзер продвигает миссию ASTHO в качестве защитника, голоса и ресурса общественного здравоохранения штата и территории с августа 2016 года. До прихода в ASTHO он занимал множество руководящих должностей, включая исполнительного вице-президента и генерального директора Медицинского общества Пенсильвании, генерального директора Ассоциация программ охраны здоровья матери и ребенка и заместитель исполнительного директора Национальной ассоциации окружных и городских чиновников здравоохранения. Он также занимал несколько должностей в Министерстве здравоохранения и социальных служб США.

Фрейзер получил докторскую степень и степень магистра социологии в Массачусетском университете в Амхерсте, а также степень магистра менеджмента со специализацией в области менеджмента, стратегии и лидерства в Школе менеджмента Эли Броуда при Мичиганском государственном университете.

Он является соредактором Руководства общественного здравоохранения по прекращению опиоидного кризиса , опубликованного издательством Oxford University Press, а также соредактором и автором Руководства по стратегическим навыкам для практики общественного здравоохранения , которое будет опубликовано. в 2021 году.


Мэри Энн Фризен, заместитель председателя Консультативного совета CHHS, координатор исследований в области сестринского дела, система здравоохранения INOVA

Мэри Энн Фризен, доктор философии, является сертифицированным специалистом в области качества здравоохранения (CPHQ) с более чем 30-летним опытом обучения медсестер, обучения пациентов, повышения эффективности и консультирования. Ее клинический опыт включает реанимацию, кардиологию, уход на дому и гериатрический уход. Фризен является координатором по сестринским исследованиям и доказательной практике (EBP) для Inova и председателем Совета по сестринским исследованиям и доказательной практике.Большая часть ее профессиональной карьеры была сосредоточена на улучшении ухода за пациентами и разработке процессов и систем для продвижения высококачественного ухода, ориентированного на пациента.

У нее есть опыт руководства успешными и продуктивными исследовательскими проектами в областях, имеющих большое значение для принципов ориентированного на пациента ухода. За время своей карьеры в области защиты и обучения пациентов Фризен разработала программу обучения пациентов с учетом культурных особенностей, получила финансирование для программ обучения пациентов и активно работала с группами поддержки пациентов.На различных должностях, связанных с повышением производительности и обеспечением качества, Фризен оценивала общесистемные процессы, координировала деятельность по мониторингу и оценке медицинского персонала, возглавляла комитеты по повышению эффективности, совместно проводила анализ основных причин и обеспечивала соблюдение стандартов регулирующих органов.

Фризен написал статьи и выступил на многочисленных профессиональных конференциях. Ее публикации включают статьи в журналах «Управление сестринским делом», «Журнал качества сестринского ухода», «JONA», «Холистическая сестринская практика» и «Рождение».Она прошла стажировку в докторантуре в Агентстве по исследованиям и качеству в области здравоохранения и стала соавтором главы о передаче прав в книге «Достижения в области безопасности и качества пациентов: основанное на фактических данных руководство для медсестер».

Ее образование включает степень младшего специалиста по сестринскому делу в Университете Пейс, штат Нью-Йорк; степень бакалавра социологии Кэмеронского университета, штат Оклахома; степень магистра сестринского дела в Техасском университете в Эль-Пасо и докторская степень в области сестринского дела в Университете Джорджа Мейсона, штат Вирджиния.


Патрисия Хэресайн, тренер по здоровому образу жизни, основатель Coaching Wellness for Life

До создания своего бизнеса Патриция Харесин, магистр магистра, сделала успешную карьеру педагога, разрабатывая программы, которые стратегически приводили к достижению индивидуальных и организационных результатов. В ее роли медсестры-специалиста по обучению в больнице Сибли / Медицина Джона Хопкинса, а также в качестве адъюнкт-преподавателя клинической медсестры в Университете Мэримаунт ее обучение вывело студентов за рамки академического и клинического образования, чтобы включить коммуникативные навыки для важных разговоров и общения с пациентами и семьям, а также продвигать стратегии оздоровления и устойчивости для своих учеников. Харесин стала широко известна благодаря своему опыту работы с пациентами. Используя стратегии дизайн-мышления, она выступала в качестве внутреннего консультанта в Sibley/Johns Hopkins Medicine, руководя командами по созданию решений для улучшения качества обслуживания пациентов.Она принимала участие в интервью для публикации, панельных дискуссиях и принимала награды признания и приглашения представлять стратегии успеха на национальных конференциях.

