Лишай картинки: Лишай. Виды, симптомы, лечение

Содержание

Что такое разноцветный лишай и почему он расцветает осенью?

22.01.2021

Что такое разноцветный лишай и почему он расцветает осенью?

С наступлением прохладной погоды некоторые люди замечают, что их летний загар перестал быть равномерным и на коже появились хорошо заметные осветленные округлые пятна.

Это может быть проявлением грибкового заболевания кожи, который называется разноцветный лишай.

Пик заболевания приходится на летние месяцы, когда у человека активно работают потовые и сальные железы. Как правило, первоначально пятна имеют коричневый оттенок, и на фоне красивого загара они могут быть почти незаметны.

Но уже через 2-3 месяца, в середине осени, когда эти пятна становятся значительно светлее здоровой кожи, пациенты начинают беспокоиться.

Изменение цвета пораженных участков и дало название этому заболеванию – разноцветный лишай. Второе его название — отрубевидный лишай.

Течение заболевания обычно длительное, оно может составлять месяцы и даже годы. Особенностью болезни является поражение волосистой части головы, и это может стать причиной частых рецидивов. Обострения в основном приходятся на летние месяцы.

Немаловажным фактором повторного наступления заболевания является нерациональное самолечение и неправильный уход за кожей в межрецидивный период.

Спровоцировать появление разноцветного лишая могут и некоторые заболевания — туберкулёз, сахарный диабет, СПИД и др.

Разноцветный лишай не является заразным заболеванием. Однако людям, страдающим от него, следует строго соблюдать правила личной гигиены.

А главное, своевременно обращаться за помощью к дерматологу, который поможет навсегда избавиться от этого неприятного недуга.

С заботой о пациентах, Людмила Алексеевна Борисова, врач дерматовенеролог многопрофильной клиники «Реавиз».

Запись к врачу на консультацию по тел.: 321-21-21

Розовый лишай, или лишай Жибера: фото, заразен ли, лечение

Розовый лишай (болезнь Жибера, питириаз) — острое дерматологическое (кожное) заболевание, относящееся к разновидности лишаев. Чаще болеют женщины 12-45 лет. Розовый лишай проявляется в виде округлого розового пятна (материнская бляшка) диаметром 20 мм и более. В центральной части материнская бляшка желтеет, шелушится; возникают новые пятна. Кожные проявления сопровождаются зудом, физическим и психологическим дискомфортом. В целом, розовый лешай протекает благоприятно; самое неприятное осложнение — экзема.

Пик заболеваемости приходится на весенне-осенний период, когда из-за простуд, стрессов, гиповитаминоза и пр. снижается иммунитет организма. Принято считать, что болезнь вызывают герпевирусы 6 или 7 типов, но это не точно. Переболев 1 раз, человек приобретает стойкий иммунитет на всю жизнь. Однако известны случаи рецидивов (повторов) при тяжелом течении розового лишая с поражением обширных участков тела.

Заболевание длится до 2-х месяцев, в 2% случаев затягивается до полугода. У 85% заболевших происходит самоизлечение.

Причины розового лишая

Ученые не установили точную причину розового лишая. Однако известно, что заболевание развивается на фоне сниженного иммунитета из-за бактериальных и вирусных инфекций, стрессов, аллергических реакций и пр. Вот факторы, провоцирующие Жибера:

  • стресс;
  • недавние простуды и инфекции;
  • травма кожи;
  • нарушения обменных процессов;
  • вакцинации;
  • перегрев или переохлаждения;
  • аллергии;
  • гиповитаминоз, анорексия;
  • укусы насекомых.

Симптомы розового лишая

Вначале ухудшается общее состояние — появляется вялость, ломота в теле, сонливость, головная боль. Затем у 50% больных появляется материнская бляшка на коже — крупный (до 50 мм) округлый розовый элемент, выступающий над кожей. В 70% случаев розовый лишай располагается на туловище.

