Руки путина фото до и после: Видеозаписи ∙ Видео и фото ∙ Президент России

Содержание

Эксперт «прочитал» язык тела Путина во время объявления о спецоперации

По мнению эксперта по языку Джуди Джеймс, президент России Владимир Путин во время объявления о начале спецоперации на Украине не демонстрировал жестов, характерных для агрессивных людей.

Он пояснила изданию Mirror, что российский лидер был снят на фоне пустого стола и нескольких телефонов. Обстановка свидетельствует о том, что он уже принял все важные решения.

Путин сидел, откинувшись на спинку стула. Это говорит о том, что он спокоен. Поза указывает на то, что он не агрессор и не захватчик. Она характерна для бизнесменов на важных переговорах, но не для военных.

Вместо того чтобы опереться и сжать руки в кулаки, чтобы показать власть и статус, Путин показывает раскрытые ладони. Этот жест свидетельствует о внутреннем спокойствии и полном контроле над эмоциями.

«Это необычно для человека, который часто использует метрономические жесты, такие как постукивание, чтобы выразить нетерпение во время встреч с другими главами государств», – отметила эксперт.

К жесту власти следует отнести микрокивок и холодный взгляд, которым Путин сопроводил заявление: «Я решил провести военную операцию».

Джуди Джеймс подчеркнула, что время от времени российский лидер все-таки демонстрировал гнев. Когда он говорил о «пытках и геноциде», его плечи слегка согнулись в перед, будто он готовится к бою. Путин также поджал губы, слегка обнажив нижние зубы.

Эксперт отметила, что президент России играл желваками, когда говорил о «демилитаризации» Украины и «кровавых преступлениях». Путин поджал нижнюю губу, заявив, что не планирует «занимать» территорию республики. Это был жест сожаления.

Джуди Джеймс добавила, что Путин может выглядеть общительным и приветливым, когда этого хочет. Но если он хочет выглядеть пугающим, появляется его фирменный «ледяной» взгляд. Жесткое и леденящее душу выражение глаз в этот раз сопровождалось заявлением о последствиях, с которыми столкнуться желающие вмешаться в его политику.

Читайте также: Зеленский попросил военной помощи у «Бухарестской девятки».

Политологи рассказали о возможных договоренностях Путина и Эрдогана в Сочи

Согласно заявлению канцелярии турецкого президента, визит Эрдогана в Сочи состоится ровно через неделю, 29 сентября. В России эту информацию пока не подтверждают.

По словам главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова, Путин и Эрдоган хорошо понимают друг друга, однако реальных договоренностей от этой встречи ждать не приходится.

«Они никогда не встречаются, чтобы просто пожать друг другу руки. У России есть разные отношения с другими странами, в том числе формальные. Но с Турцией они не формальные.

Они насыщены огромным количеством реальных вопросов, по которым все время, в постоянном режиме надо вести очень сложный торг, который и ведется. Он, как правило, в какой-то момент заходит в тупик, и тогда необходима встреча на уровне глав», — пояснил Лукьянов.

Конфликт в Сирии: новые решения или затянувшийся диалог

Дмитрий Песков, очерчивая пространство диалога на предстоящей встрече, говорил, что «повестка дня будет самой обширной». При этом пресс-секретарь отдельно выделял тему Сирии.

Эксперты считают, что особое внимание будет уделено ситуации в сирийской провинции Идлиб, где продолжаются удары российских ВКС по позициям боевиков и гибель турецких военнослужащих.

В чем суть конфликта России и Турции в Сирии?

В сентябре 2018 года был подписан «сочинский меморандум», предусматривающий создание в Идлибе демилитаризованной зоны глубиной 15-20 км. Однако после этого Анкара стала жаловаться на обстрелы своих наблюдательных пунктов правительственными войсками президента Сирии Башара Асада, а сирийская армия — на атаки боевиков.

Читать дальше

Федор Лукьянов убежден, что компромисса по идлибскому кризису не существует, поскольку у России и Турции «диаметрально противоположные интересы» в этом регионе. «Все договоренности, которые достигались неоднократно — о выводе оттуда боевиков, что Турция куда-то их денет, потому что у нее там очень большой контингент — они не работают», — отметил Лукьянов.

После переговоров «идет большой процесс со стороны Турции», потом «идет этап силового давления со стороны России», в том числе бомбардировки, а дальше «они садятся разговаривать». «Потому что Турции не нужны эксцессы. А эксцессы — это прежде всего, если толпы народа ломанутся к ним на территорию», — пояснил эксперт.

«Здесь нет решения, здесь есть бесконечный процесс. И это свидетельство не того, что все плохо, а наоборот, что все хорошо. Уже шесть лет каким-то чудом удается не доводить до прямого столкновения. Это очень большое достижение», — подчеркнул Лукьянов.

В свою очередь, научный сотрудник Института востоковедения РАН Амур Гаджиев считает, что ситуация в Сирии «остается далекой от завершения» по ряду объективных и необъективных причин, по которым Турция не спешит с выполнением обязательств.

«Российская сторона неоднократно заявляла, что несмотря на сочинские договоренности и обязательства, которые взяла на себя Турция, условия эти до сих пор не выполнены», — напомнил Гаджиев.

Он предположил, что на предстоящей встрече Путин и Эрдоган подпишут новый документ по Идлибу. «Президенты зря не будут встречаться, они что-то подпишут, и что-то достаточно весомое, что будет проливать свет на дальнейший процесс урегулирования. Мне кажется, будут подписаны некие соглашения по Идлибу, будет определенная договоренность, поскольку работа на дипломатическом уровне велась очень интенсивно», — подытожил эксперт.

close

100%

Афганистан и Карабах тоже в поле зрения

Важной темой на переговорах Путина и Эрдогана, по мнению Гаджиева, станет ситуация в Афганистане, который с 15 августа контролируется группировкой «Талибан (организация запрещена в России)».

15 сентября 15:28

«Там тоже есть определенные турецко-катарско-пакистанские усилия. К чему они ведут, их содержание, цели, задачи — вот это все было бы интересно проговорить. Потому что известно, что существуют ШОС, ОДКБ, планируется конференция ШОС-Афганистан. Какую роль могла бы сыграть в этом формате Турция, которая является партнером этой организации? Здесь есть поле для дискуссии», — рассуждает Гаджиев.

Главным вопросом вокруг Нагорного Карабаха, считает он, будут турецко-азербайджанские учения, которые прошли там в начале сентября.

«Там были не совсем согласованные с Россией действия, поскольку турецко-азербайджанские учения в Лачинском районе близ Нагорного Карабаха не совсем вписываются в концепцию российско-турецких договоренностей, по которым российский контингент присутствует на территории Нагорного Карабаха», — отметил Гаджиев.

Это вопрос, «по которому Россия хотела бы получить внятный аргументированный ответ».

Помимо этого, Путин и Эрдоган могу обсудить ситуацию в Восточном Средиземноморье и Ливии, а также поставки второго полка комплекса ПВО С-400, строительство атомной станции и другие вопросы «обширной двусторонней политики», в том числе скидки на газ, перечислил Гаджиев.

22 сентября 20:20

Крымская ложка дегтя

Негативный фон для переговоров создает сделанное накануне Эрдоганом заявление о том, что Анкара не готова признать Крым российской территорией, а также прошедшие на его территории выборы в Госдуму. Реакция Кремля не заставила себя ждать.

«Мы, конечно, сожалеем, что такие заявления звучат сейчас, когда готовится рабочий визит в РФ. Что касается этой позиции, она нам хорошо известна. Мы с ней категорически не согласны и будем работать с турецкой стороной», — сказал официальный представитель президента России Дмитрий Песков.

Тем не менее, Амур Гаджиев из РАН считает, что тема Крыма в целом и эта перепалка в частности на переговорах в Сочи обсуждаться не будет. «Крым — вопрос закрытый, и Турция прекрасно понимает, что Крым российский. Заявления носят чисто популистский характер. Какого-то прямого эффекта на атмосферу предстоящего разговора они не будут иметь», — уверен эксперт.

С ним согласен Федор Лукьянов, который добавил, что непризнание итогов выборов в Крыму вытекает из непризнания Крыма частью территории России.

«Непонятно, зачем Эрдоган затронул эту тему с трибуны ООН. Видимо, существует необходимость время от времени обозначать некую принадлежность к Западу. Турция не признавала присоединение Крыма — ни в начале, ни в середине, ни сейчас. Если страна не признает принадлежность Крыма к РФ, соответственно, она не признает и выборы на этой территории в ГД РФ. Этим коллизия исчерпывается», — указал Лукьянов.

Другие страны, в том числе Белоруссия, тоже не признают результаты выборов в Крыму, но не делают при этом громких заявлений. «Белоруссия, конечно, будет признавать депутатов, избранных от Крыма, но будет делать вид, что не придает значения их принадлежности», — пояснил Лукьянов.

close

100%

Макс Ветров/РИА «Новости»

Член комитета Госдумы VII созыва по международным делам Светлана Журова пояснила «Газете.Ru», что Турция и Россия последовательны в своих решениях по поводу Крыма, поэтому каких-то изменений по вопросу его принадлежности от встречи ждать не стоит.

«У Эрдогана были свои планы на Крым, давайте честно говорить. Думаю, Путин и Эрдоган могут об этом поговорить, но Владимир Владимирович все равно ответит однозначно, что Крым — это территория России», — сказала Журова.

Вместе с тем она подчеркнула, что несмотря на разногласия по Крыму и «другим вопросам», Россия и Турция остаются стратегическими партнерами.

«У нас много точек соприкосновения. И есть темы, где мы не просто стратегические партнеры, но и активно помогаем друг другу — вспомните хотя бы ситуацию с пожарами и нашу помощь. Возможно, Эрдоган захочет поблагодарить Путина за это», — предположила Журова.

Важным вопросом остается развитие туризма и взаимного признания вакцин. «Чтобы развивать туризм, должны быть выстроены какие-то общие принципы, каким образом это будет организованы — QR-коды или что-то еще. Если Турция хочет, чтобы наши люди больше приезжали, тоже нужно обсуждать», — заключила депутат.

Велика Россия, а рассказать нечего – Газета Коммерсантъ № 235 (7197) от 24.12.2021

23 декабря президент России Владимир Путин стал героем очередной своей ежегодной пресс-конференции, которая, как считает спецQR “Ъ” Андрей Колесников, не стала событием ни в жизни страны, ни в жизни Владимира Путина, ни даже в жизни участвовавших в ней журналистов. Но тем не менее моменты были.

Впервые пресс-конференция, до которой в какое-то мгновение осталось 0 часов 0 секунд (обратный отсчет в окошке экрана на телеканале «Россия 24» начался с 48, если не ошибаюсь, часов или даже раньше), проходила в Манеже, где словам по идее было так же тесно, как в Центре международной торговли, а мыслям журналистов, как и самим журналистам, гораздо более просторно.

Всем при этом было жестко сказано и везде, где надо, написано, что размер плакатов, которые корреспонденты несут с собой и развернут в зале, не должен превышать формат А3. В итоге в зале не было плакатов размером меньше А3 и даже размером А3. Все они были гораздо шире и выше заданного стандарта. Каждый, наверное, льстил себя надеждой, что он, пройдя все преграды, принес с собой самый большой плакат с самыми крупными буквами, которые и увидит президент. А в итоге все оказались примерно в равном положении.

Впрочем, Владимиру Путину предстояло не увидеть, а разглядеть. Расстояние до журналистов было метров 50. Впрочем, оно не выглядело критическим (то есть я думал, что будет больше: послы в Александровском зале Большого Кремлевского дворца на вручении верительных грамот не так давно стояли дальше).

Корреспондентов в зал стали пускать примерно за час до пресс-конференции. Они рвались, разумеется, поближе к первым рядам, которые вообще-то были уже заняты отдельными представителями федеральной прессы, как-то сюда попавшей, а точнее проникшей.

Люди, потратившие дни, а может, и годы своей жизни на то, чтобы теперь оказаться именно тут, намерены были идти до конца. Так, один из них, каким-то чудом заняв свое место в четвертом ряду, категорически отказался пересесть хотя бы на ряд дальше, хотя организаторы, подойдя к нему на всякий случай со всех сторон, настаивали в ультимативной форме (похоже, место было предназначено для сотрудников службы безопасности).

— Я все сделал, как вы сказали,— объяснял он,— я не нарушил ничего! Значит, я не уйду отсюда. Нет, не уйду!

Парень из издания KazanFirst был несгибаем, а ведь от него и правда требовалось нечто, граничащее с мужеством: возражения в таких случаях не принимаются. Организаторы с их неограниченными полномочиями могли, конечно, решить проблему при помощи как раз сотрудников службы безопасности, но надо и им отдать должное: не стали. Просто запомнили. А это, конечно, хуже, чем вывели.

Возможно, парень упорствовал еще и потому, что место его было соседним с Ксенией Собчак. То есть просто рядом. Та представляла издание, народившееся специально к этой пресс-конференции и имеющее в своем активе лишь одну короткую новость, но на это можно было закрыть глаза: госпожа Собчак сейчас каждую неделю по два-три раза демонстрирует в YouTube, что если кто-то и работает тут журналисткой, то это именно она.

Вопрос у нее был про ФСИН (Федеральную службу исполнения наказаний.— “Ъ”), это было написано и на плакате, который она развернула вскоре (плакат как минимум формата А2, укрепленный на двух деревянных палках… То есть явно над ним трудилась вся команда… Он Ксению Собчак и выручил в конце концов: так-то ее саму было из такого далека не разглядеть, к тому же полы в Манеже ровные). В конце концов, интервью с молодым человеком, взорвавшим эту систему изнутри, принадлежит тоже ей.

Каждый тут сильно переживал за свой вопрос. Я, например, хотел спросить про судьбу журналиста Ивана Сафронова, а также про другие судьбы: ученых Валерия Голубкина и Александра Куранова, главы Group-IB Ильи Сачкова. .. Все они в СИЗО, и кто-то сидит уже полтора года, им только продлевают сроки предварительного заключения и никак не могут толком обвинить или отпустить. Почему так? Разве это нормально, хотел я спросить. Вот Сафронов: да больше полутора лет… Уж состоялся бы суд, и помиловал бы его Владимир Путин, а может, и миловать не пришлось бы, и граждане довольные разошлись бы по домам. А то так может и до 2024 года затянуться. А кто будет миловать после 2024 года? Мы не знаем. Вы, собираетесь, Владимир Владимирович, миловать и после 2024 года?

Такие вопросы я собирался задать президенту.

Но пока он рассказывал о неплохих итогах года, и сердце было на месте: да всюду подъем!

Упомянул президент про вакцинацию, посочувствовал низкому ее уровню в Германии, «стране с очень хорошо развитой системой здравоохранения»… А у нас он какой? 59,4% на сегодняшний день, или на вчерашний вечер!.. Имеются в виду и переболевшие наши граждане, и привившиеся.

Впрочем, по данным немецких медиков, уровень вакцинации в их стране — 70%. Идею обязательной вакцинации отмел; необходимость QR-кодов — нет, что, конечно, вселяет хоть какую-то уверенность в наш завтрашний день.

Владимир Путин, рассказывая об этом, совершенно не мешал громко вести стрим арабскому корреспонденту из пятого ряда. Мне казалось, что он, может, сам мешает президенту, тем более что перед началом пресс-конференции организаторы в категорической форме предложили полностью выключить мобильные устройства, а не только звук на них. Но нет, и он не мешал.

Между тем свои вопросы, нужные для того, чтобы президент высказался по широкой социально-экономической тематике, задали корреспонденты информагентств, а про то, что будет происходить дальше, я понял из того, как выбирались следующие вопросы:

— Давайте кто-нибудь из регионов,— предложил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.— Вот сидит в желтенькой кофточке девушка (из Великого Новгорода.— А. К.). «Город для жизни» написано!

Это и правда оказался тренд всей пресс-конференции: поскольку расстояние до журналистов было немаленьким, то вопросы выбирались по взмывшим над головами плакатам (а их принесли исключительно журналисты из регионов и Ксения Собчак), цвету кофточек и остальной одежды.

— Мы бы развивались намного активнее и быстрее, если бы недалеко от Новгорода прошла высокоскоростная железнодорожная магистраль (ВСМ), про которую очень много сейчас говорят и на федеральном, и на региональном уровне,— объяснила девушка.

Президент, кстати, дал понять, что ВСМ «Москва—Санкт-Петербург», похоже не будет:

— Авиация на этом плече, Москва—Петербург, перестанет существовать, это очевидно, потому что из центра Москвы в центр Петербурга будет три часа, а сейчас в Москве только до аэропорта доехать иногда занимает полтора. Поэтому авиация на этом плече становится бессмысленной!

А уже существующая авиация вряд ли может быть бессмысленной.

То есть Владимир Путин думает, что можно встать на пути прогресса. И так и стоять на рельсах до конца. Нет, точнее, на взлетной полосе.

В первом ряду, тоже, справедливости ради, с плакатом, еще догадался расположиться сотрудник телекомпании BBC Петр Козлов, так что президент ему тоже дал слово, прочитав на плакате название компании и заметив мимоходом, что он даст слово, потому что его пресс-секретарь — вряд ли.

— В последний год в России были признаны экстремистскими, разогнаны ФБК и штабы Алексея Навального (признаны экстремистскими организациями и запрещены в РФ.— “Ъ”),— зачитал для верности Петр Козлов свой вопрос.— Сам он сидит в тюрьме, после того как был отравлен, провел расследование и утверждал, что нашел даже тех людей, которые его отравили… В реестре СМИ—иностранных агентов уже более ста изданий. Большинство из них были включены в этот реестр за последний год, а точнее, даже за полгода. Скажите, пожалуйста, что произошло в России за последнее время, что в ней так стремительно и так существенно выросло число тех, кого власти считают экстремистами, нежелательными организациями и иностранными агентами?

