Новообразования на коже шеи: Новообраз­ования головы лица и шеи

Содержание

Отделение опухолей головы и шеи

Отделение занимается хирургическим, комплексным и комбинированным лечением опухолей головы и шеи.

Специалисты отделения осуществляют лечение таких заболеваний как:

По показаниям больные получают также комбинированные и комплексные методы лечения, включая различные виды лучевой терапии, системную (в том числе непрерывную) или регионарную химиотерапию. Отделение проводит все виды химотерапевтического лечения (предоперационное, профилактическое, лечебное и паллиативное).

Наши специалисты подготовили буклеты для пациентов, которые проходят лечение на отделении опухолей головы и шеи. Они помогут понять, как организовано лечение, какие проблемы могут возникнуть во время терапии и как их решить.

Пациентам с местнораспространенными опухолями одномоментно с удалением опухоли осуществляется реконструктивный этап, что способствует укорочению сроков реабилитации больных, а также более раннему восстановлению самостоятельного дыхания, речи и глотания.

Применяются различные виды реконструктивно-пластических операций: восстановление кожных покровов лица, шеи и волосистой части головы, в том числе век и тканей периокулярной области, верхней и нижней губы, языка и полости рта, восстановление непрерывности нижней челюсти, закрытие фарингостом.

Ежегодно в отделении получают специализированное лечение более 600 пациентов с опухолями головы и шеи. Отделение располагает 25 койками круглосуточного стационара (8 палат: 7 четырехместных, 1 повышенной комфортности (двухместная). Специализированная помощь оказывается с применением новейших технологий: лазерно-хирургических методов, криохирургических, при распространенных опухолях проводится комбинированное лечение (хирургическое лечение с радио- химиотерапией)

В лечении больных используются самые современные хирургические, лекарственные и лучевые методы, применяемые в виде комбинированной и комплексной терапии, соответствующие международным стандартам. Широко применяются одномоментные и одноэтапные вмешательства, позволяющие сократить количество операций у пациента и длительность пребывания в стационаре. Используется эндовидеохирургия, гибковолоконная эндоскопия, лазерные и радиочастотные технологии, а также под контролем ультразвука и рентгеновских лучей.

Операции проводятся с использованием новейшей современной установки «Harmonic Focus» (США) , электрохирургического аппарата «Liga Sure» (США), сшивающе-режущего аппарата «ETS Flex compact» что позволяет уменьшить кровопотерю и травматизацию тканей во время удаления опухоли, сократить сроки заживления раны и уменьшить количество послеоперационных осложнений. Операционная оборудована универсальным операционным микроскопом OPMI VARIO 700 (Германия), не имеющим аналогов в мире. Автофокус с системой SpeedFokus™обеспечивает оптимальную визуализацию и позволяет выполнять микрососудистую пластику, операции с микроневролизом возвратного гортанного нерва и микронейропластику для восстановления подвижности мимических мышц.

На отделении выполняются все виды специализированного хирургического лечения:

  • Физические методы воздействия при опухолях головы и шеи: радиочастотная термоаблация; лазерное удаление; фотодинамическая терапия; криодеструктивные операции.
  • Микрохирургические, расширенные, комбинированные и реконструктивно-пластические операции при опухолевых заболеваниях органов головы и шеи, в том числе видеоэндоскопические с использованием метода микрохирургической аутотрансплантации тканей.
  • Комплексное лечение доброкачественных и злокачественных опухолей и опухолеподобных заболеваний челюстей, слизистых обо-лочек полости рта, слюнных желез с использованием метода одномоментного возмещения полученных дефектов
  • Уникальные операции по радикальному удалению опухолей челюстно-лицевой области и шеи с одномоментной реконструкцией и восстановлением основных функций : микрохирургическая реконструкция дефектов лица и челюстей комплексом собственных тканей — мягких тканей и костных структур. Микронейропластика для восстановления подвижности мимических мышц
  • Реконструкция лицевого скелета с использованием аутотканей и аллогенных материалов, композитных биосовместимых мате-риалами, биоинжениринга органов головы и шеи.
  • Комбинированные резекции опухолей языка, ротоглотки и полости рта с реконструкцией послеоперационного дефекта переме-щенными лоскутами на сосудистой ножке или свободными лоскутами с применением микрохирургической техники.
  • Удаление опухолей кожи головы с различными вариантами одномоментной пластики.
  • Реконструктивно-пластические операции при опухолях головы и шеи микрохирургические.
  • Клиновидная резекция губы,квадратная резекция губы, субтотальная резекция губы, удаление губы с резекцией лицевого скелета
  • Орофациальная резекция с оформлением оростомы
  • Резекция языка
  • Гемиглоссэктомия
  • Глоссэктомия
  • Комбинированная глоссэктомия с резекцией челюсти и дна полости рта с оформлением оростомы.
  • Удаление опухоли полости рта
  • Хирургическое лечение при опухолевых заболеваниях придаточных пазух носа в соответствии с принципами малоинвазивной хирургии
  • Удаление новообразования соединительных и других мягких тканей головы, лица, шеи
  • Хирургическое лечение заболеваний слюнных желез с микроневролизом ветвей лицевого нерва
  • Хирургия гортани и верхних отделов трахеи
  • Хирургическое лечение заболеваний щитовидной железы, в том числе онкологических с микроневролизом возвратного гортанного нерва
  • Выполняется одномоментная и отсроченная установка голосового протеза.
  • Удаление метастазов на шее, в том числе с протезированием крупных сосудов шеи
  • Удаление лимфатических узлов и клетчатки шеи
  • Расширенная шейная лимфаденэктомия

Разработанные на отделении оригинальные методы реконструкции позволяют успешно лечить пациентов с распространенными опухолями щитовидной железы, которые требуют сложных хирургических приемов с целью восстановления дефицита утраченных тканей.

Заведующий отделением

Раджабова Замира Ахмедовна, заведующий отделением опухолей головы и шеи, врач-онколог, научный сотрудник, доцент, кандидат медицинских наук

Онколог предупреждает: Рак головы и шеи растет так быстро, что можно не дождаться окончания пандемии

Врачи отделения:

Артемьев Семен Сергеевич — врач-онколог, хирург

Котов Максим Андреевич — врач-онколог

Кустов Максим Олегович — врач-онколог, оториноларинголог, кандидат медицинских наук

Митрофанов Александр Сергеевич — врач-онколог, аспирант

Нажмудинов Рустам Асульдинович — врач-онколог, кандидат медицинских наук

Синячкина Дарья Александровна — врач-онколог, кандидат медицинских наук

Сотрудники отделения являются высококвалифицированными хирургами-онкологами, владеют всеми современными видами лечебно-диагностических манипуляций.

На отделении проводятся научные исследования, направленные на совершенствование методов диагностики, консервативных и хирургических воздействий

Лазерное удаление кожных новообразований по доступной цене в Долгопрудном

Мы предлагаем:

Удаление кожных новообразований лазером позволяет получить здоровую гладкую кожу. Чаще всего пациенты обращаются в клинику с целью удаления таких образований, как папилломы, бородавки, родинки. Перед удалением врач проводит осмотр, родинки осматривают при помощи специального прибора дерматоскопа. В дальнейшем удаленное новообразование может быть направлено на диагностику в лабораторию для исследования под микроскопом.

Лазерное удаление является наименее травматичным по сравнению с другими методами. Для удаления лазером небольших новообразований кожи анестезия не требуется.

В клинике косметологии Code Beauty Medicine ведут прием врачи дерматоонкологи. Удаление кожных образований проводится эрбиевым лазером.

Удаление кожных новообразований цена

УслугаВремяЦена
Консультация врача дерматолога-косметолога, дерматоонколога (дерматоскопия одного кожного новообразования и рекомендации при обращении с целью удаления)20 мин1100р
Дерматоскопия дополнительных кожных новообразований (цена за один элемент)10 мин400р
Удаление новообразований на коже лица, шеи, туловища, конечностей (кроме ладоней и стоп)
Лазерное удаление кожного новообразования до 1 мм200р
Лазерное удаление кожного новообразования до 5 мм800р
Лазерное удаление кожного новообразования до 10 мм1800р
Удаление новообразований на коже век, волосистой части головы, интимных областей
Лазерное удаление кожного новообразования до 1 мм500р
Лазерное удаление кожного новообразования до 5 мм1000р
Лазерное удаление кожного новообразования до 10 мм2500р
Обезболивание
Артикаин500р
Гистологическое исследование удалённого новообразования (исследование проводит лаборатория Бион)
Гистологическое исследование удалённого новообразования (одно новообразование)1 неделя2500р

Записывайтесь на прием


* Имеются противопоказания. Требуется консультация врача.


Поделиться:

Не знаете, какую процедуру выбрать?
Пройдите онлайн-тестирование и получите индивидуальный план косметологических процедур!

27 июля – Всемирный день борьбы против рака головы и шеи

27 ИЮЛЯ – ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ БОРЬБЫ ПРОТИВ РАКА ГОЛОВЫ И ШЕИ

Уже четвертый год 27 июля весь мир отмечает Всемирный день борьбы против рака головы и шеи. Эти злокачественные новообразования малоизвестные широкой массе людей занимают в мире 6 место по заболеваемости. Ежегодно в мире раком головы и шеи заболевает более 500 000 людей и 270 000 человек умирает. 

Учеными доказано, что ключевым фактором, способствующим возникновению рака, является наличие вредных привычек. Особенно это касается табакокурения: по данным статистики, почти 90 процентов людей, которым ставят этот диагноз, являются заядлыми курильщиками. При этом употребление алкоголя совместно с никотином увеличивает риск заболеть в десятки раз. А несоблюдение режима сна и бодрствования и неправильное питание приводят к сбою в работе всего организма и снижают иммунитет, необходимый для борьбы с болезнью.

Комплексная профилактика злокачественных новообразований включает первичную (доклиническую) и вторичную (клиническую).  

  • Под первичной понимают предупреждение возникновения опухолей и предопухолевых состояний путем устранения или нейтрализации воздействия неблагоприятных факторов окружающей среды и образа жизни, а также путем повышения неспецифической резистентности организма.
  • Вторичная профилактика представляет комплекс мероприятий, направленных на выявление онкологических заболеваний, их раннюю диагностику, что обеспечивает эффективность лечения.