Хэресайн получила степень BSN в Школе медсестер Университета Джорджа Мейсона и степень магистра в Университете Мэримаунт по организационной эффективности. Ее сертификаты совета включают геронтологический уход, непрерывное профессиональное развитие медсестер, Майерс Бриггс (MBTI), EQi 360 2.0 (эмоциональный интеллект) и коучинг по здоровью и благополучию (NBCHWC).

Haresign работал в Комиссии по аккредитации Американского центра аттестации медсестер в качестве оценщика претендентов на непрерывное обучение медсестер. Она была назначена в Консультативный совет пациентов и семей больницы Сибли / Johns Hopkins Medicine в качестве специалиста по работе с пациентами и тренера.


Джанет Э. Хинчклифф, председатель Консультативного совета CHHS, главные системы здравоохранения и стратегия, технический центр трансформации здравоохранения, корпорация MITRE

Джанет Хинчклифф, MBA, посвящает свою карьеру улучшению здоровья и оказанию медицинской помощи.Она является постоянным членом Консультативного совета Колледжа здравоохранения и социальных служб, а часть этого времени является связующим звеном Совета со Школой медсестер.

В качестве руководителя некоммерческой корпорации MITRE, которая управляет финансируемыми из федерального бюджета научно-исследовательскими центрами, включая CMS Alliance for Modernize Healthcare, она возглавляет группу в центре медицинских технологий MITRE, которая поддерживает разработку новых, инновационных и улучшенные программы здравоохранения и здравоохранения для спонсоров федерального правительства.До MITRE она несколько лет работала в сфере регулирования и консультирования в области здравоохранения в PwC и KPMG, руководя проектами в области здравоохранения, включая академические медицинские центры, интегрированные системы здравоохранения, группы врачей, страховые компании, исследовательские организации и другие. Она также была директором региональной системы здравоохранения, где участвовала в разработке и реализации новых инновационных программ.

Хинчклифф получила степень бакалавра искусств с отличием в Университете Вирджинии и степень магистра делового администрирования в Университете Джорджа Вашингтона. Она была сопредседателем подкомитета по здравоохранению работодателей и потребителей Торговой палаты Большого Вашингтона, помогла основать комитет по здравоохранению Технологического совета Северной Вирджинии и была членом Американского колледжа руководителей здравоохранения и Ассоциации управления финансами здравоохранения. Она говорила на различные темы здравоохранения и предоставляла информацию для статей и журналов по здравоохранению.


Прадуман Джайн, генеральный директор и основатель Vibrent Health

Praduman «PJ» Jain, MS, является генеральным директором и основателем Vibrent Health и главным исследователем Центра технологических систем участников (PTSC) Национальных институтов здравоохранения All of Us Исследовательская программа, для которой Vibrent создала национальную платформу для точных исследований в области здравоохранения и информации об управлении здоровьем для одного миллиона разных людей в США.С. Джейн также является председателем Совета по безопасности Комитета по доступу, конфиденциальности и безопасности Исследовательской программы NIH All of Us ; член Круглого стола по геномике и прецизионному здоровью в Национальных академиях наук, инженерии и медицины; приглашенный внешний эксперт для eMERGE & Beyond, The Future of Electronic Medical Records и программы геномики отдела геномной медицины Национального института исследований генома человека; и член внешнего консультативного совета для iTHRIVE — Премия Вирджинии в области клинических и трансляционных наук.

