Шер мужчина – , (25 + )

Королева эпатажа: мужчины в жизни Шер

«Мужчин у меня было чуть меньше, чем у Клеопатры», - без ложной скромности когда-то призналась Шер в эфире шоу Дэвида Леттермана. Личная жизнь американки армянского разлива и правда была не менее бурной, чем творческая, и она этого не скрывает. В официальном браке Шер состояла дважды, что же до остальных любовников - их количество звезда и сама не берется подсчитать. Сегодня Шер отмечает 70-летие - отличный повод вспомнить ее главные любовные победы.

Сонни Боно

В 16 лет Шер уехала из дома покорять Голливуд и первым, с кем она познакомилась, стал Сонни Боно - певец и музыкальный продюсер. С этого знакомства началась и семейная жизнь Шер (роман вскоре увенчался свадьбой), и ее карьера. Пара организовала дуэт «Сонни и Шер», ставший впоследствии очень популярным. В этом браке у Шер родилась дочь Честити - в будущем скандально известная в связи со сменой пола (в 40 лет дочь звезды сделала операцию и стала мужчиной). В середине 60-х Шер начала сольную карьеру, в чем очень преуспела, в то время как популярность ее дуэта с мужем падала. Через десять лет брак распался, а с ним и коллектив «Сонни и Шер» - каждый пошел своею дорогой. Но, по признанию Шер, Боно был и остается главной любовью всей ее жизни.

Сонни Боно и Шер с дочерью Честити

Сонни Боно и Шер

Грегг Олмен

Второй и последний на данный момент муж певицы был тоже из музыкальной среды. Шер встретила музыканта блюз-группы The Allman Brothers Грега Оллмана, когда тот начинал сольную карьеру. Он был на два года младше нее. Отношения влюбленных развивались так бурно, что поженились Грегг и Шер буквально через три дня, после того, как она оформила развод с Сонни Боно. Впрочем, и завершилась лавстори также скоротечно, как началась: через девять дней после свадьбы Шер подала на развод, назвав причиной алкогольную и наркотическую зависимость мужа. Страсти на этом не улеглись: через какое-то время Греггу удалось вернуть расположение любимой и повторно жениться - перипетии этой лавстори широко освещались в прессе. В этом браке у Шер родился сын, но отношения это не спасло - через два года совместной жизни союз распался.

Шер и Грегг Олмен

Джин Симмонс

С особой нежностью звезда вспоминала роман с Джином Симмонсом. Бас-гитарист рок-группы Kiss был младше Шер на три года и влюбился в нее, как мальчишка. Они вместе отдыхали, отмечали праздники, Джин учил сына Шер плавать. «Она моя первая любовь. Я с ума сходил по ней. Но нам приходилось скрывать эти отношения - поклонницы Kiss не простили бы мне роман с Шер. И она это понимала. Ее душа чиста, Шер никогда не сделала никому ничего дурного», - восторженно вспоминал этот роман Симмонс. На память о коротком, но ярком любовном приключении, остался диско-хит Шер Hell On Wheels, записать который ее вдохновил бас-гитарист Kiss.

Короткие романы 80-х

После развода с Олменом больше Шер замуж не выходила. Внимание звезды стали привлекать мужчины гораздо моложе нее. В 80-е Шер прославилась в светской хронике чередой коротких романов - в кавалерах знаменитости ходили Вэл Килмер, Эрик Клэптон, Ричи Самбора, Марк Хадсон, Рэй Лиотта.

Шер и Вэл Килмер

Не устоял перед чарами 40-летней дивы и 23-летний Том Круз. Пара познакомилась на приеме в белом доме - Круз тогда только начал купаться в лучах славы, а Шер была звездой первой величины. Ее покорило обаяние скромного юноши, и между ними завязались отношения. Роман Шер и Круза продлился всего несколько месяцев, а помехой стала вовсе не 16-летняя разница в возрасте, а Мими Роджерс, появившаяся на горизонте Тома и ставшая впоследствии его женой. Позже на шоу Опры Уинфри Шер призналась, что «сходила с ума по этому мальчишке».

Шер и Том Круз

На те же годы пришелся двухлетний роман Шер с кинопродюсером Джошем Доненом, который оказал сильное влияние на ее кинокарьеру.

Единственным непубличным кавалером в любовном списке Шер стал Роб Камиллетти. 22-летний юноша работал в пекарне и доставлял заказные торты на вечеринки. Одной из таких заказчиц однажды оказалась 40-летняя Шер. Несмотря на то, что таблоиды осуждали этот мезальянс и даже окрестили Камилетти «бейгл-боем», влюбленные прожили вместе три года, на протяжении которых Роб сопровождал Шер на всех светских мероприятиях. И дело могло дойти до колец, но Камилетти так и не свыкся с жизнью под прицелом камер и ушел в свободное плаванье.

Шер и Роб Камилетти

Тим Медветц

Последний продолжительный роман у Шер случился с байкером и телеведущим Тимом Медветцем. Возраст никогда не был помехой для любвеобильной Шер, и в 62 года певица сумела доказать, что может свести с ума мужчину моложе ее почти на 25 лет. С мускулистым Тимом ее познакомил приятель, дизайнер Ричард Стар. Шер и Медветц прожили вместе два года, расставались, потом вновь сходились, даже собирались сыграть свадьбу, но в итоге передумали. На горизонте Шер замаячил новый поклонник - актер и писатель Рон Циммерман. Похоже, певица пока не собирается подводить черту под списком своих кавалеров.

Шер и Тим Медветц

ФОТОGetty Images

www.elle.ru

«Мужчины – это роскошь». Шер и Сонни Боно

История любви 11 июля 2018, в 15:35

Она вполне могла бы написать мемуары с «оригинальным» названием «Сорок лет на эстраде». Но она не хочет этого делать, она вообще не любит говорить о личной жизни, а если все же вынуждают настойчивые журналисты, то старается отшутиться.

Красивую, обольстительную, вечно юную, талантливую Шер знают во всем мире. Во всяком случае, в том, который интересуется западной музыкой. Ее уникальный голос – мягкое контральто – легко узнаваем, а о внешности и говорить не приходится. И все же каждый раз при взгляде на эту потрясающую женщину, захватывает дух. В свои шестьдесят она прекраснее, чем была в шестнадцать.

Говорят, что талантливый человек талантлив во всем, однако так бывает далеко не всегда. Но в случае с Шер эта пословица абсолютна верна. За свою долгую, сорокалетнюю карьеру она сделала записи в самых разных стилях музыки и сама писала тексты для многих своих песен; ее киноработы не просто нравились зрителям, но и принесли Шер официальное признание профессионалов; она единственная певица на планете, чьи хиты входят в десятку лучших вот уже четыре десятилетия подряд. Помимо творчества, Шер занимается благотворительной деятельностью: она – председатель Ассоциации детской лицевой хирургии; активно занимается сбором средств для Фонда борьбы со СПИДом, а также для Фонда защиты прав геев.

Шерилин Саркисян родилась 20 мая 1946 года в Эль Сентро, штат Калифорния, в бедной семье. Ее мать, Джорджия Холт, имела среди предков и англосаксов, и французов, были и индейские, и даже цыганские корни. Отец Шерилин, водитель-дальнобойщик Джон Саркисян, не мог похвастаться таким набором кровей – он был чистокровный армянин, выходец из турецкой Армении.

Джорджия, мать Шерилин, была неудачливой актрисой, посещавшей все прослушивания, но так и остававшейся на подпевках. Единственное, что ей удавалось, это выходить замуж. Она проделала это восемь раз. Правда, три раза она выходила замуж за отца Шерилин, и трижды разводилась с ним. В третий и последний раз они разошлись через год после рождения дочери.

Шерилин познакомилась с отцом только в одиннадцать лет. А когда в середине 80-х годов он умер, она сказала: «Наверно, мне жаль, но трудно тосковать о том, кого не знаешь».

Семья бедствовала, мать выходила замуж и опять разводилась, а Шерилин росла и мучилась из-за своей внешности. Он страшно страдала от постоянных насмешек одноклассников, которым не нравилось ее восточное лицо – крупный нос, доставшийся от отца-армянина, выдающиеся скулы и прямые черные волосы (сказалась материнская индейская кровь). Вспоминая о тех годах, Шер как-то сказала: «Я знала, что из зеркала на меня никогда не взглянет голубоглазая блондинка, которой мне всегда хотелось быть».

Не меньше собственной нелюбимой внешности, Шер удручала бедность, в которой им приходилось жить.

Но однажды матери наконец повезло – она встретила вполне приличного и состоятельного джентльмена, вице-президента небольшого банка, который смог наладить для своей новой семьи по-настоящему достойную жизнь. Шерилин хорошо относилась к своему отчиму, но особо близких отношений у них не сложилось. Не складывалось у нее и в школе – она училась плохо и предпочитала смотреть фильмы и слушать современную музыку. В конце концов, в шестнадцать лет она бросила школу и сбежала в Лос-Анджелес «учиться на актрису».

Шерилин отправилась в Лос-Анджелес за славой. Но сначала к ней пришла любовь.

«Когда я его увидела первый раз – это было в кафе, – у меня все поплыло перед глазами», – рассказывала Шер. В шестнадцать лет такое случается повсеместно, но ей казалось, что у нее все не как у других. Шерилин влюбилась в Сальваторе Бонно, он был начинающим продюсером, композитором и певцом. Разница в двенадцать лет, Сонни было тогда двадцать восемь, его не остановила – в век хиппи вся молодежь жила под девизом «Занимайтесь любовью, а не войной».

При всех своих музыкальных амбициях Сонни приходилось зарабатывать на жизнь более прозаическими занятиями – он был развозчиком продуктов в небольшом магазине. С первой же встречи они стали жить вместе, причем, поглощенная любовными переживаниями Шерилин, как это часто бывает с женщинами, почти перестала думать о карьере актрисы. А вот Сонни был буквально одержим карьерой. Чтобы быть «поближе к славе», он подрабатывал у легендарного Фила Спектора, гениального музыкального продюсера.

Сонни любил рассказывать о том, как он «открыл» талант Шерилин: якобы однажды он услышал, как его юная подружка тихо напевает, то ли за мытьем посуды, то ли занимаясь стряпней на кухне, и его осенило, что Шер поет замечательно и ее надо «продвигать». Вот так и получилось, что с пения на кухне началось триумфальное шествие великой Шер по сценам всего мира.