Ответ Владимира Путина был предсказуем:

— Вы сказали о человеке, которого якобы отравили. Мы направляли многократные запросы официально от прокуратуры Российской Федерации: дайте хотя бы какие-то материалы, подтверждающие отравление! Нет ни одного материала. Чем это объяснить? Ни одного… Про этот «Новичок», или как его там… Предложили, чтобы наши специалисты приехали туда, вместе поработали. Я лично предлагал президенту Франции, канцлеру ФРГ: дайте нашим специалистам приехать, давайте возьмем пробы, проверим, дайте нам основание хотя бы для возбуждения уголовного дела. Нет, ноль. Спрашиваем: как это объяснить? Молчание! Так что про это не нужно говорить, давайте перевернем эту страницу, если нечего ответить.

И про закон об иноагентах президент повторил то же, что говорил и раньше: в США такой приняли еще в 1930-е годы, и он работает до сих пор; у нас еще нет уголовной ответственности, а у них есть…

— Есть вопросы, связанные с пониманием политической деятельности,— кивнул он.— Здесь я согласен. Есть вопросы, связанные с тем, как регламентировать эту работу и так далее. У нас 74 организации признаны иноагентами из 200 тыс. зарегистрированных НКО — 0,034%… Так же как в Штатах, только без такой жесткой регуляторики, как там, вплоть до уголовной ответственности.

То есть он не спорит с тем, что в законе надо что-то поменять. Но если кто-то надеялся, что президент скажет в этот день, что именно поменять, а главное, назовет хотя бы примерные сроки,— зря.

На вопрос про отношения с Украиной Владимир Путин отвечал подробнейше. Президент только начал пресс-конференцию, был полон сил, и вопрос Ирады Зейналовой вызвал у него прилив энтузиазма.

Так что он начал с «госпереворота 2014 года», а Виктор Янукович-то согласен был и сам уйти… Тут интересно и ново было, что во всех этих бедах наконец-то оказался виноват Владимир Ленин:

— Как мы могли отказать Севастополю и Крыму, людям, которые там проживают, взять их под свою защиту и под крыло? Невозможно. Просто нас поставили в ситуацию, когда мы не могли поступить иначе. Или что, мы должны были совсем безвольно смотреть на то, что происходит на юго-востоке, в Донбассе, который изначально, даже при организации Советского Союза в 1922–1924 годах, не мыслил себя иначе как частью России? Но его туда Ленин с сотоварищами затолкнули силой! Сначала решили взять в Россию, а потом сказали: надо перерешить! Перерешили. .. Создали страну, которая никогда раньше не существовала. Сейчас не будем об этом говорить, но так и произошло. Засунули туда исторические территории с народом, у которого никто не спрашивал о том, как и где он хочет жить.

Нынешняя ситуация очень беспокойная:

— Теперь нам говорят: война, война, война. Складывается впечатление, что, может быть, готовят третью военную операцию? — говорил президент.— И нас заранее предупреждают: «Не вмешивайтесь, не защищайте этих людей! Вмешаетесь, будете защищать — вот такие-то и такие-то новые санкции последуют». И готовятся, может быть, к этому. Первый вариант, на который мы должны реагировать и, думая об этом, что-то делать!.. Но мы же должны думать о перспективах обеспечения своей безопасности даже не на сегодняшний день и не на следующей неделе, а на ближайшую перспективу. Как Россия должна жить-то с этим? Все время с оглядкой, что там будет и когда долбанут?!

Президент США Джо Байден предложил создать рабочую группу, чтобы, когда долбанут, это не стало сюрпризом для всех (господин Байден хотел уж только лишь покоя и тишины, как в отдельной медицинской палате, похоже, для себя в этом разговоре, и президент России воспользовался этим):

— Мы должны понять, как будет обеспечена наша безопасность. Поэтому без всяких хитростей мы просто прямо поставили вопрос, что никакого движения НАТО на восток дальше быть не должно. Мяч на их стороне. Они должны нам что-то ответить.

И после этого Владимир Путин удивил.

— В этой связи хотел бы подчеркнуть, что в целом мы видим пока положительную реакцию! — воскликнул он.— Американские партнеры нам говорят о том, что они готовы к началу этой дискуссии, этих переговоров в самом начале года в Женеве (позже Дмитрий Песков подтвердил, что переговоры могут начаться в январе, и с российской стороны их возглавит замминистра иностранных дел России Сергей Рябков.— А. К.). Представители с обеих сторон назначены…

То есть человек, который пару дней назад говорил, что с этими людьми и юридические, письменные гарантии — ничто, сейчас казался воодушевленным реакцией Соединенных Штатов на свои предложения. И это после всего, что было! Снова впереди забрезжила надежда!

Это выглядело странно. Да, это был самый странный момент за всю пресс-конференцию. Казалось бы, российский президент — последний человек, который может поверить партнерам после всего, что они с ним делали. Но как же, видимо, хотелось поверить… Тем более что он вдруг увидел, что дело вдруг сдвинулось… А ему все говорили, что бесполезно… А оно сдвинулось…

Проблема в том, что Владимир Путин и правда мог воодушевиться. Действительно, мы им сказали, что в случае чего ответим как считаем нужным. А они же не знают, как мы ответим, поэтому закономерно испугались какой-то великой, трагической неизвестности, нависшей над ними, и теперь идут на любые переговоры. И неважно, на чьей стороне мяч. Бить по нему все равно будем мы!

— Давайте, наверное, регионы…— вздохнул господин Песков.

— Можно, вот там плакат «Дети»… Чтобы нам не уходить в международную тематику?.. «Защита детей»,— читал Владимир Путин.

— Да, плакат «Защита детей»…— соглашался Дмитрий Песков.

Рядом со мной начинала страшно кашлять девушка. Она пыталась делать бесшумно, но так получалось еще хуже. К тому же вся она была в татуировках, и когда она кашляла, колыхались и полные руки, и шея, и вообще все, от этого татуировки казались ожившими, и становилось еще страшнее. И выходить она не собиралась к тому же, хотела кашлять… Ей дали бутылку воды в конце концов, и она постепенно все же утихла… Против всех ожиданий…

Между тем слово получила корреспондентка Sky News. И вот она как понимала ситуацию, так и говорила:

— Вы много говорили о гарантиях безопасности, и сейчас мы видим новые предложения. Вы также говорите, что у вас нет намерений нападать на Украину. Можете ли вы безоговорочно гарантировать, что действительно не будете нападать на Украину или любое другое суверенное государство, или же это будет зависеть от хода переговоров? И еще один вопрос. Что, вы думаете, Запад не может понять о России или о ваших намерениях?

— Мы ясно и четко дали понять, что дальнейшее движение НАТО на восток неприемлемо. Что здесь непонятного? Мы, что ли, ставим ракеты рядом с границами Соединенных Штатов? Нет. Это Соединенные Штаты своими ракетами пришли к нашему дому! На пороге нашего дома находятся уже! Разве это какое-то избыточное требование — не ставить больше никаких ударных систем у нашего дома? Чего здесь необычного?..

Это уже просто классика была: американская тележурналистка задает напористый поверхностный вопрос и категорично настаивает на ответе. Просто Мегин Келли… Только ее звали Дианой Магни.

То есть это было то, что больше всего заводит Владимира Путина.

— Как американцы бы отнеслись, если мы бы взяли и на границе между Канадой и США или на границе Мексики и США поставили наши ракеты? А что, разве у Мексики и у США не было никогда территориальных вопросов? А Калифорния кому принадлежала раньше? А Техас?! Подзабыли, что ли?! Ладно, все затихло, никто не вспоминает про это — так, как вспоминают сегодня про Крым. Замечательно. Но и мы стараемся не вспоминать о том, как Украина-то складывалась! — снова заговорил об этом Владимир Путин, и снова, на этот раз покрепче, досталось непосредственно Ильичу. — Кто ее создал-то? Ленин Владимир Ильич, когда создавал Советский Союз! Договор 1922 года, союзный, и 1924 год — конституция… Правда, после его смерти, но по его принципам созданы!

Он вспомнил по складам, что случилось в девяностые годы: «Нас на-ду-ли!»

И снова сразу вспомнилась его надежда на новые переговоры… По любимым ленинским местам… В Женеве…

Диана Магни, такая же блондинка, как Мегин Келли (то есть, очень похоже, крашеная), недопонимала, и Владимир Путин с удовольствием начинал сначала…

Дмитрий Песков старался остудить ситуацию:

— Регионы… Я вижу, Калуга!..

На Калуге все передохнули. Потом начинался на самом деле увлекательный рассказ, как Германия перекачивает российский газ в Польшу, а оттуда он идет на Украину… Этого президент не рассказывал.

Что ж, вопросы иностранных корреспондентов и журналистов федеральных СМИ давали возможность ответить содержательно и даже ярко:

— Они (европейцы, в частности немцы.— А.  К.), поднабрав определенный объем, получив у нас на 5,6 млрд больше, чем предусмотрено контрактами долгосрочными, теперь продают его. Но это не все. Они ведь в реверсном режиме качают газ, как же можно в аверсном подать? Газ не может одновременно по одной и той же трубе в обе стороны двигаться. Они: а) не заказали; б) в реверсе включили. Но и это только часть информации! Есть connection, там есть труба, которая соединяет польскую трубопроводную систему с украинской. Объем примерно 3 млн куб. м в сутки. Именно столько из ФРГ и подают в Польшу. У меня есть все основания полагать, что этот газ идет в конечном итоге на Украину…

В какой-то момент президент, рассмотрев один из самых больших плакатов, оживился:

— Подождите, вот ФСИН написано! ФСИН! Дайте девочке!

Я подумал, что надо же, он до сих пор считает Ксению Собчак девочкой. Но так ведь и бывает, когда видишь такую ребенком… Так она и остается для тебя навечно девочкой…

— Владимир Владимирович, после того как был опубликован…— произнесла вынырнувшая наконец из-под плаката девочка, но Дмитрий Песков перебил ее:

— Представьтесь, пожалуйста.

— Ксения Собчак, «Осторожно, новости»,— отрекомендовалась та.

— Слушай, не видно тебя! Далеко…— Владимир Путин имел в виду, что это большой сюрприз для него: он клюнул на плакат, а под ним вон что за девочка скрывалась.

— Я в красном специально…— смущалась девочка и продолжала.— После того как был опубликован архив пыток Gulagu.net, вы своим указом сняли главу ФСИН России. Я только что со своей командой приехала из Иркутска, мы продолжаем следить за этой темой… Это действительно огромное количество людей — более 300 человек только в иркутском, самом страшном СИЗО-1, изнасилованных и запытанных людей…

Она просила рассказать, почему и как люди, стоящие во главе этих процессов, получают генеральские звания и отчего ничто не меняется, и господин Путин не соглашался:

— 17 уголовных дел возбуждено, и они расследуются. Вы назвали одного-двух человек, но там уже, по-моему, свыше десятка уволенных, и по ним идут уголовные дела! Мы давайте посмотрим, разберемся в этом. ..

Нет, этот ответ не был исчерпывающим.

— Я напоминаю всем, что пора, наверное, сменить маски! — предложил Дмитрий Песков.

Я, кстати, не был бы так уверен, что он говорит про медицинские.

Корреспондент «Эха Москвы», изложив свой вопрос, прочитал и вопрос Дмитрия Муратова («Новую газету» не аккредитовали на пресс-конференцию): «Владимир Владимирович, вам лично известны имена заказчиков убийств (журналистки Анны.— “Ъ”) Политковской и (политика Бориса.— “Ъ”) Немцова?».

Вопрос-то был непростой для него. Если они были ему известны, то как сказать «нет»? Это ведь, кроме всего прочего, навсегда так и останется в новейшей истории.

И если известны, то как можно до сих пор не достать их, ведь это было бы по-честному?.. И т. д.

— Я все делал для того, чтобы раскрыть эти преступления, и соответствующие указания, поручения, приказы были отданы всем правоохранительным и специальным службам. Как вам известно, за совершенные преступления люди сидят в тюрьме. Есть мнение, что они не заказчики, есть мнение, что заказчики где-то остались за скобками, что они спрятаны или спрятались, но органам следствия и дознания это пока неизвестно. Но сделали все, чтобы изобличить виновных в этих преступлениях, и некоторые из них в ходе задержания погибли. Я думаю, что вы об этом знаете.

Вот эти слова про погибших в ходе задержания были, видимо, главными в ответе. Что, может, кого-то из них и достали тогда… Возможно, про это был ответ.

— А можно вот там?.. Красненькая (табличка.— А. К.), поднимите! «Татары», да? — интересовался президент.

И вставал непокоренный корреспондент KazanFirst, и рассказывал, как реализуется программа о выделении участков для многодетных семей… И кто сказал, что это не важно?..

На территории Волгоградской области президента просили создать первый всероссийский центр по созданию эндопротезов.

Корреспондент «Марийской правды» предлагала усовершенствовать закон о народных художественных промыслах.

Журналист газеты «Красный Север» рассказывал, как юрист из Петербурга выставил иск Деду Морозу в Великом Устюге за то, что тот уже 23 года не исполняет его желания, и Владимир Путин заверял, что готов стать адвокатом Деда Мороза — тоже как юрист из Петербурга.

Журналистка из Башкирии напрямую передавала микрофон коллеге из Бурятии, и это без преувеличения ноу-хау большой пресс-конференции.

Микрофон рисковал пойти по рукам.

По сути так и произошло.

А пресс-конференция не пошла, а покатилась под гору. Правда, российский президент еще успел ответить про новую этику (но он говорил про это и раньше, и в связи с таким вопросом более приподнятого настроения, чем тогда, в Сочи, в Валдайском клубе, уже, мне кажется, не будет). И о проникновении мужчин в женский спорт, на его погибель… И о заморском насильнике, который возомнил себя женщиной (а мужчина женщиной сейчас может себя только возомнить), был с готовностью переселен в женскую тюрьму, где он сразу опять стал с облегчением насильником. .. А, нет, этого рассказа, кажется, не было…

А вообще-то пресс-конференцией надежно овладели журналисты с плакатами и в ярких одеждах. Владимир Путин выбирал то зеленые тона, то снова желтые… Это был день журналистов из регионов (нет-нет, я не задал свой вопрос), и разве, как говорится, плохо, что они будут помнить этот день.

Хуже, что не будут все остальные.

Андрей Колесников

Итоги двадцатилетки Путина: как государство завоевало свою собственную экономику

Двадцать лет назад, 9 августа 1999 года, тогдашний президент России Борис Ельцин назначил Владимира Путина премьер-министром. Это было не простое назначение, а с умыслом: у предыдущих протеже Ельцина дело не шло, а тут сразу чувствовалась хватка. «Если дело пойдет хорошо — будешь президентом» — примерно так напутствовал первый президент России своего ставленника.

Сначала все действительно пошло неплохо. На рубеже 2000-х годов Путин принял экономику, которая в течение всех 1990-х находилась в состоянии либо свободного, либо вялого падения. Бартер, неплатежи, бешеная инфляция, непредсказуемо скачущий курс рубля, огромный дефицит бюджета и госдолг, дефолт, невыплаты зарплат, умеющие только воровать «красные директора» в очереди за бюджетными вливаниями, полубандитская приватизация, отсутствие внятных правил и контроля за их соблюдением, а как следствие — «братки» вместо суда и полиции. Вот краткая характеристика российской экономики 1990-х.

Такой оказалась плата за отказ советских лидеров после Сталина заниматься экономикой, постепенно, на китайский манер, готовя ее к капитализму. В результате приватизация началась стихийно — еще не позднее середины 1980-х, — а вскоре стала неуправляемой. Государство, как в 1917-м, «слиняло в три дня». И это в стране с мощнейшим ВПК и недоразвитым потребительским сектором, с тотальным дефицитом жилья, вкусной еды и бытовой техники. Поэтому переход от плановой системы к рыночной и стал столь травматичным для населения, чиновников, предпринимателей — для всех.

Реклама на Forbes

Рост потерялся

Такой Путин принял российскую экономику. Институтов, нужных для развития капитализма, в ней почти не было. Налоги были высокими, и их по официальным ставкам никто не платил. Бизнес получал сумасшедшие прибыли, поскольку рынки только возникали, но работал в совершенно непредсказуемой среде. Сколько придется завтра заплатить бандитам в качестве платы за существование бизнеса, не грохнется ли послезавтра банк, в котором ты держишь все средства, как отдавать долги иностранным поставщикам, если рубль упадет вдвое, — вопросы такого типа бизнесменам приходилось задать себе не в редкие моменты острого кризиса, а чуть ли не через день.

Теперь все не так. Экономика за 2000-2018 годы выросла вшестеро (в номинальных долларах, см. рисунок 1), инфляция у нас низкая, в бюджете нет дефицита, внешний долг практически отсутствует как класс, бандиты не ходят к каждому бизнесмену раз в месяц за долей выручки, курс рубля предсказуем (надо только следить за ценой нефти и внешней политикой), налоги адекватные (хотя и подросли в последние годы).  Правда, отставание от лидеров только увеличилось, а экономика Китая за те же годы вообще выросла более чем в 11 раз.

Рис. 1. Отставание от лидеров по ВВП

Данные Всемирного банка 

Более пристальный взгляд показывает (см. таблицу 1), что весь экономический рост приходится на первую путинскую девятилетку — 2000-2008 годы. Тогда российская экономика прибавляла в среднем по 7% в год. Продолжать бы в таком же духе — и сейчас российский ВВП был бы примерно на уровне Германии, а не в 2,4 раза ниже.

colspan=»5″>Таблица 1. Темп роста ВВП в среднем за год, в %
Данные МВФ, расчеты автора
 
style=»width:25%»> 2000-20082009-20182000-2018
Аргентина3,51,02,2
Бразилия3,81,22,4
Индия6,87,57,2
Казахстан9,44,16,6
Китай10,47,99,1
Корея5,13,14,1
Польша4,13,43,7
Россия7,01,03,8
Турция4,95,35,1
Украина6,5—1,32,4

Но нет. В 2009-2018 годах средний темп роста упал до 1%. Для развивающейся экономики это не рост, а его отсутствие. Особенно хорошо это видно по динамике подушевого ВВП.