Важной мерой профилактики является диспансеризация, формирование групп повышенного онкологического риска и их углубленное обследование, что позволяет повысить выявляемость предопухолевых заболеваний на ранних стадиях, особенно для визуальных локализаций. Рациональная и планомерно проводимая диспансеризация предопухолевых заболеваний слизистой оболочки полости рта и губ со строгим соблюдением ее методических основ является эффективной мерой профилактики онкологических заболеваний полости рта.

«Наш совет единственный – построить свою жизнь и свой распорядок дня таким образом, чтобы здоровый образ жизни превратилась для вас в такую же непререкаемую необходимость, как сон, как дыхание».

Твоё здоровье – в твоих руках!

С Уважением специалисты БУ «СККВД».

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина

Вот уже почти 70 лет Онкоцентр – это уникальный симбиоз науки и клинической практики, мультидисциплинарный подход к лечению онкологических больных, хирургическая школа, известная далеко за пределами России. Здесь изучаются и совершенствуются морфологические, иммунологические и генетические методы диагностики.

Специалисты Блохина – авторы клинических рекомендаций по онкологии.

Ежегодно в Онкоцентре противоопухолевое лечение проходят более 35 тысяч пациентов всех возрастов. Еще почти 6 000 граждан России получают помощь дистанционно – посредством телемедицинских консультаций.

Онкоцентр – это:
  • Комбинированное лечение пациентов
  • Собственное производство химио- и радиофармацевтических препаратов
  • Собственные методы иммунотерапии опухолей
  • Передовые технологии реабилитации онкопациентов
  • «Центры компетенций» по различным нозологиям, в том числе первый в России центр компетенций по лечению пациентов с опухолями без выявленного первичного очага
  • Собственное отделение переливания крови, доноры которого снабжают кровью и ее компонентами исключительно пациентов Онкоцентра
  • Первый и единственный онкологический центр, имеющий в своем составе специализированное отделение реабилитации для онкопациентов
  • Крупнейшая педагогическая школа в области онкологии в России

На протяжении многих лет Онкоцентр является членом Международного Противоракового Союза (UICC) при Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и членом Ассоциации Европейских Онкологических Институтов (OECI) в Женеве.

В 2019 году НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина стал полноправным членом ведущей мировой организации, которая объединяет трансплантационные центры Европы и мира — Европейской группы по трансплантации крови и костного мозга (EBMT).

НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина:

  • Онкологическая помощь мирового уровня, доступная каждому
  • Инновации в онкологии
  • Уникальный опыт для коллег

Удаление папиллом в Челябинске — Цены

Как выполняется

Наиболее распространенными методами устранения новообразований на коже являются хирургический способ и электрокоагуляция. Рассмотрим каждый в отдельности.

Хирургический

Хирургическое устранение образований – радикальная мера, используется редко. Операция проходит под общим наркозом. Способ нежелательный, поскольку на коже остаются шрамы. Хирургическое вмешательство задействуется в следующих случаях:

  1. Масштабный участок распространения;
  2. Большие параметры нароста;
  3. Другие методы бессильны.

Электрокоагуляция

Процесс заключается в применение специализированного хирургического инструмента. На него подаются электрические разряды разной интенсивности, в результате инструмент нагревается до заданного значения. Температурное воздействие на новообразование провоцирует отмирание клеток и испарение.

Показания

Удаление папиллом рекомендуется проводить, когда существует вероятность размножения, а также в следующих случаях:

  • Новообразование травмировано;
  • Дискомфорт и боль;
  • Если находится в месте трения и соприкосновения;
  • При изменении формы и цвета;
  • При зуде.

Рекомендуется удаление папиллом при увеличении площади новообразования или при ее глубоком расположении.

Противопоказания

Противопоказано удалять папиллому в следующих случаях:

  • Наличие простудных заболеваний в период проведения операции;
  • Лактация, беременность;
  • Инфекционные заболевания;
  • Герпес в период операции.

Необходимые анализы

  • Анализ на ВИЧ, гепатиты и сифилиз;
  • Общий и биохимический анализ крови;
  • Определение группы крови и резус-фактора;
  • Флюорография.

Реабилитация

После проведенной операции запрещено:

  • В течение одной недели после процедуры мочить рану;
  • Если устраняли новообразование с подошвы стопы, то запрещено нагружать ногу;
  • При расположении ранки на шее или лице не рекомендуется пользоваться косметикой или мылом;
  • Запрещается посещать солярии и находиться слишком долго под ярким солнцем;
  • Отдирать на ранке корочку.

Реабилитационный период после проведения операции по устранению образования зависит от большого количества факторов (параметры иссеченного участка, глубина проникновения в эпидермис и т.д.). На восстановление врачи отводят от недели до нескольких месяцев. Если следовать всем предписаниям доктора, то получиться сократить реабилитационный период. Соблюдайте гигиену, обрабатывайте ранку антисептиком. При выходе на солнце пользуйтесь солнцезащитными средствами – эта мера предотвратить потемнение и воспаление ранки.

Рак кожи головы и шеи

Что такое рак кожи головы и шеи?

Злокачественные новообразования кожи являются наиболее распространенными видами рака в Соединенных Штатах, на них приходится более половины всех новых случаев рака.

Типы злокачественных новообразований кожи:

  • Меланома — наименее распространенная форма рака кожи, но она является причиной большего количества смертей в год, чем плоскоклеточный и базально-клеточный рак кожи вместе взятые. Меланома также более склонна к распространению, и ее труднее контролировать.
  • Немеланомные злокачественные новообразования:
    • Плоскоклеточный рак — второй по распространенности рак кожи. Это более агрессивно и может потребовать обширной хирургии, в зависимости от локализации и вовлечения нерва.
    • Базально-клеточный рак — наиболее распространенная форма рака кожи. Это редко приводит к летальному исходу, но может быть локально агрессивным.

Эти злокачественные новообразования кожи обычно вызываются ультрафиолетовым излучением в результате пребывания на солнце и в солярии.

Каковы симптомы рака кожи головы и шеи?

Рак кожи обычно проявляется в виде патологического новообразования на коже. Нарост может иметь вид бородавки, корочки, язвы, родинки или раны. Это может или не может кровоточить и может быть болезненным. Если у вас есть ранее существовавшая родинка, любые изменения характеристик этого пятна, такие как приподнятая или неправильная граница, неправильная форма, изменение цвета, увеличение размера, зуд или кровотечение, являются предупреждающими признаками меланомы.Иногда первым признаком меланомы или плоскоклеточного рака является увеличение лимфатического узла.

Каковы факторы риска рака кожи головы и шеи?

Эти злокачественные новообразования кожи обычно вызываются ультрафиолетовым излучением в результате пребывания на солнце и в соляриях.

Каковы симптомы рака кожи головы и шеи?

Рак кожи обычно проявляется в виде патологического новообразования на коже. Нарост может иметь вид бородавки, корочки, язвы, родинки или раны.Это может или не может кровоточить и может быть болезненным. Если у вас есть ранее существовавшая родинка, любые изменения характеристик этого пятна, такие как приподнятая или неправильная граница, неправильная форма, изменение цвета, увеличение размера, зуд или кровотечение, являются предупреждающими признаками меланомы. Иногда первым признаком меланомы или плоскоклеточного рака является увеличенный лимфатический узел.

Каковы факторы риска рака кожи головы и шеи?

  • Воздействие солнца.
  • Воздействие в солярии.
  • Иммунодепрессанты (например, принимаемые пациентами после трансплантации).
  • Предварительное облучение области головы и шеи.

Как диагностируется рак кожи головы и шеи?

Диагноз ставится на основании клинического осмотра и биопсии. Базальноклеточный и плоскоклеточный рак классифицируют по размеру и степени роста. Базальноклеточный рак редко метастазирует в лимфатические узлы, но может достигать больших размеров и проникать в местные структуры. Плоскоклеточный рак гораздо чаще поражает лимфатические узлы шеи и околоушной железы и может распространяться по ходу нервов.

Меланома определяется не по размеру, а по тому, насколько глубоко она проникает в слои кожи. Таким образом, поверхностная или бритвенная биопсия не дает точной информации о стадии, используемой для выбора лечения. Меланомы могут иметь очень непредсказуемое течение и распространяться на отдаленные органы. Меланомы с промежуточной толщиной часто требуют биопсии сигнального узла, хирургической процедуры, выполняемой хирургом головы и шеи, чтобы определить, произошло ли микроскопическое распространение в лимфатические узлы.

Лечение рака кожи головы и шеи

Многие мелкие базальноклеточные раки или плоскоклеточные раки на ранних стадиях могут быть удалены с помощью хирургии Мооса, метода, который щадит нормальные ткани путем многократного интраоперационного исследования края, удаляя только рак и оставляя соседние нормальные ткани. Опухоли с поражением нервов, лимфатических узлов или опухоли большого размера не подходят для операции по Моосу. Они требуют мультимодального подхода к лечению, с формальной хирургической резекцией и адъювантной лучевой или химиотерапией.

Меланома более склонна к распространению, поэтому требуется агрессивная хирургическая резекция с широкими краями в дополнение к лучевой и/или химиотерапии.

Рак головы и шеи — Национальный институт рака

  • чау-чау LQM. Рак головы и шеи. Медицинский журнал Новой Англии 2020; 382 (1): 60–72. дои: 10.1056/NEJMra1715715

  • Son E, Panwar A, Mosher CH, Lydiatt D. Рак большой слюнной железы. Журнал онкологической практики 2018; 14(2):99–108.

    [Реферат PubMed]
  • Гандини С., Боттери Э., Иодис С. и др. Табакокурение и рак: метаанализ. Международный журнал рака 2008 г.; 122(1):155–164.

    [Реферат PubMed]
  • Хашибе М., Боффетта П., Заридзе Д. и др. Доказательства важной роли генов метаболизма алкоголя и альдегидов при раке верхних отделов пищеварительного тракта. Эпидемиология рака, биомаркеры и профилактика 2006; 15(4):696–703.

    [Реферат PubMed]
  • Хашибе М., Бреннан П., Бенхамоу С. и др. Употребление алкоголя у никогда не куривших табак, курение сигарет у никогда не пьющих и риск рака головы и шеи: объединенный анализ Международного консорциума по эпидемиологии рака головы и шеи. Журнал Национального института рака 2007 г .; 99 (10): 777–789.

    [Реферат PubMed]
  • Боффетта П., Хехт С., Грей Н., Гупта П., Страйф К. Бездымный табак и рак. The Lancet Oncology 2008; 9(7):667–675.