Очередная легенда, насаждаемая Сонни, гласит, что они два года жили исключительно в платонических отношениях. Не стоит забывать, что Шер было всего шестнадцать, а по суровым американским законам за развращение малолетних полагается немало. Официально пожениться они не могли, и Шерилин жила у него на правах прислуги. А вот это действительно правда – она выполняла всю домашнюю работу, пока он работал в магазине и у Спектора.

«Любовь была платонической долгое время, – говорит и Шер. – Я все больше надоедала Сонни, глупый ребенок, но я просто помешалась на нем». А мать Шерилин, узнав, что дочь живет у холостого молодого мужчины, взъярилась и приказала ей немедленно покинуть квартиру Сонни. Когда Боно помогал «домработнице» упаковывать вещи, он разрыдался. Шер с умилением рассказывала, что только в ту минуту она поняла, как небезразлична Сонни.

Однако главным жизненным устремлением Сонни была карьера, такая же, как у его идола – Спектора, которому он подражал даже в одежде. Разглядев в подружке-домработнице вокальные данные, он пристроил Шерилин бэк-вокалисткой в популярную группу «The Ronnettes».

Сонни всячески пытался записать Шерилин как солистку, но Спектору худощавая длинноволосая девушка не внушала надежд. Тогда в моде были блондинки с гитарами, поющие в стиле «кантри». Однако Сонни было не занимать упрямства, и в конце концов на свет появилась первая сольная пластинка Шерилин под псевдонимом Бонни Джо Мейсон «Ringo, I Love You», посвященная Ринго Старру.

Однако ожидаемого успеха не последовало – публика приняла низкий голос Шерилин за мужской, а песня «голубого» парня, страдающего по Ринго Старру, их «не грела». Требовалось время, чтобы и слушатели, и музыкальные критики привыкли и прочувствовали сильный и необычный голос Шер.

Затем Сонни и Шерилин создали дуэт «Цезарь и Клео» – в необычных костюмах они исполняли песни, играя при этом в кегли и катаясь на коньках. Но и эти «находки» не привлекли публику.

Прорыв состоялся в 1964 году, когда Сонни придумал новое название для дуэта и новые сценические костюмы. Назывались они теперь «Сонни и Шер», а одевались, как все – в широченные клеши, замшевые куртки с бахромой и всяческие «фенечки». Написанная Сонни песня «I Got You Babe» вдруг взлетела на вершины хит-парадов и стала настоящим гимном движения хиппи. Имя Шер – короткое, экзотическое – зазвучало во всех музыкальных радиопрограммах. Новый дуэт стал популярен настолько, что даже слегка потеснил прославленных «The Beatles». Вскоре в американской двадцатке лучших песен значилось сразу пять песен Сонни и Шер.

Начался звездный час звездной пары…

Параллельно с работой в дуэте с Сонни, Шер вела удачную сольную карьеру. Ее первый сольный альбом «All I Really Want To Do» имел большой успех и целых шесть недель значился в списке лучших. Именно этот альбом принято считать началом ее успешной сольной карьеры.

За работой они не забывали о личной жизни. В 1965 году они сыграли оглушительную свадьбу. Но семейная жизнь не спешила радовать Шер. Темпераментный итальянец Боно очень любил женщин и не считал зазорным проводить время с многочисленными любовницами. Шер все это терпела, потому что любила его. И потому что они очень много делали вместе. Но вспоминать об этом периоде жизни она очень не любит.

Окончательно завоевала мир песня «Bang, Bang (My Baby Shot Me Down)». Это случилось в 1966 году. Имя Шер появилось на второй строчке хит-парадов США и на третьей строчке чартов Британии. Эта победа сделала Шер настоящей звездой.

Примерно в это же время Сонни решил снимать Шер в кино. Она дебютировала в полулюбительской короткометражке «Дикари на пляже», затем появилась в комедиях «Славные времена» и «Чэстити» – картине, снятой по сценарию Сонни.

Это редкое имя – Чэстити – они выбрали для дочери, которая родилась в марте 1969 года. Когда белокурое создание появилось на свет, газеты оповестили американскую общественность кричащими заголовками: «Это – девочка!»

Рождение дочери не изменило отношения Сонни к семейной жизни. Став популярным, он лишь расширил «ареал» своих любовных романов. Шер знала обо всех его интрижках, она старалась не думать об этом, растила дочь и работала, работала, работала. Ей почему-то не приходило в голову развестись, она, похоже, воспринимала себя и Сонни как нечто единое, а значит, со всеми его загулами следовало мириться. Она искала ему оправдания и, конечно же, их находила. Только песни ее изменились – теперь она исполняла не романтические баллады, а песни о разводе или о нежелательной беременности.

Вспоминая о тех временах, даже Боно признавал, что их семья представляла собой пару: «свинья и ангел».

Семейные проблемы отошли на второй план, когда явились более серьезные – финансовые. Вкладывая в кино собственные деньги, Сонни и Шер выпустили два фильма, которые с громким треском провалились в прокате. Все заработанные деньги – у них тогда был общий бюджет – были потрачены, и на горизонте замаячило банкротство. За этой проблемой, как водится, потянулись другие: Сонни и Шер получили счет на четверть миллиона долларов неоплаченных налогов, пластинки раскупались все хуже и хуже, выступать почти никуда не приглашали. Вчерашние звезды были вынуждены выступать в ночных клубах, чтобы заработать на жизнь и возвратить долги.

Эти выступления чрезвычайно не нравились Шер, о своих чувствах она, не стесняясь, высказывалась прямо на концертах – конечно, она не грубила, но замечания ее были очень остры и едки. Вскоре чувство юмора и находчивость Шер привлекли к ней внимание телевизионщиков, и в 1971 году на канале CBS прошел пилотный выпуск нового комедийного шоу Сонни и Шер.

Очень быстро шоу стало самым популярным в Америке и принесло Шер первый «Золотой Глобус». А затем состоялось триумфальное возвращение на музыкальный Олимп – сольный диск «Gypsys, Tramps & Thieves» вновь вознес имя Шер на первую строчку хит-парада.

Эта песня была такой популярной, что даже Король Элвис Пресли не погнушался перепеть ее.

К этому времени уже всем стало ясно, что в дуэте «Сонни и Шер» первую скрипку ведет она.

Больше трех лет каждую неделю Америка с интересом наблюдала за «семейной идиллией» известных звезд по телевизору. «Счастливая» пара шутила в эфире, но за кадром оставалось все меньше веселья. Шер больше не могла терпеть измен мужа. Как глава семьи он не состоялся, а Шер однажды в интервью сказала: «Вполне можно жить с мужчиной, которого не любишь, но нельзя жить с тем, кого не уважаешь». Ее уважение Сонни потерял уже давно.

В 1974 году они развелись. Порядочная Шер сначала полностью поправила все семейные финансовые дела и лишь потом подала на развод. Сонни был крайне изумлен – он не мог понять, в чем дело, ведь у них такой счастливый брак и такое удачливое сотрудничество… А она после развода сказала: «Я никогда не была так одинока, как в браке с Сонни».

Однако и после развода они еще два года жили под одной крышей. Больше Шер не была послушной, терпеливой и всепрощающей женой. «Я долго не понимала, что проблема не во мне, проблема в Сонни», – сказала она однажды. А поняв, в чем корень всех ее проблем, Шер перестала винить во всем себя и потребовала, чтобы Сонни не только управлял всеми ее делами, но и занимался более простыми вещами, например, подписывал ее чеки. Как ни странно, он принял новые правила игры.

Но когда в журналах и газетах стали появляться первые фотографии Шер с другими мужчинами, дружелюбный до этого момента Боно резко изменил свое отношение к бывшей жене. Он принялся при каждом удобном случае высказываться о Шер в самых резких выражениях, она в долгу тоже не оставалась. Война на газетных полосах продолжалась довольно долго, но потом постепенно утихла.

С распадом семьи распался и телевизионный дуэт. Дирекция компании CBS немного погрустила, а потом нашла выход, и 12 февраля 1975 года на той же CBS появилось новое шоу – «Cher Show». Теперь Шер развлекала американцев одна.

Первыми гостями ее нового телепроекта стали Элтон Джон, Бетт Мидлер и Филип Вилсон. Это было неплохим началом, но обязанностей оказалось так много, что уже на третьей неделе Шер поняла: одной ей не справиться. Она позвонила Сонни и предложила сотрудничество. Поскольку он за это время уже потерпел несколько неудач, то предложение принял.

В 1976 году на голубых экранах эта парочка вновь появились в совместном шоу. Но существовать вдвоем они уже не могли. И в августе 1977 года дуэт распался окончательно.

К этому времени Шер вышла замуж во второй раз и уже успела родить второго ребенка. Этот муж тоже был певцом, да к тому же и весьма скандально известным рокером. Его звали Грег Оллман. А ребенка она родила 10 июля 1977 году – славного мальчика, которого назвала Элайджа.

Это замужество не предвещало ничего хорошего – после свадьбы Шер узнала, что ее новый муженек алкоголик и героиновый наркоман. Однако бросить его сразу она не решилась, а приняла очередной «самаритянский» поход – попыталась спасти мужа от наркотической зависимости. Естественно, ничего не вышло, и через три года они разошлись. После она говорила, что «прошла через ад, впрочем, как и все родственники наркоманов». Однако надо отдать Оллману должное – он дал жизнь их сыну и одному из самых интересных альбомов Шер – «Allman And Woman: Two The Hard Way».

Оставшись без очередного мужа, свободная Шер начала бурную личную жизнь. Ее имя не сходило со страниц желтой прессы, один за другим сменялись ее бойфренды. Она заводила романы с самыми известными и, между прочим, самыми неуравновешенными мужчинами – Вэлом Килмером (он был известен своими дебошами и пьянством), Джином Симмонзом (участник скандально известной группы «Kiss» имел славу настоящего подонка), Уорреном Битти (в пьяном виде он разгромил один из ее домов). Только Том Круз ничем скандальным не отличался, он просто оставил ее ради молоденькой Николь Кидман.

Но самое удивительное – ни с одним своим бывшим любовником она не расставалась со скандалом. Даже о самых бешеных говорила в исключительно положительных тонах, а они ей были за это благодарны. Вэл Килмер как-то заметил, что «ее „донжуанский список“ выглядит как перечень самых высокооплачиваемых людей Голливуда. Да, собственно, так оно и есть. И при этом у нее почти нет врагов, потому что она добра, терпелива и не любит болтать». Из уст дебошира это звучит высочайшей похвалой.