Десять лет назад этот показатель у нас был в 1,6 раза ниже корейского уровня и в 3,5 раза выше китайского. Сейчас — в 2,8 раза ниже, чем у Кореи, и всего на 18% выше, чем у Китая. Что же произошло?

colspan=»5″>Таблица 2. ВВП на душу населения, $
Данные МВФ
 
style=»width:25%»> 199920082018
Аргентина8453914711627
Бразилия350388738968
Индия46210492036
Казахстан113283499237
Китай87234679608
Корея104092043131346
Польша43401400515431
Россия14281242911327
Турция4019106929346
Украина66539452963

Печальный диагноз

Ответ на вопрос состоит из двух частей. Первая причина остановки роста в том, что в середине 2000-х, подумав, что «ухватил Бога за бороду», Путин взял курс на огосударствление экономики. Началось все, конечно, с дела ЮКОСа, но в полной мере этот тренд проявился в следующие годы. Государство стало «входить» в самые прибыльные сегменты экономики и «отжимать» их у частных предпринимателей. Даже если бизнес оставался частным, он передавался «друзьям». Эта схема работает примерно одинаково на всех уровнях — от крупнейших банков и нефтегазовых компаний страны до небольшой фирмы, занимающейся, например, ремонтом детских садов в городе N. Если чуть копнуть, обязательно окажется, что владелец этой фирмы — зять, брат или сват, к примеру, директора N-ского департамента образования.

Для экономики, казалось бы, неважно, кто кому дочь или друг. Но важно, чтобы неэффективные фирмы уходили с рынка, у них менялись собственники, а новым компаниям был открыт вход на рынок. В случае когда управление «командными высотами» доверено «своим», когда эта схема транслирована на всю экономику, этой ротации нет. Уровень конкуренции в такой экономике снижается, начинается застой. Это сейчас и происходит.

Строили потребительский рай, а получилось то, что умели строить: танк.

Зависимость России от экспорта природных ресурсов за последние годы никуда не делась (в 2018 году на минеральные продукты приходилось 64,8% суммарного российского экспорта). Тем временем доля государства в экономике выросла с 30-35% до 55%. При этом государство ушло оттуда, откуда оно не должно было уходить (минимизировав расходы на образование, науку, здравоохранение, соцпомощь), и пришло в прибыльный бизнес, где его не должно быть в принципе. Как следствие, ухудшился деловой климат, а главную роль в нем стали играть силовые структуры.

Вторая причина: в 2014 году Россия поссорилась чуть ли не со всем миром и пока не предпринимает усилий к налаживанию отношений. Как следствие, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) обрушились с $70 млрд в 2013 году до $2 млрд в 2018-м. А ведь ПИИ — это не просто деньги: это новые технологии и включение в глобальные производственные и исследовательские цепочки. Бизнес в России снова стал непредсказуемым, и иностранные компании обходят нас стороной. В одиночку в современной экономике выжить невозможно. А путь, которым мы движемся в последние годы, ведет к тому, чтобы постепенно стать «сырьевым придатком» бурно развивающегося Китая.

Это и есть главный итог путинских 20 лет. Строили потребительский рай, а получилось то, что умели строить: танк. Так бывает. Может быть, в следующий раз получится что-то более полезное для мирной жизни. Ведь нынешняя попытка — не последняя. Если только наше чудо-оружие не засыплет весь мир радиоактивным пеплом.

Трансформация путинских элит: 2014−2024 — Московский Центр Карнеги

Спустя четыре года после избрания Владимира Путина на третий срок внутри политического режима начался процесс кардинальной кадровой перестройки. Волны перестановок затронули администрацию президента, губернаторов, силовые структуры, госкорпорации. В 2017−2018 годах ожидается новая волна: в связи с президентскими выборами неизбежна перетряска правительства. Режим и прежде переживал крупные кадровые перестановки, однако никогда еще они не были отражением глубоких внутриполитических и даже психологических трансформаций элиты. Если кадровые изменения 2004, 2007 или 2011−2012 годов можно было бы назвать управляемой адаптацией, то аналогичные процессы, наблюдаемые в 2016−2017-м, свидетельствуют о существенном изменении системы правления.

Кадровые перестановки путинской эпохи и их особенности

Политический режим Владимира Путина, отсчитывающий свой срок с 2000 года, уже проходил через крупные кадровые пертурбации, однако на нынешнем этапе речь идет о чем-то совершенно новом.

Первые крупные перестановки, на которые решился президент Путин, состоялись лишь в 2003−2004 годах и касались окончания «переходного периода». В конце 1999 года Путин взял на себя негласное политическое обязательство сохранить кадровый состав администрации президента и правительства до конца своего первого срока, тем самым гарантируя преемственность политики и безопасность Бориса Ельцина и его семьи.

Перестановки, однако, произошли несколько ранее обещанных четырех лет вследствие «дела ЮКОСа» и общей политики «равноудаления» олигархов от государства. Жесткая линия в отношении политически влиятельного крупного бизнеса послужила одной из первых причин концептуального конфликта новой путинской власти с либералами ельцинского периода и ускорила кадровую ротацию. В конце 2013-го ― начале 2014 года были сформированы новое правительство и новая администрация, однако это было скорее легитимизацией уже идущего процесса. Например, главой администрации президента в 2003 году стал Дмитрий Медведев, де-факто уже бывший правой рукой Путина в неформальной иерархии административной системы управления. В целом перестановки 2003−2004 годов подвели определенную черту под процессом кадровой экспансии Путина и «питерских», как их тогда называли: президент создавал комфортную для себя среду управления, отталкиваясь преимущественно от принципов лояльности назначенцев и их личной преданности. В те годы это было связано с политическими задачами режима: укреплением «вертикали»; политическим контролем над ключевыми позициями, институтами, процессами. Такая экспансия продолжалась вплоть до 2007 года, когда близкие к Путину соратники занимали позиции на всех уровнях госуправления, а также в госсекторе экономики (или в компаниях, связанных с государством). 

Вторая волна кадровых перестановок наблюдалась в 2008 году в связи с реализацией операции «преемник»: главой государства был избран Медведев, премьер-министром стал Владимир Путин. Несмотря на значительное число кадровых перестановок того периода, о формировании концептуально новой природы режима речи не шло. На протяжении 2008−2011 годов наблюдалась ограниченная экспансия людей Медведева, но все это было частью временной, обратимой схемы перераспределения власти.

Наконец, третью волну можно было наблюдать в 2011−2012 годах. Путин был снова избран президентом России, Дмитрий Медведев стал премьером. Многие министры ушли вслед за Путиным в администрацию президента, а кабинет министров принял более технократический вид. Это был период разложения медведевского наследия, консервативных реформ и даже реакции. Кадровая политика тогда, вслед за упразднением тандема, была почти полностью монополизирована главой государства.

На кадровые перестановки того времени повлияли не столько президентские выборы, сколько массовые акции протеста конца 2011-го ― начала 2012 года, ставшие одной из главных причин ухода в правительство куратора внутренней политики в администрации президента Владислава Суркова и назначения на его место Вячеслава Володина. Это было одним из редких концептуально значимых решений Путина, связанных с его персональным отношением к вопросам управления. Володин, как главный политтехнолог кампании Путина, оказался на тот момент более востребованным, чем Сурков, утративший в глазах будущего президента политическую однозначность (сближение с Медведевым, симпатии в отношении «разгневанного городского класса»).  

Как можно заметить, все три волны были привязаны по времени к президентским выборам и в определенной степени запрограммированы режимом. Это был период управляемой адаптации к институциональным и политическим изменениям, исходящим из потребностей власти.

Кадровые перестановки 2016−2017 годов начались задолго до президентских выборов и не были напрямую привязаны к будущей трансформации правительства. Кроме того, они стали во многом вынужденными для режима, так как были вызваны не столько новыми потребностями, сколько нарастанием управленческого кризиса. Поэтому перестановки 2004, 2007 или 2012 года так же похожи на нынешние, как спокойное течение вод — на цунами. И правильнее было бы говорить не о перестановках, а о кадровом переломе 2016 года.

Предпосылки кадрового перелома

Можно выделить две главные причины, которые привели к глубокой кадровой пертурбации 2016-го. Одна из них носит инерционный характер и была изначально заложена логикой развития режима. Вторая стала следствием внешнего шока и сыграла роль катализатора кадровых перестановок.

Вернувшись на пост президента в 2012 году, Владимир Путин запустил процесс «реставрации», в действительности начавшийся еще в сентябре 2011-го (пересмотр всего медведевского наследия, силовой реванш, консервативные реформы) и, по сути, подменивший собой государственное управление. Роль правительства сократилась до инерционных, локальных, технических полумер. За 2012−2013 годы кабинет министров не принял ни одного крупного управленческого решения, в экономике наблюдался спад, а все дискуссии сводились к проблеме выполнения (точнее, невыполнения) «майских указов» Путина, подписанных сразу после избрания и построенных на его предвыборных обещаниях. Одновременно возвращалась старая логика управления, применявшаяся в 2006−2007 годах: создание госкорпораций (корпорация «Роскосмос», корпорация управления Сибирью и Дальним Востоком, жилищная корпорация) и ручное управление.

Таким образом, медленно, безо всяких потрясений внутри режима создавались предпосылки к его износу, что выражалось в высокой степени коррупции, крайне низкой эффективности, неспособности принимать важные управленческие решения (даже долгосрочная стратегия развития страны в начале третьего срока Путина так и не была принята окончательно). Этот износ режима подобно процессу старения кажется малозаметным, но проявляется в снижении работоспособности, динамизма, готовности к обновлению, страхе перед переменами. На конец 2013 года можно было говорить о признаках управленческой импотенции государства, сопровождаемой также и накоплением противоречий между президентом и правительством (слухи об отставке Медведева тогда широко обсуждались). Такая управленческая импотенция могла бы длиться очень долго, ведя к обновлению режима или к его гибели. Управленческая недееспособность и стала первой причиной, заложившей основу будущих кадровых пертурбаций.

В 2013 году казалось, что до существенного обновления режим может инерционно существовать еще много лет без заметных колебаний. Запас прочности выглядел очень убедительно. Но в 2014 году произошел тяжелейший для России перелом, ставший следствием геополитического кризиса. Новая украинская революция; последовавшая за ней аннексия Крыма; первая волна санкций; затем сбитый Boeing-777 и вторая, гораздо более болезненная волна санкций; сильнейшее и затяжное падение мировых цен на нефть; умеренная изоляция и отрезанный доступ к мировым финансовым рынкам ― все это оказалось для России настоящей катастрофой.

Трудно сейчас говорить, что было бы, если б не Крым. Однако можно с уверенностью утверждать, что события 2014 года значительно повысили управленческую нагрузку на режим и требовали большей эффективности. Беспрецедентное испытание для государства и политического режима было осложнено еще и сокращением ресурсов. Надежды на восстановление мировых цен на нефть и отмену санкций не оправдались, а плохая внешнеэкономическая и внешнеполитическая конъюнктура стала перманентным фактором и новой реальностью.

Владимиру Путину понадобилось полтора-два года на то, чтобы «переварить» эту новую реальность, смириться с новым положением России и в значительной степени изменить собственные принципы кадровой политики. В 2014−2015 годах страна перешла на новые рельсы, «военные», оказавшись вовлеченной де-факто сразу в две кампании — на Востоке Украины и в Сирии. Это потребовало не только большей динамики, но и мобилизации всех сил, а также поиска более адекватных механизмов и площадок для обсуждения и принятия решений. Вместо правительства ключевыми вопросами управления начал заниматься Совет безопасности. ФСБ значительно расширила свою роль в законотворческом процессе. Кардинально выросла роль Минобороны, и военные даже в какой-то степени стали вытеснять дипломатов из внешнеполитической сферы. «Большая политика» для Путина жестко сконцентрировалась на Украине и Сирии, за счет чего образовался вакуум во внутренней политике. Госуправление рутинизировалось, Путин все реже вмешивался в споры или уделял внимание вопросам управления. Постепенно на протяжении 2014 и 2015 годов сформировались управленческое «ядро» и управленческое «болото». Первое ежедневно и динамично занималось вопросами безопасности, внешней политики — во втором накапливались проблемы.

Все это привело к крупнейшему кадровому перелому, который начался в 2016 году и затронул практически все уровни политического и государственного управления. Кадровые перемены 2016−2017 годов можно разделить на три типа: конфликтные, клановые и технократические.

Конфликты — новая движущая сила перемен

Особенность политики Владимира Путина в 2000−2014 годах состояла в том, что он не любил выносить сор из избы, предпочитая улаживать конфликты внутри элиты без особого шума и часто при личном участии. Такие стычки, нередко крайне острые и опасные (например, силовые войны в 2005−2006 годах или столкновение прогрессистов и консерваторов в 2011-м), имели место на всем протяжении его правления. Однако группы влияния не торопились злоупотреблять конфликтами для политической экспансии, а президент всегда старался выполнять роль арбитра и лишь в ситуациях, когда разногласия между группами интересов заходили слишком глубоко, наносил удар или ослаблял обе стороны. При этом конфликты прежних лет часто носили горизонтальный характер, то есть касались игроков относительно равного внутривластного положения («газпромовская группа» против «сечинских», ФСБ против ФСО и т.д.).

Особенностью нового периода стал значительный рост конфликтов вертикального характера, что связано с образованием структурного внутрирежимного дисбаланса в пользу силовой части государства, прежде всего спецслужб. Кроме того, ФСО, которая на протяжении многих лет была в политическом смысле противовесом ФСБ, утратила свой прежний статус и была «нейтрализована». Из нее были выведены все влиятельные, связанные с Путиным кадры, а ФСБ в определенном смысле получила политическое преимущество.

Значительная часть конфликтных кадровых перестановок 2016 года была связана как раз с усилением активности 6-й службы Управления собственной безопасности ФСБ, инициировавшей многие расследования, которые касались прежде всего контрабанды и таможенных дел. Так, уголовное дело против крупного питерского бизнесмена Дмитрия Михальченко ускорило отставку главы ФСО Евгения Мурова, который, согласно многочисленным утечкам в СМИ, откровенно покровительствовал его компаниям. «Таможенное дело» послужило одной из главных причин обысков и у главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова, вынужденного затем покинуть свой пост. Наряду с этим крупные перестановки были произведены и внутри самой ФСБ: уволены влиятельные сотрудники, включая руководителя Службы экономической безопасности, которых подозревали в «крышевании» контрабандного бизнеса, в частности компании ULS Global. Глава УСБ Сергей Королев занял пост главы СЭБ, тем самым фактически поглотив конкурирующую структуру внутри ФСБ.

Конкуренция групп влияния внутри ФСБ также привела к громкому уголовному процессу против влиятельных следователей СКР (дело, связанное с вором в законе Шакро Молодым), что стало сильнейшим ударом по однокурснику Путина Александру Бастрыкину. Ряд генералов был арестован, а официальное лицо СКР Владимир Маркин перешел на работу в компанию «РусГидро», находящуюся в сфере влияния главы «Роснефти» Игоря Сечина. В «Роснефть» — правда, всего на несколько месяцев — в августе 2016 года перешел и куратор 6-й службы УСБ, заместитель директора УСБ генерал Олег Феоктистов.

Наконец, именно политическая «нейтрализация» ФСО привела к выходу оттуда целого набора кадров. В 2015 году ФСО покинули первый замдиректора Александр Беляков и замдиректора Александр Лащук. Выходец из ФСО Александр Колпаков сменил Владимира Кожина на посту начальника управления делами президента РФ. Бывший адъютант Путина Алексей Демин пришел на пост главы Тульской области через Минобороны (вероятно, с министром не сработался). Еще один представитель ФСО Дмитрий Миронов некоторое время проработал заместителем министра внутренних дел, а затем перешел на пост губернатора Ярославской области. Наконец, еще один адъютант Путина из ФСО, Евгений Зиничев, побывавший некоторое время в должности главы калининградского ФСБ, был назначен губернатором Калининградской области. Правда, продержаться там не смог и перешел затем в руководство ФСБ.

Кадровый исход из ФСО, ошибочно принятый многими за экспансию «силовиков», это не что иное, как расформирование прежней команды Мурова — Золотова в ситуации значительного роста влияния и экспансии конкурента ФСО — ФСБ. Для кадровой политики Путина это означает, что имеет место не продвижение опытных управленцев, а трудоустройство людей, оказавшихся ненужными после ослабления и расформирования ФСО периода Мурова. Такое «расформирование» носило добровольно-принудительный характер и форсировалось «чекистами».

Институционально-кадровым следствием длительного конфликта между ФСО и ФСБ стало появление в апреле 2016 года Росгвардии во главе с бывшим главой Службы безопасности президента и бывшим главкомом внутренних войск МВД России Виктором Золотовым. Назначение Виктора Золотова начальником Федеральной службы Национальной гвардии казалось закономерным: на протяжении двух лет он уже руководил внутренними войсками, ставшими основой для Росгвардии. Золотов считается одним из самых приближенных к Путину силовиков. В 1990-е годы он работал в охране мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, где познакомился с вице-мэром Владимиром Путиным, с которым они также вместе занимались дзюдо. Золотов затем был начальником охраны влиятельного предпринимателя Романа Цепова, владельца охранной компании «Балтика-эскорт», предоставлявшей соответствующие услуги органам власти. На посту главы Службы безопасности президента (СБП), где он состоял с 2000 по 2013 год, Золотов запомнился участием в межклановых войнах силовых структур: в середине 2000-х развернулась острая конкуренция между ФСО (Евгений Муров), СБП, ФСКН с одной стороны — и ФСБ и Генпрокуратурой с другой. Также Золотов считается аппаратным союзником Рамзана Кадырова.

Золотов сформировал новый силовой центр влияния, который постепенно замещает ФСО в ее прежней политической роли противовеса ФСБ (понятно, что в функциональном плане Росгвардия и ФСО не заменяют друг друга). Это стало одним из примеров редких для зрелого путинского режима политических назначений: речь идет о формировании нового силового ресурса, по сути контрреволюционной структуры, чьи полномочия пересекаются и с МВД, и с ФСБ. В определенном смысле это чрезвычайные войска на случай массовых протестов, беспорядков, терактов или иных силовых атак, причем подчиненные напрямую Путину. Таким образом, экспансия силовиков дополняется и институциональными изменениями, позволяющими режиму мобилизовать свои ресурсы на случай дестабилизации.