    [Реферат PubMed]
  • Mariano LC, Warnakulasuryia S, Straif K, Monteiro L. Пассивное курение и риск развития рака полости рта: систематический обзор и метаанализ. Tobacco Control 2021:tobaccocontrol-2020-056393. doi: 10.1136/tobaccocontrol-2020-056393.

    [Реферат PubMed]
  • Хашим Д., Генден Э., Познер М., Хашибе М., Боффетта П. Профилактика рака головы и шеи: от первичной профилактики до воздействия врачей на снижение бремени. Анналы онкологии 2019; 30(5):744–756.

    [Реферат PubMed]
  • Хашибе М., Бреннан П., Чуанг С.К. и др.Взаимодействие между употреблением табака и алкоголя и риском рака головы и шеи: объединенный анализ Международного консорциума по эпидемиологии рака головы и шеи. Эпидемиология рака, биомаркеры и профилактика 2009 г.; 18(2):541–550.

    [Реферат PubMed]
  • Чатурведи А.К., Энгельс Э.А., Пфайффер Р.М. и соавт. Вирус папилломы человека и рост заболеваемости раком ротоглотки в США. Журнал клинической онкологии 2011; 29(32)4294–4301.

    [Реферат PubMed]
  • Adelstein DJ, Ridge JA, Gillison ML, et al. Плоскоклеточный рак головы и шеи и вирус папилломы человека: Резюме научного совещания Национального института рака, 9–10 ноября 2008 г., Вашингтон, округ Колумбия, Head and Neck 2009; 31 (11): 1393–1422.

    [Реферат PubMed]
  • Gillison ML, D’Souza G, Westra W, et al. Различные профили факторов риска для папилломавируса человека 16-го типа и папилломавируса человека 16-негативного рака головы и шеи. Журнал Национального института рака 2008 г.; 100(6):407–420.

    [Реферат PubMed]
  • Сарайя М., Унгер Э.Р., Томпсон Т.Д. и др. Американская оценка типов ВПЧ при раке: последствия для современных и 9-валентных вакцин против ВПЧ. Журнал Национального института рака 2015; 107(6):djv086. дои: 10.1093/jnci/djv086.

    [Реферат PubMed]
  • Senkomago V, Henley SJ, Thomas CC, et al.Рак, связанный с вирусом папилломы человека — США, 2012–2016 гг. ММВР. Еженедельный отчет о заболеваемости и смертности , 2019 г.; 68 (33): 724–728.

    [Реферат PubMed]
  • Хо П.С., Ко Ю.С., Ян Ю.Х., Шие Т.И., Цай Ц.К. Заболеваемость раком ротоглотки на Тайване: эндемичный район жевания бетеля. Журнал патологии полости рта и медицины 2002; 31(4):213–219.

    [Реферат PubMed]
  • Гольденберг Д., Ли Дж., Кох В.М. и др.Привычные факторы риска рака головы и шеи. Отоларингология и хирургия головы и шеи 2004; 131(6):986–993.

    [Реферат PubMed]
  • Ю. MC, Юань Дж. М. Рак носоглотки. В: Schottenfeld D, Fraumeni JF Jr., редакторы. Эпидемиология и профилактика рака. 3 рд изд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2006.

  • Ю. MC, Юань Дж. М.Эпидемиология рака носоглотки. Семинары по биологии рака 2002; 12(6):421–429.

    [Реферат PubMed]
  • Ольшан АФ. Рак гортани. В: Schottenfeld D, Fraumeni JF Jr., редакторы. Эпидемиология и профилактика рака. 3 рд изд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2006.

  • Боффетта П., Ричиарди Л., Беррино Ф. и др.Род занятий и рак гортани и гортаноглотки: международное исследование случай-контроль во Франции, Италии, Испании и Швейцарии. Причины рака и борьба с ним 2003; 14(3):203–212.

    [Реферат PubMed]
  • Литтман А.Дж., Воан Т.Л. Рак носовой полости и околоносовых пазух. В: Schottenfeld D, Fraumeni JF Jr. , редакторы. Эпидемиология и профилактика рака. 3 рд изд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2006.

  • Люс Д., Леклерк А., Бегин Д. и др. Синоназальный рак и профессиональные воздействия: объединенный анализ 12 исследований случай-контроль. Причины рака и борьба с ним 2002; 13(2):147–157.

    [Реферат PubMed]
  • Люс Д., Герин М., Леклерк А. и др. Синоназальный рак и профессиональное воздействие формальдегида и других веществ. Международный журнал рака 1993; 53(2):224–231.

    [Реферат PubMed]
  • Mayne ST, Morse DE, Winn DM. Рак полости рта и глотки. В: Schottenfeld D, Fraumeni JF Jr., редакторы. Эпидемиология и профилактика рака. 3 рд изд. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2006.

  • Престон-Мартин С. , Томас Д.К., Уайт С.К., Коэн Д. Предыдущее воздействие медицинских и стоматологических рентгеновских лучей, связанных с опухолями околоушной железы. Журнал Национального института рака 1988; 80 (12): 943–949.

    [Реферат PubMed]
  • Horn-Ross PL, Ljung BM, Morrow M. Факторы окружающей среды и риск рака слюнных желез. Эпидемиология 1997; 8(4):414–429.

    [Реферат PubMed]
  • Chien YC, Chen JY, Liu MY, et al. Серологические маркеры вирусной инфекции Эпштейна-Барр и карциномы носоглотки у тайваньских мужчин. Медицинский журнал Новой Англии 2001; 345 (26): 1877–1882.

    [Реферат PubMed]
  • Hamilton-Dutoit SJ, Therkildsen MH, Neilsen NH, et al. Недифференцированная карцинома слюнной железы у гренландских эскимосов: демонстрация ДНК вируса Эпштейна-Барра путем гибридизации нуклеиновых кислот in situ. Патология человека 1991; 22(8):811–815.

    [Реферат PubMed]
  • Чан Дж.К., Ип Т.Т., Цанг В.Я. и др.Специфическая ассоциация вируса Эпштейна-Барр с лимфоэпителиальной карциномой среди опухолей и опухолеподобных поражений слюнной железы. Архив патологии и лабораторной медицины 1994; 118 (10): 994–997.

    [Реферат PubMed]
  • Беддок А., Кригер С., Кастера Л., Стоппа-Лионнет Д., Тариат Дж. Ведение пациентов с анемией Фанкони с карциномой головы и шеи: диагностика и адаптация лечения. Онкология полости рта 2020; 108:104816.

    [Реферат PubMed]
  • Siegel RL, Miller KD, Fuchs HE, Jemal A. Статистика рака, 2021 г. CA: Журнал рака для клиницистов 2021; 71 (1): 7–33.

    [Реферат PubMed]
  • Анг К.К., Харрис Дж., Уилер Р. и др. Вирус папилломы человека и выживаемость больных раком ротоглотки. Медицинский журнал Новой Англии 2010; 363 (1): 24–35.

    [Реферат PubMed]
  • Строян П., Хатчесон К.А., Эйсбрух А. и др.Лечение поздних осложнений после лучевой терапии рака головы и шеи. Обзоры лечения рака 2017; 59:79–92.

    [Реферат PubMed]
  • До К.А., Джонсон М.М., Доэрти Д.А. и соавт. Вторые первичные опухоли у больных раком верхних дыхательных путей: совместное воздействие курения и алкоголя (США). Причины рака и борьба с ним 2003; 14(2):131–138.

    [Реферат PubMed]
  • Аргирис А., Брокштейн Б.Е., Хараф Д.Дж. и др.Конкурирующие причины смерти и вторые первичные опухоли у пациентов с локорегионально распространенным раком головы и шеи, получавших химиолучевую терапию. Клинические исследования рака 2004 г.; 10 (6) 1956–1962.

    [Реферат PubMed]
  • Chuang SC, Scelo G, Tonita JM, et al. Риск второго первичного рака среди пациентов с раком головы и шеи: объединенный анализ 13 реестров рака. Международный журнал рака 2008 г.; 123 (10): 2390–2396.

    [Реферат PubMed]
  • Молекулярная патология новообразований кожи головы и шеи

    Базально-клеточная карцинома может быть индолентной или местно-агрессивной опухолью, которая, особенно в области головы и шеи, может вызывать значительную болезненность, например, из-за инвазии в хрящи и кости. Это может привести к разрушению носа или инвазии глаз и нервов и, в редких случаях, инвазии в головной мозг. Общая частота рецидивов оценивается в пределах от 1% до 10% с вариациями в зависимости от подтипа и локализации, но, в целом, лицевая базальноклеточная карцинома показывает более высокую частоту местных рецидивов, особенно в области носа и ушей. 12–15  Это может быть связано с трудностями в достижении отрицательных краев в этих анатомических местах, и неудивительно, что существует обратная корреляция между расстоянием до краев и рецидивом. 16  Тем не менее, метастазы крайне редки с предполагаемой частотой от 0,0028% до 0,55% в целом (рассмотрено в Gropper et al 17 ). В отличие от плоскоклеточного рака, предшествующего поражения нет.

    Основными клиническими подтипами БКК являются узловой, микронодулярный, поверхностный, инфильтративный (в том числе морфеаформный/склеротический БКК) и фиброэпителиома Пинкуса.Эти подтипы также имеют различные гистологические корреляты. Наиболее распространенным подтипом (по оценкам, 60–75% в целом) является узловой (или узловато-кистозный) подтип, который особенно распространен в области головы и шеи, при этом 89,6% узловых БКК возникают в этой области. Клинически представляет собой полупрозрачную восковую папулу с телеангиэктазиями. Иногда он изъязвляется, образуя типичные «закрученные» края. Гистологически этот тип представляет собой узелковое расположение долек опухолевых клеток в богатой муцином строме (рис. 1, А).Клетки имеют темные гиперхроматические ядра с небольшой цитоплазмой и имеют палисадное расположение на периферии долек. Часто между опухолевыми гнездами и стромой наблюдается ретракция. Поверхностная БКК реже встречается в области головы и шеи. В одном исследовании 39,9% поверхностных БКК были обнаружены в области головы и шеи, а 45,9% — на туловище. Клинически он часто представляет собой эритематозное пятно, а гистологически опухолевые дольки прикрепляются к эпидермису с минимальным проникновением в дерму (рис. 1, Б).Инфильтративная БКК и ее разновидности, морфеаформная и склеротическая БКК, имеют склонность к поражению области головы и шеи (например, 94,8% морфеформных БКК были обнаружены в этой области 9 ). Клинически он представляет собой бледную бляшку с рубцовым внешним видом, границы которой трудно различимы. Гистологически он состоит из небольших узких гнезд и тяжей опухолевых клеток неправильной формы без выраженного палисадирования и ретракции (рис. 1, В). Этот вариант часто показывает глубокий инфильтративный рост и периневральную инвазию и связан с более высокой частотой рецидивов. 13–15,18  Одно исследование 19  показало, что частота рецидивов инфильтративной БКК составляет 26,5% по сравнению с 6,4% для узловой БКК. Метатипическая БКК или базосквамозная карцинома является спорным образованием с различными определениями, но в целом, вероятно, лучше всего описывается как разновидность инфильтративной БКК с плоскоклеточной дифференцировкой, и считается, что она обладает более высоким метастатическим потенциалом. 10,20,21  Микронодулярный базальноклеточный рак показывает меньшие опухолевые гнезда, чем узловой базальноклеточный рак. Некоторые 19,22,23  предположили, что этот вариант может вести себя более агрессивно, возможно, из-за более глубокого расширения, чем другие подтипы.Фиброэпителиома Пинкуса представляет собой полиповидный вариант, который чаще всего возникает на спине. Таким образом, BCC в области головы и шеи чаще демонстрируют агрессивный подтип, чем в других местах, и могут также вести себя более агрессивно из-за анатомических ограничений в достижении отрицательных краев.