В 1982 году Шер решила попробовать себя в театре. Она уехала из Лас-Вегаса в Нью-Йорк для участия в постановке Роберта Олтмана. Мало кто верил в Шер как в актрису, но ее игра в этой пьесе поразила всех – Шер даже номинировали на премию «Золотой Глобус». Впечатлился ее игрой и режиссер Майк Николс, который предложил ей участие в фильме «Силквуд», где ее партнершей стала знаменитая Мэрил Стрип.

Этот фильм окончательно убедил скептиков, что Шер по-настоящему талантливая актриса. Награждение ее «Золотым Глобусом» лишь подтвердило то, что уже было известно всем любителям кино.

В 1985 году на экраны вышел фильм-драма «Maска», где Шер сыграла роль легкомысленной мамаши несчастного шестнадцатилетнего юноши, у которого редкое заболевание костей черепа, из-за чего лицо его напоминает уродливую маску. Этот фильм принес Шер «Пальмовую Ветвь» Каннского фестиваля за лучшую женскую роль и очередную номинацию на «Золотой Глобус».

Участие в «Маске» заставило Шер задуматься о «несовершенстве мира» – она узнала о несчастных детях-инвалидах. После фильма Шер стала, как мы уже писали, председателем американской благотворительной организации «Ассоциация детской лицевой хирургии». И по сей день она всеми силами поддерживает детей с нарушениями в лицевой части черепа и их семьи. Она проводит благотворительные сборы пожертвований, представляет организацию на всяческих конференциях и в разных учреждениях, сама жертвует огромные суммы на лицевую хирургию для несчастных детей, дружит со многими детьми и сопровождает своих питомцев по жизни от начала лечения до конечных операций. Больные дети всегда бесплатно посещают ее концерты.

А в 1986 году произошло событие, которое вошло в историю шоу-бизнеса как «воссоединение» Сонни и Шер. Знаменитый ведущий Дэвид Леттерман пригласил в свое знаменитое шоу обоих бывших супругов.

Шер явилась на передачу в очень откровенном кожаном наряде, практически обнаженной ниже пояса, увешанная металлом и с агрессивной косметикой на лице. Всегда полноватый Сонни смотрелся на ее фоне, мягко говоря, тюфяком. К этому времени он был уже женат во второй раз и жил спокойной жизнью обычного американца.

Шер изо всех сил «блистала», ей явно хотелось что-то доказать своему бывшему мужу, а заодно и всей публике. Бедняга Сонни тоже всячески пытался поднять свою планку. Зрители были в восторге, когда, после долгих уговоров Леттермана, а потом и Сонни, Шер наконец согласилась исполнить уже ставшую знаковой песню «I Got You Babe».

В одной статье по поводу этого шоу говорилось: «Не очень миролюбивая обстановка в студии в начале передачи сменилась потоком слез растрогавшейся публики, когда они вновь увидели Сонни и Шер вдвоем. Дружеский поцелуй в конце передачи стал решающим аккордом в истории Сонни и Шер. Они помирились. И пусть они уже давно не муж и жена, но по-прежнему благодарны друг другу за те годы, что прожили вместе, вместе творили и добивались удач…»

В свои сорок неувядающая Шер стала идолом нового поколения – она менялась вместе со временем. Стало модно носить кожаные одежды, и Шер утянулась в кожу, села на мотоцикл и сменила бахрому и народные вышивки на металл, высоченные шпильки и кучу бижутерии.

Вырастив двух красивых и здоровых детей (Чэстити Боно и Элайджу Олмена), Шер решила, что теперь больше никому ничего не должна – дети взрослые и самостоятельные, не зависящие от нее люди, а значит, и она может от них больше не зависеть. И она занялась своей жизнью, в частности, принялась экспериментировать над собственным телом. С каждым годом ее лицо и фигура становились все тоньше, моложе и безупречнее. Волосы меняли цвет и форму. Говорят, после кардинальных перемен, которые Шер всегда проводила втайне даже от самых близких людей, ее не узнавали не только поклонники и возлюбленные, но даже собственные дети.

Но Шер уже раз и навсегда решила для себя – больше она не будет ни от кого зависеть. Она меняет любовников, и с каждым годом они становятся все моложе и моложе.

Самый знаменитый из «молодых» – булочник Роб Камилетти («Самое красивое лицо, которое я когда-нибудь видела», – говорила о нем Шер) был моложе ее на восемнадцать лет. Их роман был «на пике», когда Роб вдруг бросил ее. Добрая Шер на все вопросы журналистов спокойно отвечала, что Роб – просто замечательный человек, но он, к сожалению, не выдержал испытания публичностью.

Однако к Шер, похоже, применима пословица: «Старая любовь не ржавеет». Что бы она ни говорила, но ее чувство к Сонни Боно было самым сильным в ее жизни. И в этом нет ничего удивительного – он был ее первым мужчиной, он помог ей найти собственный образ, он продвигал ее в музыкальном мире, он даже придумал ей имя.

Когда несколько лет назад Сонни погиб в результате несчастного случая на горнолыжном курорте, Шер очень тяжело переживала. На похоронах бывшего мужа она горько рыдала и произнесла чрезвычайно прочувствованную речь. Слезы лились из ее глаз, а она восхваляла Сонни Боно, и мир словно впервые увидел эту женщину – ранимую, тонко чувствующую.

После похорон Шер впала в глубокую депрессию. Отдавая дань памяти Боно в специальном выпуске на CBS, она назвала свое горе «тем, что она никогда не планировала пережить».

Один из ее друзей рассказал, что Шер «поддерживает связь» с Сонни в загробном мире. Шер как-то поведала ему: «Сонни говорит со мной через экстрасенса. Я теперь только поняла, что всегда буду любить его. Он по-прежнему для меня во многом самый лучший».

На то, чтобы выйти из депрессии, ей понадобился год. Она снялась в фильме «Чай с Муссолини», выпустила сольный диск «Believe», тут же взлетевший на самые верхние строчки всех хит-парадов.

И все же смерть Сонни наложила отпечаток на ее последующую жизнь – у нее стало меньше любовников. Может, больше некому было что-то доказывать? И чем дальше, тем меньше их становилось…

А любимая дочь Чэстити пошла еще дальше – однажды она объявила маме, что придерживается нетрадиционной ориентации. Казалось бы, очень «нетрадиционная» мама уже ко всему должна была привыкнуть за свою бурную жизнь, но тут она испытала настоящий шок. Конечно, она сказала дочери, что поддержит ее в любом случае, но потом стала посещать собрания ассоциации «Родители и друзья гомосексуалистов и лесбиянок».

Шок стал еще чувствительнее, когда Шер узнала, что о «пристрастиях» Чэстити знали все вокруг, кроме нее. Говорят, в тот день она долго била посуду и мебель дома. «Я всегда думала, что моя дочь – сорванец, но я думала, она перешагнет через эту стадию роста», – говорила Шер. Со временем она сумела примириться со вкусами дочери. И даже пригласила Чэстити вместе с ее подругой жить в своем доме в Малибу. Сейчас Шер искренне рада, что ее дочь нашла человека, который делает ее счастливой.

В 1998 году Чэстити написала книгу о своем опыте. И знаменитая мама сочинила предисловие к этой книжке. Книга стала бестселлером, а Шер и Чэстити добрыми подругами.

В отличие от дочери сын Шер не огорчал маму. «У меня ушло много времени на то, чтобы смириться с выбором Элайджи – он хотел стать музыкантом, и у него получилось, – сказала в одном интервью Шер. – Теперь я горжусь сыном. Я горжусь обоими моими детьми».

Увлекшись делами детей, она совсем позабыла о любовниках, но нашла в этом даже некоторые плюсы. «Не надо чистить зубы перед сном, – смеется Шер, – можно не брить ноги, сидеть дома, ничего не делая, и никто не отнимает пульт телевизора. Я не умру, если рядом не будет мужчины, но мне нравится, когда есть кто-то, кого можно целовать и обнимать».

Однако она никогда не забывала о себе. «Я была бедной и богатой, и знаю, что богатой быть лучше, – говорит она. – Мне было 40. Теперь за 50, и я точно знаю, что быть сорокалетней лучше. Меня пугает, что наступит день, когда придет климакс. Я проснусь старой брюзгой и… мне не захочется поехать в Диснейленд. У меня есть мечта – никогда не стареть. Поэтому я и извожу себя упражнениями».

Недавно Шер явила миру своего нового приятеля – Ли Тергесена. Это уже не молоденький мальчик, а сорокалетний мужчина. Он – актер, играет то полицейских, то бандитов, на наших экранах мелькнул в эпизодической роли в телесериале «Отчаянные домохозяйки». Так что личная жизнь несколько оживилась, теперь Шер есть кого обнимать и целовать.

Молва приписывает ей множество разнообразных пластических операций, но сама Шер утверждает, что прибегала к помощи хирургов всего дважды: первый раз после того, как увидела свой нос на телеэкране (это было в самом начале певческой карьеры). И еще раз после рождения второго ребенка – тогда ей захотелось приподнять грудь.

«Даже если я захочу переставить лицо на затылок, то я это сделаю, и никто мне не помешает», – заявляет Шер.

Однажды она решила сделать татуировку – и сделала. Потом ей это дело понравилось, и она сделала еще несколько. Первая тату – бабочка – появилась как знак освобождения от Сонни. Затем на правом боку пониже талии «расцвела» лилия, потом на лодыжке – хризантема, на правом плече «воссиял» расколотый бриллиант, на животе «распустилась» черная хризантема и последняя наколка – браслет из крестов и сердец – обхватила левую руку. Теперь увлечение закончилось. Поумнев, Шер поняла, что не татуировки красят тело и человека. Говорят, она начала их понемножку сводить, раз в месяц по процедуре, дорогой и болезненной.

На вопрос журналиста, почему она так любит перевоплощаться, Шер ответила: «Я такая с шести лет. Поэтому я не совсем понимаю вопрос о перевоплощениях. Если ты делаешь что-то, что не имеет успеха, тебе скучно. А если что-то успешное, – открываешь себя заново. Вы имеете в виду то, что я делаю с париками и костюмами? А что мне еще делать? Выйти на сцену в широких штанах и белой футболке? Вот это будет скучно!»

Шер и впрямь большое значение придает одежде, вернее, своему образу. А образ себе она создает крайне сексуальный и откровенный. Точно такая же у нее «выходная» одежда. Но это только на сцене и на людях. Когда некого шокировать и удивлять, Шер предпочитает обычные джинсы. Правда, и в них она выглядит чрезвычайно сексуальной.