Материнская бляшка сохраняется на коже до 10 дней. В это время от нее отделяются пятна-отсевы. В 60% случаев высыпания сопровождаются зудом. Через 5-7 дней пятна желтеют, начиная с центра, сморщиваются и шелушатся. После “отшелушивания” пятна пигментируются, приобретая темную окраску, или, наоборот, светлеют. Через 1-2 месяца пятна исчезают бесследно.

У детей розовый лишай развивается очень редко; в основном на фоне кишечных инфекций и плановых вакцинаций. Элементы сыпи отличаются от таковых у взрослых — образуются мелкие очаги, располагающиеся по всему телу. Дети выздоравливает быстрее взрослых.

Существуют атипичные формы заболевания:

Без появления первоначальной материнской бляшки. Высыпания зачастую локализуются в области лица и шеи.

Раздраженный лишай Жибера. Возникает из-за физического раздражения кожи (потертости мочалкой, одеждой) и избытка солнечного облучения. Сопровождается покраснением (гиперемией) пятна и сильным зудом. Без лечения высыпаний становится больше, присоединяется гнойная инфекция. В результате болезнь перетекает в экзему. В 6% случаев вместо пятен образуются скудные кожные элементы: пустулы (гнойные пузырьки) и везикулы (водянистые полости).

Диагностика розового лишая

Диагноз розового лишая ставит врач-дерматолог после осмотра пациента. Высыпания при розовом лишае схожи с токсидермией, отрубевидным лишаем, псориазом, аллергической реакцией, плоской бородавкой. В этом случае требуется соскоб из очагов высыпаний.

Лечение розового лишая

Специальной терапии болезни Жибера не существует. В 85% случаев при розовом лишае происходит самоизлечение. Врачи назначают местное лечение — мазь с глюкокортикостероидами, а также болтушки на основе ментола, анестезина для снятия чувствительности и зуда в очагах поражения. Мази и болтушки применяют 2-3 раза в день. При интенсивном зуде дополнительно назначают антигистаминные препараты внутрь (Лоратадин). В тяжелых случаях (обширные поражения кожи) назначают антибиотики (Тетрациклин). За исключением тяжелых случаев розовый лишай лечат в домашних условиях.

Для ускорения выздоровления применяют поливитамины (Компливит) и иммуномодуляторы (Эхинацея, Лимонник). Во время лечения нужно следить за образом жизни и питанием — исключить алкоголь, крепкий чай, кофе, жареную и жирную пищу, консервированные продукты, копчености. Важно, чтобы рацион питания был низкоаллергенным, чтобы еда не раздражала желудок.

Для лечения розового лишая также используют фототерапию, особенно для беременных, из-за ограничений использования медицинских препаратов.

Народные средства лечения розового лишая применяют для устранения кожного зуда. Для этого изготавливают домашние кремы на основе ромашки, календулы и вазелина; а также настои и отвары на основе хвоща и чистотела для применения внутрь. Вот популярный рецепт настоя чистотела. В посуду из темного стекла сложите цветки, листья и стебли чистотела. Залейте чистой водкой и уберите в темное место. Встряхивайте настой каждый день. Через 3 недели процедите через марлю. Перед каждым приемом пищи разведите 10 капель настоя в столовой ложке воды и примите внутрь.

Чтобы избежать гнойных высыпаний, не расчесывайте место болезни. Если присоединилась инфекция, сразу проконсультируйтесь с врачом.

Вот гигиенические рекомендации пациентам с розовым лишаем:

  • пользуйтесь душем; не принимайте ванну;
  • не пересушивайте кожу;
  • ограничьте пребывание на солнце;
  • носите одежду из натуральных тканей свободного кроя;
  • старайтесь меньше потеть;
  • воздержитесь от повседневных кремов;
  • не посещайте бассейны, сауны, бани, не делайте массаж;
  • придерживайтесь диеты.

Заразен ли розовый лишай?

В связи с тем, что возбудитель заболевания не установлен, ученые затрудняются ответить на вопрос заразен ли розовый лишай. Скорее всего, не заразен. Точно известно, что болезнь возникает у людей с ослабленным иммунитетом; поэтому для перестраховки врачи рекомендуют ограничить контакты с больными розовым лишаем.