    Молекулярная патология новообразований кожи головы и шеи

    Базально-клеточная карцинома может быть индолентной или местно-агрессивной опухолью, которая, особенно в области головы и шеи, может вызывать значительную болезненность, например, из-за инвазии в хрящи и кости.Это может привести к разрушению носа или инвазии глаз и нервов и, в редких случаях, инвазии в головной мозг. Общая частота рецидивов оценивается в пределах от 1% до 10% с вариациями в зависимости от подтипа и локализации, но, в целом, лицевая базальноклеточная карцинома показывает более высокую частоту местных рецидивов, особенно в области носа и ушей. 12–15  Это может быть связано с трудностями в достижении отрицательных краев в этих анатомических местах, и неудивительно, что существует обратная корреляция между расстоянием до краев и рецидивом. 16  Однако метастазы встречаются крайне редко, с предполагаемой общей частотой от 0,0028% до 0,55% (рассмотрено в Gropper et al 17 ). В отличие от плоскоклеточного рака, предшествующего поражения нет.

    Основными клиническими подтипами БКК являются узловой, микронодулярный, поверхностный, инфильтративный (в том числе морфеаформный/склеротический БКК) и фиброэпителиома Пинкуса. Эти подтипы также имеют различные гистологические корреляты. Наиболее распространенным подтипом (приблизительно 60-75% в целом) является узловой (или узловато-кистозный) подтип, который особенно распространен в области головы и шеи, с 89.6% узловых BCC, возникающих в этом месте. Клинически представляет собой полупрозрачную восковую папулу с телеангиэктазиями. Иногда он изъязвляется, образуя типичные «закрученные» края. Гистологически этот тип представляет собой узелковое расположение долек опухолевых клеток в богатой муцином строме (рис. 1, А). Клетки имеют темные гиперхроматические ядра с небольшой цитоплазмой и имеют палисадное расположение на периферии долек. Часто между опухолевыми гнездами и стромой наблюдается ретракция. Поверхностная БКК реже встречается в области головы и шеи. В одном исследовании 9 39,9% поверхностных базальноклеточных раков были обнаружены в области головы и шеи, а 45,9% — на туловище. Клинически он часто представляет собой эритематозное пятно, а гистологически опухолевые дольки прикрепляются к эпидермису с минимальным проникновением в дерму (рис. 1, Б). Инфильтративный БКК и его варианты, морфеаформный и склеротический БКК, имеют склонность к поражению области головы и шеи (например, 94,8% морфеаформных БКК были обнаружены в этой области 9 ).Клинически он представляет собой бледную бляшку с рубцовым внешним видом, границы которой трудно различимы. Гистологически он состоит из небольших узких гнезд и тяжей опухолевых клеток неправильной формы без выраженного палисадирования и ретракции (рис. 1, В). Этот вариант часто показывает глубокий инфильтративный рост и периневральную инвазию и связан с более высокой частотой рецидивов. 13–15,18  Одно исследование 19  показало, что частота рецидивов инфильтративной БКК составляет 26,5% по сравнению с 6. 4% для узловой БКК. Метатипическая БКК или базосквамозная карцинома является спорным образованием с различными определениями, но в целом, вероятно, лучше всего описывается как разновидность инфильтративной БКК с плоскоклеточной дифференцировкой, и считается, что она обладает более высоким метастатическим потенциалом. 10,20,21  Микронодулярный базальноклеточный рак показывает меньшие опухолевые гнезда, чем узловой базальноклеточный рак. Некоторые 19,22,23  предположили, что этот вариант может вести себя более агрессивно, возможно, из-за более глубокого расширения, чем другие подтипы.Фиброэпителиома Пинкуса представляет собой полиповидный вариант, который чаще всего возникает на спине. Таким образом, BCC в области головы и шеи чаще демонстрируют агрессивный подтип, чем в других местах, и могут также вести себя более агрессивно из-за анатомических ограничений в достижении отрицательных краев.

    Молекулярная патология новообразований кожи головы и шеи

    Базально-клеточная карцинома может быть индолентной или местно-агрессивной опухолью, которая, особенно в области головы и шеи, может вызывать значительную болезненность, например, из-за инвазии в хрящи и кости. Это может привести к разрушению носа или инвазии глаз и нервов и, в редких случаях, инвазии в головной мозг. Общая частота рецидивов оценивается в пределах от 1% до 10% с вариациями в зависимости от подтипа и локализации, но, в целом, лицевая базальноклеточная карцинома показывает более высокую частоту местных рецидивов, особенно в области носа и ушей. 12–15  Это может быть связано с трудностями в достижении отрицательных краев в этих анатомических местах, и неудивительно, что существует обратная корреляция между расстоянием до краев и рецидивом. 16  Тем не менее, метастазы крайне редки с предполагаемой частотой от 0,0028% до 0,55% в целом (рассмотрено в Gropper et al 17 ). В отличие от плоскоклеточного рака, предшествующего поражения нет.

    Основными клиническими подтипами БКК являются узловой, микронодулярный, поверхностный, инфильтративный (в том числе морфеаформный/склеротический БКК) и фиброэпителиома Пинкуса. Эти подтипы также имеют различные гистологические корреляты. Наиболее распространенным подтипом (приблизительно 60-75% в целом) является узловой (или узловато-кистозный) подтип, который особенно распространен в области головы и шеи, с 89.6% узловых BCC, возникающих в этом месте. Клинически представляет собой полупрозрачную восковую папулу с телеангиэктазиями. Иногда он изъязвляется, образуя типичные «закрученные» края. Гистологически этот тип представляет собой узелковое расположение долек опухолевых клеток в богатой муцином строме (рис. 1, А). Клетки имеют темные гиперхроматические ядра с небольшой цитоплазмой и имеют палисадное расположение на периферии долек. Часто между опухолевыми гнездами и стромой наблюдается ретракция.Поверхностная БКК реже встречается в области головы и шеи. В одном исследовании 9 39,9% поверхностных базальноклеточных раков были обнаружены в области головы и шеи, а 45,9% — на туловище. Клинически он часто представляет собой эритематозное пятно, а гистологически опухолевые дольки прикрепляются к эпидермису с минимальным проникновением в дерму (рис. 1, Б). Инфильтративный БКК и его варианты, морфеаформный и склеротический БКК, имеют склонность к поражению области головы и шеи (например, 94,8% морфеаформных БКК были обнаружены в этой области 9 ).Клинически он представляет собой бледную бляшку с рубцовым внешним видом, границы которой трудно различимы. Гистологически он состоит из небольших узких гнезд и тяжей опухолевых клеток неправильной формы без выраженного палисадирования и ретракции (рис. 1, В). Этот вариант часто показывает глубокий инфильтративный рост и периневральную инвазию и связан с более высокой частотой рецидивов. 13–15,18  Одно исследование 19  показало, что частота рецидивов инфильтративной БКК составляет 26,5% по сравнению с 6.4% для узловой БКК. Метатипическая БКК или базосквамозная карцинома является спорным образованием с различными определениями, но в целом, вероятно, лучше всего описывается как разновидность инфильтративной БКК с плоскоклеточной дифференцировкой, и считается, что она обладает более высоким метастатическим потенциалом. 10,20,21  Микронодулярный базальноклеточный рак показывает меньшие опухолевые гнезда, чем узловой базальноклеточный рак. Некоторые 19,22,23  предположили, что этот вариант может вести себя более агрессивно, возможно, из-за более глубокого расширения, чем другие подтипы.Фиброэпителиома Пинкуса представляет собой полиповидный вариант, который чаще всего возникает на спине. Таким образом, BCC в области головы и шеи чаще демонстрируют агрессивный подтип, чем в других местах, и могут также вести себя более агрессивно из-за анатомических ограничений в достижении отрицательных краев.

    Молекулярная патология новообразований кожи головы и шеи

    Базально-клеточная карцинома может быть индолентной или местно-агрессивной опухолью, которая, особенно в области головы и шеи, может вызывать значительную болезненность, например, из-за инвазии в хрящи и кости.Это может привести к разрушению носа или инвазии глаз и нервов и, в редких случаях, инвазии в головной мозг. Общая частота рецидивов оценивается в пределах от 1% до 10% с вариациями в зависимости от подтипа и локализации, но, в целом, лицевая базальноклеточная карцинома показывает более высокую частоту местных рецидивов, особенно в области носа и ушей. 12–15  Это может быть связано с трудностями в достижении отрицательных краев в этих анатомических местах, и неудивительно, что существует обратная корреляция между расстоянием до краев и рецидивом. 16  Тем не менее, метастазы крайне редки с предполагаемой частотой от 0,0028% до 0,55% в целом (рассмотрено в Gropper et al 17 ). В отличие от плоскоклеточного рака, предшествующего поражения нет.