«Знаете, почему я трачу столько денег на одежду? Потому что в юности у меня ничего не было. Как-то раз мне даже пришлось идти в школу в рваных туфлях, я тогда привязала подошву лентой, чтобы не отвалилась. Если я представляю себе бедность, то мысль о голоде меня не пугает. А вот об отсутствии нарядов – да, – говорит она. – Я до смерти боюсь бедности. Это что-то вроде паранойи, которая бывает у толстушек, которым удается сильно похудеть. Но в душе они остаются толстыми. Так и со мной: я выросла в бедности и внутренне так это и не переросла».

Когда Шер была в нашей стране, на банальный вопрос: «Ваше любимое занятие?», она ответила очень неожиданно: «Больше всего я люблю оставаться дома одна и читать». А в ответ на недоверчивые возгласы журналистов она назвала множество книг, и классических, и современных, которые прочла за последнее время.

Особенное впечатление произвел поэтически образный ответ певицы на вопрос одного из российских изданий о том, что она думает о происходящем в нашей стране: «Это как драгоценная золотая цепочка, которую из-за плохого обращения всю перепутали, свернули узлами. Но если у вас хватит терпения осторожно и бережно ее развязать и распутать, она опять станет прекрасной, опять засверкает».

Недавно Шер исполнилось шестьдесят лет. Эта неутомимая и чрезвычайно оптимистично настроенная женщина заявила, что подумывает заняться альпинизмом или отправиться «на своем грузовике в сторону Тибета». «Буду изучать мир», – добавила она.

А пока она готовит очередной музыкальный альбом и участвует в съемках нового фильма.

Шер, пожалуй, единственной в шоу-бизнесе, удается четыре десятилетия подряд не просто удерживаться на плаву, но все эти годы быть звездой – востребованной, популярной, любимой. Преодолев множество препятствий, пережив столько же неудач, она остается по-прежнему жизнерадостной и буквально сияющей от переполняющей ее энергии.

В этом ей немало помогали ее мужчины. Она ведь не зря после замужества предпочитала мужчин моложе себя. «Нравятся ли мне молодые мужчины? – посмеивается Шер. – Конечно. Вообще-то мне нравятся все мужчины. Дело не в возрасте, а в жизненной силе. Я уверена, что есть миллионы пожилых мужчин, которые обладают невероятной жизненной энергией. Как, впрочем, и женщины. Моей бабушке 90 лет, а она ходит в гимнастический зал».

В одном из интервью Шер рассказала о том, как однажды они с актрисой Мишель Пфайффер решили пойти потанцевать и зашли в некий клуб. Две признанные мировые красавицы сидели за столиком сорок минут, и ни один мужчина не пригласил их на танец!

«Потом, слава богу, зашла пара моих приятелей-геев, – смеется Шер. – Вот с ними мы и протанцевали еще минут сорок. Мы для нормальных мужиков были как обои на стенах. Так что для нас, звезд, нужен особый тип мужчины. Очень смелый!»

А вообще она абсолютно уверена, что «мужчины – это роскошь, а не необходимость».

Автор: «Мужчины – это роскошь». Шер и Сонни Боно

Люди - знакомства онлайн.

lyudi.org

Из женщины в мужчину. Чез Боно / фото 2019

Рискну предположить, что до 2010 года о Чезе-Честити Боно из вас мало кто знал, впрочем, как и я сама. Но после того, как желтые и не очень желтые издания взорвались заголовками типа «Дочь Шер стала мужчиной!», всех сразу заинтересовало, кто такой Чез Боно, имеет ли он какое-либо отношение к лидеру U2 Боно и т.д. Нет, к музыканту Боно Чез отношения не имеет, но, если бы не родство со знаменитой певицей Шер (родная дочь, как-никак), вряд ли общественность заинтересовалась бы его историей. Трансгендеров нынче много, особенно — в шоу-бизе

Честити Сан Боно была (млин, она и сейчас есть, но уже как мужчина, и сама Честити не раз говорила, что переродилась после смены пола, так что я все-таки буду говорить о ней в прошедшем времени) была единственным совместным ребенком Шерилин Саркисян, или Шер, и ее ныне покойного супруга — продюсера Сонни Боно. То, что она отличается от остальных, Честити заметила очень рано, в 13 лет. В автобиографии Честити, которая вышла тогда, когда она еще не была Чезом, но уже шла к тому, женщина написала:

«Когда мне было 13, я четко поняла, насколько я отличаюсь от остальных девочек нашего класса. Я смотрела на них, и меня смущало то, что меня не интересуют симпатичные мальчики и мода»




Как только Честити исполнилось 18, она объявила себя лесбиянкой. Шер относительно спокойно отнеслась к решению дочери, однако Честити все равно не чувствовала себя комфортно в своем теле. Она пыталась найти себя в музыке, сколотив в 1993 году группу Ceremony. Строить музыкальную карьеру ей помогали Шер и Сонни. Но позже Честити охладела к музыке. Она чувствовала, что что-то в ее жизни идет не так


Карьера Боно как писательницы началась в 1995 году, когда журнал для геев и лесбиянок The Advocate, взял у нее интервью. Позже Честити стала внештатным автором этого издания


В 2008 Честити начала готовиться к операции по перемене пола. Шер восприняла это решение дочери в штыки, и с 2009 года она практически не общалась с дочерью. Но Честити твердо решила стать мужчиной и любить свою новую подружку, Дженнифер Элиас. В 2010 году Честити сделали последнюю операцию, и численность женщина на земле уменьшилась на 1, а в полку мужчин, соответственно, прибыло

Честити в «переходной период»

После операции Чез Боно стал частым гостем разных телешоу. Он участвовал в одном из сезонов американских «Танцев со звездами», снимался в кино, написал еще одну биографию. Со звездной мамой у Чеза понемногу восстановились отношения. Он известен, рядом с ним любимая девушка Дженнифер Элиас, он наконец-то оказался в своем теле — в одном из последних интервью Чез Боно признался, что счастлив. Единственное, чего ему еще бы хотелось — немного похудеть…

Чез с Дженнифер Элиас





vev.ru

Дочь Шер, ставшая мужчиной, нашла новую любовь

Текст: Мария Мельникова

Фото: Getty/Fotobank; Splash/AllOverPress; Rex/Fotodom

44-летний Чез Боно, который еще три года назад был женщиной по имени Честити, на днях показал публике новую пассию. Папарацци сфотографировали сына знаменитой певицы Шер и незнакомку во время шопинга в Беверли-Хиллз.

Около шести лет назад весь мир потрясло решение единственной дочери Шер, Честити Боно, стать мужчиной. Еще в 90-х она стала известным адвокатом и боролась за права ЛГБТ. Американские таблоиды утверждали, что Боно — лесбиянка. Честити встречалась с девушкой по имени Джоан, которая умерла в начале 2000-х от рака крови. После этого Боно решила опубликовать книгу мемуаров, где окончательно призналась в гомосексуальности, рассказала о том, как справилась с потерей возлюбленной, а также о решении сменить пол и реакции своей знаменитой матери на такие новости.

«Сейчас мама очень гордится мною, а еще несколько лет назад для нее было сложно принять мой выбор», - рассказал Чез (такое лаконичное имя выбрала себе Честити) в недавнем интервью британской газете The Daily Mail.

Пережить трудности Чезу помогла его бывшая невеста, тренер по фитнесу Дженнифер Элайа. Помимо поддержки возлюбленного в сложный период операций, Дженнифер помогла Чезу сбросить около 40 килограммов — от приема гормонов новоиспеченный мужчина, и так склонный к полноте, начал быстро набирать вес. Но влюбленные расстались в конце 2011 года, и с тех пор Боно грустил в одиночестве.

Похоже, этому настал конец — на днях Чеза видели в Лос-Анджелесе с новой девушкой! Незнакомка шла рядом с Боно, неся пакеты с продуктами. Чез и его пассия выглядели очень по-семейному, они даже были одеты в одном стиле! Должно быть, Боно всерьез влюблен, и его сердце, измученное семейными ссорами (Шер лишь пару лет назад смирилась с тем, что у нее теперь сын, а не дочь) и конфликтом с бывшей партнершей, наконец «склеилось».

www.woman.ru

Звездные трагедии: Шер и ее биография

Великой Шер – 71 год. Мы говорим об этом без восклицательного знака и воспринимаем данное событие как очередную дань ее незаурядному таланту актрисы и певицы. И можно просто спокойно констатировать, что Шерилин Саркисян Лапьер Боно Оллман (вот такое у нее полное имя, данное с рождения!) – это живая и яркая легенда прошлого и нынешнего веков. Однако заметьте, что она даже стареет довольно своеобразно: и вовсе не теряет только ей присущего обаяния, с каждым годом приобретая новые черты зрелой красоты. Шер умна и очень мудро оценивает свою жизнь. Чтобы хорошо разбираться в ней, ей даже не пришлось заканчивать старшую школу, которую она с легкостью когда-то бросила. Несмотря на то что в детстве все считали Шер застенчивой девочкой, в ее душе, видимо, зрела будущая «иствикская ведьма» – чувственная и яркая красавица. Надо сказать, что природа не обделила Шер внешностью и статью. А, может быть, даже немного перестаралась: такого идеального точеного тела Голливуд не видывал давно. И в сочетании с глубокими черными глазами и необычными чертами лица это производило на мужчин ошеломляющее впечатление.

Беспросветное нищее детство наложило на Шер тяжелый отпечаток. Она до сих пор боится бедности, имея на счету более 300 млн долларов. Когда кто-то из близких посмеялся над ее страхами, Шер сказала: «Я выросла в нищете и всегда чувствую ее внутри. Это как толстая женщина, которая сбрасывает 500 фунтов, но внутри все равно остается толстой».

Наверное, по этой причине Шер составила завещание, по которому ее ребенок и сестра будут обеспечены на всю оставшуюся жизнь. Надо заметить, что она очень трепетно относится к семье и не хочет, чтобы из-за денег возникли между близкими людьми какие-либо трения. Хотя отношение Шер к матери и отцу можно считать в определенной степени холодным. Мать, с ее вечными разводами с мужчинами, не обращающей внимания на дочь, не смогла помочь Шер в самые трудные минуты. И 16-летней девушке пришлось уйти из дома в поисках лучшей доли, чтобы всего добиться самой. С отцом же Шер и вовсе перестала общаться: она просто вычеркнула его из своей жизни.