Конфликтными также можно назвать и отставки губернаторов, ставших фигурантами уголовных дел. Губернатор Сахалинской области Сергей Хорошавин, глава Коми Вячеслав Гайзер, губернатор Кировской области Никита Белых, глава Удмуртии Александр Соловьев, глава Марий Эл Леонид Маркелов… Еще никогда в России не было столько уголовных дел, заведенных в отношении действующих или только что снятых губернаторов. Если в прошлые годы подобные случаи носили исключительный характер и были следствием какого-то локального конфликта, то сейчас можно смело говорить о тренде: губернаторский пост оказывается одним из наиболее уязвимых для потенциального уголовного преследования. А рост числа таких преследований означает, что проблема престала быть локальной и получила федеральное значение. За каждым из уголовных дел в отношении губернаторов, как правило, стоит ФСБ, а сами процессы нередко носят демонстративный характер.

Активность ФСБ сопровождалась медийной кампанией, где представители службы на условиях анонимности говорили СМИ, что в преддверии выборов получили карт-бланш на борьбу с коррупцией; что им предстоит показать всем «правила игры», которые будут действовать по крайней мере до президентских выборов. ФСБ стала представлять себя эксклюзивной силой, способной помочь главе государства навести порядок. В действительности речь идет о попытках ФСБ занять тот самый управленческий вакуум внутри страны, образовавшийся после начала геополитического кризиса. И эта активность не была пресечена президентом, а возможно, даже получила его санкцию.

Одной из важных причин роста конфликтности внутри элиты стала слабость институтов государственной власти, прежде всего федерального правительства, которое на третьем сроке Путина снизило свою управленческую дееспособность. Инициатива по принятию ключевых решений в вопросах экономической политики перешла к другим структурам и площадкам — ЦБ, Совету безопасности, ФСБ, президентским совещаниям и советам.    

В этом смысле неслучайным оказывается арест действующего министра экономического развития Алексея Улюкаева в ноябре 2016 года — случай исключительный для современной России. Дело, инициированное по заявлению исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина, показало глубокую политическую уязвимость и премьер-министра, и его подчиненных перед неформальными возможностями близких к Путину фигур. Причем в данной ситуации важно обращать внимание не только на факт ареста, но и на подготовку уголовного дела: как сообщала российская пресса, и министр, и другие его коллеги, а также высокопоставленные руководители администрации президента прослушивались ФСБ более года.

Арест Улюкаева выявил целый комплекс конфликтов, основанных на идеологических и институциональных противоречиях. Первые заключались в концептуальном расхождении между сторонниками и противниками огосударствления экономики России. Улюкаев, как и правительство в целом, выступали против продажи «Башнефти», считая это мнимой приватизацией (ведь «Роснефть», по сути, остается госкомпанией, хотя контроль у государства косвенный — через «Роснефтегаз»). Сечин же настаивал на формальном подходе и праве «Роснефти» выкупить актив. Поводом для уголовного преследования Улюкаева стало, согласно версии следствия, вымогательство у «Роснефти» взятки за положительное решение вопроса о приватизации «Башнефти». Однако в реальности атака Сечина лишь подчеркнула недееспособность правительства как института власти.

Отставка Улюкаева служит ярким примером конфликтного кадрового решения и свидетельствует о росте внутри режима структурных и идеологических дисбалансов, когда формальные полномочия и прерогативы преодолеваются более мощными игроками силовым способом. А мотивы таких игроков стимулируются резко обострившейся потребностью в сокращаемых ресурсах.

Институциональные противоречия в этом случае проявились в соответствующих перекосах, когда легитимный орган власти, реализующий государственную политику, политически утрачивает свои функции и девальвируется. Глава кабинета министров и члены правительства оказываются под мощнейшим давлением со стороны игроков, имеющих прямой выход на Путина и обладающих доступом к силовому ресурсу.

Все это ведет к росту кадровой нестабильности и провоцирует ускорение ротации там, где кадры наименее политически защищены (губернаторский корпус и правительство), или там, где сильна конкуренция за полномочия и ресурсы (войны между силовиками).

Ротация в ближнем круге

Наряду с общим ростом конфликтности внутри государственной власти в последние два года появился еще один мощнейший фактор ротации элит, который, скорее всего, сохранит актуальность и в ближайшее время. Это новая тенденция — уход приближенных к Путину соратников с влиятельных постов на позиции, формально гораздо более слабые.

Первым таким поистине исключительным событием стала отставка Владимира Якунина с должности главы ОАО «РЖД» в 2015 году. На тот момент это казалось чем-то невероятным: до сих пор Владимир Путин не увольнял своих друзей подобным образом. Более того, Якунин, как сообщил «Коммерсант», не сумел получить и удовлетворяющую его компенсацию — пост вице-спикера Совета Федерации (якобы против этого выступила Валентина Матвиенко). Место простого сенатора бывшего главу «РЖД» не устроила. После отставки Якунин сосредоточился на своем институте «Диалог цивилизаций», однако из большой политики он практически выпал.

В 2016 году число отставок персон, близких в той или иной степени к Путину, выросло: глава ФСО Евгений Муров (правда, его уход давно планировался), руководитель ВЭБ Владимир Дмитриев, директор ФТС Андрей Бельянинов, глава администрации президента Сергей Иванов… Ко всем из них по разным причинам Владимир Путин имел претензии, которые приобрели свою решающую актуальность именно на рубеже 2015−2016 годов. Муров был снят по возрасту (отставка ожидалась еще в 2015 году), но уход чиновника был обставлен так, что исключал его участие в подборе преемника, а в самой ФСО произвели кадровую расчистку. Владимир Якунин был уволен на фоне длительной борьбы с правительством за субсидии, притом что экономическое положение «РЖД» оставалось удручающим и Кремль был вынужден искать более эффективного руководителя. Смена главы ВЭБ стала следствием слишком рискованной политики этого института развития, выдававшего заведомо невозвратные кредиты, как правило, под политически значимые проекты (например, строительство спортивных объектов для Олимпиады в Сочи). Наконец, Андрей Бельянинов был вынужден покинуть свой пост главы ФТС, когда развитие получило громкое уголовное дело, связанное со злоупотреблениями на таможне.

Как видно, в каждом из этих случаев Кремль имел существенные претензии к отставникам, это касалось преимущественно крайней неэффективности или запущенности критично значимых проблем в профессиональной сфере. Однако нет оснований говорить, что такая неэффективность появилась лишь в 2015−2017 годах. Вопросы в отношении качества менеджмента президентских ставленников возникали и были одной из самых обсуждаемых тем на протяжении всего путинского срока. Это означает, что пересмотр отношения Кремля к своим назначенцам связан не столько с качеством их работы, сколько с трансформацией потребностей Кремля, точнее даже — персонально Путина. Впервые за долгие годы эффективность стала для него важнее лояльности. 

Причина такой трансформации тоже в целом понятна и связана с достижением путинским режимом своеобразной зрелости. Если на протяжении 2000-х годов Путину было важно проводить кадровую экспансию и задачей номер один было занятие позиций внутри системы, обеспечение ее лояльности (это требовало расстановки своих, предельно надежных в персональном плане кадров), то к его третьему сроку эта задача была уже полностью решена. Система в кадровом, политическом смысле была гомогенизирована, став полностью «путинской». Лояльность в такой ситуации задается уже не персоной, а системой.

В такой ситуации и статус «друзей» Путина меняется вместе с персональным отношением к ним с его стороны. Соратники президента утрачивают свою исключительность и незаменимость, равно как и политическую ценность. В прежние времена увольнение «друга» Путина всегда требовало значительной компенсации, а также публичных почестей. Сейчас уход происходит не только рутинно, но и унизительно: Владимир Путин не прилагает усилий к тому, чтобы защитить своих соратников, попавших под давление (как, например, это было с Бельяниновым). Деполитизация статуса друзей приводит и к их большей уязвимости в конфликтных ситуациях: уголовные дела, заведенные ФСБ летом прошлого года против подчиненных Александра Бастрыкина — однокурсника Путина, оказались сильнейшим ударом по позициям главы СКР.

Особняком в этом ряду стоит отставка в августе прошлого года главы администрации президента Сергея Иванова, получившего формально гораздо менее влиятельный пост спецпредставителя президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта. Официальная причина отставки — усталость Сергея Иванова, который, по словам Владимира Путина, просил «держать» его на занимаемой должности главы АП не более четырех лет. Неофициально в СМИ фигурировали две версии. Первая — негативное влияние на работоспособность Иванова трагической гибели его сына в 2014 году. Вторая — украинская диверсия в Крыму: тогда ФСБ поймала нескольких граждан Украины, якобы готовящих провокации на территории Крыма. Согласно источнику «Газета.Ru», Иванов убрал из Крыма Олега Белавенцева, который сначала был полпредом Путина в Крыму, а в 2016 году был назначен полпредом в Северо-Кавказский федеральный округ. Собеседник издания сообщил, что «Иванов прикрывал управление ФСБ по Крыму, но ни во что толком не вникал».

В действительности отставка главы администрации президента Иванова объясняется проще: его реальный политический статус одного из ближайших соратников Путина перестал соответствовать должности, которая все больше теряла фактическую значимость, становясь рутинной и технической. Работать на таком посту Иванову было откровенно скучно, что приводило к сбоям, снижению качества принимаемых решений, локальным провалам в работе.

И это крайне важный феномен: наблюдается рутинизация и технократизация госмашины. Из «вертикали» вымываются ресурсы, для госслужащих критично растут политические риски и риски уголовного преследования, снижается уровень защищенности, но возрастает персональная ответственность. Это касается и администрации президента, и правительства, и губернаторского корпуса. Вследствие такой политической эрозии внутри государственной вертикали Кремль подбирает на значимые посты фигуры политически слабые, технические. Влиятельные же игроки предпочитают оставаться вне формальных компетенций и ответственности.

Пример Иванова идеально демонстрирует силу этого феномена: близкий соратник президента предпочел специально созданный под него статус спецпредставителя с прямым доступом в Кремль и членством в Совете безопасности должности главы администрации президента, реальная значимость которой оказалась низкой. Сам Иванов при этом сохранил заметное влияние — он курирует работу кремлевской рабочей группы по отношениям бизнеса и правоохранительных органов, лоббирует крупные промышленные проекты «Ростеха» (строительство мусоросжигательных заводов), соприкасается с такими вопросами, как освоение Арктики или политика России в вопросах климата.

Здесь важно отметить тенденцию: реальная власть и влияние концентрируются за пределами формальных институтов власти, при этом роль последних снижается. Так, ближний круг Путина, сохраняющий или увеличивающий свое влияние, формируется все больше вокруг, а не внутри власти, где места занимают скорее технические исполнители.

Соратники Путина, не желающие брать на себя риски государственного управления, находят более комфортную форму существования в новой реальности: управление в госкорпорациях (Сергей Чемезов), провластные медиа (Юрий Ковальчук), всевозможные благотворительные фонды и частные компании (братья Ротенберги и система «Платон»). Но важно подчеркнуть, что и Кремль в такой ситуации предпочитает технических работников политическим тяжеловесам.

Новые технократы — основа зрелого путинского политического режима

После отставок влиятельных путинских назначенцев на их место приходят фигуры технические, неравнозначные предшественникам по политическому весу.

Кризисы 2014−2015 годов заметно сказались на отношении Путина к кадровой политике. Погрузившись в решение крупных геополитических вопросов, президент стал прохладнее относиться к местным управленческим вызовам. На фоне Украины и Сирии возникла острая потребность резко снизить управленческие издержки внутри страны в целях экономии сил, времени, ресурсов. Прежняя модель управления — вместе с соратниками — требовала слишком много внимания для улаживания междоусобиц, отнимала больше энергии на обсуждение и принятие решений, а сами решения давались сложнее. Президент действовал в рамках субъект-субъектных отношений с теми, кто также претендовал на статус неформальных советников. Геополитический кризис привел к тому, что встречи с соратниками стали проходить реже, зато контакты со спецслужбами — в ежедневном режиме.

Сформировалась новая модель обсуждения решений — вертикальная, гораздо более комфортная для президента, а ближний круг главы государства стал наполняться уже не соратниками, а идущими им на смену исполнителями, которые не задают лишних вопросов и не устраивают дискуссий. Меняется психология: между Путиным и его подчиненными больше нет эмоциональной связи и десятков годов, проведенных вместе, часто на равных. Путин сближается с теми, кто ему служит, и отдаляется от тех, кто в силу своих ресурсов претендует на функцию соправителей. Президент больше не нуждается в советах, он нуждается в информации и в тех, кому можно без лишней траты энергии раздавать директивы.

Этот процесс наблюдается практически по всей вертикали власти и даже в околовластных структурах. Так, в ВЭБ Владимира Дмитриева сменил молодой менеджер из Сбербанка Сергей Горьков, которому предстояло провести болезненную расчистку банка. Ранее политического тяжеловеса Владимира Якунина в «РЖД» сменил замминистра транспорта Олег Белозеров. Даже в ФСО и СБП востребованы фигуры, далекие в персональном плане от Путина. На важнейшие посты пришли молодые полковники (правда, быстро получившие генеральские звания) Дмитрий Кочнев — глава ФСО, Олег Климентьев — первый заместитель главы ФСО, Алексей Рубежной — глава СБП. А новым главой администрации вместо Сергея Иванова стал его заместитель — неприметный молодой Антон Вайно, курировавший ранее протокол.

Приходу более технических фигур способствует и упомянутая выше политическая девальвация официальных постов. Так, после ареста авторитетного и хорошо известного деловым аудиториям Алексея Улюкаева подобрать ему преемника было непросто: правительству предстояло либо значительно расширить прерогативы министерства, сделав пост привлекательным для тяжеловесов, что было непросто, либо искать заведомо более слабого менеджера. Проще оказалось пойти по второму пути: Улюкаева сменил известный лишь специалистам заместитель министра финансов — 34-летний Максим Орешкин.

Особым кейсом в процессе замены политических назначенцев технократами стала отставка первого заместителя главы администрации президента Вячеслава Володина, перешедшего на пост спикера Госдумы. Его место при этом занял глава госкорпорации «Росатом», реформатор ельцинской эпохи Сергей Кириенко.

Эта кадровая ротация выглядит исключительной и, на первый взгляд, не вписывается в последние тенденции. Так, опытного и влиятельного Сергея Кириенко трудно назвать технической фигурой, особенно если учитывать и его политический опыт (активная партийная деятельность в конце 90-х, работа в СПС, близость к ельцинским либералам), и его адаптацию к путинскому режиму. А Вячеслав Володин, вопреки всем трендам, начал проводить гигантскую работу по политизации работы нижней палаты парламента, росту авторитета Госдумы. Однако, несмотря на кажущуюся исключительность, оба кадровых решения скорее подтверждают описанные тенденции.

Сергей Кириенко, при всем его выраженном политическом бэкграунде, за последние годы превратился из политика ельцинской эпохи в одного из значимых менеджеров путинского режима, сумевшего сработаться как с силовиками, так и с влиятельными группами из окружения президента (например, с Юрием Ковальчуком). В Кремль его позвали не в качестве бывшего сопредседателя СПС, а как успешного управленца в одной из госкорпораций. Выраженной стилистикой его работы стало стремление снизить конфликтность по всем направлениям работы администрации: отношения с губернаторами, гражданским обществом, экспертным сообществом, «прогрессивным классом». Если, например, созданный по инициативе Володина ОНФ в определенной степени противопоставлял себя бюрократии, губернаторскому корпусу, партии власти, форсируя конкуренцию за властный ресурс, то Кириенко меняет модель с противопоставления на кооперацию, что снижает управленческие и политические издержки в системе управления внутренней политики. Он также взял линию на деидеологизацию работы Управления внутренней политики, уход от консервативной и охранительной риторики.

В то же время Володин, напротив, политизирует работу парламента. Вступив в новую должность, он практически сразу начал активно менять не только стилистику, но и механизмы работы Госдумы. Считалось, что парламент должен уйти от своей прежней репутации «бешеного принтера» и «не места для дискуссий». С целью повысить качество законотворческой работы была заново выстроена экспертная работа парламента, введены механизмы более тщательной экспертизы законопроектов. Была проведена и реформа аппарата Госдумы, повышены требования к нормотворчеству кабинета министров.

Таким образом, политика вместе с Володиным перешла на уровень парламента, который, однако, сохраняет инструментальную роль в системе принятия государственных и политических решений. Получается размежевание: изнутри исполнительной вертикали политика вытесняется, а за ее пределами оказывается допустимой.  

Технократизация наблюдается и на уровне глав российских регионов. Так, большая волна перестановок в начале 2017 года показала, что востребованы уже не политические назначенцы, а нейтральные бюрократы. На пост губернатора Пермского края, например, пришел начальник одного из департаментов Москвы Максим Решетников. Губернатора Бурятии Вячеслава Наговицына сменил замминистра транспорта Алексей Цыденов. Руководителем Новгородской области вместо Сергея Митина стал глава Агентства стратегических инициатив — молодой Андрей Никитин. А главой Карелии вместо скандального и конфликтного Александра Худилайнена был назначен глава Федеральной службы судебных приставов (ФССП), однокурсник премьер-министра Дмитрия Медведева по юридическому факультету Ленинградского госуниверситета Артур Парфенчиков.

И если в прежние годы губернаторов продвигали главы крупных госкорпораций или фигуры из ближнего круга Путина, то сейчас это в лучшем случае сами губернаторы, к советам которых Кремль прислушивается. Так, главой Рязанской области вместо Олега Ковалева стал депутат Госдумы от «Единой России» Николай Любимов, проработавший несколько лет в Калужской области и рекомендованный ее губернатором Александром Артамоновым.

Таким образом, востребованными оказываются фигуры, не имеющие большого опыта публичной политики, а также серьезного самостоятельного политико-аппаратного веса. Происходит деполитизация губернаторского корпуса, но одновременно растет социально-политическая ответственность губернаторов при одновременном снижении их статуса в системе власти.

В ожидании новых кадровых потрясений

В 2016 году путинский режим, достигнув определенной зрелости и пройдя через испытания геополитического кризиса, начал адаптироваться к новой реальности, пытаясь найти возможности для снижения управленческих издержек и повышения эффективности. Однако в 2017-м появляются новые вызовы, предвещающие новую волну кадровых и структурных изменений.