До основания Vibrent Джейн занимал различные руководящие должности в Sprint, Nextel, AOL, Time Warner и VTech и запускал новые продукты и услуги с доходом более 2 миллиардов долларов. Он получил степень магистра наук в области электротехники, имеет несколько патентов и является автором нескольких исследовательских публикаций.


Шэрон Ламбертон, заместитель вице-президента, PHRMA

Ламбертон, штат Массачусетс, является заместителем вице-президента по государственной политике в PhRMA, Американской ассоциации фармацевтических исследований и производителей, торговой ассоциации 33 биофармацевтических компаний, базирующихся в Вашингтоне, округ Колумбия.В своей роли она анализирует политику, обеспечивает стратегию и выступает в качестве лоббиста отрасли по вопросам штата, таким как Medicaid, стоимость и стоимость лекарств, приверженность, инсулин, вакцины, клинические испытания и многое другое.

Ламбертон тесно сотрудничает с Национальной ассоциацией губернаторов и входит в состав советов директоров Национального фонда женщин-законодателей, Американской ассоциации практикующих медсестер, Исследовательской и образовательной организации по пищевой аллергии, а совсем недавно была назначена в Консультативный совет по ее альме. Колледж здравоохранения и социальных служб Университета Джорджа Мейсона.

До работы в PhRMA она работала в организации пожилых людей по вопросам Medicare и долгосрочного ухода. Она также работала в GAO; Капитолийский холм для бывшего сенатора от Вирджинии; Центр политики, исследований и этики здравоохранения при GMU; и в качестве медсестры клинических исследований в Национальных институтах здравоохранения по неврологическим протоколам пациентов, таким как эпилепсия, рассеянный склероз, заболевания головного и спинного мозга, рак и многое другое.

Ламбертон окончила школу медсестер при Техасском женском университете в Хьюстоне и занимала пост президента Техасской ассоциации студентов-медсестер и Национальной ассоциации студентов-медсестер.В настоящее время ей нравится выступать с лекциями на курсах по политике в области здравоохранения для выпускников и мотивировать других поставщиков медицинских услуг вступать в ряды лоббистов здравоохранения, которые улучшают доступ и уход за пациентами.


Сьюзи Ли, исполнительный директор Потомакского фонда здравоохранения

Сьюзи Ли, магистр здравоохранения, имеет более чем двадцатилетний опыт работы в области общественного здравоохранения на местном, национальном и международном уровнях в различных организациях и агентствах. С 2014 года она является исполнительным директором Potomac Health Foundation в Вудбридже, штат Вирджиния.Она отвечает за общее руководство Фондом, в том числе за направления стратегического планирования, финансового управления и грантовых программ. Ее время было сосредоточено на том, чтобы позиционировать Фонд как катализатор идей по улучшению доступа к медицинскому обслуживанию для малообеспеченных с медицинской точки зрения путем предоставления стратегических грантов и привлечения партнеров из сообщества.

Ранее она занимала руководящие должности в Public Health Solutions в Нью-Йорке и Gavi — Vaccine Alliance, где она руководила программами общественного здравоохранения и отслеживала гранты для обеспечения эффективной реализации и улучшения результатов в отношении здоровья. Ранее в своей карьере она работала в области политики в области здравоохранения в Ассоциации программ охраны здоровья матери и ребенка и в Фонде защиты детей, где она обнаружила свою страсть к общественному здравоохранению в качестве стажера в отделе здравоохранения. Она получила степень бакалавра искусств в области антропологии с отличием в Пенсильванском университете и степень магистра общественного здравоохранения в Школе общественного здравоохранения Мейлмана при Колумбийском университете.