    Основными клиническими подтипами БКК являются узловой, микронодулярный, поверхностный, инфильтративный (в том числе морфеаформный/склеротический БКК) и фиброэпителиома Пинкуса. Эти подтипы также имеют различные гистологические корреляты. Наиболее распространенным подтипом (приблизительно 60-75% в целом) является узловой (или узловато-кистозный) подтип, который особенно распространен в области головы и шеи, с 89. 6% узловых BCC, возникающих в этом месте. Клинически представляет собой полупрозрачную восковую папулу с телеангиэктазиями. Иногда он изъязвляется, образуя типичные «закрученные» края. Гистологически этот тип представляет собой узелковое расположение долек опухолевых клеток в богатой муцином строме (рис. 1, А). Клетки имеют темные гиперхроматические ядра с небольшой цитоплазмой и имеют палисадное расположение на периферии долек. Часто между опухолевыми гнездами и стромой наблюдается ретракция.Поверхностная БКК реже встречается в области головы и шеи. В одном исследовании 9 39,9% поверхностных базальноклеточных раков были обнаружены в области головы и шеи, а 45,9% — на туловище. Клинически он часто представляет собой эритематозное пятно, а гистологически опухолевые дольки прикрепляются к эпидермису с минимальным проникновением в дерму (рис. 1, Б). Инфильтративный БКК и его варианты, морфеаформный и склеротический БКК, имеют склонность к поражению области головы и шеи (например, 94,8% морфеаформных БКК были обнаружены в этой области 9 ). Клинически он представляет собой бледную бляшку с рубцовым внешним видом, границы которой трудно различимы. Гистологически он состоит из небольших узких гнезд и тяжей опухолевых клеток неправильной формы без выраженного палисадирования и ретракции (рис. 1, В). Этот вариант часто показывает глубокий инфильтративный рост и периневральную инвазию и связан с более высокой частотой рецидивов. 13–15,18  Одно исследование 19  показало, что частота рецидивов инфильтративной БКК составляет 26,5% по сравнению с 6.4% для узловой БКК. Метатипическая БКК или базосквамозная карцинома является спорным образованием с различными определениями, но в целом, вероятно, лучше всего описывается как разновидность инфильтративной БКК с плоскоклеточной дифференцировкой, и считается, что она обладает более высоким метастатическим потенциалом. 10,20,21  Микронодулярный базальноклеточный рак показывает меньшие опухолевые гнезда, чем узловой базальноклеточный рак. Некоторые 19,22,23  предположили, что этот вариант может вести себя более агрессивно, возможно, из-за более глубокого расширения, чем другие подтипы. Фиброэпителиома Пинкуса представляет собой полиповидный вариант, который чаще всего возникает на спине. Таким образом, BCC в области головы и шеи чаще демонстрируют агрессивный подтип, чем в других местах, и могут также вести себя более агрессивно из-за анатомических ограничений в достижении отрицательных краев.

    Плоскоклеточный рак кожи головы и шеи

    Плоскоклеточный рак кожи головы и шеи представляет собой эпидемию, охватившую все части мира. Постановка диагноза зависит от сообразительности клинициста и патологоанатома.Существуют различные патологические подтипы, которые различаются по гистологии и прогнозу. Опухоли высокого риска требуют агрессивного лечения и тщательного наблюдения для выявления рецидивов. Крупные опухоли, глубокое проникновение в ткани, периневральное поражение, рецидивы, локализация в зонах высокого риска и иммуносупрессия связаны с ухудшением прогноза. Хирургия является основой лечения с адъювантной лучевой терапией, необходимой для агрессивных опухолей; однако другие методы потенциально полезны для поражений с низким риском. Использование хирургии Мооса становится все более полезным и показывает высокие показатели успеха. Поражение околоушных и шейных лимфатических узлов значительно влияет на исход, и врач должен быть уверен в ведении этого сложного заболевания. В этой статье рассматриваются диагностика, патология, клиническое течение и варианты лечения плоскоклеточного рака кожи головы и шеи.

    1. Введение

    Немеланомный рак кожи (НМРК) является наиболее распространенным типом рака. Американское онкологическое общество оценивает заболеваемость в 1 миллион новых случаев в год в Соединенных Штатах (США) [1].Плата Medicare за процедуры лечения рака кожи увеличилась на 77% с 1992 по 2006 год, когда пострадало 1,18 миллиона пациентов [2]. Экстраполяция на население США с использованием данных Medicare приводит к тому, что общее число пациентов, пролеченных по поводу НМРК, превышает 2,1 миллиона [2]. Плоскоклеточный рак кожи (cSCC) является вторым наиболее распространенным злокачественным новообразованием кожи в США после базально-клеточного рака (BCC). Ежегодная заболеваемость cSCC составляет от 200 000 до 300 000 в год и составляет 20% немеланомных раков кожи [1].Ежегодно в США от НМРК умирают две тысячи человек [1]. Области, открытые солнцу, подвержены риску развития заболевания, при этом голова и шея имеют наибольшую заболеваемость [3]. Рост заболеваемости может быть связан с повышенным пребыванием на солнце, истощением озонового слоя, увеличением продолжительности жизни и изменениями в стиле одежды, позволяющими проводить больше времени на солнце [4–6]. Самые высокие показатели заболеваемости отмечаются среди белого населения со светлой кожей, голубыми глазами, светлыми или рыжими волосами, а также среди тех, у кого легко появляются ожоги или веснушки под воздействием солнца [5].Большинство пациентов — мужчины, средний возраст начала — 66 лет [3]. Экономическое бремя рака кожи превышает двадцать девять миллиардов долларов одних только прямых медицинских расходов, при этом более десяти миллиардов долларов были потеряны из-за альтернативных издержек производительности [7]. Общий характер заболевания требует от клиницистов сохранять бдительность при наблюдении и диагностике. В этой статье cSCC головы и шеи обсуждаются факторы риска, патология, диагностика и лечение.

    2. Факторы риска

    Наиболее значительный вклад в cSCC вносит воздействие ультрафиолетового излучения (UVR).Хотя солнечный свет охватывает несколько длин волн, наиболее вредными для кожи являются ультрафиолетовые лучи А и В [5, 6, 8]. УФ-В (200–320 нм) более канцерогенен, чем УФ-А (320–400 нм), хотя оба они могут привести к злокачественным новообразованиям [8]. Кроме того, заболеваемость увеличивается с возрастом и кумулятивным воздействием солнца [5, 6, 8, 9]. Ультрафиолетовое облучение вызывает образование пиримидиновых димеров, что приводит к точечным мутациям в ДНК и запускает каскад к образованию опухолей [6, 8–12]. УФИ может изменять передачу сигнала внутри клеток, а также влиять на механизмы репарации ДНК [10, 11].Ген-супрессор опухоли p53 также участвует в образовании опухолей. УФР может изменять активность генов в кератиноцитах, позволяя генетически измененным клеткам избежать апоптоза [10, 13]. Этот фактор транскрипции может быть инактивирован нарушениями репарации ДНК или мутациями одиночных нуклеотидов [10]. Онкогенная активация пути ras также может быть вовлечена в формирование cSCC [10, 14]. Кроме того, УФО действует как иммунодепрессант в коже и еще больше нарушает нормальную защиту от злокачественных новообразований [15].Врожденные заболевания, такие как пигментная ксеродермия и глазокожный альбинизм, являются аутосомно-рецессивными заболеваниями с повышенной частотой злокачественных новообразований кожи. Дефекты репарации ДНК в первом случае и отсутствие меланина во втором делают пациентов с обоими патологическими процессами восприимчивыми к канцерогенезу, индуцированному УФИ [6]. Пигментная ксеродерма несет в себе 2000-кратное увеличение риска cSCC [16].

    Иммунокомпетентность жизненно важна для раннего выявления и уничтожения рака. Реципиенты трансплантата органов (OTR) имеют повышенный риск развития рака кожи по сравнению с нормальной популяцией. Иммуносупрессия является независимым предиктором выживаемости [17, 18]. Было отмечено, что у пациентов с трансплантацией почки частота cSCC в 18–36 раз выше, чем у населения в целом [9, 15]. Кроме того, частота cSCC становится выше, чем у BCC, что является обратным по сравнению с нормальной популяцией [19, 20]. Ирландское исследование показало, что 50% случаев рака кожи в OTR были cSCC по сравнению с 25%, которые были BCC. Риск cSCC в OTRs был в 82 раза выше, чем в общей популяции [20]. Это явление может быть связано с различиями в главном комплексе гистосовместимости-1 между двумя типами рака [21].Иммунокомпрометированные пациенты, получавшие лечение по поводу метастатического плоскоклеточного рака околоушной железы и шеи, имеют повышенный риск рецидива как местного, так и дистального после лечения с заметно сниженной выживаемостью по сравнению с иммунокомпетентными людьми [22]. Саутуэлл и др. описывают 0% двухлетнюю выживаемость у пациентов с иммунодефицитом по сравнению с 87% выживаемостью у здоровых пациентов [22]. Реципиенты трансплантата органов имеют более ранний возраст начала cSCC и больший риск развития глубоко инвазивного или агрессивного cSCC на момент постановки диагноза [23].Кроме того, Смит и соавт. гистологически отметили повышенный акантолиз, ангиогенные компоненты и толщину опухоли [23]. Признание связи плохой иммунной функции со злокачественными новообразованиями кожи привело к созданию международной совместной рабочей группы для разработки рекомендаций по снижению иммуносупрессии у пациентов с трансплантацией в зависимости от тяжести развития рака кожи [24]. У пациентов с хроническим лимфоцитарным лейкозом или лимфомой также отмечается повышенная заболеваемость cSCC [12, 25].Мехрами и др. отметили частоту рецидивов в 7 раз выше, чем в контрольной группе у пациентов с хроническим лимфоцитарным лейкозом [25].

    Вирусные заболевания также могут играть роль в развитии НМРК. Лица с вирусом иммунодефицита человека подвержены высокому риску развития агрессивного плоскоклеточного рака с повышенным риском рецидива и метастазирования [26]. В развитии cSCC также участвует вирус папилломы человека (ВПЧ) [1, 15, 27, 28]. Восприимчивость к ВПЧ характерна для бородавчатой ​​эпидермодисплазии (ЭВ) и связана с НМРК [28, 29].Несколько подтипов составляют группу EV HPV и связаны с множественными кожными заболеваниями [28]. Включение вирусной ДНК в геном клетки или изменение р53 является потенциальным механизмом действия [15].

    Хронические воспаления, рубцы и раны являются еще одним потенциальным источником cSCC [5, 6, 8, 9, 12, 30]. Не существует четкой этиологии рубцевания или хронических ран, которая могла бы объяснить связь с раком кожи. Возможности включают снижение иммунного надзора и изменения местного кровообращения [9].Отсутствие раннего выявления потенциально объясняет развитие заболевания высокого риска у таких пациентов [12]. У афроамериканцев УФО играет меньшую роль в возникновении рака, возникающего из-за рубцовой кожи в местах за пределами головы и шеи, а смертность от cSCC в этих местах превышает 18% [30].