Завершается третий президентский срок Путина, после которого у него останутся последние шесть лет на подготовку страны к транзиту власти (при условии отказа от правки Конституции). Российский истеблишмент — в самом широком смысле — хорошо понимает, что Путину в ближайшие год-два придется принимать решение о формате своего будущего. Проблема 2024 года оказывается гораздо сложнее аналогичной ситуации 2007-го, когда у Путина в силу и возраста, и общей конъюнктуры была убедительная возможность вернуться через четыре года.

Это означает, что, каким бы ни было решение, режим придется серьезным образом трансформировать, не дожидаясь конца нового срока. Сразу после избрания, если Путин все-таки будет баллотироваться, ему придется вплотную заниматься вопросом своего будущего. Возникают три главных сценария, каждый из которых имеет свои подсценарии: остаться и после 2024 года, сняв конституционное ограничение на количество сроков правления; уйти с поста президента, но сохранить свою роль, произведя конституционную реформу; передать власть полноценному преемнику (не местоблюстителю). Все эти сценарии потребуют глубокой кадровой ротации.

Трансформация режима априори будет происходить в условиях снижения значимости, ценности для Путина конституционных основ политической системы. Геополитический кризис привел к резкому повышению ставок и изменению положения России в мире, росту рисков. Менять Конституцию в таких «военных» условиях, в логике идеи «осажденной крепости», нарастающего внешнего давления и хаотизации мировой политики психологически проще. Россия также выпала из числа стран «Большой восьмерки», вошла в ценностное противостояние с Западом, а значит, и репутационные издержки жестких политических реформ снизятся. Уйти в конфликтной обстановке для Путина будет гораздо сложнее, рискованнее.

Но каким бы ни был ход изменений в 2018-м и последующих годах, постепенно будут формироваться условия деперсонализации путинского режима. Авторитарная роль личности будет вытесняться институционализацией, при которой за «стабильность» будет бороться уже не президент в личном качестве, а созданная им система. Новая волна трансформации будет неизбежно готовить эту систему к самосохранению после больших кадровых и институциональных потрясений.

как и когда Украина разрушила себя

9 мая 2014 года. Первый Парад Победы в новейшей истории, который Крым и Севастополь встретили вместе с Россией.

«Мы гордимся вашим мужеством, смелостью. Уважаем то, как вы через годы и через поколения пронесли любовь к Отечеству», – заявил на митинге в Крыму президент России Владимир Путин.

«Мы всегда надеялись и верили, что вы заберете нас, нашу Родину, – рассказывают люди. – Мы 23 года верили, ждали и надеялись только на вас. Мы такие счастливые, если бы вы знали».

В тот момент крымчане уже видели, что происходит в Одессе, напоминают кадры на телеканале «Россия 1» в программе «Москва. Кремль. Путин». В апреле и мае 2014 года уже шли бомбежки Луганска и Донецка.

Заполучивший власть после боев в Киеве и захвата областных администраций на Западе страны сторонниками майдана Александр Турчинов решает бомбить тех, кто захватил областные администрации на востоке Украины и выступил против майдана.

«Сегодняшний режим в Киеве начал применять армию против своего населения внутри страны. Это, без всякого сомнения, очень серьезное преступление против своего народа. Это, конечно, уже хунта какая-то, клика», – оценивает ситуацию Путин.

Хоть какая-то легитимность у майданных властей появилась после президентских выборов в мае 2014 года. Россия тогда послала недвусмысленные сигналы: готовы восстанавливать отношения.

«Мы тоже хотим, чтобы наступило хоть какое-то успокоение. И мы с уважением отнесемся к выбору украинского народа, – заметил тогда Путин. – У господина Порошенко есть шанс, у него пока руки не испачканы кровью, и он может приостановить эту карательную операцию и начать прямой диалог со своими гражданами на востоке и юге своей страны».

«С чем я, как президент, приеду к вам в самое ближайшее время? С миром! С твердым намерением не делить украинцев на правильных и неправильных, с уважительным отношением к специфике региона», – давал несбывшиеся обещания пятый президент Украины Петр Порошенко.

Но вместо мира в Донбасс пришли жестокие бомбардировки.

«Наши дети пойдут в детские сады, а их будут сидеть в подвалах! Так и только так мы завершим эту войну», – переменил риторику после избрания Порошенко.

«У него был шанс мирным способом решать вопросы с людьми в Донбассе, договариваться с ними, – через год подчеркивает, говоря о Порошенко Путин. – Мы уговаривали его не начинать боевых действий. Хотя бы попытаться договориться. Нет, начали боевые действия».

Путин отметил, что на Украине Россия видит одно и то же, но в разных проявлениях: подавить силой.

«Так красиво все звучит: 7 дней, тот, кто не сложит оружие – будет уничтожен. Это разве путь к диалогу? Это ультиматум!» – комментирует президент России заявления, звучащие в адрес Донбасса из Киева.

«Ведь это не ополченцы юго-востока направили свои боевые подразделения к Киеву, а, напротив, киевские власти подогнали вооруженные силы к юго-востоку, используют системы залпового огня, артиллерию и боевую авиацию. И вместо того, чтобы начать с ними хоть какой-то политический диалог, начали применять армию. Считаю, что это путь абсолютно бесперспективный, вредный для судеб государственности Украины и украинского народа, – еще в 2015 году предупредил Путин. – Надеюсь, что нам удастся в ходе диалога, а мы готовы выступать здесь как посредники – выйти все-таки на политический диалог».

Путин всячески подчеркивал, что угрозами и силой оружия целостность Украины не обеспечить, нужно реальное уважение к людям в Донбассе, к их выбору.

«Я лично уговаривал Порошенко: только не военная операция! Да-да. И начал. Результат? Окружение, потери и минские соглашения. Они хорошие или нет? Я считаю, что единственно возможные», – констатировал результат бездумной политики Киева Путин.

Порошенко минские соглашения сам подписал и сам обязался их выполнять.

«Мы всю ночь спорили по этим пунктам. Вокруг чего шел спор? Что первично? И мы все-таки пришли к выводу, что первичным является решение политических вопросов, – рассказал Путин. – Как можно окончательно быть уверенным людям в Донбассе, что они не будут преследоваться, что их не будут тащить в тюрьму за сепаратизм, за терроризм, там можно бочку арестантов на них навалить, если не будут приняты заблаговременно законы об амнистии».

Везде и всюду – в Москве, в США, в Италии – Путин подчеркивал, что ориентиром для урегулирования должны быть минские договоренности. Только так можно сохранить территориальную целостность Украины, только так можно вернуть ее единство, подчеркивал Путин.

Вместо этого Киев ввел экономическую блокаду Донбасса.

«Мне кажется, что это большая ошибка. Потому что собственной рукой отрезают от себя эти регионы», – выступая во Франции заметил Путин.

Вместо выполнения минских соглашений – лишь имитация работу по изменению Конституции, чтобы успокоить европейских лидеров.

«Это манипуляции и ничего больше. А нужно переходить от манипуляций к практической работе», – настаивал президент России.

Но к таким манипуляциям подключилась и Европа.

«Мы постоянно слышим одно и то же, как мантру, что Россия должна повлиять на юго-восток Украины. Мы влияем. Но решить эту проблему только с помощью нашего влияния на юго-восток невозможно. Нужно влиять и на официальный Киев. А этого мы сделать не можем! Это та дорога, которой должны пройти наши западные партнеры – европейцы и американцы», – пояснял Владимир Путин.

Путин отмечал, что только Запад имеет влияние на сегодняшние киевские власти. И самое плохое, по его мнению, это раздувание конфликта между Украиной и Россией, попытки раздувать этот конфликт.

Но киевские власти при поддержке Запада взяли именно курс на раздувание конфликта с Россией. Все 8 лет все без исключения украинские телеканалы и политики говорили о том, что Россия – враг, с ней идет война, это страна-агрессор. Украинцам, сотни лет живущим с русскими рука об руку, по телевидению вдалбливают в головы с утра до вечера, россияне – враги.

«Люди со свастикой на рукаве ходят. Если это цивилизованное государство, власти-то куда смотрят? Катастрофа будет, если кто-то будет поддерживать русофобию на Украине, просто катастрофа», – сокрушался глава российского государства, глядя на Украину 2014 года.

Атмосферу в украинском обществе раскалили до такого состояния, что стало считаться нормальным радоваться убийствам россиян – одними из первых погибли в Луганской области журналисты ВГТРК.

«Эти люди были убиты. По данным наших правоохранительных органов, наводчиком при этом убийстве была госпожа Савченко», – поясняет Путин.

Надежду Савченко официально объявляют Героем Украины. Киевская власть вместе с Европой требует освободить «нашу Надю». Возвращение наводчицы на Украину Петр Порошенко назвал обретением «надежды и веры в нашу победу».

Правда, очень быстро Надежду Украины и Героя Украины в Киеве посадили в тюрьму. Так как даже она начала говорить о беспредельном цинизме майданных властей.

Киев отказался от российского газа, но стал покупать его, но уже из Европы и дороже. При этом Порошенко продолжал получать доходы от своей фабрики в России. Скатывание экономики Украины к тому состоянию, при котором времена Януковича людям уже кажутся лучшими в истории, тоже объясняют российским вредительством.

«Прощая, немытая Россия!» – заявил Порошенко.

Порошенко, прекрасно знающий реальную историю России и Украины, каждый день переворачивал все с ног на голову. День Победы – священный для миллионов украинцев праздник – стараниями властей превращается в день душераздирающих сцен.

Порошенко отменяет и 23 февраля и переносит праздник на день создания украинской повстанческой армии (организация запрещена в РФ), поначалу объясняя это совсем другим поводом – в честь покрова пресвятой Богородицы.

«Украинскому руководству сегодня нужны деньги. А деньги лучше всего вышибать, выставляя себя в качестве жертв агрессии, – объяснял в Венгрии Владимир Путин в 2017 году. – Есть еще одно соображение: я думаю, что сегодняшняя украинская власть не готова вообще к реализации минских соглашений и ищет повод для того, чтобы отказаться от их исполнения. Очень рассчитываю, что здравомыслящие силы в самой Украине не позволят развиваться ситуации на юго-востоке по Украине по наихудшему сценарию».

Сигнал за сигналом из Москвы игнорируются.Киев хвалится спецоперациями по убийствам ключевых людей в Донецке и в Луганске. После убийства главы ДНР Александра Захарченко в Кремле отмечают: в Киеве переходят к террору – это тревожный факт.

Одной из самых опасных провокаций Киева стала энергоблокада Крыма, когда электроопоры на полуостров попросту взорвали.

«Приобрели Крым и потеряли практически Украину. Ссора такого масштаба того стоила?» – спрашивают Путина журналисты.

«Во-первых, Крым всегда был нашим. Даже с юридической точки зрения. Во-вторых, мы не приобрели. Народ, проживающий в Крыму, принял решение воссоединиться с Россией. А это высшая степень проявления демократии, – парирует Путин. – А если это так, то с этим нужно просто что – согласиться. И относиться к этому решению людей с уважением. Наконец, третье, мы ведь не поругались с Украиной. У нас разошлись взгляды с теми, кто сегодня находиться у власти в Украине. А вот эта пена, она рано или поздно, когда-нибудь все равно схлынет. Что касается хронологии событий: сначала произошел государственный переворот и захват власти, а уже потом, и с этого момента наши взгляды и пути с действующим до сих пор руководством Украины стали диаметрально противоположными. С этого момента мы с ними разошлись. После этого Крым вернулся в состав Российской Федерации, а не наоборот».

А ведь теперь тем более очевидно, если бы не те события, Черноморский флот из Крыма выгнали бы и разместили там базы НАТО.

Но поддерживаемый Западом Порошенко под конец своего президентского срока решается уже на откровенную авантюру – отправляет военных моряков к побережью Крыма, к Керченскому проливу. Моряков, понятно, задержали.

«Это плохой способ поднятия рейтинга», – оценивает попытку Порошенко удержаться у власти.

Рейтинг поднять не удалось. Порошенко проиграл актеру-комедианту. У Владимира Зеленского, пришедшего к власти в ходе изощренной пиар-кампании, когда главный герой популярнейшего сериала – президент Украины – становится реальным президентом Украины, поначалу тоже благие помыслы насчет жителей Донбасса.

«За эти годы власть не сделала ничего, чтобы они чувствовали себя украинцами. Они не чужие, они наши!» – констатировал Зеленский в 2019 году.

Он обещал мир, но как только стал президентом, заявил, что «не готов на прямой диалог с сепаратистами».

«А как тогда решать эту проблему? – удивляется Путин на переговорах во Франции в 2019 году. – В современной истории нет ни одного конфликта, чтобы диалог решался без конфликтующих сторон. Более того, обстрелы увеличились. А ведь говорилось, что в ходе выборной кампании, что они прекратятся. Говорилось о том, что будет прекращена блокада. Ничего же не делается, блокада только усиливается!»

На саммите нормандской четверки в Париже Зеленский в прямом смысле слова ухахатывался, и это не преувеличение, когда заходила речь про минские соглашения.

У западных лидеров президент Украины, обещавший мир, просит еще оружия и еще. И недоумевал, почему он должен выполнять минские соглашения, которые подписывал не он?

Зеленский становится первым президентом в современной истории Европы, по указанию которого в стране разом выключают три телеканала. Всех, кто говорит хоть что-то про нормализацию отношений с Россией, арестовывают, избивают или убивают.

«Эти людям не дают никаких шансов на легальную политическую работу», – характеризует ситуацию Владимир Путин.

А прошлым летом, прямо перед встречей Путина и Байдена, Зеленский заявил о серьезном обсуждении вступления Украины в НАТО. Вашингтон быстро заявил: ничего подобного.

И действительно, с каждым днем заявлений о желании и возможности принять Украину в НАТО становилось все больше. И обсуждение продолжалось даже несмотря на то, что Киев публично заявлял, что накачивает военные мышцы. Понятно, для чего.

«Дальнейшее движение НАТО на восток неприемлемо. Что здесь непонятного? Ни одного дюйма на восток, сказали нам в 1990-е годы. Ну и чего? Надули! Просто нагло обманули: пять волн расширения НАТО», – напомнил Путин.

Но Киев и Европа и этого не услышали. Зеленский даже дал понять, что не исключает восстановления ядерного статуса Украины. Россия оказалась на грани того, чтобы оказаться на ядерной мушке.

«Это абсолютно реальные угрозы, это никакая-то ерунда надуманная, и ребята наши который сейчас там сражаются, они кладут жизни сражаются за наше будущее, за будущее наших детей, это совершенно очевидная вещь», – констатировал Владимир Путин 5 марта 2022 года.

Нападение киевские власти готовили и на Белоруссию, заявил президент этой страны Александр Лукашенкл

«И если бы за шесть часов до операции не был нанесен превентивный удар по позициям, они бы атаковали наши войска, Белоруссии и России, которые были на учениях. Поэтому не мы развязали эту войну, у нас совесть чиста, – умыл руки Лукашенко. – Не сделали бы это за сутки до того – поверьте, через несколько дней мы бы испили всю эту чашу с огромными потерями».

Он подчеркнул, что киевские власти готовы были и биологическое оружие применить, и атомные станции взорвать.

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях. «Смотрим» – Telegram и Яндекс. Дзен, Вести.Ru – Одноклассники, ВКонтакте, Яндекс.Дзен и Telegram.

Вот и поговорили. Как встреча Путина и Байдена изменит отношения России и США?: Политика: Мир: Lenta.ru

Весь мир возлагал большие надежды на встречу президентов Владимира Путина и Джозефа Байдена. Это первый саммит России и США наивысшего уровня за три года. Предыдущий, с участием Дональда Трампа, только усугубил непростые отношения двух стран, привел к новым санкциям и эскалации напряжения. Переговоры с Байденом прошли в еще более неспокойной обстановке на фоне заметного похолодания в отношениях Москвы и Запада. Но, кажется, встреча на вилле у швейцарского озера Леман дает робкую надежду на оттепель. Во всяком случае так оценили ее результаты американский и российский лидеры. Что стоит за этими словами и каковы шансы на то, что надежды оправдаются, — в материале «Ленты.ру».

Напряженная обстановка

Незадолго до переговоров в Женеве президент США даже успел обсудить грядущую встречу с Путиным с партнерами НАТО, которые назвали саммит «очень своевременным». В последние месяцы со стороны альянса неоднократно звучали громкие и противоречивые заявления в адрес России: в НАТО вроде бы соглашались с необходимостью диалога с Москвой, но чаще все же высказывали опасения по поводу «российской угрозы» и предостерегали от враждебных действий.

И очевидно, что перед Байденом как перед президентом страны-лидера НАТО стояла задача выразить не только свою частную позицию, но и мнение блока в целом. Примечательно, что на Дональда Трампа такой ответственности никто не возлагал: у него с союзниками по альянсу были напряженные отношения, так что экс-президент говорил в большей степени от своего лица.

Военные охраняют место проведения саммита в Женеве

Фото: Denis Balibouse / Reuters

Сильно беспокоились в преддверии саммита и американские СМИ и политики. Их крайне заботило впечатление, которое произведет их лидер. Администрацию Байдена всячески предостерегали от «PR-трюков» российского руководства. Президенту даже рассказывали, что регулярные опоздания Путина к западным лидерам играют роль провокаций, а на совместных пресс-конференциях он всегда стремится доминировать и диктовать повестку.

Похоже, с предостережениями все же немного перестарались. В итоге Путин прибыл на встречу первым, а кортеж Байдена опоздал на 12 минут. Путин же взял и первое слово на переговорах, поблагодарив коллегу за предложение встретиться, несмотря на напряженный график. Байден также выбрал предельно уважительный тон и подчеркнул важность встречи, отметив, что стороны по-прежнему ищут точки соприкосновения и возможные сферы для сотрудничества.

А там, где у нас есть разногласия, мы должны сделать все для того, чтобы мы смогли рационально и предсказуемо обсудить вопросы — две великие державы

Джо Байденпрезидент США

По наблюдениям корреспондента «Ленты.ру», присутствовавшего на саммите, все накопившееся напряжение перед встречей двух лидеров нашло неожиданный выход. Сначала оно вылилось в давку журналистов на входе в виллу Ла Гранж. Работники американских СМИ, которых не пустили на протокольную часть встречи, столпились у дверей и начали кричать на сотрудников службы безопасности.