Робин Мокенхаупт, управляющий член, Robin Mockenhaupt Consulting, LLC

До того, как в 2020 году открыть собственное консалтинговое агентство, Робин Мокенгаупт, доктор философии, магистр здравоохранения, магистр делового администрирования, 21 год работала в Фонде Роберта Вуда Джонсона (RWJF).Последние 3 года руководила отделом политики RWJF. До этого она занимала должность начальника штаба, обеспечивая руководство главным исполнительным директором, группой высшего руководства, персоналом и Советом попечителей. Она отвечала за базовый уровень, межфункциональные команды и операции, стратегическое планирование, операции и поддержку. Мокенхаупт также работал заместителем директора группы и временным директором группы здравоохранения. В качестве старшего сотрудника программы она руководила портфолио в области поведения в отношении здоровья, ожирения и лечения хронических заболеваний.

До прихода в Фонд Мокенгаупт 16 лет работала в AARP в Вашингтоне, округ Колумбия, где она специализировалась на вопросах здоровья и старения. Она руководила Службой защиты здоровья и Национальным ресурсным центром по укреплению здоровья и старению. Вместе с Кэти Нельсон она является соавтором книги « Здоровое старение ». Она также занимала должности в Focus Technologies в Вашингтоне, округ Колумбия; Национальный образовательный центр по охране здоровья матери и ребенка при Джорджтаунском университете; и Национальный совет по скринингу здоровья в Бетесде, штат Мэриленд.

Мокенхаупт получил докторскую степень в области санитарного просвещения в Университете Мэриленда, диплом о высшем образовании в области геронтологии в Центре старения в Университете Мэриленда, степень магистра здравоохранения в области управления здравоохранением в Колумбийском университете, а также степень магистра делового администрирования и бакалавра в области биологии в штате Пенсильвания. Университет. Уроженец Питтсбурга, Мокенгаупт сейчас живет в Нью-Джерси. У нее и ее мужа Ральфа двое взрослых детей и внучка.


Кэролин А. Тейлор, директор по корпоративным операциям, Taylor-Oden Enterprises

Кэролин Тейлор, доктор философии, директор по корпоративным операциям в Taylor-Oden Enterprises, Inc.(TOE), консалтинговой фирмы по информационным технологиям и здравоохранению, и занимает эту должность девять лет. Она имеет более чем тридцатилетний опыт работы в сфере здравоохранения в качестве врача, менеджера и корпоративного руководителя. Она работала наставником, педагогом, консультантом и фасилитатором. Тейлор — активный оратор, представивший множество тем, связанных со здравоохранением, человеческими ресурсами, информационными технологиями и финансовым управлением.

В настоящее время она является адъюнкт-профессором Колледжа здравоохранения и социальных служб (CHHS) Университета Джорджа Мейсона (GMU).Преподает аспирантам по специальности «Сестринское дело». Она активно участвует в советах директоров и профессиональных ассоциациях. Ранее она была членом правления и казначеем Консультативного совета по разнообразию GMU (DAB) с 2001 по 2005 год. Она также работала в Консультативном совете деканов CHHS в GMU с 2001 года. В 2001–2005 годах она работала председателем Ассоциации выпускников Колледжа здравоохранения и социальных служб GMU. В 2001 году Тейлор получила награду GMU Alumni Service Award. Тейлор и ее муж Лес Тейлор являются спонсорами-основателями премии «Улучшение качества года».В январе 2009 года Тейлор был выдвинут и избран в совет директоров Совета по санитарному просвещению Северной Вирджинии (NVAHEC) сроком на три года.

Тейлор является выпускником GMU со степенью бакалавра наук в области сестринского дела (BSN) и магистра наук в области сестринского дела (MSN) Колледжа здравоохранения и социальных служб. Она имеет степень магистра делового администрирования Школы менеджмента GMU. Она прошла резидентуру в Оксфордском университете в области международного бизнеса и финансов. В настоящее время Тейлор учится на третьем курсе докторантуры в GMU в CHHS, завершила основную курсовую работу и в январе 2009 года перешла на докторантуру. 

 

NATO Review — Рецензия на книгу: Сдерживание в 21 веке – взгляды из теории и практики

Это самая своевременная книга. После окончания «холодной войны» интерес к сдерживанию угас, однако более нестабильная обстановка в области безопасности вернула его с удвоенной силой.Но в чем на самом деле заключается сдерживание?