    Другие факторы риска включают химическое воздействие табака, мышьяка и продуктов из каменноугольной смолы [5]. Ионизирующее излучение при профессиональном или терапевтическом воздействии также может привести к ПКР кумулятивным дозозависимым образом [5, 6, 9].

    3. Патология

    Существует несколько подтипов cSCC. Эти подтипы различаются как гистологически, так и прогностически. Кожный ПКР возникает из кератиноцитов шиповатого слоя эпидермиса. Наиболее распространенная форма, или обычный тип, имеет атипичные кератиноциты, проникающие в дерму. Кроме того, видны митотические фигуры, гиперхромизм и плеоморфные ядра. Распространено образование кератиновых жемчужин и межклеточных мостиков. Эту группу опухолей также можно разделить на хорошо, умеренно и низкодифференцированные формы [12, 16, 31].Вариант веретенообразных клеток встречается редко и возникает в областях, поврежденных УФ-излучением [32]. Эти опухоли выглядят как изъязвленные узелки или экзофитные поражения и имеют тенденцию к периневральному распространению [12, 16, 32]. Кроме того, вариант веретенообразных клеток не имеет дифференцировки и может вести себя агрессивно, в то время как клетки, не связанные с радиацией, могут быть более ленивыми [31, 32]. Иммуногистохимия показывает положительную реакцию на виментин, цитокератин и антиген эпителиальной мембраны [33]. Веррукозный вариант cSCC является редким заболеванием низкой степени тяжести, проявляющимся медленно увеличивающимся грибовидным поражением [32].Выталкивающая природа нижнего эпителия в виде широких проекций в дерму отличает это хорошо дифференцированное поражение [32]. Десмопластический ПКР — агрессивный вариант, характеризующийся инвазивным течением и неблагоприятным прогнозом. У пациентов в 10 раз выше риск местного рецидива и в 6 раз выше риск метастазирования по сравнению с другими опухолями [34]. Опухоль имеет выраженный стромальный компонент с частой периневральной инвазией и кератиновыми жемчужинами [31, 35]. Большинство случаев обнаруживаются на ушах, носу и лбу [34].

    4. Клиническая картина

    Плоскоклеточный рак кожи представляет собой эритематозную папулу, бляшку или язву на незаживающем участке кожи, подвергающемся воздействию солнца. Они могут быть рыхлыми и кровоточить при манипуляциях. Иногда они могут быть болезненными [37]. Веррукозные варианты проявляются в виде приподнятых, медленно увеличивающихся бородавкообразных поражений, которые могут быть локально инвазивными [37]. Актинические кератозы являются предшественниками поражений, которые чешуйчатые и различаются по цвету и могут спонтанно инволюционировать с течением времени.Гиперпигментированные папулы можно увидеть у пациентов с бовеноидным папулезом, а плоские бородавчатые поражения — при бородавчатой ​​эпидермодисплазии [37]. Болезнь Боуэна представляет собой форму карциномы in situ с чешуйчатыми поражениями и эритемой на участках, подверженных воздействию солнца [37]. На голове и шее cSCC чаще всего поражает ухо, лобно-височную область и щеку [38]. Однако недавнее исследование в Австралии показало, что нос является преобладающим местом заболевания [3].

    5. Клиническое течение

    Степень прогрессирования заболевания зависит от сроков диагностики и лечения.Позднее выявление может быть осложнено более поздними стадиями заболевания и поражением регионарных лимфатических сосудов. Поражения на щеке, ушной раковине, виске, лбу, передней части скальпа и заушной области имеют тенденцию к метастазированию в околоушный бассейн и лимфатические узлы II уровня [38, 40]. Опухоли из задней части черепа с большей вероятностью перемещаются на уровень V, в то время как более передние части лица часто обходят околоушную железу и поражают уровни I и III [38]. Анализ локализации поражения может помочь нацелить бассейны лимфатических узлов на наличие метастазов.Факторы риска регионарного метастазирования включают рецидив, размер >2 см, глубину инвазии, вовлечение более глубоких уровней Кларка, плохую дифференциацию, периневральную инвазию, акантолиз, инфильтративные тяжи опухоли и поражения из существующих рубцов [6, 8, 9, 12, 19, 41–43]. Мур и др. рассмотрели течение 193 пациентов с плоскоклеточным раком головы и шеи и обнаружили, что повышенное вовлечение лимфатических узлов также происходило, когда патологический анализ выявлял лимфоваскулярную инвазию [42]. Ретроспективный обзор Cherpelis et al. не было выявлено повышенного метастатического распространения, связанного с изъязвлением или воспалением [41]. Выявление поражений с высоким риском жизненно важно для выбора соответствующего уровня агрессивности во время лечения. Во всей литературе cSCC высокого риска признаны за их повышенную частоту рецидивов и метастазирования. Многочисленные исследования указывают на факторы, которые следует считать высоким риском. В рекомендациях Национальной комплексной онкологической сети (NCCN) представлен согласованный список факторов, позволяющих классифицировать опухоли как опухоли высокого риска [36].Следует отметить, что критерии размера варьируются в зависимости от местоположения, что отличается от многочисленных исследований, в которых описываются поражения высокого риска как более 2  см в диаметре [6, 8, 9, 12, 19, 37, 41–45]. Модифицированная версия характеристик высокого риска, составленная NCCN, приведена в таблице 1. , Шея) (б) 6 мм 3 (центральное лицо, веки, брови, нос, губы, подбородок, ухо, храм)


    возвратным заболеванием Иммуносупрессия Быстрый рост Сайт предварительного излучения, рубцовой Неврологические симптомы
    Патологические Критерии: (a) Умеренно или низко дифференцированный (b) Аденоидный (акантолитический), аденосквамальный us, или desmoplastic (c) Глубина: ≥4 мм ≥4 мм (d) Perineural или Vocusulate Invasion

    Традиционно метастазы в лимфатические узлы по TNM классифицировались как положительные или отрицательные, независимо от пораженных узловых бассейнов (околоушная или шейная). О’Брайен и др. проспективно наблюдали 87 пациентов с поражением околоушных желез. В их исследовании узловая болезнь была разделена на околоушную и шейную метастазы. Околоушные узлы были разделены на узлы <3 см, узлы 3–6 см/множественное узловое заболевание или узлы >6 см/вовлечение лицевого нерва или основания черепа и обозначались как P1, P2 или P3 соответственно. Заболевание шеи оценивали как N0 при отсутствии заболевания шеи, N1 при наличии одиночного узла размером до 3 см и N2 при заболевании > 3 см, множественных или контралатеральных узлах [46].Постановка околоушной железы показала, что положительные края после паротидэктомии увеличиваются по мере увеличения стадии Р. Кроме того, у пациентов с заболеванием N2 выживаемость была ниже, чем у пациентов с заболеванием N0 и N1 [46]. Наличие заболевания как околоушной железы, так и шеи значительно снижало выживаемость по сравнению с заболеванием только околоушной железы. В результате O’Brien выступал за стадирование P и N для лучшей оценки прогноза у пациентов с метастазами в лимфатические узлы [46]. Несколько исследований также подтвердили прогностическую значимость путем выделения метастазов в узловой бассейн [17, 18, 46–48].В исследовании 67 пациентов с плоскоклеточным раком головы и шеи в Новой Зеландии Ch’ng et al. отметили 37 больных с метастазами в околоушные лимфатические узлы. Стадия P была значимым независимым прогностическим показателем выживаемости (выживаемость P3 < P1, P2) [18]. Кроме того, сочетание положительных околоушных и шейных лимфоузлов приводило к снижению выживаемости по сравнению с пациентами с поражением только одного из этих бассейнов [18]. Пальме и др. ретроспективно проанализировали 126 пациентов с метастатическим ПКР и обнаружили 81 пациента с заболеванием околоушной железы, 45 пациентов только с заболеванием шеи и 14 пациентов с обоими заболеваниями.Увеличение стадии P значительно негативно повлияло на прогноз: 5-летняя выживаемость, специфичная для заболевания, для P1, P2 и P3 составила 81%, 51% и 33% соответственно [17].

    Чтобы лучше оценить прогноз по клинической стадии, Forest et al. недавно рекомендовали изменения в системе стадирования P и N, поскольку они не считают, что группы стадирования были адекватно стратифицированы или что система хорошо придерживалась применительно к патологическим данным [48]. Вместо того, чтобы разделять метастазы околоушных и шейных узлов, Форест предлагает объединить группы и стратифицировать на основе количества и размера узлов.Эта система, называемая N1S3, классифицирует узловые метастазы на три отдельные стадии. К первой стадии относят пациентов с единичными лимфатическими узлами размером до 3 см. Стадия II включает одиночные узлы > 3 см или множественные узлы размером до 3 см. Пациенты на стадии III имеют множественные лимфатические узлы размером более 3 см [48]. Американская объединенная комиссия по раку обновила систему стадирования cSCC, чтобы включить в прогноз более конкретные факторы. Система AJCC включает в себя характеристики высокого риска, а также систему стадирования шеи, аналогичную другим злокачественным новообразованиям головы и шеи. Система AJCC указана в таблице 2 [39]. Прогностические группы включены в табл. 3 [39].


    Tx: Первичная опухоль не может быть оценена
    T0: Нет доказательств первичной опухоли
    TIS: Карцинома in situ
    T1: опухоль 2 см или менее в наибольшем измерении с менее чем двумя признаками высокого риска*
    T2: опухоль более 2 см в наибольшем измерении или опухоль любого размера с двумя или более признаки высокого риска**
    T3: опухоль с инвазией в верхнюю челюсть, глазницу или височную кость
    T4: опухоль с инвазией в скелет (аксиальную или аппендикулярную) или периневральную инвазию в основание черепа

    Регионарные лимфатические узлы (N)
    NX: Регионарные лимфатические узлы не могут быть оценены
    N0: регионарные лимфатические узлы отсутствуют
    N1: метастазы в одном ипсилатеральном лимфатическом узле, 3 см или менее в наибольшем измерении
    но не более 6 см в наибольшем измерении
    N2b: метастазы в множественные ипсилатеральные лимфатические узлы, не более 6 см в наибольшем измерении
    N2c: метастазы в двусторонние или контралатеральные лимфатические узлы, не более 6 CM в наибольшем размере
    N3: метастазирование в лимфатическом узле, более 6 см в наибольшем размере

    M0: без дальнего метастазы
    M1: отдаленные метастазы

    9042 8 *Исключая cSCC века.
    ** Признаки высокого риска для стадии первичной опухоли (T): Глубина/инвазия: толщина >2 мм, уровень Кларка ≥IV; периневральная инвазия, анатомическая локализация: первичная локализация уха, первичная локализация волосяной губы и дифференцировка: плохо дифференцированная или недифференцированная.