Неспокойно было и в самой библиотеке, где проходили переговоры. Попавшие внутрь журналисты толкались, выкрикивали вопросы и даже просили президентов еще раз пожать руки — «для фотографии». Из-за гвалта на всех видеозаписях разобрать слова Путина и Байдена крайне сложно. Покинуть помещение журналисты тоже не торопились, и сотрудникам службы безопасности пришлось выдворять их, повторяя: «Все закончилось. Просим вас, уходите».

Сами мировые лидеры сохраняли завидное спокойствие и отнеслись к нездоровому ажиотажу с юмором. Путин наклонился к Байдену и, активно жестикулируя, что-то ему рассказал, после чего оба посмеялись. Переговоры завершились на час раньше, чем планировалось: Байден уехал с виллы, предоставив Путину возможность первым проводить пресс-конференцию. «Больше времени нам не понадобилось (…) Мы успели очень многое обсудить. После более чем двух часов мы посмотрели друг на друга и сказали: «ну, окей?»», — объяснил Байден такую спешку.

Президент США Джо Байден

Фото: Kevin Lamarque / Reuters

Холодный мир лучше кибервойны

Можно сказать, что опасения американских политиков по поводу стремления Путина доминировать отчасти сбылись. Уступив российскому коллеге право первого слова, американский президент по сути дал ему ту самую возможность диктовать повестку. Именно Путин обозначил основные темы саммита. И многие вопросы, заданные Байдену, уточняли или продолжали заявленные Путиным темы.

Предсказуемо, что в разговоре двух ядерных держав ключевой темой стала стратегическая безопасность. Оба президента подтвердили, что договорились об обсуждениях дальнейшей судьбы ракетного договора СНВ-3 и приняли совместное заявление о комплексном двустороннем диалоге по вопросу контроля над вооружениями. Также Москва и Вашингтон займутся ядерным сдерживанием Ирана, будут совместно решать проблему безопасности в Сирии и Афганистане.

Сегодня мы подтверждаем приверженность принципу, согласно которому в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана

из совместного заявления Путина и Байдена по стратегической безопасности

Сотрудничество экспертов в этой области вполне может улучшить двусторонние отношения — она играла роль своеобразного мирного «якоря» еще во времена холодной войны. Такое мнение высказал в разговоре с «Лентой.ру» бывший дипломат и профессор Католического университета Америки Майкл Киммейдж. Он, однако, отметил, что в области безопасности есть куда более трудный вопрос: речь идет о кибернетической войне. В этой сфере все «куда более анархично», и контролировать ситуацию в ней значительно сложнее.

«Некая страна может совершить атаку на Москву или Вашингтон и при этом сделать вид, что ответственность несет одна из этих сторон. Это может дестабилизировать отношения между двумя ядерными державами», — отметил он. При этом, подчеркнул эксперт, предыдущая администрация США отказывалась идти на диалог с Россией по этому поводу, а нынешняя готова создавать контактные группы и вести совместную работу с российскими специалистами по кибербезопасности.

Это станет структурной частью отношений США и России. Я бы назвал это большим шагом к их развитию с американской стороны

Майкл Киммейджпрофессор Католического университета Америки

На встрече Байден обратился к вопросу киберпространства напрямую: он передал Путину список отраслей, которые ни при каких обстоятельствах не могут стать объектом кибератак. «Это химический сектор, сектор коммуникаций, критическое производство, дамбы, ВПК, экстренные службы, энергетический сектор, сектор финансовых услуг, производство продуктов питания и сельское хозяйство. В общей сложности их 16», — позже рассказал журналистам высокопоставленный сотрудник Белого дома.

Таким образом американская сторона провела «красную черту» в сфере безопасности, однако обошлась при этом без обвинений в адрес российского государства. Другие западные лидеры доходили до того, чтобы увязывать кибератаки на инфраструктуру, предположительно, связанные с россиянами, с деструктивными намерениями РФ. Такое заявление, к примеру, сделал недавно глава британского МИД Доминик Рааб.

Министерство внутренней безопасности США

Фото: Jonathan Ernst / Reuters

При этом Байден даже в свете самой громкой за последнее время кибератаки на крупнейшего производителя мяса в США подчеркнуто избегал инсинуаций в адрес российского руководства. На саммите с Путиным он и вовсе перевел этот вопрос из области противостояния в область совместной работы против глобальной угрозы — а именно по таким направлениям Россия и США способны достичь соглашения, учитывающего взаимные интересы. Враждовать в вопросах стратегической безопасности не в интересах обеих сторон, и оттого неудивительно, что президентам удалось договориться по этому направлению.

Дипломатическая оттепель

Другой ожидаемой темой для обсуждения стали дипломатические отношения Вашингтона и Москвы, переживающие беспрецедентный кризис. Байден и Путин также смогли сдвинуть ситуацию с мертвой точки и договорились о возвращении послов. Точных сроков не прозвучало, но в разговоре с журналистами заместитель главы МИД Сергей Рябков заявил, что посол Анатолий Антонов наверняка отправится к месту своей постоянной службы уже к концу июня. Сам глава дипмиссии общался с журналистами сдержанно и сказал, что предстоит «разгребать накопившиеся завалы».

Однако генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Кортунов не считает эту новость поводом для оптимизма. По его мнению, решение о возвращении послов это необходимое, но недостаточное условие для полноценного восстановления отношений. И проблемы в дипломатической сфере гораздо масштабнее.

Наши посольства обескровлены. В Москве не работает даже американское консульство

Андрей Кортуновгендиректор РСМД

«Конечно, нужно думать не только о возвращении послов, но о восстановлении самих диппредставительств: о возвращении людей, возвращении собственности, о восстановлении нормального функционала. И это потребует дополнительных значительных усилий с обеих сторон», — сказал эксперт в разговоре с «Лентой.ру».

Майкл Киммейдж видит ситуацию более позитивно. «Да, я думаю, сейчас это скорее символический жест. Но в дипломатии важен символизм», — считает он. Профессор подчеркнул, что отношениям двух стран помогло бы восстановление консульской работы: возвращение консульств в американском Сан-Франциско и ряде российских городов и возобновление выдачи виз.

Здание посольства США в Москве на Новинском бульваре

Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Информацией о визах поделился с журналистами и Сергей Рябков, но ее было немного: заместитель министра поведал, что пока что продвижения в этом вопросе нет, однако «разговор начат». Пожалуй, такую оценку можно дать и всей остальной повестке саммита.

Законы перспективы

Главным реальным достижением на переговорах Путина и Байдена пока можно считать установление уважительного, последовательного и обстоятельного диалога между сторонами — пусть без иллюзий теплоты и перспектив реального сближения. Оба мировых лидера высказывались о последствиях встречи позитивно, но дипломатично. Байден заявил, что о реальных результатах можно будет говорить через несколько месяцев, а Путин не стал исключать даже введения новых антироссийских санкций.

Лев Толстой как-то сказал: нет в жизни счастья, лишь зарница его. Ни о каком семейном доверии речи нет, но зарница его есть

Владимир Путинпрезидент России

Такая осторожность понятна. Вопрос российско-американских отношений в свете расследований из-за предполагаемой связи Дональда Трампа с Россией стал для США во многом внутриполитическим. Скандалы вокруг Трампа и межпартийный раскол, который сопутствовал его правлению, затрудняли любые внешнеполитические решения с его стороны.

Демократическая партия, к которой принадлежит Байден, во многом способствовала такому положению вещей — и нынешнему американскому президенту приходится работать с последствиями подобной политики. Хотя он затрагивал такие конфликтные темы, как Украина и Белоруссия, и даже напрямую высказывался в поддержку основателя ФБК (включен Минюстом в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента, и признан экстремистской организацией) Алексея Навального, в первую очередь переговоры касались ключевых вопросов международной политики.

Фото: Patrick Semansky / AP

Американскую прессу очень возмутило, что Путин не признал нарушений прав человека в России и не назвал Навального по имени. Они даже припомнили своему президенту инцидент, когда тот случайно назвал Путина «убийцей». Байден успешно вышел из этого сложного положения. Он не проявил особой теплоты к Путину, подчеркнул, что его позиция по Навальному неизменна, и вместе с журналистами возмутился тем, что российский коллега поставил в один ряд судебное преследование российских оппозиционеров и суды над участниками штурма Капитолия в США.

Но и каких-либо резких высказываний американский лидер при этом не допустил. Напротив, он всячески подчеркивал, что встреча прошла в хорошем, позитивном тоне, без жестких ультиматумов и преувеличений. Президента-демократа не станут «наказывать» за слишком приятный разговор с Путиным, как это сделали с его предшественником, да и оснований для этого не наблюдается.

Я сказал президенту Путину, что моя повестка не направлена против России, она направлена на то, чтобы принести пользу американскому народу

Джо Байденпрезидент США

Путин в своей пресс-конференции тоже не упустил случая покритиковать внешнюю и внутреннюю политику США. Президент России рассказал, что вопрос об иноагентах и нарушениях прав человека поднимался на встрече с Байденом, и ему пришлось напомнить о случаях нарушений, которые регулярно допускают власти США, в частности, о застреленных на улицах людях, секретных тюрьмах ЦРУ и бомбардировках в Афганистане.

Материалы по теме:

Однако в целом Путин высказался о прошедшей встрече еще оптимистичней, чем американский коллега: он рассказал, что не почувствовал от собеседника какой-либо враждебности, разговор был конструктивным и касался конкретных вещей, важных для интересов обеих стран. Он подчеркнул, что Байден — профессиональный и опытный политик, а его поведение счел достойным и этичным.

Майкл Киммейдж указывает на то, что Байдену, в отличие от Трампа, наверняка удастся донести до сограждан, что соглашения с Путиным — его политический успех. По его оценке, налаживание диалога с США сыграет на руку и внутриполитическому положению российского президента, хотя его внешняя политика зависит от внутренней не в такой степени, как у американского коллеги.

Гендиректор РСМД Андрей Кортунов придерживался в разговоре с «Лентой.ру» осторожных оценок итогов саммита. По его словам, говорить о «наведении мостов» между сторонами рано, однако можно сказать, что стали видны некие опоры для этих мостов. Он указал на то, что лидеры вряд ли нравятся друг другу, но это не мешает им постепенно и в стабильном темпе восстанавливать отношения двух стран до того уровня, на который можно рассчитывать.

Знаете, как у больного — положение может быть критическим, а может быть стабильно тяжелым. Сейчас наша задача — от критического положения выйти на уровень стабильно тяжелого

Андрей Кортуновгендиректор РСМД

После предыдущего не слишком удачного опыта от встречи президентов США и России не ждали революционных решений. Но на фоне длительного обострения отношений первый шаг в сторону примирения сам по себе становится большим событием. Обе стороны нуждались в диалоге по ключевым вопросам безопасности. Российское государство хотело разговора на равных, американское — стабилизации отношений с Россией в свете растущей китайской угрозы. Президенты, неоднократно критиковавшие друг друга публично, на личной встрече сохранили учтивость и уважение, а присутствовавшие на встрече команды дипломатов показали, что диалог можно вести не только с помощью санкций и угроз. И в целом можно сказать, что каждый участник женевского саммита получил именно то, чего хотел.

Характер Путина был ясен задолго до того, как он отступил на дальний конец стола

Сегодня мир видит Владимира Путина издалека, изолированного в конце очень длинного стола. Когда я впервые встретил его в сентябре 2000 года, он сидел за совсем другим столом, в отдельной комнате в нью-йоркском клубе 21, на ужине, организованном Томом Брокоу для 20 или около того светил СМИ. Несколько месяцев назад Брокоу брал интервью у недавно избранного российского президента для NBC. Меня пригласили, потому что я только что закрыла длинный профиль Путина для Vanity Fair, , а также потому, что мой покойный муж Тим Рассерт был ведущим программы NBC Meet the Press.

Темой номер один было то, почему Путин не прервал свой отпуск, когда затонула российская подводная лодка Курск , в результате чего погибли все 118 членов экипажа. К тому времени россиянам надоели годы пьяных выходок его предшественника Бориса Ельцина, и Путин быстро попытался навести порядок и восстановить государственный контроль над двумя медиа-империями, которыми правили олигархи, которых он считал слишком независимыми. Он уже предпринимал шаги, чтобы в конечном итоге сокрушить их. Он также поставил безжалостных бывших сотрудников КГБ в ключевых географических «суперзонах», чтобы контролировать непокорный российский парламент.Сам Путин выиграл президентские выборы в немалой степени, пообещав жестоко уничтожить сепаратистов, которые сопротивлялись в Чечне, что не совсем отличается от того, как сегодня сопротивляются украинцы.

Моя голова была набита фактами о России после нескольких месяцев репортажей о моей статье Vanity Fair , и я сразу же подняла руку, когда Брокоу сказал, что Путин ответит на несколько вопросов. У нас были споры о свободе прессы, которые закончились тем, что Путин, наконец, сказал: «Кто вы ? Откуда ты? Почему вы не пришли ко мне лично, чтобы задать мне эти вопросы?» Я указал на его представителя в то время, Алексея Громова, сидел рядом.«Я четыре месяца пытался взять у вас интервью, и он всегда отказывался».

Несколькими месяцами ранее, в июне 2000 года, я присутствовал при первой встрече президента Билла Клинтона, государственного секретаря Мадлен Олбрайт, , и главы администрации Клинтона, Джона Подеста, , с Путиным для двусторонних переговоров. по американо-российским отношениям. Беседа состоялась в большом Георгиевском зале Кремля, только что отреставрированном в царском великолепии. Клинтон, друживший с Ельциным, начал улыбчивую бессвязную беседу, которая казалась в основном бессодержательной.Тем временем неулыбчивый Путин, очень подготовленный, сидел в одиночестве за своим столиком, одетый в желто-бежевый костюм, гармонирующий и с его цветом лица, и с манерой поведения. Пока Клинтон продолжал, Путин, невнимательно опустившийся на стул, начал барабанить кончиками пальцев по столешнице. Затем все удалились в маленькую комнату с обычным столом для совещаний, где некоторым из нас в прессе дали мельком увидеть, как Путин вручает букет цветов американскому послу в день его рождения. Позже, на тщательно отобранной пресс-конференции, западные и российские журналисты сидели отдельно, и каждой группе было разрешено ровно четыре вопроса, которые были представлены и выбраны заранее.

Отправившись через несколько дней в Санкт-Петербург, чтобы исследовать происхождение Путина, я узнал о двух его качествах: цене, которую он поставил за верность, и его благоговении перед родиной, подпитываемом глубокой обидой за унижение, которое он и его близкий круг бывших агентов КГБ считали, что после распада Советского Союза их посетили США и Запад.

«Шоковая терапия» — неофициальное название политики США в отношении России в 1990-е годы. Это было совершено группой профессоров Гарварда во главе с Джеффри Саксом и Андреем Шлейфером, , которых наставлял Ларри Саммерс. Вице-президент Эл Гор курировал его реализацию. Идея состояла в том, чтобы быстро заменить государственную экономику на рыночную, но на практике внезапная отмена контроля над ценами и субсидий спровоцировала гиперинфляцию, уничтожив сбережения миллионов простых россиян, а в некоторых местах даже вызвав голод.

Я сам был свидетелем трудностей, когда совершил свою первую репортажную поездку в Россию для Vanity Fair, в 1994 году, чтобы вести хронику подъема сверхнационалистического политика и сторонника превосходства белой расы Владимира Жириновского, которого, как я обнаружил, тайно спонсировался всемогущие разведывательные службы для перекачки голосов у Ельцина. Жириновский сел со мной перед картой мира и обвел старую советскую империю, затем беспечно прочертил стрелку вниз через Иран и написал через 11 часовых поясов: «РОССИЯ» — Россия. — Это принадлежит нам, — сказал он. «У США может быть Северная и Южная Америка, у Европы может быть Африка».

Когда распался Советский Союз, КГБ не распустили, а разделили пополам на внутреннее и зарубежное отделения. Внутреннее отделение было переименовано в ФСБ. «Путин не демократ», — сказали мне в Санкт-Петербурге.«Вы знаете, что такое дермократия в России? По-русски dermo означает дерьмо». Я также узнал, что Путин, единственный выживший ребенок родителей из рабочего класса, происходил из семьи, которая «ненавидит демократию». Действительно, дедушка Путина работал поваром у Сталина. В юности худощавый, 135-килограммовый Володя впервые получил признание как чемпион по дзюдо, известный среди своих товарищей по команде своей способностью бросать людей, вдвое превышающих его вес, с помощью хитрости и неожиданности.

Макрон отказался от российского теста на COVID в поездке Путина из-за опасений кражи ДНК неделю, чтобы не допустить, чтобы Россия завладела ДНК Макрона, сообщили Рейтер два источника в окружении Макрона.

В результате прибывший с визитом глава французского государства держался на расстоянии от российского лидера во время продолжительных переговоров по украинскому кризису в Москве.

Их сфотографировали на противоположных концах стола так долго, что это вызвало сатирические комментарии в социальных сетях и предположения, в том числе со стороны дипломатов, о том, что Путин может использовать его для отправки сообщения.

Зарегистрируйтесь прямо сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com. разрешено сближаться с Путиным или отказаться и соблюдать более строгое социальное дистанцирование.

«Мы очень хорошо знали, что это означает отсутствие рукопожатия и этот длинный стол. Но мы не могли допустить, чтобы они получили в свои руки ДНК президента», — сказал Рейтер один из источников, ссылаясь на соображения безопасности, если французский лидер будет проверен Российские врачи.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков подтвердил, что Макрон отказался от теста, и сказал, что у России нет с этим проблем, но это означает, что для защиты здоровья кремлевского лидера необходима дистанция 6 метров (20 футов) от Путина.

Президент России Владимир Путин на встрече с президентом Франции Эммануэлем Макроном в Москве, Россия, 7 февраля 2022 года. Sputnik/Кремль через REUTERS/File Photo

Подробнее

«В этом нет никакой политики, это не мешает переговоров в любом случае», — сказал он.

Второй источник в окружении Макрона сказал, что вместо этого он сдал французский ПЦР-тест перед отъездом и тест на антиген, сделанный его собственным врачом в России.

«Русские сказали нам, что Путина нужно держать в строгом медицинском пузыре», — сказал второй источник.