К какому врачу обратиться

Чтобы быстро вылечить розовый лишай и избежать осложнений, проконсультируйтесь с дерматовенерологом, инфекционистом.

Обратитесь к врачам сервиса врачебных видеоконсультаций Botkin.pro. Посмотрите, как наши врачи отвечают на вопросы пациентов. Задайте вопрос врачам сервиса бесплатно, не покидая данной страницы, или здесь.  Проконсультируйтесь у понравившегося врача

Вопросы пациентов – ответы врачей Botkin.pro онлайн: 
  • Пятна розового цвета на грудной клетке

    Здравствуйте. У меня появились 2 небольших розовых пятна на грудной клетке. Был у дерматолога на приеме, прописал мне чемеричную воду. Делаю всё как врач сказал, а оно не проходит. Может, следует чего-то другое попробовать? Или, может, я что-то не правильно делаю. Лишний раз к врачу на приём бегать не хочется. Подскажите, пожалуйста. Заранее спасибо.!

    Для начала пришлите фото с хорошим разрешением, чтобы более точно поставить диагноз и назначить адекватное лечение. Возможно, это розовый лишай. Потом проведем видеоконсультацию.

Лишай у КРС (коров): профилактика и лечение трихофитии

Лишай – распространенное кожное заболевание крупного рогатого скота.

Опасность заболевания, вызванного злокачественными грибками не только в поражении тканей животного, но и в риске передачи возбудителя человеку и остальному поголовью скота. Для того, чтобы оградить себя от негативного развития ситуации, нужно знать первичные симптомы и вовремя лечить лишай у КРС.

Общие сведения

Возбудителями лишая являются патогенные грибы двух видов: трихофитон и микроспорум. Первая разновидность в нашем регионе поражает крупный рогатый скот чаще. Результат патогенного воздействия – заболевание трихофития, которую обыватели называют стригущим лишаем у КРС. 

Главная опасность грибка в том, что он чрезвычайно стойко переносит даже экстремальные воздействия окружающей среды. Так, на коже и шерсти он способен жить свыше пяти лет. В благоприятных (антигигиенических) для паразита условиях коровников (в стойлах или инвентаре) – он «держится» и того более: восемь и больше лет. При этом риску подвергаются остальные животные и люди, входящие в контакт с животным или зоной, которые являются средой обитания возбудителя.

С целью профилактики заболевания важно обеспечить должные условия содержания для КРС. Профессиональное вреринарное оборудование для этого вы можете подобрать в каталоге интернет-магазине Хорошун и Ко!

Основные симптомы

Уже из названия заболевания, стригущий лишай, понятно, что он основным образом действует на шкуру крупного рогатого скота. Пораженные места определить визуально очень просто – по характерным ранам.

На первом этапе должны насторожить такие симптомы, как зуд у животного. Пораженные участки эпидермиса начинают быстро шелушиться и покрываются серым налетом – слоем болезнетворного грибка.

Если вовремя не предпринять действенные меры, грибок начинает проникать в глубокие слои. При этом происходит активное разрушение волосяных фолликул, что приводит к облысению отдельных зон.

При значительном поражении (особенно у молодых особей) стригущий лишай быстро «расползается» по различным участкам кожи, лишая волосяного покрова значительные участки.

Профессиональное лечение лишая

Поскольку лишай КРС – очень заразное заболевание, животные, у которых есть подозрение на наличие болезнетворного грибка, обязательно изолируют от остального поголовья. При работе с пораженной коровой тщательно соблюдают правила личной гигиены: используют защитные приспособления и проводят гигиеническую обработку рук и открытых участков после контакта.

Способ лечения должен определить профессиональный ветеринар, который на основе лабораторных исследований образцов и визуального осмотра. Определяют степень поражения и общее состояние животного.  

Современная фармакология разработала специальную вакцину, которая эффективна даже в чрезвычайно запущенных случаях. Уже первая инъекция уничтожает практически все грибки на теле, вторая, «контрольная», проводимая через две недели, убивает случайно выживших возбудителей заболевания. 