О прошлом голливудская звезда всегда вспоминает с горечью и болью. Особенно когда речь заходит о ее первой любви. Это глубокое чувство она сохранила до сих пор. Когда Шер встретила Сонни Боно – ассистента музыкального продюсера Фила Спектора, он ей показался очень странным малым. Музыкант с ходу предложил девушке пожить у него, а взамен девушка должна убираться в квартире и хорошо готовить. Яркая красота «кухарки», разумеется, не могла не подействовать на Сонни. А вскоре взаимное влечение затянуло молодых людей в омут страстной любви, которая закончилась браком. Теперь они были всегда вместе, а совместный музыкальный дуэт «Сонни и Шер» стал быстро набирать силу и популярность. Сейчас трудно сказать, что повлияло на семейное счастье двух незаурядных людей. Но пройдет время, и они удивят всю голливудскую публику, объявив о разводе. Романтическая история любви закончится, и каждый из ее участников займется своим делом. По крайней мере, так казалось Шер.

Тяжелым, почти нестерпимым ударом для нее была весть о трагической смерти бывшего мужа. Сонни Боно трагически погиб в январе 1998 года: катаясь на горнолыжном курорте при спуске с горы, он столкнулся с деревом. Ему было 62 года. Она вдруг поняла, что Сонни был единственным мужчиной, которого она всегда беззаветно и глубоко любила. И эта сердечная рана не заживает до сих пор. Да, потом в ее жизни были мужчины, к которым Шер относилась скорее как к спутникам «свиты» голливудской звезды. Однажды она даже с легкой иронией и грустью выскажется по этому поводу: «Мужчина не предмет первой необходимости; это предмет роскоши».

Порой складывается впечатление, что судьба, завидуя успехам и талантам Шер, подбрасывает женщине все новые и новые испытания. На этот раз неприятным сюрпризом для звезды стало странное перевоплощение дочери Честити в сына Чеза. Для Шер, женщины, обладающей моральным здоровьем и реальным взглядом на жизнь, это стало своего рода ударом по привычным семейным устоям. Но, скрепя сердце, Шер смирилась с подобным положением.

Было бы ошибкой считать, что звезду сломали жизненные невзгоды и она превратилась в некое печальное красивое существо. Скорее наоборот, недюжинная воля и бешеный темперамент певица и актрисы были всем хорошо известны. Многие голливудские режиссеры с удовольствием вспоминали времена, когда, они, образно говоря, на съемочной площадке плясали под дудку этой ослепительной и сильной женщины, беспрекословно исполняя ее капризы. И каждый из них в душе мог признаться себе, что ждет встречи с ней словно праздника. Особенно когда Шер появлялась на церемонии вручения «Оскара» в «голом» платье, демонстрируя великолепное тело. Современные молоденькие голливудские красотки лишь повторяют сегодня ее королевский стиль. Ведь хорошо известно, что копия никогда не заменит оригинала. И Шер, надо отдать должное этой звездной женщине, всегда была честна со своими поклонниками. Она смело говорила о своих пластических операциях, которые поддерживали ее форму. И не утверждала как некоторые голливудские звезды, что пышную грудь она сохранила с девичьих времен…

Нет ничего удивительного в том, что Шер боится старости и смерти. Но это не тот панический ужас перед неизбежным, который загоняет человека в угол. Просто Шер боится, что в этом мире осталось много незавершенных дел и, возможно, не хватит времени на осуществление самых значимых творческих проектов. Поэтому она с неким лукавством говорит о будущем: «В старости нет ничего плохого хотя бы потому, что она приходит ко всем, кто до нее дожил. Но старость – это как враг. Лучше с ним договориться, чем вступать в бой».

www.wday.ru

Шер - 70! | Блогер RoseJustrose на сайте SPLETNIK.RU 20 мая 2016

Сегодня Шер исполняется 70 лет! Немного о ней: 

Шерилин Саркисян Лапьер Боно Оллмэн, которую весь мир знает как Шер, появилась на свет в Калифорнии в мае 1946 года. Она родилась в бедной семье выходца из Армении, водителя-дальнобойщика Карапета Саркисяна и малоизвестной актрисы с индейскими корнями Джорджии Холт. На момент рождения дочери брак родителей рухнул. Шер смогла впервые встретиться с отцом, когда ей исполнилось 11 лет.

Шерилин была не очень прилежной ученицей – науки её мало привлекали. К тому же девочка страдала от чрезмерной застенчивости. Но пример мамы-актрисы, пускай и не очень удачливой, вселил в неё мечту вырасти и непременно стать звездой. Причём Шерилин в одинаковой мере привлекала как карьера певицы, так и карьера актрисы.

В подростковом возрасте Шер, жившая в одном из крупнейших мегаполисов Калифорнии Эль-Сентро, постоянно пропадала в кинозалах и на рок-концертах. Она настолько «вжилась» в образ звезды, что подолгу тренировалась ставить автограф, выбирая лучший вариант подписи.

В 16 лет Шер оставила школу и вместе с подружкой отправилась в Лос-Анджелес, чтобы обучаться актёрскому мастерству.

Карьера Шер началась со счастливого случая. В 1962 году девушка познакомилась в одном из кафе Лос-Анджелеса с ассистентом известного музыкального продюсера Фила Спектора. Его звали Сонни (Сальваторе) Боно. Сонни предложил Шерилин жить в его доме в качестве домохозяйки. Поначалу она готовила ему еду, убирала. Вскоре Сонни заметил у девушки живой интерес к музыке, особенно року. При этом обнаружился и красивый глубокий голос. На этой почве у пары начались иные отношения, сначала рабочие, потом личные.

Поначалу Шер устроилась бэк-вокалисткой в студии Фила Спектора. Она принимала участие в записи классических песен, некоторые из которых оказались хитами. А вот первая сольная запись Шер появилась в 1964 году. Это была песня «Ringo, I Love You». Правда, она вышла под псевдонимом, так как продюсер посчитал имя исполнительницы «не американским».

Дебют оказался успешным. Сонни и Шер решили попробовать выйти в «самостоятельное плавание». Он писал и продюсировал песни, потом их дуэт исполнял эти композиции. Вскоре очень яркая пара – длинноволосый хиппи и экзотичная красавица с чувственным и глубоким тембром голоса – превратились в настоящую сенсацию по обе стороны Атлантики.

В начале 1965 года дуэт выпустил свой дебютный альбом «Look at Us». Его синглом, по настоянию Сонни, сбыла песня «I Got You Babe».

Летом того же 1965-го Сонни и Шер выпустили второй совместный альбом под названием «All I Really Want to Do». В него вошла одноимённая композиция Шер, которую можно назвать первым хитом певицы.

За первым и вторым последовало ещё 7 сборников Шер и Сонни. Последние из них уже не пользовались былой популярностью. Оказалось, что из-за неудачных альбомов и взятых на их выпуск кредитов супруги «обросли» огромными долгами. Тогда они решили переориентироваться в своей творческой деятельности и, воспользовавшись известностью, вести свою передачу на одном из телеканалов. Проект назвали «Комедийный час Сонни и Шер», но вскоре сменили название на более ёмкое – «Шоу Сонни и Шер». Передача выходила в эфир 7 лет. Она представляла собой микс юмористических и комедийных скетчей, которые перемежались музыкальными номерами. В гостях у Сонни и Шер побывали звёзды первой величины.Кадр Sonny and Cher Comedy Hour

Гость - великий Мухаммед Али

Гость - Майкл Джексон

В начале 1970-ых песни Шер, написанные Сонни, продолжали выходить в эфир. Три из них – «Gypsys, Tramps & Thieves», «Half-Breed» и «Dark Lady» – попали в американские чарты и стали хитами.Шер в 70-х 

Шер и Девид Боуи, 1975

В 1974 году брак Сонни и Шер рухнул. Вместе с этим союзом исчезло и популярное шоу. Бывшие супруги попробовали выпускать свои передачи отдельно друг от друга, но с этой затеи ничего не вышло. Поэтому под напором зрителей Сонни и Шер были вынуждены снова объединиться. Но это объединение не коснулось их личной жизни.Шер выступает в  Лас-Вегасе, 1981 г.

В 1975 Шер выходит замуж за музыканта Грега Оллмена, однако уже в 1979 пара развелась.

В 1982 году Шер переехала в Нью-Йорк, где ей предложили играть в бродвейском спектакле. Дебют в качестве актрисы оказался успешным. С него началась кинематографическая биография Шер. Актёрский талант певицы оценил режиссёр Майк Николс, предложив Шер сняться в его картине «Силквуд». Увидев, что в ней будет играть Мерил Стрип, начинающая актриса без раздумий согласилась, даже не читая сценарий. Она сыграла роль лесбиянки, которая влюблена в главную героиню ленты. Причём сыграла настолько убедительно и ярко, что была выдвинута на номинацию премии «Оскар».

Через 3 года Шер снова появляется на экранах в драме «Маска». Это фильм о подростке с редким заболеванием, которое изуродовало его лицо. Шер сыграла маму мальчика.

Потом актриса участвует в фильмах «Подозреваемый»,

«Иствикские ведьмы»

и «Власть луны». За работу в последней ленте Шер получила премию «Оскар».Эта комедийная мелодрама получила всего 3 «Оскара», один из которых – за лучшую женскую роль – и достался Шер. Она сыграла героиню Лоретту Касторини, поначалу холодную и рациональную женщину, которая неожиданно для себя страстно влюбляется.

В 1990-м были "Русалки" с Шер и Вайноной Райдер в главных ролях.

Я еще хорошо помню фильм "Верность" (много раз на него натыкалась, поэтому запомнился). Между прочим, номинант Берлинале'96.

Параллельно кинематографической продолжает развиваться и музыкальная карьера Шер. В 1987-ом она подписала контракт со студией «Geffen Records» и записала новый альбом. В его записи приняли участие Дайан Уоррен, Майкл Болтон и Бон Джови.Шер и Джон Бон Джови

В 1989-ом появилось видео на хит Шер «If I Could Turn Back Time». Но клип был запрещён из-за слишком откровенного наряда певицы.

А в следующем году Шер опять возглавила все чарты с хитом The Shoop Shoop Song

В 1994 году поклонники звезды приветствовали её новый диск «The Beavis and Butt-Head Experience». Но через год этот альбом оказался в тени оглушительного успеха, который последовал за выпуском альбома «It’s a Man’s World». В него вошли хиты «Walking in memphis» и «One by one».

1998 год вынес звезду на новую высоту. Это связано с выходом нового альбома Шер под названием «Believe». В него вошёл одноимённый хит, который впоследствии признан мировым и принёс исполнительнице «Грэмми». Туда же вошли две песни («Strong enough» и «Living proof»), которые сделали Шер гей-иконой.