В офисе Макрона заявили, что протокол российского здравоохранения «не показался нам ни приемлемым, ни совместимым с ограничениями нашего дневника», имея в виду продолжительность времени, которое потребовалось бы для ожидания результатов.

Когда его спросили конкретно о краже ДНК, в офисе Макрона сказали: «У президента есть врачи, которые определяют с ним правила, которые приемлемы или нет с точки зрения его собственного протокола здоровья».

В четверг, через три дня после встречи Макрона и Путина на расстоянии, российский лидер принял президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева.Двое мужчин обменялись рукопожатием и сели рядом друг с другом, разделенные лишь небольшим кофейным столиком.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Дополнительный репортаж Дмитрия Антонова; Под редакцией Кэтрин Эванс

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

На фото: встреча Трампа с Путиным

Президент США Дональд Трамп обменивается рукопожатием с президентом России Владимиром Путиным в конце их саммита в Хельсинки, Финляндия, в понедельник, 16 июля. Юрий Кадобнов/AFP/Getty Images

Президент США Дональд Трамп завершил недельную поездку в Европу долгожданной встречей с президентом России Владимиром Путиным.

Саммит состоялся в понедельник в Президентском дворце в Хельсинки, Финляндия, после чего Трамп заявил, что, по его мнению, отношения между двумя странами значительно улучшились.

«Наши отношения никогда не были хуже, чем сейчас. Однако это изменилось примерно четыре часа назад.Я действительно в это верю», — сказал Трамп во время совместной пресс-конференции по завершении саммита.

Встреча состоялась всего через три дня после того, как спецпрокурор Роберт Мюллер предъявил обвинения 12 российским разведчикам во взломе компьютерных сетей и электронной почты демократов во время президентской гонки 2016 года.

Путин сказал, что Трамп поднял этот вопрос в понедельник, но Путин настаивал на том, что Россия «никогда не вмешивалась» в дела Америки.

Трамп отказался поддержать оценку разведывательного сообщества США о том, что Россия вмешивалась в выборы, заявив, что Путин был «чрезвычайно сильным и могущественным» в своем отрицании.Трамп сказал, что два лидера также обсудили такие вопросы, как Северная Корея, распространение ядерного оружия и радикальный исламский терроризм.

«Мы должны были, честно говоря, уже давно вести этот диалог, — сказал он. — Я думаю, что мы все виноваты. Я думаю, что США сейчас шагнули вперед вместе с Россией».

На совместной пресс-конференции по итогам саммита Путин охарактеризовал встречу с Трампом как откровенную и деловую. Он также сказал, что это было успешно, и у них был «плодотворный раунд переговоров». Валерий Шарифулин/ТАСС/Getty Images

Первая леди Мелания Трамп сидит рядом с госсекретарем США Майком Помпео во время пресс-конференции. Брендан Смяловски/AFP/Getty Images

Путин подарил Трампу футбольный мяч на пресс-конференции. Россия только что закончила принимать чемпионат мира по футболу. Юрий Кадобнов/AFP/Getty Images

Трамп и Путин обращаются к СМИ после встречи на высшем уровне. Во время своего выступления Трамп сказал, что расследование Мюллера «является катастрофой для нашей страны».Я думаю, что они (США и Россия) держатся отдельно. Думаю, это и разлучило нас». Брендан Смяловски/AFP/Getty Images

Мужчину выводят из зала перед совместной пресс-конференцией Трампа и Путина. Он держал табличку с надписью «Договор о запрещении ядерного оружия». Юрий Кадобнов/AFP/Getty Images

Трамп и Путин сидят напротив друг друга во время рабочего обеда с сотрудниками. Брендан Смяловски/AFP/Getty Images

Встреча с Путиным стала последней частью недельной поездки Трампа в Европу, которая началась во вторник с саммита НАТО. Пабло Мартинес Монсивайс/AP

Трамп и Путин фотографируются перед закрытой встречей, которая длилась более двух часов. Брендан Смяловски/AFP/Getty Images

Переводчики делают записи, пока Трамп делает заявление для прессы перед встречей. Пабло Мартинес Монсивайс/AP

Трамп пожимает руку Путину перед встречей за закрытыми дверями. Брендан Смяловски/AFP/Getty Images

Российские журналисты наблюдают за двумя лидерами из пресс-центра в Президентском дворце в Хельсинки. Михаил Светлов/Getty Images

«Я действительно думаю, что мир хочет, чтобы мы ладили», — сказал Трамп прессе перед встречей. Pablo Martinez Monsivais/AP

Оба президента прибывают на встречу в понедельник. Это уже третий раз, когда они встречаются. Впервые они встретились прошлым летом на саммите G20 в Гамбурге, Германия. Брендан Смяловски/AFP/Getty Images

Первая леди Мелания Трамп наблюдает, как ее муж пожимает руку Путину. Сергей Гунеев/Sputnik/AP

Трамп подписывает гостевую книгу, когда его приветствуют в президентском дворце. Matti Porre/Агентство Президента Финляндской Республики/EPA-EFE

Слева направо позируют первая леди Мелания Трамп, президент США Дональд Трамп, президент России Владимир Путин, президент Финляндии Саули Ниинистё и первая леди Финляндии Дженни Хаукио. Исторический нейтралитет Финляндии и ее близость к России сделали ее предпочтительным местом для встреч на высшем уровне во время холодной войны. Алексей Никольский/ТАСС/Getty Images

Люди машут американскими, российскими и финскими флагами, наблюдая, как кортеж Трампа едет к президентскому дворцу в Хельсинки. Пабло Мартинес Монсивайс/AP

Сотрудники военной полиции патрулируют территорию возле Президентского дворца в понедельник. Крис Рэтклифф/Bloomberg/Getty Images

Путин прибывает в аэропорт Хельсинки. Ронни Рекомаа/Лехтикува/AP

Трамп идет по взлетно-посадочной полосе после прибытия в Хельсинки в воскресенье. Пабло Мартинес Монсивайс/AP

Продюсеры Бретт Рогирс и Кайл Алмонд

Погони за мачо президента России Владимира Путина Фотографии | Изображение #101

  • Президент России Владимир Путин контролирует шайбу во время матча Ночной хоккейной лиги в кулуарах встречи с президентом Беларуси Александром Лукашенко, под Санкт-Петербургом, Россия, 29 декабря 2021 года.

    Sputnik/Кремль Фотография бассейна через AP

  • Президент России Владимир Путин пилотирует вездеход во время своего отпуска в Сибирском федеральном округе, Россия, 21 марта 2021 года.

    Алексей Дружинин/SPUTNIK/AFP via Getty Images

  • Президент России Владимир Путин гуляет с грибом в руке во время короткого отпуска в отдаленной Тувинской области на юге Сибири 26 августа 2018 года, на фотографии, опубликованной сообщает российское государственное информационное агентство.

    Sputnik через AFP/Getty Images

  • Президент России Владимир Путин купается в ледяных водах озера Селигер в Тверской области России во время празднования Крещения Господня, 1 января.19 сентября 2018 г.

    Алексей Дружинин/ТАСС via Getty

  • Президент России Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу ловят рыбу в отдаленной Тувинской области на юге Сибири во время его августовских каникул 2017 года, на фотографии, опубликованной российским государством. принадлежащее информационному агентству Sputnik.

    Alexey Nikolsly/Sputnik через Getty Images

  • Президент России Владимир Путин ловит рыбу под водой в отдаленной Туве на юге Сибири во время своего отпуска в августе 2017 года.

    Alexey Nikolsly/Sputnik через Getty Images

  • Президент России Владимир Путин ловит рыбу под водой в отдаленной Туве на юге Сибири во время своего отпуска в августе 2017 года.

    Алексей Никольский/Sputnik via Getty Images

  • Президент России Владимир Путин забивает гол во время гала-матча хоккейных команд «Ночной лиги» в Сочи, 10 мая 2017 г.

    Юрий Кочетков/AFP/Getty Images

  • Президент России Владимир Путин смотрит в иллюминатор исследовательского батискафа во время погружения в воды Черного моря, принимая участие в экспедиции под Севастополем, Крым, август.18 ноября 2015 г.

    Алексей Никольский/РИА Новости/Кремль/Reuters

  • Премьер-министр и избранный президент России Владимир Путин целится в цель из автомата Калашникова в Москве, 26 апреля 2012 г., во время визита тир на выставке научно-исследовательского центра РЖД.

    Алексей Дружинин/AFP/Getty Images

  • Премьер-министр России Владимир Путин катается на лошади во время своего отпуска недалеко от города Кызыл в Южной Сибири, август.3, 2009.

    Алексей Другинин/AFP/Getty Images

  • Президент России Владимир Путин делает жест во время посещения пирамид за пределами Каира, 27 апреля 2005 г.

    Юрий Кадобнов/Sovfoto/UIG via Getty Images

    Президент России Владимир Путин тренируется по борьбе самбо в резиденции президента Ново-Огарево в июне 2002 года.

    Sovfoto/UIG via Getty Images в Ново-Огареве Московской области, 16 июня 2003 г.

    Sovfoto/UIG via Getty Images

  • Президент России Владимир Путин в кабине истребителя Су-27, на котором он летел в Грозный в Чечне, март 2000 г.

    Sovfoto/UIG via Getty Images

  • Прочтите речь Путина и его доводы в пользу войны в Украине

    Использование г-ном Путиным термина «деназифицировать» в контексте его ложного заявления о том, что демократическое правительство Украины является неонацистской диктатурой, рассматривается как угроза полного свержения этого правительства. .Западные спецслужбы уже несколько недель предупреждают, что Москва, возможно, замышляет установить в Киеве послушную диктатуру.

    Тем не менее, вполне возможно, что эти ссылки являются бахвальством, призванным запугать Украину, чтобы она согласилась на некоторые компромиссы, кроме полного подчинения России.

    Подготовка к конфликту

    Я призываю вас немедленно сложить оружие и отправиться домой. Поясню, что это значит: военнослужащие украинской армии, которые это сделают, смогут беспрепятственно покинуть зону боевых действий и вернуться к своим семьям.… Хочу еще раз подчеркнуть, что вся ответственность за возможное кровопролитие целиком и полностью ляжет на правящий украинский режим.

    Предложение г-на Путина об амнистии украинским солдатам, покидающим поле боя, скорее всего, направлено на поощрение дезертирства.

    Но это также может послужить предупреждением о том, что российские силы примут жестокое кровопролитие во время своего вторжения, которое уже достигает гражданских районов, на том основании, что ответственность за гибель людей в конечном итоге лежит на украинских силах, которые не сдались немедленно.

    Теперь я хотел бы сказать нечто очень важное для тех, у кого может возникнуть соблазн вмешаться в эти события извне. Кто бы ни пытался встать у нас на пути или тем более создать угрозы для нашей страны и нашего народа, они должны знать, что Россия ответит немедленно, и последствия будут такими, каких вы еще не видели за всю свою историю.

    Это заявление широко рассматривается как угроза ядерных ударов по любой западной стране, которая может оказать военное вмешательство против вторжения России в Украину.

    Российские угрозы применения ядерного оружия в ответ на нападение на саму Россию не являются чем-то новым. Но г-н Путин, раскинув этот ядерный зонтик, чтобы прикрыть свои силы вторжения в Украину, выдвинул серьезную и потенциально дестабилизирующую угрозу. Российские войска в последние дни провели ядерные учения, вероятно, задуманные как знак его искренности.

    Граждане России… Именно наша сила и наша готовность к борьбе являются краеугольным камнем независимости и суверенитета и обеспечивают необходимый фундамент для построения надежного будущего вашего дома, вашей семьи и вашей Родины.

    Г-н Путин заканчивает обращением напрямую к гражданам России с призывом поддержать его войну на Украине как необходимую национальную борьбу.

    Но есть все признаки, в том числе и опросы общественного мнения, что российские граждане, а также представители важнейшей элиты страны не хотят войны с Украиной и глубоко скептически относятся к агрессии г-на Путина. Если г-н Путин надеется предотвратить общественную или политическую реакцию по мере роста и без того растущих политических и экономических потерь России от войны, призывы к общенациональной борьбе, подобные этому, до сих пор оказались совершенно недостаточными.

    Европейским приятелям Путина придется смириться со своими словами – ПОЛИТИК

    Нажмите кнопку воспроизведения, чтобы прослушать эту статью

    Пока российская военная машина наносит удары по Украине в ходе крупнейшего вторжения в Европу со времен Второй мировой войны, одна группа европейцев чувствует себя особенно неуютно: защитники и сторонники Владимира Путина.

    От лидера Национального объединения Марин Ле Пен во Франции до Маттео Сальвини из итальянской правой Лиги, эти политики потратили годы, рекламируя свою близость к российскому президенту, принимая российские кредиты и членство в корпоративных советах и ​​выступая в качестве рупоров для Кремля.

    Когда Россия сосредоточила войска у границ Украины, некоторые из этих путинских приятелей преуменьшили угрозу или обвинили Запад в нагнетании напряженности. Но когда Путин объявил войну Киеву, а баллистические ракеты обрушились на украинские цели, этой группе стало труднее придерживаться этой позы, что побудило многих отступить от своей привязанности к Кремлю и поспешить с заявлениями, осуждающими нападение.

    Кто верные друзья Путина в Европе? Что они говорили тогда — и что говорят сейчас?

    Вот разбивка:

    Марин Ле Пен

    Крайне правый лидер партии «Национальное объединение» и кандидат в президенты Франции уже давно поддерживает тесные отношения с Россией и финансируется из нее.В 2017 году Ле Пен посетила Кремль в рамках своей президентской кампании и поддержала аннексию Крыма Москвой в 2014 году.

    Не далее как в этом месяце Ле Пен заявила, что она «совсем не верит» в то, что Россия вторгнется в Украину, и осудила «непонимание вопросов и мышления» в России. «Я не вижу, что русские будут делать в Украине и какой у них там интерес», — сказала она журналистам. «Если бы я была президентом прямо сейчас, у меня не было бы ледяных отношений, которые существуют между Владимиром Путиным и Эммануэлем Макроном», — добавила она.

    Но в четверг Ле Пен развернулась, опубликовав на своем веб-сайте заявление о том, что «нет причин оправдывать» вторжение в Украину, осудив его как «безоговорочно неоправданное» и призвав к его «немедленному прекращению».

    ДО

    ПОСЛЕ

    Aucune raison ne peut justifier le lancement d’une opération militaire contre l’#Ukraine par la #Russie qui rompt l’équilibre de la paix en Europe.

    Elle doit sans ambiguite être condamnée. #UkraineRussiehttps://t.co/cxYU4jyKVr

    — Марин Ле Пен (@MLP_officiel) 24 февраля 2022 г.

    Эрик Земмур

    Французский ультраправый эксперт, в настоящее время занимающий третье место в президентской гонке 2022 года, ранее заявлял, что «восхищается» Владимиром Путиным как «патриотом», и назвал свои опасения по поводу экспансионизма НАТО в Украине и Грузии «полностью законными». была «роль Франции сказать это». В декабре он также заявил, что готов «поспорить, что Россия не вторгнется в Украину».

    Это была плохая ставка. В четверг Земмур резко изменил курс, заявив, что он «осуждает» вторжение России «безоговорочно» и называет его «неоправданным».

    ДО

    Границы Украины, которые ведут разведку по России и ОТАН, делают это на территории Украины, не принадлежащей к другим странам.#LeGrandRDVpic.twitter.com/3xI2ZYwp6K

    — Эрик Земмур ZemmourEric) 20 февраля 2022 г.

    ПОСЛЕ

    Je condamne sans reserve l’intervention russe en Ukraine. pic.twitter.com/SbTsF98feN

    — Эрик Земмур (@ZemmourEric) 24 февраля 2022 г.

    Маттео Сальвини

    Бывшего вице-премьера Италии и лидера ультраправой итальянской партии «Лига» Маттео Сальвини называют человеком Путина в Европе.

    Сальвини давно заявлял о своем восхищении российским президентом, которое распространялось на него в футболке с изображением Путина на Красной площади, и у его партии теплые отношения с Москвой. В 2017 году он подписал соглашение о сотрудничестве с путинской партией «Единая Россия», а партийных чиновников расследовали за подписание в 2018 году секретной нефтяной сделки с Кремлем на миллионы евро.

    Но в четверг ультраправый лидер отправился в Твиттер, чтобы «осудить любую военную агрессию» в Украине после атаки Путина, и призвал к «общему ответу союзников», позже опубликовав видео о том, как он приносит цветы к посольству Украины в Риме. .

    ДО

    Лидер итальянской LEGA Маттео Сальвини только что удалил или ограничил доступ к своему старому сообщению в Facebook, в котором он был одет в футболку с Путиным и написал: «Я в Страсбурге. Я бы поменял двух президентов Маттареллу на половину Путина» https //т.co/06tVzpwRkU#Украина #Россия #Италия pic.twitter.com/rlzO4AE5FA

    — Антонелло Геррера (@antoguerrera) 24 февраля 2022 г.

    ПОСЛЕ

    https://twitter.com/matteosalvinimi/status/1496926744

    3387?s=20&t=PrxJOWBEtY1EtRR4WNP18Q

    Милош Земан

    Милош Земан, президент Чешской Республики, известный своими провокационными и подстрекательскими высказываниями, поддерживает общеизвестно теплые отношения с Москвой. Земан, который в 2013 году занял в основном церемониальную роль, охарактеризовал войну в Донбассе после 2014 года как «гражданскую войну между двумя группами граждан Украины» и спровоцировал массовые протесты из-за сделанных им в прошлом году высказываний в поддержку России.

    Земан был одним из немногих лидеров, которые посетили Москву с государственным визитом в 2015 году после аннексии Крыма в 2015 году, заявив, что этот визит стал «выражением благодарности за то, что нам в этой стране не нужно говорить по-немецки, если мы будем послушны». коллаборационистов арийского происхождения».

    Но на фоне вторжения в четверг он обратился к России и призвал страны ЕС отключить ее от платежной системы SWIFT, назвав нападение «преступлением против мира» и назвав Путина «сумасшедшим».

    Алекс Салмонд

    Бывший лидер Шотландской национальной партии Алекс Салмонд поддерживает необычайно дружеские отношения с Кремлем. После аннексии Крыма Москвой в 2014 году Салмонд заявил, что восхищается «определенными аспектами» путинской политики, и назвал его патриотизм «вполне разумным». В 2017 году шотландского политика раскритиковали за то, что он согласился запустить новую еженедельную программу с российским государственным телеканалом RT под названием «Шоу Алекса Салмонда».