Под редакцией Франса Осинга и Тима Свейса «Сдерживание в 21 веке: выводы из теории и практики» (бесплатная загрузка) представляет собой выпуск Ежегодного обзора военных исследований Нидерландов за 2020 год. В 26 главах и на более чем 500 страницах авторы исследуют концепцию сдерживания со всех мыслимых, а иногда и немыслимых сторон. Учитывая размер и объем этого тома, этот обзор будет сосредоточен на тех вкладах, которые могут быть наиболее актуальными с точки зрения НАТО.

В своем ясном предисловии сэр Лоуренс Фридман , старейший исследователь сдерживания, утверждает, что сдерживание работает лучше всего, когда существуют четкие красные линии, когда на карту поставлены жизненно важные интересы и когда известны возможности. Напротив, даже если сдерживание «будет по-прежнему рассматриваться как идеальный ответ на большинство типов угроз безопасности», Фридман гораздо менее уверен, когда речь идет о сдерживании в «серой зоне».

Не испугавшись этого предупреждения, редакторы, претендующие на то, чтобы заложить основу для новой волны исследований сдерживания, приступили к изучению сдерживания от его ядра до его внешних пределов — и в целом им это удалось.

Профессор д-р Франс Осинга (на фото справа) вручает копию NL ARMS 2020 Анку Бийлевелду, министру обороны Нидерландов (на фото слева) от имени Академии обороны Нидерландов во время презентации книги 28 января 2021 года. Соредактор Осинги, доктор Тим Свейс , стоит в центре. © Институт Ассера

В первой главе Майкл Мазарр из RAND Corporation объясняет основы сдерживания, подчеркивая необходимость понимания точки зрения оппонента и не только на угрозах, но и на заверениях.

Стен Риннинг из Университета Южной Дании анализирует переориентацию НАТО после Крыма на сдерживание России — переориентацию, которая из-за довольно умеренного развертывания сил НАТО в Восточной Европе сосредоточена на сдерживании путем наказания, а не путем отрицания. Риннинга меньше беспокоит сдерживающая сила НАТО, чем то, что он считает ограниченной способностью НАТО читать «характер и намерения своего соперника». По мнению Риннинга, НАТО продолжает — ошибочно — культивировать образ России как трудного партнера, а не угрозы.

Аналитик RAND Карл Мюллер исследует различные подходы к обычному сдерживанию, утверждая, что оно останется основным инструментом предотвращения войны. Мюллер не согласен с теми, кто утверждает, что ядерное оружие заменило обычное сдерживание. В конце концов, поскольку угроза ядерного оружия не вызывала доверия, за исключением самых экзистенциальных обстоятельств, инвестиции в обычное сдерживание оставались разумными.

Алексей Арбатов из Института мировой экономики и международных отношений в Москве обеспокоен «тенденциями к саморазрушению», присущими ядерному сдерживанию, такими как непрерывный поиск новых технологий, таких как гиперзвуковые ракеты, которые сокращают время предупреждения и, таким образом, могут подорвать стратегическая стабильность.В равной степени он критически относится к концепциям ограниченной ядерной войны, которые стремятся контролировать ущерб даже после начала обмена ядерными ударами.

Арбатов также обеспокоен тем, что новые ядерные и неядерные системы вооружения станут неразличимы, что заставит другую сторону предположить худшее, то есть ядерную боеголовку, и соответственно отреагировать. Он также отмечает наметившиеся параллели между взглядами США и России на сохранение важности ядерного оружия. Он призывает к новому подходу к контролю над вооружениями, который учитывал бы потенциально дестабилизирующие новые технологии.