Своеобразную черту под своей творческой деятельностью Шер подвела своей книгой The First Time (1998), в которой рассказала о всех тяготах и подводных камнях звёздной жизни. А с 2002-го по 2005-ый певица объездила с прощальными концертами  большинство стран мира. С конца 2008-го она выступала лишь в Лас-Вегасе, чем сделала это и без того известное место ещё более популярным. Зачастую в Лас-Вегас ехали не столько ради казино, сколько ради того, чтобы «вживую» услышать Шер.

В 2010 году, после многолетнего перерыва, Шер вновь появилась на большом экране в мюзикле «Бурлеск». Исполненная ею песня «You Haven’t Seen the Last of Me» стала лауреатом премии «Золотой глобус», хотя сама роль актрисы была предложена к номинации на «Золотую малину»

Шер и сегодня остаётся единственной исполнительницей, которой удалось входить в 10-ку «Billboard Hot 100» на протяжении рекордных 50-ти лет.

Личная жизнь

У Шер есть двое детей. В 1969 году в браке с Сонни Боно появилась дочь Честити. Своё имя девочка получила благодаря картине с таким же названием, во время работы над которой Шер забеременела. В 2010-ом 41-летняя Честити официально сменила пол и получила имя Чез Боно. С этим решением дочери, ставшей сыном, Шер смирилась с трудом.

Во втором браке с музыкантом Грегом Олменом в 1976 году Шер родила сына Элайджу.  Элайджа - музыкант. Вот.

После развода с Олменом внимание звезды стали привлекать мужчины гораздо моложе нее. Личная жизнь Шер в 1980-ых – это романтические отношения с Вэлом Килмером,

Эриком Клэптоном (фото не нашла), Ричи Самборой (экс-гитарист Bon Jovi) и Рэем Лиоттой (тоже без фото).

Во время приёма в Белом Доме 40-летняя Шер, на тот момент уже звезда первой величины, познакомилась с 23-летним Томом Крузом, который только начал восхождение к Олимпу. Их роман продлился лишь несколько месяцев, после чего Круз женился. Но не на Шер, а на Мими Роджерс.

На те же годы пришелся двухлетний роман Шер с кинопродюсером Джошем Доненом, который оказал сильное влияние на ее кинокарьеру.

В самом начале 1998 года Шер постиг удар: на горнолыжном курорте погиб её первый супруг Сонни Боно, с которым она поддерживала тёплые отношения. Как признаётся Шер, она продолжает общаться с Сонни и сейчас через медиума Джеймса Ван Праагу.Известный экстрасенс, оказывается, книжки пишет))

Летом 2012-го звезда снова связала себя узами Гименея. Она вышла замуж за байкера Тима Медветца (вместе ли они до сих пор - найти не удалось).

Напоследок: 69-летняя Шер и ее 89-летняя мама!

Пост делала на скорую руку. Пишите в комментариях, что упустила! Достойнейшая ведь женщина!

 

www.spletnik.ru

«Мужчины – это роскошь». Шер и Сонни Боно

«Мужчины – это роскошь». Шер и Сонни Боно

Она вполне могла бы написать мемуары с «оригинальным» названием «Сорок лет на эстраде». Но она не хочет этого делать, она вообще не любит говорить о личной жизни, а если все же вынуждают настойчивые журналисты, то старается отшутиться.

Красивую, обольстительную, вечно юную, талантливую Шер знают во всем мире. Во всяком случае, в том, который интересуется западной музыкой. Ее уникальный голос – мягкое контральто – легко узнаваем, а о внешности и говорить не приходится. И все же каждый раз при взгляде на эту потрясающую женщину, захватывает дух. В свои шестьдесят она прекраснее, чем была в шестнадцать.

Говорят, что талантливый человек талантлив во всем, однако так бывает далеко не всегда. Но в случае с Шер эта пословица абсолютна верна. За свою долгую, сорокалетнюю карьеру она сделала записи в самых разных стилях музыки и сама писала тексты для многих своих песен; ее киноработы не просто нравились зрителям, но и принесли Шер официальное признание профессионалов; она единственная певица на планете, чьи хиты входят в десятку лучших вот уже четыре десятилетия подряд. Помимо творчества, Шер занимается благотворительной деятельностью: она – председатель Ассоциации детской лицевой хирургии; активно занимается сбором средств для Фонда борьбы со СПИДом, а также для Фонда защиты прав геев.

Шерилин Саркисян родилась 20 мая 1946 года в Эль Сентро, штат Калифорния, в бедной семье. Ее мать, Джорджия Холт, имела среди предков и англосаксов, и французов, были и индейские, и даже цыганские корни. Отец Шерилин, водитель-дальнобойщик Джон Саркисян, не мог похвастаться таким набором кровей – он был чистокровный армянин, выходец из турецкой Армении.

Джорджия, мать Шерилин, была неудачливой актрисой, посещавшей все прослушивания, но так и остававшейся на подпевках. Единственное, что ей удавалось, это выходить замуж. Она проделала это восемь раз. Правда, три раза она выходила замуж за отца Шерилин, и трижды разводилась с ним. В третий и последний раз они разошлись через год после рождения дочери.

Шерилин познакомилась с отцом только в одиннадцать лет. А когда в середине 80-х годов он умер, она сказала: «Наверно, мне жаль, но трудно тосковать о том, кого не знаешь».

Семья бедствовала, мать выходила замуж и опять разводилась, а Шерилин росла и мучилась из-за своей внешности. Он страшно страдала от постоянных насмешек одноклассников, которым не нравилось ее восточное лицо – крупный нос, доставшийся от отца-армянина, выдающиеся скулы и прямые черные волосы (сказалась материнская индейская кровь). Вспоминая о тех годах, Шер как-то сказала: «Я знала, что из зеркала на меня никогда не взглянет голубоглазая блондинка, которой мне всегда хотелось быть».

Не меньше собственной нелюбимой внешности, Шер удручала бедность, в которой им приходилось жить.

Но однажды матери наконец повезло – она встретила вполне приличного и состоятельного джентльмена, вице-президента небольшого банка, который смог наладить для своей новой семьи по-настоящему достойную жизнь. Шерилин хорошо относилась к своему отчиму, но особо близких отношений у них не сложилось. Не складывалось у нее и в школе – она училась плохо и предпочитала смотреть фильмы и слушать современную музыку. В конце концов, в шестнадцать лет она бросила школу и сбежала в Лос-Анджелес «учиться на актрису».

Шерилин отправилась в Лос-Анджелес за славой. Но сначала к ней пришла любовь.

«Когда я его увидела первый раз – это было в кафе, – у меня все поплыло перед глазами», – рассказывала Шер. В шестнадцать лет такое случается повсеместно, но ей казалось, что у нее все не как у других. Шерилин влюбилась в Сальваторе Бонно, он был начинающим продюсером, композитором и певцом. Разница в двенадцать лет, Сонни было тогда двадцать восемь, его не остановила – в век хиппи вся молодежь жила под девизом «Занимайтесь любовью, а не войной».

При всех своих музыкальных амбициях Сонни приходилось зарабатывать на жизнь более прозаическими занятиями – он был развозчиком продуктов в небольшом магазине. С первой же встречи они стали жить вместе, причем, поглощенная любовными переживаниями Шерилин, как это часто бывает с женщинами, почти перестала думать о карьере актрисы. А вот Сонни был буквально одержим карьерой. Чтобы быть «поближе к славе», он подрабатывал у легендарного Фила Спектора, гениального музыкального продюсера.

Сонни любил рассказывать о том, как он «открыл» талант Шерилин: якобы однажды он услышал, как его юная подружка тихо напевает, то ли за мытьем посуды, то ли занимаясь стряпней на кухне, и его осенило, что Шер поет замечательно и ее надо «продвигать». Вот так и получилось, что с пения на кухне началось триумфальное шествие великой Шер по сценам всего мира.

Очередная легенда, насаждаемая Сонни, гласит, что они два года жили исключительно в платонических отношениях. Не стоит забывать, что Шер было всего шестнадцать, а по суровым американским законам за развращение малолетних полагается немало. Официально пожениться они не могли, и Шерилин жила у него на правах прислуги. А вот это действительно правда – она выполняла всю домашнюю работу, пока он работал в магазине и у Спектора.

«Любовь была платонической долгое время, – говорит и Шер. – Я все больше надоедала Сонни, глупый ребенок, но я просто помешалась на нем». А мать Шерилин, узнав, что дочь живет у холостого молодого мужчины, взъярилась и приказала ей немедленно покинуть квартиру Сонни. Когда Боно помогал «домработнице» упаковывать вещи, он разрыдался. Шер с умилением рассказывала, что только в ту минуту она поняла, как небезразлична Сонни.

Однако главным жизненным устремлением Сонни была карьера, такая же, как у его идола – Спектора, которому он подражал даже в одежде. Разглядев в подружке-домработнице вокальные данные, он пристроил Шерилин бэк-вокалисткой в популярную группу «The Ronnettes».

Сонни всячески пытался записать Шерилин как солистку, но Спектору худощавая длинноволосая девушка не внушала надежд. Тогда в моде были блондинки с гитарами, поющие в стиле «кантри». Однако Сонни было не занимать упрямства, и в конце концов на свет появилась первая сольная пластинка Шерилин под псевдонимом Бонни Джо Мейсон «Ringo, I Love You», посвященная Ринго Старру.

Однако ожидаемого успеха не последовало – публика приняла низкий голос Шерилин за мужской, а песня «голубого» парня, страдающего по Ринго Старру, их «не грела». Требовалось время, чтобы и слушатели, и музыкальные критики привыкли и прочувствовали сильный и необычный голос Шер.

Затем Сонни и Шерилин создали дуэт «Цезарь и Клео» – в необычных костюмах они исполняли песни, играя при этом в кегли и катаясь на коньках. Но и эти «находки» не привлекли публику.

Прорыв состоялся в 1964 году, когда Сонни придумал новое название для дуэта и новые сценические костюмы. Назывались они теперь «Сонни и Шер», а одевались, как все – в широченные клеши, замшевые куртки с бахромой и всяческие «фенечки». Написанная Сонни песня «I Got You Babe» вдруг взлетела на вершины хит-парадов и стала настоящим гимном движения хиппи. Имя Шер – короткое, экзотическое – зазвучало во всех музыкальных радиопрограммах. Новый дуэт стал популярен настолько, что даже слегка потеснил прославленных «The Beatles». Вскоре в американской двадцатке лучших песен значилось сразу пять песен Сонни и Шер.

Начался звездный час звездной пары…

Параллельно с работой в дуэте с Сонни, Шер вела удачную сольную карьеру. Ее первый сольный альбом «All I Really Want To Do» имел большой успех и целых шесть недель значился в списке лучших. Именно этот альбом принято считать началом ее успешной сольной карьеры.