    Группа Т Н М

    0 Tis N0 М0
    Я Т1 N0 М0
    II Т2 N0 М0
    III Т3 N0 М0
    Т1 N1 М0
    Т2 N1 М0
    Т3 N1 М0
    И. В. Т1 N2 М0
    Т2 N2 М0
    T3 N2 M0
    T любой N3 M0 904 33
    4
    T4 N Любой M0 M0 T Любой N Любой N Любой M1

    6.Диагностика

    Диагностика cSCC требует полного обследования кожи тела. Кроме того, заболевание головы и шеи требует полного физического обследования головы и шеи. Подозрительные поражения требуют биопсии, которая включает глубину поражения за пределами поверхностного взятия проб. В областях, которые находятся близко к жизненно важным структурам или могут препятствовать косметике, может быть взята инцизионная или пункционная биопсия. Эти биопсии должны включать дерму и позволять подтвердить наличие злокачественного новообразования до выполнения более крупной резекции.Для небольших поражений вдали от критических областей эксцизионная биопсия области позволяет провести диагностическую и потенциально терапевтическую процедуру. Если есть подозрение на более глубокую инвазию или региональное метастазирование, может потребоваться визуализация. КТ может помочь определить, есть ли поражение костей, в то время как магнитно-резонансная томография лучше подходит для оценки нерва и потенциального распространения твердой мозговой оболочки.

    7. Лечение

    Основой лечения cSCC является хирургическая резекция.Однако в литературе встречаются и другие методы терапии. Фторурацил (5-ФУ) представляет собой химиотерапевтическое средство для местного применения, одобренное Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США для лечения актинического кератоза. Он работает, нарушая синтез ДНК и приводя к гибели клеток. Использование 5-ФУ для cSCC не рекомендуется или широко используется для лечения рака [49]. Имиквимод представляет собой синтетический агент, используемый в качестве модификатора иммунного ответа путем стимуляции рецепторов клеточной поверхности и увеличения высвобождения цитокинов [49].Хотя его использование при базально-клеточной карциноме изучается, его пригодность для cSCC не поддерживается и не должна использоваться. Сообщения об использовании не по прямому назначению для лечения заболевания in situ за пределами головы и шеи были успешно зарегистрированы, и при дальнейшем исследовании может оказаться полезным для неинвазивного заболевания [50, 51].

    Фотодинамическая терапия (ФДТ) — еще один класс лечения, который изучается при лечении cSCC. ФДТ включает инъекцию производного гематопорфирина в кровоток и светотерапию через несколько часов.Свет направляется на область злокачественных новообразований или предраковых изменений, чтобы вступить в реакцию с фотосенсибилизирующим агентом и вызвать гибель клеток с минимальным нарушением нормальной кожи [52]. В своих рекомендациях по использованию ФДТ при НМРК Braathen et al. поддержать использование ФДТ при актиническом кератозе и болезни Боуэна в качестве терапии первой линии. Группа считает, что нет достаточных доказательств в поддержку его использования при инвазивном cSCC [53]. В австрийском исследовании отмечен полный ответ у 54% пациентов с поверхностным ПКР с частотой рецидивов 69% при медиане наблюдения 8 месяцев [54].Schweitzer предлагает использовать фотофрин-опосредованную ФДТ у пожилых пациентов с большими или многоочаговыми рецидивирующими поражениями, когда хирургическая резекция противопоказана из-за локализации или осложнений [52, 55].

    Электродесикацию и кюретаж можно использовать для небольших, поверхностных, четко очерченных поражений. Этот метод включает удаление опухоли до дермы и зависит от практикующего врача. Прорастание опухоли в подкожно-жировую клетчатку требует более формальной хирургической резекции. Goldman описывает более низкую частоту рецидивов на туловище и конечностях, вторичную по отношению к более толстой дерме, позволяющей лучше «чувствовать» во время выскабливания [56].Верлингер и др. описывают его использование для cSCC, с 2 случаями рецидива после лечения 56 пациентов по сравнению с отсутствием рецидивов при хирургическом удалении. Средний размер опухоли в исследовании составил 7,9 мм [57]. Поскольку частота рецидивов выше при опухолях более высокого риска, электродесикацию и кюретаж применяют для небольших поверхностных опухолей в некосметически важных областях [58]. Криохирургия также может быть использована при поверхностных заболеваниях с низким уровнем риска. Кюретаж может предшествовать криотерапии без изменения эффективности [59].Куфлик описывает использование криотерапии при НМРК за 30-летний период. В его исследовании большинство поражений имели размер от 0,5 до 2  см и имели высокие показатели излечения [59]. Криохирургию не следует применять при опухолях высокого риска, поскольку она имеет худшие косметические результаты по сравнению с хирургическим иссечением [58, 60]. Основным недостатком как криохирургии, так и электродесикации и выскабливания является отсутствие анализа края во время резекции.

    Использование первичной лучевой терапии (ЛТ) у пациентов с ПКР зависит от множества факторов, включая косметику, функцию, возраст, заболеваемость и желание пациента [61, 62].Недостатки включают стоимость, отсутствие гистологического контроля и вероятность побочных эффектов и вторичного злокачественного новообразования [61–63]. Местный контроль опухоли при небольших поражениях сопоставим с хирургической резекцией даже при рецидиве заболевания [61, 63]. Однако по мере увеличения стадии Т местный контроль снижается [63]. У пожилых пациентов с серьезными косметическими и функциональными нарушениями после операции и реконструкции лучевая терапия может быть привлекательным вариантом. Кроме того, ЛТ может помочь пациентам с нерезектабельным заболеванием. Аль-Осман и др.лечили 88 базальноклеточных и плоскоклеточных карцином Т4 с использованием лучевой терапии с целью излечения. Местный контроль составил 53% через 5 лет; однако с учетом хирургического спасения этот показатель увеличился до 90% [64]. Пациенты с опухолью, вовлекающей кость, имели более низкую выживаемость или повышенный риск костных осложнений [64]. У пациентов с регионарными метастазами хирургическое вмешательство с последующей ЛТ предпочтительнее одной ЛТ [17, 42, 47, 65–67]. Во многих исследованиях было отмечено снижение выживаемости по конкретному заболеванию у пациентов, получавших только ЛТ [65–67].Исследование Университета Флориды выявило 72% 5-летнюю специфическую для заболевания выживаемость у пациентов, получавших хирургическое вмешательство и послеоперационную ЛТ, по сравнению с 59%, получавших только ЛТ [67]. В отдельном исследовании 5-летний уровень местного контроля составил 83 % при хирургическом вмешательстве с последующей ЛТ по сравнению с 47 % при использовании только ЛТ [47]. Комбинированная терапия позволяет снизить частоту рецидивов и увеличить безрецидивную выживаемость по сравнению с лучевой терапией или только хирургическим вмешательством [65]. Использование лучевой терапии у пациентов с рецидивом, периневральной инвазией, запущенным заболеванием, заболеванием вдоль плоскостей слияния эмбрионов и положительными краями должно быть серьезно рассмотрено [62, 68, 69].Молодым пациентам с большой ожидаемой продолжительностью жизни следует избегать ЛТ в качестве единственного метода из-за возможности поздних осложнений и снижения косметического эффекта с течением времени [61].

    Хирургическая резекция с патологическим мониторингом остается основным методом лечения cSCC головы и шеи. Прежде чем приступать к операции, необходимо тщательно рассмотреть и тщательно обсудить границы опухоли, размер резекции, а также возможность реконструкции, функциональный дефицит и косметику. Соответствующие хирургические поля для cSCC составляют 4 мм для поражений низкого риска [70, 71]. Это число является минимальным пределом, необходимым для достижения более чем 95%-го уровня очищения от опухоли, как определено Brodland и Zitelli с использованием микрографической хирургии Мооса (MMS) [71]. Для поражений с более высоким риском предлагается край 6  мм [71]. В рекомендациях NCCN для опухолей низкого риска рекомендуются поля шириной 4–6 мм [36]. Большие поля, MMS или полная циркулярная оценка периферических и глубоких краев с анализом замороженных срезов необходимы для поражений с более высоким риском [36]. Критерии Brodland и Zitelli для поражений высокого риска включают диаметр опухоли > 2 см, более высокую гистологическую степень, инвазию в подкожную ткань и расположение в зонах высокого риска (волосистая часть головы, веки, уши, нос и губы) [71].В обзоре методов лечения Rowe сообщается, что частота рецидивов при традиционной резекции составляет 8% в течение 5 лет [19]. Гриффитс и др. наблюдали за 93 пациентами после традиционной резекции и обнаружили, что 85 пациентов живы и не имеют признаков заболевания через 5 лет, что приводит к 91,4% специфичной для заболевания выживаемости [72]. Бранч и др. использовали 3D-гистологию с хирургическим иссечением и наблюдали за 615 пациентами в среднем в течение 43 месяцев [73]. Местный рецидив составил 3% и зависел от толщины опухоли и степени десмоплазии.Толщина 2 мм или менее, от 2,1 до 6 мм или >6 мм локально рецидивировала у 0,5, 2,5 и 12,2% пациентов соответственно [73]. Частота метастазирования для опухолей менее 2 см составила 1,9% по сравнению с частотой 7,5% для опухолей размером более 2 см [73]. Безметастатическая выживаемость в течение 6 лет составила 98% у пациентов с поражением толщиной менее 6 мм без десмоплазии (низкий риск). Опухоли высокого риска с десмоплазией и толщиной более 6 мм имели частоту рецидивов 75% [73]. Опять же, чем выше риск опухоли, тем выше риск рецидива и метастазирования.