Аналитик Массачусетского технологического института Пол ван Хофт анализирует «расширенное сдерживание», а именно «ядерный зонтик», который Соединенные Штаты предоставляют своим союзникам. Его сравнение различных ядерных потребностей для европейского и азиатского театров военных действий особенно проницательно, как и его анализ проблем достоверности самой концепции расширенного сдерживания. Однако его сосредоточенность на военном потенциале, а не на политике, делает его анализ чрезмерно паникерским, тем более что он изо всех сил пытается придумать жизнеспособные альтернативы.Расширенное ядерное сдерживание может показаться ненадежным в теории, но на практике оно работает довольно хорошо.

Jörg Noll , Osman Bojang и Sebastian Rietjens из Академии обороны Нидерландов изучают восприятие тремя балтийскими государствами сдерживания, обеспечиваемого усиленным передовым присутствием НАТО.

Скачать бесплатно здесь.

Они используют понятие «стратегической культуры», чтобы показать, «почему Эстония и Латвия на первый взгляд кажутся довольными недавней стратегией НАТО, но «тайно» стремятся к сдерживанию путем отрицания, и почему Литва воспринимает стратегию НАТО и свою собственную стратегию гораздо более сдерживание отрицанием.

Читатель может задаться вопросом, должны ли эти различия иметь большое значение на практике, поскольку ключевой вопрос заключается в том, что сдерживает Россию, однако авторы считают, что они имеют значение: «… НАТО… необходимо более четко определить свою стратегию. Различное восприятие, не только в принимающих странах, указывает на раскол внутри НАТО. Это ставит под угрозу солидарность и приверженность альянса». Это не-вывод, вытекающий из не-анализа. Это подтверждает предупреждения самого изобретателя термина «стратегическая культура» Джека Снайдера о том, что эту концепцию следует рассматривать только как «последнее объяснение».

В статье, которая явно занимает центральное место в этом томе, Тим Свейс из Гаагского центра стратегических исследований и Самуэль Зилинчик из Масариковского университета предлагают всесторонний обзор междоменного сдерживания, то есть использования угроз в одной области. для сдерживания деятельности в другом. Утверждая, что началась новая волна исследований сдерживания, они заявляют, что «устрашение больше не ограничивается только страхом или убеждением противников воздерживаться от определенного поведения.

Вместо этого они стремятся переосмыслить сдерживание, «сделав его разубеждением, но также и убеждением, а не сдерживанием». Это расширенное понятие разубеждения «подразумевает более разнообразный набор инструментов, как военных, так и невоенных, которые могут быть использованы и как кнут, и как пряник, как для принуждения, так и для сдерживания, как для убеждения, так и для разубеждения, что приводит к вернуться к более широкой литературе по принудительной дипломатии, из которой она изначально возникла».

Увы, авторы не предлагают никаких указаний на то, что какие-либо из этих концептуальных усовершенствований действительно работают.Просто перечислить множество действий или комбинаций действий, таких как установление авторства, санкции и кибератаки, которые потенциально может предпринять государство, чтобы отговорить противника от нежелательных действий, не означает эффективного сдерживания или сдерживания. Наоборот, в реальном мире решительные гибридные агрессоры оказались довольно невосприимчивыми к мерам сдерживания со стороны защитников. Почему? Потому что их расчет затрат и выгод не соответствует западным ожиданиям, и потому что многие меры сдерживания, которые перечисляют авторы, почти невозможно последовательно применять на практике.

Следовательно, если новая волна исследований сдерживания хочет быть чем-то большим, чем просто недолговечной модой, будет недостаточно изобрести новую терминологию, такую ​​как «сдерживание путем запутывания», или растянуть термин «сдерживание» до того, чем оно не является, например, «убеждение». Тем не менее, эта глава обязательна к прочтению всем, кто хочет узнать о будущем исследований в области сдерживания.

В своей главе о России Дмитрий Адамский из Университета Герцлии отмечает, что Россия понимает сдерживание гораздо шире, чем Запад.«Сдерживание а-ля Ruse означает использование угроз, иногда сопровождающееся ограниченным применением силы, для сохранения статус-кво («сдерживать» на западном языке), изменять его («принуждать» на западном языке), формировать стратегическая среда, в которой происходит взаимодействие, для предотвращения эскалации и деэскалации во время реальных боевых действий».