За работой они не забывали о личной жизни. В 1965 году они сыграли оглушительную свадьбу. Но семейная жизнь не спешила радовать Шер. Темпераментный итальянец Боно очень любил женщин и не считал зазорным проводить время с многочисленными любовницами. Шер все это терпела, потому что любила его. И потому что они очень много делали вместе. Но вспоминать об этом периоде жизни она очень не любит.

Окончательно завоевала мир песня «Bang, Bang (My Baby Shot Me Down)». Это случилось в 1966 году. Имя Шер появилось на второй строчке хит-парадов США и на третьей строчке чартов Британии. Эта победа сделала Шер настоящей звездой.

Примерно в это же время Сонни решил снимать Шер в кино. Она дебютировала в полулюбительской короткометражке «Дикари на пляже», затем появилась в комедиях «Славные времена» и «Чэстити» – картине, снятой по сценарию Сонни.

Это редкое имя – Чэстити – они выбрали для дочери, которая родилась в марте 1969 года. Когда белокурое создание появилось на свет, газеты оповестили американскую общественность кричащими заголовками: «Это – девочка!»

Рождение дочери не изменило отношения Сонни к семейной жизни. Став популярным, он лишь расширил «ареал» своих любовных романов. Шер знала обо всех его интрижках, она старалась не думать об этом, растила дочь и работала, работала, работала. Ей почему-то не приходило в голову развестись, она, похоже, воспринимала себя и Сонни как нечто единое, а значит, со всеми его загулами следовало мириться. Она искала ему оправдания и, конечно же, их находила. Только песни ее изменились – теперь она исполняла не романтические баллады, а песни о разводе или о нежелательной беременности.

Вспоминая о тех временах, даже Боно признавал, что их семья представляла собой пару: «свинья и ангел».

Семейные проблемы отошли на второй план, когда явились более серьезные – финансовые. Вкладывая в кино собственные деньги, Сонни и Шер выпустили два фильма, которые с громким треском провалились в прокате. Все заработанные деньги – у них тогда был общий бюджет – были потрачены, и на горизонте замаячило банкротство. За этой проблемой, как водится, потянулись другие: Сонни и Шер получили счет на четверть миллиона долларов неоплаченных налогов, пластинки раскупались все хуже и хуже, выступать почти никуда не приглашали. Вчерашние звезды были вынуждены выступать в ночных клубах, чтобы заработать на жизнь и возвратить долги.

Эти выступления чрезвычайно не нравились Шер, о своих чувствах она, не стесняясь, высказывалась прямо на концертах – конечно, она не грубила, но замечания ее были очень остры и едки. Вскоре чувство юмора и находчивость Шер привлекли к ней внимание телевизионщиков, и в 1971 году на канале CBS прошел пилотный выпуск нового комедийного шоу Сонни и Шер.

Очень быстро шоу стало самым популярным в Америке и принесло Шер первый «Золотой Глобус». А затем состоялось триумфальное возвращение на музыкальный Олимп – сольный диск «Gypsys, Tramps & Thieves» вновь вознес имя Шер на первую строчку хит-парада.

Эта песня была такой популярной, что даже Король Элвис Пресли не погнушался перепеть ее.

К этому времени уже всем стало ясно, что в дуэте «Сонни и Шер» первую скрипку ведет она.

Больше трех лет каждую неделю Америка с интересом наблюдала за «семейной идиллией» известных звезд по телевизору. «Счастливая» пара шутила в эфире, но за кадром оставалось все меньше веселья. Шер больше не могла терпеть измен мужа. Как глава семьи он не состоялся, а Шер однажды в интервью сказала: «Вполне можно жить с мужчиной, которого не любишь, но нельзя жить с тем, кого не уважаешь». Ее уважение Сонни потерял уже давно.

В 1974 году они развелись. Порядочная Шер сначала полностью поправила все семейные финансовые дела и лишь потом подала на развод. Сонни был крайне изумлен – он не мог понять, в чем дело, ведь у них такой счастливый брак и такое удачливое сотрудничество… А она после развода сказала: «Я никогда не была так одинока, как в браке с Сонни».

Однако и после развода они еще два года жили под одной крышей. Больше Шер не была послушной, терпеливой и всепрощающей женой. «Я долго не понимала, что проблема не во мне, проблема в Сонни», – сказала она однажды. А поняв, в чем корень всех ее проблем, Шер перестала винить во всем себя и потребовала, чтобы Сонни не только управлял всеми ее делами, но и занимался более простыми вещами, например, подписывал ее чеки. Как ни странно, он принял новые правила игры.

Но когда в журналах и газетах стали появляться первые фотографии Шер с другими мужчинами, дружелюбный до этого момента Боно резко изменил свое отношение к бывшей жене. Он принялся при каждом удобном случае высказываться о Шер в самых резких выражениях, она в долгу тоже не оставалась. Война на газетных полосах продолжалась довольно долго, но потом постепенно утихла.

С распадом семьи распался и телевизионный дуэт. Дирекция компании CBS немного погрустила, а потом нашла выход, и 12 февраля 1975 года на той же CBS появилось новое шоу – «Cher Show». Теперь Шер развлекала американцев одна.

Первыми гостями ее нового телепроекта стали Элтон Джон, Бетт Мидлер и Филип Вилсон. Это было неплохим началом, но обязанностей оказалось так много, что уже на третьей неделе Шер поняла: одной ей не справиться. Она позвонила Сонни и предложила сотрудничество. Поскольку он за это время уже потерпел несколько неудач, то предложение принял.

В 1976 году на голубых экранах эта парочка вновь появились в совместном шоу. Но существовать вдвоем они уже не могли. И в августе 1977 года дуэт распался окончательно.

К этому времени Шер вышла замуж во второй раз и уже успела родить второго ребенка. Этот муж тоже был певцом, да к тому же и весьма скандально известным рокером. Его звали Грег Оллман. А ребенка она родила 10 июля 1977 году – славного мальчика, которого назвала Элайджа.

Это замужество не предвещало ничего хорошего – после свадьбы Шер узнала, что ее новый муженек алкоголик и героиновый наркоман. Однако бросить его сразу она не решилась, а приняла очередной «самаритянский» поход – попыталась спасти мужа от наркотической зависимости. Естественно, ничего не вышло, и через три года они разошлись. После она говорила, что «прошла через ад, впрочем, как и все родственники наркоманов». Однако надо отдать Оллману должное – он дал жизнь их сыну и одному из самых интересных альбомов Шер – «Allman And Woman: Two The Hard Way».

Оставшись без очередного мужа, свободная Шер начала бурную личную жизнь. Ее имя не сходило со страниц желтой прессы, один за другим сменялись ее бойфренды. Она заводила романы с самыми известными и, между прочим, самыми неуравновешенными мужчинами – Вэлом Килмером (он был известен своими дебошами и пьянством), Джином Симмонзом (участник скандально известной группы «Kiss» имел славу настоящего подонка), Уорреном Битти (в пьяном виде он разгромил один из ее домов). Только Том Круз ничем скандальным не отличался, он просто оставил ее ради молоденькой Николь Кидман.

Но самое удивительное – ни с одним своим бывшим любовником она не расставалась со скандалом. Даже о самых бешеных говорила в исключительно положительных тонах, а они ей были за это благодарны. Вэл Килмер как-то заметил, что «ее „донжуанский список“ выглядит как перечень самых высокооплачиваемых людей Голливуда. Да, собственно, так оно и есть. И при этом у нее почти нет врагов, потому что она добра, терпелива и не любит болтать». Из уст дебошира это звучит высочайшей похвалой.

В 1982 году Шер решила попробовать себя в театре. Она уехала из Лас-Вегаса в Нью-Йорк для участия в постановке Роберта Олтмана. Мало кто верил в Шер как в актрису, но ее игра в этой пьесе поразила всех – Шер даже номинировали на премию «Золотой Глобус». Впечатлился ее игрой и режиссер Майк Николс, который предложил ей участие в фильме «Силквуд», где ее партнершей стала знаменитая Мэрил Стрип.

Этот фильм окончательно убедил скептиков, что Шер по-настоящему талантливая актриса. Награждение ее «Золотым Глобусом» лишь подтвердило то, что уже было известно всем любителям кино.

В 1985 году на экраны вышел фильм-драма «Maска», где Шер сыграла роль легкомысленной мамаши несчастного шестнадцатилетнего юноши, у которого редкое заболевание костей черепа, из-за чего лицо его напоминает уродливую маску. Этот фильм принес Шер «Пальмовую Ветвь» Каннского фестиваля за лучшую женскую роль и очередную номинацию на «Золотой Глобус».

Участие в «Маске» заставило Шер задуматься о «несовершенстве мира» – она узнала о несчастных детях-инвалидах. После фильма Шер стала, как мы уже писали, председателем американской благотворительной организации «Ассоциация детской лицевой хирургии». И по сей день она всеми силами поддерживает детей с нарушениями в лицевой части черепа и их семьи. Она проводит благотворительные сборы пожертвований, представляет организацию на всяческих конференциях и в разных учреждениях, сама жертвует огромные суммы на лицевую хирургию для несчастных детей, дружит со многими детьми и сопровождает своих питомцев по жизни от начала лечения до конечных операций. Больные дети всегда бесплатно посещают ее концерты.

А в 1986 году произошло событие, которое вошло в историю шоу-бизнеса как «воссоединение» Сонни и Шер. Знаменитый ведущий Дэвид Леттерман пригласил в свое знаменитое шоу обоих бывших супругов.

Шер явилась на передачу в очень откровенном кожаном наряде, практически обнаженной ниже пояса, увешанная металлом и с агрессивной косметикой на лице. Всегда полноватый Сонни смотрелся на ее фоне, мягко говоря, тюфяком. К этому времени он был уже женат во второй раз и жил спокойной жизнью обычного американца.

Шер изо всех сил «блистала», ей явно хотелось что-то доказать своему бывшему мужу, а заодно и всей публике. Бедняга Сонни тоже всячески пытался поднять свою планку. Зрители были в восторге, когда, после долгих уговоров Леттермана, а потом и Сонни, Шер наконец согласилась исполнить уже ставшую знаковой песню «I Got You Babe».