    Но в четверг Салмонд не выдержал, приостановив передачу из-за нападок на Украину, настаивая на том, что, хотя в его программе никогда не было «ни единого редакционного вмешательства», он не может продолжать трансляцию «пока не будет восстановлен мир». .

    Герхард Шредер

    Герхард Шредер, канцлер Германии с 1998 по 2005 год, считается приближенным к Путину и входит в советы директоров двух крупнейших государственных энергетических компаний России — «Роснефти» и «Газпрома». Шредер однажды назвал президента России «безупречным демократом», а в 2018 году Wall Street Journal назвал его «любящим роскошь, оплаченным и чванливым инструментом Владимира Путина».

    Шредер сказал своим подписчикам в LinkedIn в четверг, что «с обеих сторон было много ошибок», но, тем не менее, осудил вторжение, заявив, что «интересы безопасности России также не оправдывают использование военных средств.

    «Война и страдания, которые она причиняет народу Украины, должны закончиться как можно скорее», — сказал он. «Это ответственность российского правительства».

    Борис Джонсон

    Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон решительно осудил Путина почти сразу после того, как в понедельник российский президент признал независимость двух самопровозглашенных республик на востоке Украины. С тех пор британский лидер ввел санкции против Москвы и предложил российскому президенту предстать перед судом по обвинению в военных преступлениях как «окровавленного агрессора».

    Но Джонсон не всегда был так критичен по отношению к России, однажды похвалив лидера за «безжалостную ясность» в поддержке сирийского диктатора Башара Асада в ликвидации боевиков «Исламского государства». Джонсон давно дружит с видными российскими олигархами и оппозиционными партиями в Великобритании, по оценкам, его Консервативная партия получила почти 2 миллиона фунтов стерлингов от российской элиты с тех пор, как он стал премьер-министром.

    Жан-Люк Меланшон

    Меланшон, крайне левый политик, также баллотирующийся на высший пост Франции в этом году, ранее заявлял, что французские политики «должны обеспечить, чтобы Украина не вступала в НАТО на востоке», и утверждал, что Россия «является не врагом, а партнером». .

    Но лидер La France Insoumise в четверг сделал предварительный поворот, опубликовав заявление, в котором говорится, что Россия «берет на себя ответственность за ужасную неудачу в истории», напав на Украину, что, по его утверждению, «создает непосредственную опасность всеобщего конфликта, который угрожает всему человечеству».

    ДО

    Sur l’# Ukraine, on doit tenir bon sur les principes. Je suis pour une France неприсоединившихся. Ни ла Россия не входит в Украину, ни США не делает аннексию Украины в ОТАН.#UnionPopulaire https://t.co/nGTSQb6GLF pic.twitter.com/DBWHTOhJPQ

    — Жан-Люк Меланшон (@JLMelenchon) 20 февраля 2022 г.

    ПОСЛЕ

    Франсуа Фийон

    Бывший премьер-министр Франции и опальный кандидат в президенты Франсуа Фийон вошел в совет директоров российской нефтехимической компании «Сибур» в 2021 году после того, как ранее в том же году Кремль выдвинул его в совет директоров государственной компании «Зарубежнефть».«Сибур» возглавляют российские олигархи Леонид Михельсон и Геннадий Тимченко, против которых на этой неделе Великобритания ввела санкции.

    Но в четверг правый политик написал в Twitter, что «сожалеет» об аннексии Крыма в 2014 году и теперь «осуждает применение силы в Украине». В пятницу Фийон объявил, что планирует уйти с обеих должностей, заявив, что Путин «является единственным виновным в том, что он спровоцировал конфликт, которого можно было и нужно было избежать.

    ДО

    Вице-премьер Александр Новак провел встречу с членом правления СИБУРа и Зарубежнефти Франсуа Фийоном https://t.co/tOD2EKktHK pic.twitter.com/RoUKADtB4x

    — Правительство России (@GovernmentRF) 16 февраля 2022 г.

    ПОСЛЕ

    pic.twitter.com/kevwiWjFwe

    — Франсуа Фийон (@FrancoisFillon) 24 февраля 2022 г.

    Виктор Орбан

    Многолетний премьер-министр Венгрии Виктор Орбан поддерживает близкие отношения с Путиным, и не только потому, что они являются идеологическими единомышленниками. Орбан договаривается о долгосрочных газовых контрактах с Россией, в обмен на которые Венгрия получает более низкие цены, чем ее европейские партнеры.

    Орбан хвастался, что встречался с президентом России 12 раз за время своего пребывания в должности, последний раз в начале этого месяца, когда он просил Путина увеличить объем экспорта газа в его страну. «Тяжелые времена, но мы в очень хорошей компании», — сказал венгерский премьер.

    Однако в четверг Орбан был вынужден занять другую позицию, резко раскритиковав действия Москвы в видео на Facebook и заявив, что Венгрия не будет отправлять оружие Украине.«Вместе с нашими союзниками по Европейскому союзу и НАТО мы осуждаем военное нападение России», — сказал он. Вечером того же дня он присоединился к лидерам ЕС, подписавшим крупномасштабный пакет санкций, направленный против многих секторов российской экономики.

    ‘Другого варианта нет’: Отрывки речи Путина об объявлении войны | Российско-украинская война News

    Рано утром в четверг, 24 февраля 2022 года, президент России Владимир Путин обратился к своему народу, объявив о «специальной военной операции» против Украины.

    Речь последовала за его решением 21 февраля признать Донецкую Народную Республику и Луганскую Народную Республику и подписанием соглашений о взаимном сотрудничестве между Россией и двумя отколовшимися регионами.

    Ниже приведены основные моменты, переведенные сотрудниками «Аль-Джазиры» на основе стенограммы, опубликованной российским президентом:

    Смотрите момент, когда президент России Путин объявил о военной операции в украинском Донбассе, предупредив другие страны о последствиях в случае их вмешательства ⤵️

    🔴 ЖИВЫЕ обновления: https://t.co/e7XVFng5Gu pic.twitter.com/C1966pOHsX

    — Al Jazeera English (@AJEnglish) 24 февраля 2022 г.

    «Уважаемые граждане России! Дорогие друзья!

    «Сегодня вновь считаю необходимым вернуться к трагическим событиям, происходящим на Донбассе, и ключевому вопросу обеспечения безопасности России. Начну с того, что я сказал в своем обращении от 21 февраля. Я имею в виду то, что вызывает у нас особую озабоченность и тревогу – те фундаментальные угрозы нашей стране, которые год за годом, шаг за шагом, оскорбительно и бесцеремонно создаются безответственными политиками в Запад.

    «Я имею в виду расширение НАТО на восток, приближение его военной инфраструктуры к границам России. Хорошо известно, что на протяжении 30 лет мы настойчиво и терпеливо пытались договориться с ведущими странами НАТО о принципах равной и нерушимой безопасности в Европе. В ответ на наши предложения мы постоянно сталкивались либо с циничным обманом и ложью, либо с попытками давления и шантажа, а НАТО, несмотря на все наши протесты и опасения, продолжало неуклонно расширяться.Военная машина движется и, повторяю, приближается к нашим границам».


    «После распада СССР началось переустройство мира, и выработанные нормы международного права – ключевые, базовые, принятые по итогам Второй мировой войны и во многом закрепившие ее итоги – стали встать на пути самопровозглашенного победителя в холодной войне.

    «Конечно, в практической жизни, в международных отношениях и правилах, которые их регулировали, необходимо было учитывать изменения положения дел в мире и соотношения сил.Делать это нужно было профессионально, слаженно, терпеливо, учитывая и уважая интересы всех стран и понимая свою ответственность. Но нет, эйфория от абсолютного превосходства, эдакий современный абсолютизм, низкий уровень общей культуры и наглость лиц, принимающих решения [приводили к] подготовленным, принятым и продаваемым решениям, выгодным только для них самих. Ситуация стала развиваться по другому сценарию.

    «За примерами далеко ходить не надо.Во-первых, без одобрения Совета Безопасности ООН они провели кровавую военную операцию против Белграда, применив авиацию и ракеты прямо в самом центре Европы. [Они провели] несколько недель непрерывных бомбардировок городов и объектов критической инфраструктуры. Приходится напоминать об этих фактах, так как некоторые западные коллеги не любят вспоминать те события, а когда мы об этом говорим, предпочитают указывать не на нормы международного права, а на обстоятельства, которые они трактуют по своему усмотрению. .

    «Потом настала очередь Ирака, Ливии, Сирии. Нелегитимное применение военной силы против Ливии, перекручивание всех решений Совета Безопасности ООН по ливийскому вопросу привели к полному разрушению государства, к возникновению крупного очага международного терроризма, к гуманитарной катастрофе и Гражданская война, которая не закончилась по сей день. Трагедия, на которую обрекли сотни тысяч, миллионы людей не только в Ливии, но и во всем этом регионе, породила массовую миграционную волну из Северной Африки и Ближнего Востока в Европу.

    «Такую же судьбу они обеспечили Сирии. Военная деятельность западной коалиции на территории этой страны без согласия сирийского правительства или одобрения Совета Безопасности ООН есть не что иное, как агрессия, интервенция.

    «Однако особое место занимает вторжение в Ирак, которое осуществлялось также без каких-либо законных оснований. В качестве предлога они выдвинули якобы достоверную информацию из США о наличии в Ираке оружия массового поражения. В доказательство этого публично, на глазах у всего мира, госсекретарь США встряхнула какую-то пробирку с белым порошком, уверяя всех, что это химическое оружие, разрабатываемое в Ираке. А потом оказалось, что все это был обман, блеф: никакого химического оружия в Ираке не было».


    «В этом контексте были обещания нашей стране не расширять НАТО ни на дюйм на восток. Повторяю – нас обманули, то есть просто надули.Да, часто можно услышать, что политика — дело грязное. Возможно [это так], но не до такой степени. Ведь такое читерское поведение противоречит не только принципам международных отношений, но прежде всего общепризнанным нормам морали. Где здесь справедливость и правда? Только сплошная ложь и лицемерие.

    «Кстати, сами американские политики, политологи и журналисты пишут и говорят о том, что в последние годы внутри США создана настоящая «империя лжи».С этим трудно не согласиться, так как это правда. Но не будем преуменьшать: США — великая страна, системообразующая держава. Все ее спутники не только послушно соглашаются, подпевая ее музыке, но и копируют ее поведение, и с энтузиазмом принимают предлагаемые им правила. Поэтому с полным основанием можно с уверенностью сказать, что весь так называемый западный блок, образованный США по своему образу и подобию, все это «империя лжи»».


    «Несмотря на все это, в декабре 2021 года мы в очередной раз предприняли попытку договориться с США и их союзниками о принципах обеспечения безопасности в Европе и о нерасширении НАТО.Все было напрасно. Позиция США не изменилась. Они не считали нужным вести переговоры с Россией по этому важному для нас вопросу, продолжая преследовать свои цели и не считаясь с нашими интересами».


    «Что касается военной сферы, то сегодня современная Россия, даже после распада СССР и утраты значительной части своих мощностей, является одной из самых мощных ядерных держав мира и обладает определенными преимуществами в некоторых из новейшие виды вооружения.В связи с этим ни у кого не должно быть сомнений, что прямое нападение на нашу страну приведет к поражению и ужасным последствиям для любого потенциального агрессора».


    «По мере расширения НАТО на восток с каждым годом ситуация для нашей страны становится все хуже и опаснее. Более того, в последние дни руководство НАТО открыто говорит о необходимости ускорить, форсировать выдвижение инфраструктуры альянса к границам России. Другими словами, они удваивают свою позицию.Мы больше не можем просто наблюдать за тем, что происходит. Это было бы абсолютно безответственно с нашей стороны.

    «Для нас неприемлемо дальнейшее расширение инфраструктуры НАТО и начало военного строительства на территории Украины. Проблема, конечно, не в самом НАТО — это всего лишь инструмент внешней политики США. Проблема в том, что на прилегающих к нам территориях — территориях, которые исторически были нашими, подчеркиваю, — создается враждебная нам «антироссия», поставленная под полный внешний контроль; [она] интенсивно заселена вооруженными силами стран НАТО и снабжена самым современным вооружением.

    «Для США и их союзников это так называемая политика сдерживания России, [которая приносит] очевидные геополитические выгоды. А для нашей страны это в конечном счете вопрос жизни и смерти, вопрос нашего исторического будущего как народа. И это не преувеличение – это правда. Это реальная угроза не только нашим интересам, но и самому существованию нашего государства, его суверенитету. Это та самая красная черта, о которой много раз говорилось. Они пересекли его.

    «О ситуации на Донбассе. Мы видим, что силы, которые совершили переворот в Украине в 2014 году, захватили власть и удерживают ее посредством фиктивных избирательных процедур, отказались от мирного урегулирования конфликта. В течение восьми лет, в течение восьми долгих лет мы делали все возможное, чтобы разрешить ситуацию мирным, политическим путем. Все было напрасно.

    «Как я уже говорил в своем предыдущем обращении, нельзя без сострадания смотреть на то, что там происходит. Терпеть все это просто невозможно.Необходимо немедленно прекратить этот кошмар — геноцид против миллионов живущих там людей, которые полагаются только на Россию, только на нас. Эти чаяния, переживания, боль людей и являются для нас главным мотивом принятия решения о признании народных республик Донбасса.

    «Считаю важным подчеркнуть далее, что ведущие страны НАТО для достижения собственных целей поддерживают крайних националистов и неонацистов на Украине, которые, в свою очередь, никогда не простят крымчанам и севастопольцам выбор воссоединение с Россией.

    «Они, конечно, полезут в Крым, как и на Донбасс, чтобы убивать, как банды украинских националистов, пособников Гитлера, убивали беззащитных людей во время Великой Отечественной войны. Они открыто претендуют на ряд других русских территорий.

    «Ход событий и поступающая информация показывают, что столкновение России с этими силами неизбежно. Это только вопрос времени: они готовятся, ждут подходящего момента.Теперь они также утверждают, что приобрели ядерное оружие. Мы не позволим этому случиться».


    «У нас не осталось другого выхода для защиты России и нашего народа, кроме того, которым мы будем вынуждены воспользоваться сегодня. Ситуация требует от нас решительных и немедленных действий. Народные республики Донбасса обратились к России с просьбой о помощи.

    «В связи с этим, в соответствии со статьей 51 части 7 Устава ООН, с одобрения Совета Федерации России и во исполнение ратифицированных Думой 22 февраля договоров о дружбе и взаимопомощи с Донецкой народной Республики и Луганской Народной Республики я принял решение о проведении специальной военной операции.

    «Его цель — защитить людей, которые восемь лет подвергались издевательствам и геноциду со стороны режима в Киеве. А для этого мы будем добиваться демилитаризации и денацификации Украины, а также привлечения к ответственности тех, кто совершил многочисленные кровавые преступления против мирного населения, в том числе граждан Российской Федерации.

    «В наши планы не входит оккупация украинских территорий. Мы не собираемся никому ничего навязывать силой. В то же время мы слышим, что в последнее время на Западе говорят о том, что подписанные советским тоталитарным режимом документы, закрепившие исход Второй мировой войны, больше не должны соблюдаться. Ну и что на это ответить?

    «Итоги Великой Отечественной войны, как и жертвы, принесенные нашим народом на алтарь победы над нацизмом, священны. Но это не противоречит высоким ценностям прав и свобод человека, исходя из реалий, сложившихся сегодня в послевоенные десятилетия. Он также не отменяет права наций на самоопределение, закрепленного в статье 1 Устава ООН».


    «В связи с этим обращаюсь к гражданам Украины.В 2014 году Россия была обязана защищать жителей Крыма и Севастополя от тех, кого вы сами называете «фашистами». Крымчане и севастопольцы сделали свой выбор быть со своей исторической родиной, с Россией, и мы это поддержали. Повторяю, мы просто не могли поступить иначе.

    «То, что сегодня происходит, не исходит из желания ущемить интересы Украины и украинского народа. Это связано с защитой самой России от тех, кто взял в заложники Украину и пытается использовать это против нашей страны и ее народа.


    «Также необходимо обратиться к военнослужащим ВС Украины.

    «Дорогие товарищи! Ваши отцы, деды, прадеды не воевали с нацистами и не защищали нашу общую Родину, чтобы сегодняшние неонацисты смогли захватить власть в Украине. Вы присягнули на верность украинскому народу, а не антинациональной хунте, которая грабит Украину и издевается над ее народом.

    «Не выполняйте его преступные приказы. Я призываю вас немедленно сложить оружие и вернуться домой.Хочу уточнить, что все военнослужащие украинской армии, которые это сделают, смогут беспрепятственно покинуть зону боевых действий и вернуться к своим семьям.

    «Еще раз подчеркиваю, вся ответственность за возможное кровопролитие будет лежать на совести правящего режима в Украине.

    «Теперь несколько важных, очень важных слов для тех, у кого может возникнуть соблазн вмешаться в происходящие события. Кто бы ни пытался нам помешать или угрожать нашей стране или нашему народу, должен знать, что ответ России будет немедленным и приведет вас к последствиям, с которыми вы никогда не сталкивались в своей истории. Мы готовы к любому повороту событий. Все необходимые решения по этому поводу приняты. Я надеюсь, что меня услышат».


    «Дорогие соотечественники!

    «Уверен, что преданные Родине солдаты и офицеры Вооруженных Сил России профессионально и мужественно выполнят свой долг. Не сомневаюсь, что все уровни власти, специалисты, отвечающие за стабильность нашей экономики, финансовой системы и социальной сферы, руководители наших компаний и весь российский бизнес будут действовать слаженно и эффективно.Рассчитываю на патриотическую консенсусную позицию всех парламентских партий и общественных сил.

    «Как всегда в нашей истории, судьба России в надежных руках нашего многонационального народа. А это значит, что принятые решения будут реализованы, поставленные цели достигнуты, безопасность нашей Родины будет надежно обеспечена.

    «Верю в вашу поддержку, в ту непобедимую силу, которую дает нам наша любовь к Отечеству».

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.