Адамский утверждает, что после распада Советского Союза в 1991 году Россия разработала теорию достижения регионального сдерживания ядерными средствами.За этим последовал этап в начале-середине 2000-х годов, когда российские специалисты сосредоточились на неядерном сдерживании. Третий и текущий этап развития теории, который стремится объединить два предыдущих этапа, связан с понятием «стратегическое сдерживание».

По словам Адамского, это «репертуар взаимосвязанных усилий по оказанию влияния во всех областях в соответствии с текущим пониманием природы войны в России». Это подразумевает не только «демонстрацию возможностей и решимости их использовать… но и фактическое применение ограниченных сил для формирования стратегического поведения противника».

Адамский объясняет эволюцию российского мышления сдерживания через призму «стратегической культуры» этой страны. Таким образом, он предупреждает об ошибочных представлениях, которые возникнут, если кто-то попытается применить западную терминологическую основу для объяснения русских понятий. Поскольку Россия видит себя в постоянной борьбе со своими противниками — и учитывая чувствительность Кремля к некинетическому вызову политической подрывной деятельности — Россия может выбрать применение силы даже в тех случаях, когда Запад не счел бы это целесообразным.

Дин Ченг из Фонда «Наследие» отмечает, что китайская терминология сдерживания воплощает в себе как сдерживание, так и принуждение. Ядерное оружие играет важную роль в этой стратегии. Хотя ядерный арсенал Китая меньше, чем у Соединенных Штатов и России, он представляет собой нечто большее, чем просто минимальное средство сдерживания. Чэн также объясняет «космическое сдерживание», экономические средства сдерживания и «информационное сдерживание», то есть принуждение противника к отказу от своего сопротивления посредством демонстрации информационного преимущества или выражения сдерживающей/принудительной информации.

Эйтан Шамир из Центра Бегина-Садата рассматривает проблему сдерживания агрессивных негосударственных акторов и приходит к выводу, что, в отличие от ядерного сдерживания, практика основывается на теории. Сдерживание насильственных негосударственных субъектов было «подобно сдерживанию преступности, и после проб и ошибок были разработаны и усовершенствованы успешные методы [такие как нацеливание на руководство групп или денежные потоки или запуск тайных операций], прежде чем они были концептуализированы как таковые».

Некоторые материалы в этом томе неуместны по отношению к другим.Например, Сиз ван Доорн из резерва сухопутных войск и Тео Бринкель из Лейденского университета анализируют сдерживание в контексте крушения малайзийского авиалайнера Mh27 над Украиной в июле 2014 года. подвергся масштабной российской кампании по дезинформации, хорошо справился с ситуацией, и что голландское население было устойчивым к российской пропаганде.

Однако их вывод о том, что случай с рейсом Mh27 стал «ярким примером того, как устойчивое общество может удержать актора от проведения эффективных подрывных кампаний», является наглядным примером аналитического перенапряжения.Не попасться на довольно неуклюжую российскую кампанию по дезинформации не означает успешное сдерживание следующей кампании. Социальная стойкость важна, но если подобная трагедия повторится, действительно ли Москва удержится от попыток солгать?

Главы об Израиле, Японии, Индии и Пакистане, Иране и Сирии, а также о сдерживании в борьбе с повстанцами и в миротворческих операциях еще больше расширяют круг тем. Главы, посвященные целенаправленным санкциям как средству сдерживания, киберсдерживанию, искусственному интеллекту, а также несколько статей о психологических аспектах сдерживания завершают этот впечатляющий том.

В то время как некоторые чрезмерно сложные статьи в «Сдерживании в 21 веке» напоминают о предупреждении, выраженном в американской кантри-песне — «не перехитрить свой здравый смысл», — этот том является одновременно и надежным учебником по этому вопросу, и размышлением. провоцирующий вклад в развитие исследований сдерживания.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.