В одной статье по поводу этого шоу говорилось: «Не очень миролюбивая обстановка в студии в начале передачи сменилась потоком слез растрогавшейся публики, когда они вновь увидели Сонни и Шер вдвоем. Дружеский поцелуй в конце передачи стал решающим аккордом в истории Сонни и Шер. Они помирились. И пусть они уже давно не муж и жена, но по-прежнему благодарны друг другу за те годы, что прожили вместе, вместе творили и добивались удач…»

В свои сорок неувядающая Шер стала идолом нового поколения – она менялась вместе со временем. Стало модно носить кожаные одежды, и Шер утянулась в кожу, села на мотоцикл и сменила бахрому и народные вышивки на металл, высоченные шпильки и кучу бижутерии.

Вырастив двух красивых и здоровых детей (Чэстити Боно и Элайджу Олмена), Шер решила, что теперь больше никому ничего не должна – дети взрослые и самостоятельные, не зависящие от нее люди, а значит, и она может от них больше не зависеть. И она занялась своей жизнью, в частности, принялась экспериментировать над собственным телом. С каждым годом ее лицо и фигура становились все тоньше, моложе и безупречнее. Волосы меняли цвет и форму. Говорят, после кардинальных перемен, которые Шер всегда проводила втайне даже от самых близких людей, ее не узнавали не только поклонники и возлюбленные, но даже собственные дети.

Но Шер уже раз и навсегда решила для себя – больше она не будет ни от кого зависеть. Она меняет любовников, и с каждым годом они становятся все моложе и моложе.

Самый знаменитый из «молодых» – булочник Роб Камилетти («Самое красивое лицо, которое я когда-нибудь видела», – говорила о нем Шер) был моложе ее на восемнадцать лет. Их роман был «на пике», когда Роб вдруг бросил ее. Добрая Шер на все вопросы журналистов спокойно отвечала, что Роб – просто замечательный человек, но он, к сожалению, не выдержал испытания публичностью.

Однако к Шер, похоже, применима пословица: «Старая любовь не ржавеет». Что бы она ни говорила, но ее чувство к Сонни Боно было самым сильным в ее жизни. И в этом нет ничего удивительного – он был ее первым мужчиной, он помог ей найти собственный образ, он продвигал ее в музыкальном мире, он даже придумал ей имя.

Когда несколько лет назад Сонни погиб в результате несчастного случая на горнолыжном курорте, Шер очень тяжело переживала. На похоронах бывшего мужа она горько рыдала и произнесла чрезвычайно прочувствованную речь. Слезы лились из ее глаз, а она восхваляла Сонни Боно, и мир словно впервые увидел эту женщину – ранимую, тонко чувствующую.

После похорон Шер впала в глубокую депрессию. Отдавая дань памяти Боно в специальном выпуске на CBS, она назвала свое горе «тем, что она никогда не планировала пережить».

Один из ее друзей рассказал, что Шер «поддерживает связь» с Сонни в загробном мире. Шер как-то поведала ему: «Сонни говорит со мной через экстрасенса. Я теперь только поняла, что всегда буду любить его. Он по-прежнему для меня во многом самый лучший».

На то, чтобы выйти из депрессии, ей понадобился год. Она снялась в фильме «Чай с Муссолини», выпустила сольный диск «Believe», тут же взлетевший на самые верхние строчки всех хит-парадов.

И все же смерть Сонни наложила отпечаток на ее последующую жизнь – у нее стало меньше любовников. Может, больше некому было что-то доказывать? И чем дальше, тем меньше их становилось…

А любимая дочь Чэстити пошла еще дальше – однажды она объявила маме, что придерживается нетрадиционной ориентации. Казалось бы, очень «нетрадиционная» мама уже ко всему должна была привыкнуть за свою бурную жизнь, но тут она испытала настоящий шок. Конечно, она сказала дочери, что поддержит ее в любом случае, но потом стала посещать собрания ассоциации «Родители и друзья гомосексуалистов и лесбиянок».

Шок стал еще чувствительнее, когда Шер узнала, что о «пристрастиях» Чэстити знали все вокруг, кроме нее. Говорят, в тот день она долго била посуду и мебель дома. «Я всегда думала, что моя дочь – сорванец, но я думала, она перешагнет через эту стадию роста», – говорила Шер. Со временем она сумела примириться со вкусами дочери. И даже пригласила Чэстити вместе с ее подругой жить в своем доме в Малибу. Сейчас Шер искренне рада, что ее дочь нашла человека, который делает ее счастливой.

В 1998 году Чэстити написала книгу о своем опыте. И знаменитая мама сочинила предисловие к этой книжке. Книга стала бестселлером, а Шер и Чэстити добрыми подругами.

В отличие от дочери сын Шер не огорчал маму. «У меня ушло много времени на то, чтобы смириться с выбором Элайджи – он хотел стать музыкантом, и у него получилось, – сказала в одном интервью Шер. – Теперь я горжусь сыном. Я горжусь обоими моими детьми».

Увлекшись делами детей, она совсем позабыла о любовниках, но нашла в этом даже некоторые плюсы. «Не надо чистить зубы перед сном, – смеется Шер, – можно не брить ноги, сидеть дома, ничего не делая, и никто не отнимает пульт телевизора. Я не умру, если рядом не будет мужчины, но мне нравится, когда есть кто-то, кого можно целовать и обнимать».

Однако она никогда не забывала о себе. «Я была бедной и богатой, и знаю, что богатой быть лучше, – говорит она. – Мне было 40. Теперь за 50, и я точно знаю, что быть сорокалетней лучше. Меня пугает, что наступит день, когда придет климакс. Я проснусь старой брюзгой и… мне не захочется поехать в Диснейленд. У меня есть мечта – никогда не стареть. Поэтому я и извожу себя упражнениями».

Недавно Шер явила миру своего нового приятеля – Ли Тергесена. Это уже не молоденький мальчик, а сорокалетний мужчина. Он – актер, играет то полицейских, то бандитов, на наших экранах мелькнул в эпизодической роли в телесериале «Отчаянные домохозяйки». Так что личная жизнь несколько оживилась, теперь Шер есть кого обнимать и целовать.

Молва приписывает ей множество разнообразных пластических операций, но сама Шер утверждает, что прибегала к помощи хирургов всего дважды: первый раз после того, как увидела свой нос на телеэкране (это было в самом начале певческой карьеры). И еще раз после рождения второго ребенка – тогда ей захотелось приподнять грудь.

«Даже если я захочу переставить лицо на затылок, то я это сделаю, и никто мне не помешает», – заявляет Шер.

Однажды она решила сделать татуировку – и сделала. Потом ей это дело понравилось, и она сделала еще несколько. Первая тату – бабочка – появилась как знак освобождения от Сонни. Затем на правом боку пониже талии «расцвела» лилия, потом на лодыжке – хризантема, на правом плече «воссиял» расколотый бриллиант, на животе «распустилась» черная хризантема и последняя наколка – браслет из крестов и сердец – обхватила левую руку. Теперь увлечение закончилось. Поумнев, Шер поняла, что не татуировки красят тело и человека. Говорят, она начала их понемножку сводить, раз в месяц по процедуре, дорогой и болезненной.

На вопрос журналиста, почему она так любит перевоплощаться, Шер ответила: «Я такая с шести лет. Поэтому я не совсем понимаю вопрос о перевоплощениях. Если ты делаешь что-то, что не имеет успеха, тебе скучно. А если что-то успешное, – открываешь себя заново. Вы имеете в виду то, что я делаю с париками и костюмами? А что мне еще делать? Выйти на сцену в широких штанах и белой футболке? Вот это будет скучно!»

Шер и впрямь большое значение придает одежде, вернее, своему образу. А образ себе она создает крайне сексуальный и откровенный. Точно такая же у нее «выходная» одежда. Но это только на сцене и на людях. Когда некого шокировать и удивлять, Шер предпочитает обычные джинсы. Правда, и в них она выглядит чрезвычайно сексуальной.

«Знаете, почему я трачу столько денег на одежду? Потому что в юности у меня ничего не было. Как-то раз мне даже пришлось идти в школу в рваных туфлях, я тогда привязала подошву лентой, чтобы не отвалилась. Если я представляю себе бедность, то мысль о голоде меня не пугает. А вот об отсутствии нарядов – да, – говорит она. – Я до смерти боюсь бедности. Это что-то вроде паранойи, которая бывает у толстушек, которым удается сильно похудеть. Но в душе они остаются толстыми. Так и со мной: я выросла в бедности и внутренне так это и не переросла».

Когда Шер была в нашей стране, на банальный вопрос: «Ваше любимое занятие?», она ответила очень неожиданно: «Больше всего я люблю оставаться дома одна и читать». А в ответ на недоверчивые возгласы журналистов она назвала множество книг, и классических, и современных, которые прочла за последнее время.

Особенное впечатление произвел поэтически образный ответ певицы на вопрос одного из российских изданий о том, что она думает о происходящем в нашей стране: «Это как драгоценная золотая цепочка, которую из-за плохого обращения всю перепутали, свернули узлами. Но если у вас хватит терпения осторожно и бережно ее развязать и распутать, она опять станет прекрасной, опять засверкает».

Недавно Шер исполнилось шестьдесят лет. Эта неутомимая и чрезвычайно оптимистично настроенная женщина заявила, что подумывает заняться альпинизмом или отправиться «на своем грузовике в сторону Тибета». «Буду изучать мир», – добавила она.

А пока она готовит очередной музыкальный альбом и участвует в съемках нового фильма.

Шер, пожалуй, единственной в шоу-бизнесе, удается четыре десятилетия подряд не просто удерживаться на плаву, но все эти годы быть звездой – востребованной, популярной, любимой. Преодолев множество препятствий, пережив столько же неудач, она остается по-прежнему жизнерадостной и буквально сияющей от переполняющей ее энергии.

В этом ей немало помогали ее мужчины. Она ведь не зря после замужества предпочитала мужчин моложе себя. «Нравятся ли мне молодые мужчины? – посмеивается Шер. – Конечно. Вообще-то мне нравятся все мужчины. Дело не в возрасте, а в жизненной силе. Я уверена, что есть миллионы пожилых мужчин, которые обладают невероятной жизненной энергией. Как, впрочем, и женщины. Моей бабушке 90 лет, а она ходит в гимнастический зал».

В одном из интервью Шер рассказала о том, как однажды они с актрисой Мишель Пфайффер решили пойти потанцевать и зашли в некий клуб. Две признанные мировые красавицы сидели за столиком сорок минут, и ни один мужчина не пригласил их на танец!

«Потом, слава богу, зашла пара моих приятелей-геев, – смеется Шер. – Вот с ними мы и протанцевали еще минут сорок. Мы для нормальных мужиков были как обои на стенах. Так что для нас, звезд, нужен особый тип мужчины. Очень смелый!»

А вообще она абсолютно уверена, что «мужчины – это роскошь, а не необходимость».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о