    Хирургическая резекция с использованием микрографической хирургии Мооса обеспечивает высокую скорость излечения с упором на сохранение тканей [3]. Процесс включает в себя серийные срезы ткани с всесторонним анализом краев опухоли с помощью горизонтальных замороженных срезов, что позволяет лучше оценить периферические и глубокие хирургические края. Традиционные методы вертикального гистологического секционирования оценивают только часть границ, подлежащих визуализации [3]. Разделение ткани на квадранты и создание карты опухоли со строгой ориентацией на срезы позволяет превосходно оценить боковые и глубокие края.MMS позволяет лучше картировать, чем традиционное иссечение, а повторные срезы производятся только в областях с раком, чтобы обеспечить лучшее сохранение тканей. В результате MMS идеально подходит для лечения опухолей и поражений высокого риска в косметически и функционально важных областях глаз, носа и губ. Сохранение формы и функции имеет важное значение, когда он находится рядом с глазным зевом, ротовой спайкой губы и крыльями носа. При опухолях с глубоким распространением может потребоваться более инвазивная резекция для усиления MMS.В проспективной многоцентровой серии случаев MMS в Австралии за 10 лет было рассмотрено 1263 пациента с плоскоклеточным раком. Техника имела 5-летнюю частоту рецидивов 3,9% [3]. Рецидивирующие опухоли имели более высокую частоту рецидивов 5,9% по сравнению с 2,6% первичных удалений опухоли [3]. Частота рецидивов у пациентов с периневральной инвазией была самой высокой и составляла 8% в течение 5 лет [74]. Периневральная инвазия чаще всего происходила в умеренно или низкодифференцированных опухолях с большими размерами опухоли, субклиническим распространением и большим количеством уровней MMS, необходимых для удаления [74].Клиническое периневральное вовлечение имело худшие показатели выживаемости и контроля по сравнению с таковыми при обнаружении случайной инвазии [3]. Из-за высоких показателей излечения и важности сохранения тканей MMS остается важным инструментом в лечении cSCC высокого риска [3, 12, 19, 62].

    8. Лечение околоушной железы и шеи

    Лечение бассейнов лимфатических узлов, дренирующих первичные локализации cSCC, важно учитывать при агрессивных опухолях высокого риска. Различные локализации опухоли требуют включения разных уровней в селективную диссекцию шеи.Классически опухоли перед наружным слуховым проходом требуют поверхностной паротидэктомии и шейки матки на уровнях II-IV, в то время как задние опухоли требуют заднебоковой диссекции шейки в дополнение к уровням II-IV. Если вовлечены медиальные орбиты, средняя часть лица или губы, необходима двусторонняя надподъязычная диссекция шеи [75–77]. Каждая диссекция шейки матки должна включать наружный яремный узел, как описано O’Brien, независимо от места поражения [40, 77]. Хотя можно утверждать, что в плановой диссекции шеи нет необходимости, поскольку cSCC является распространенной опухолью с необычным заболеванием шеи, встречаются случаи скрытого заболевания [38].Регионарное метастатическое заболевание варьируется в литературе от 4% до 5,8% и, как было отмечено, достигает 20,7% [42, 73, 78]. Риск метастазирования в лимфатические узлы связан с такими факторами риска, как увеличение толщины опухоли, увеличение ее диаметра, иммуносупрессия, возникающая из-за рубцов и поражение уха [19, 73, 79]. Пациенты с лимфоваскулярной инвазией, низкодифференцированной гистологией, периневральной инвазией и подкожной инвазией также имеют повышенный риск метастазирования [42]. Несмотря на споры, плановая диссекция шеи полезна в качестве процедуры стадирования и может помочь в принятии решения относительно адъювантной терапии. Кроме того, для групп пациентов с повышенным риском или опухолей с распространением на мягкие ткани можно рассмотреть плановую диссекцию шеи [80]. Тонкоигольная аспирация подозрительных узлов может помочь определить необходимость диссекции шеи [36]. Чтобы лучше оценить поражение лимфатических узлов, изучается лимфатическое картирование с биопсией сторожевого лимфатического узла (БСЛУ) [81, 82]. Чивантос и др. выполнили БСЛУ у пациентов, которые соответствовали критериям высокого риска для cSCC. Их критерии включали размер> 2  см; свидетельство глубокой инвазии; иммуносупрессия; ухо, губа, вестибулярное расположение носа или опухоль, возникшая из-за рубца; патологические признаки высокой степени; или быстрый рост [82].Отрицательная прогностическая ценность составила 98%, а ложноотрицательная частота составила 17% для кожных заболеваний [82]. Алтиньоллар исследовал 20 пациентов с поражениями нижней губы размером более 2 см без пальпируемых узловых поражений. БСЛУ не выявили ложноположительных результатов, заболевание было обнаружено у 16,6% пациентов [83]. Ренци и др. отметили, что все положительные заболевания, обнаруженные с помощью SLNB в их серии случаев, и те, которые рассмотрены в литературе, имеют размер более 2  см [84]. В большинстве исследований небольшое количество пациентов и различные определения пациентов с высоким риском, требующих БСЛУ.Кроме того, необходимы проспективные исследования в нескольких учреждениях для проверки независимого влияния специфических факторов риска метастазирования [80, 84, 85]. Использование БСЛУ при cSCC может быть ограничено из-за меньшего метастатического распространения по сравнению с меланомой [38]. Необходимо дальнейшее изучение БСЛУ перед его универсальным применением при лечении ПКР высокого риска [86].

    Клиническое узловое поражение околоушной железы и шеи требует терапевтического лечения. Метастатическое заболевание поражает околоушную железу у 60-82% пациентов с узловым распространением [38, 87].Заболевание шейных лимфатических узлов без вовлечения околоушной железы можно наблюдать у 18–41% пациентов [38, 87, 88]. У пациентов с положительным заболеванием околоушных желез распространение на шейные лимфоузлы может быть скрытым, в диапазоне от 16 до 42%, что свидетельствует о важности лечения шейных лимфоузлов, даже если они клинически отрицательные [42, 66, 87]. Настоятельно рекомендуется региональное лечение потенциальных скрытых шейных лимфоузлов у пациентов с известным заболеванием околоушной железы.

    У пациентов с положительным поражением лимфатических узлов частота рецидивов после лечения составляет от 28% до 33% [46, 66, 87, 88].Мур и др. обследовали 167 пациентов с узловой болезнью, вторичной по отношению к cSCC. У пациентов с комбинированной операцией и лучевой терапией частота местных рецидивов в течение 5 лет составила 20% по сравнению с 43% у пациентов, перенесших только операцию. Безрецидивная выживаемость в течение 5 лет также улучшилась при комбинированной терапии на 73% по сравнению с 54% при монотерапии. Среднее время до рецидива составило 8 месяцев, при этом 73% локорегионарных неудач в конечном итоге приводили к летальному исходу [87]. Послеоперационное облучение рекомендуется пациентам с регионарным поражением.В исследовании 74 пациентов с регионарным поражением только шейных лимфатических узлов Veness et al. обнаружили 34% рецидивов в среднем за 5,2 месяца, при этом 4% приходится на отдаленные метастазы [65]. В этом исследовании выживаемость по конкретному заболеванию была значительно выше у тех, кто получил хирургическое вмешательство и лучевую терапию, по сравнению с только операцией или лучевой терапией [65]. Андрюхов и др. рассмотрели 322 пациента с плоскоклеточным раком и метастазами в лимфатические узлы, 90% которых лечили хирургическим вмешательством и лучевой терапией. Из 105 рецидивов 42 произошли в околоушной железе, 33 — в области шеи и 30 — с отдаленными метастазами [88].Несмотря на рекомендуемую комбинированную модальную терапию с хирургическим вмешательством и лучевой терапией, важно продолжать наблюдение после лечения лимфоузлов.

    В литературе существуют противоречивые данные относительно прогностической разницы между заболеваниями околоушных и шейных лимфоузлов. Положительное заболевание как в околоушных, так и в шейных лимфатических узлах показало худший прогноз, чем отдельные пораженные участки в некоторых исследованиях [18, 88]. Однако Пальме и соавт. показали сходные показатели выживаемости независимо от локализации заболевания, а Moore et al.не отметили разницы в частоте рецидивов [17, 87]. Система стадирования N1S3 предполагает, что наличие только регионарного заболевания является наиболее важным фактором, независимо от локализации в околоушном или шейном бассейнах [48]. Расположение также не влияет на то, как множественное узловое поражение, размер узлов 3  см или более и экстракапсулярное распространение снижают выживаемость [18, 46, 48, 65].

    Наличие высокой частоты рецидивов при заболеваниях высокого риска и узловых метастазах повысило потребность в дальнейших направлениях терапии.В настоящее время оценивается добавление химиотерапии к хирургии и ЛТ [89]. Руководящие принципы NCCN рекомендуют комбинированное облучение и цисплатин для лечения неполного иссечения лимфатических узлов и возможного использования у пациентов с экстракапсулярным распространением лимфатических узлов [36]. Доказательства использования основаны на результатах исследования плоскоклеточного рака слизистых оболочек головы и шеи, а не на результатах проспективных рандомизированных исследований специально для cSCC [36, 90–92]. Использование 5-фторурацила, доксорубицина или блеомицина, добавленного к цисплатину, может быть использовано в случаях регионарных рецидивов или отдаленных метастазов, но по ним мало подтверждающих данных [36].Кроме того, сообщения о случаях применения цетуксимаба в качестве терапии показали некоторый потенциал для использования в будущем [93–95]. Этот агент представляет собой моноклональное антитело, нацеленное на рецептор эпидермального фактора роста (EGFR). Повышенная экспрессия или нарушение регуляции EGFR при НМРК делает использование цетуксимаба привлекательным направлением исследований для лечения cSCC [96, 97]. Антитела против инсулиноподобного фактора роста с антителами против EGFR индуцировали апоптоз in vitro и улучшали выживаемость у мышей с ПКР [98]. Будущие направления терапии моноклональными антителами становятся все более изученными для использования при cSCC.

    9. Последующее наблюдение

    Последующее наблюдение пациентов по поводу локального заболевания включает посещения каждые 3–6 месяцев в течение 2 лет, 6–12 месяцев в течение 3 лет и затем ежегодно [36]. Пациенты с регионарным заболеванием или из групп высокого риска требуют наблюдения каждые 1-3 месяца в течение 1-го года, каждые 2-4 месяца в течение 2-го года, каждые 3-6 месяцев в течение 3-5 лет и, наконец, каждые 6-12 месяцев в дальнейшем. Определенные популяции с высоким риском (иммуносупрессия, OTR, пигментная ксеродермия и т. д.) требуют титрования обследований в зависимости от частоты заболевания.Все пациенты должны быть проинформированы о защите от солнца и самообследовании [36].

    10. Заключение

    Лечение плоскоклеточного рака кожи требует от врача знания характеристик опухолей высокого риска и групп пациентов. Хирургическая резекция остается методом выбора, и MMS особенно полезен у пациентов с высоким риском или в функциональных и косметических областях.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.