Параллельно  используют мази для нанесения на пораженные области. В их составе присутствуют противогрибковые и кератолитические вещества. Первые помогают вакцине уничтожить грибок, вторые ускоряют лечение раны после лишая у КРС.

Для ускорения выздоровления специалисты могут назначить  корове иммуностимуляторы, различные витаминные группы и усиленное питание.

Лечение лишая КРС в домашних условиях

Если ветеринарная помощь по тем или иным причинам недоступна, хозяин коровы может самостоятельно применить любые противогрибковые мази (без вакцинации). Перед их нанесение пораженный участок обязательно промывают теплой водой – для лучшего проникновения состава.  В комплексе применяют кератолики (салициловая кислота, дегтярная мазь, раствор йода и т.д.) для заживления.

Противогрибковые препараты и кератолики чередуют (по времени или через сутки), продолжительность лечения лишая у КРС зависит от индивидуальных особенностей заболевания. Курс завершается не ранее ,чем через три недели после исчезновения всех симптомов.

Дезинфекция коровников

Поскольку возбудители стригущего лишая очень живучи, даже после лечения животного есть риск повторного заражения через элементы коровника и инвентарь.

Систематическая дезинфекция коровников снижет риск поражения поголовья лишаем к минимуму. Для обработки используются растворы с 5% формалина или 20% хлорной извести, а также специальные профессиональные средства.

Ветеринарный инвентарь повергают стерилизации (термической обработке): кипячению или обжиганию в зависимости от вида.

лишайников | Расширение Университета Мэриленда

Идентификация и биология лишайников

Многое можно сказать о простом наслаждении природной красотой лишайников, не пытаясь их маркировать. Однако лишайники легче идентифицировать, по крайней мере, на уровне семейства, чем вы думаете.

Если вы можете различить почву, камень и кору деревьев, значит, вы уже в пути. Различные виды лишайников специализируются на выращивании на этих трех типах субстрата, так что это важный первый ключ к идентификации лишайника.Охоте на лишайники зимой способствует общее отсутствие листвы, из-за чего голая почва, выходы скал и стволы деревьев более заметны, чем обычно. В качестве особого бонуса штормы устилают землю покрытыми лишайниками ветвями, обнажая сокровища, до которых обычно нам не дотянуться. Даже на небольших ветвях может быть несколько видов, каждый из которых имеет свой уникальный цвет и форму.

Форма тела — еще одна подсказка, которую легко понять новичкам. Лишайники встречаются как:

  • Порошкообразные, покрытые коркой цвета на поверхностях, напоминающие аэрозольную краску.
  • Плосколистные формы, обычно округлые по очертаниям.
  • Трехмерные формы, напоминающие кусты, бороды, чаши и т. д. 

Цвет — еще одна простая таксономическая подсказка, и именно в серую влажную погоду (типичную для марта) лишайники наиболее красочны. Во время засушливых периодов лишайники сморщиваются, а их поверхность становится непрозрачной и блеклой. Это защищает внутренние фотосинтезирующие водоросли от высыхания. При повторном увлажнении лишайники разрастаются, и их поверхность снова становится прозрачной.Свет и влага могут достигать внутренних водорослей, и фотосинтез возобновляется. Просвечивают водорослевые цвета, которые часто ярче, чем у грибковой поверхности.

Лишайники создают специальные структуры для распространения своего потомства, и это приводит к интересным изменениям формы, текстуры и цвета, которые являются дополнительными ключами к идентификации лишайника. Репродуктивная жизнь лишайников уникальна и включает бесполые способы, а также половое размножение грибкового симбионта. Как и у многих ботанических вещей, у этих структур есть устрашающие названия, такие как инсидия, соредия и апотеция.К счастью, нет необходимости запоминать названия структур расселения, чтобы успешно использовать их в качестве таксономических ключей.

Жизненный цикл многих местных животных неразрывно связан с лишайниками. Вот несколько примеров животных, обитающих в Мэриленде:

Лишайники также могут рассказать много других историй, переплетая свое присутствие почти во всех аспектах экологии и человеческой деятельности. Вот лишь несколько примеров, иллюстрирующих их важность:

  • Приблизительно 8% земной поверхности покрыто лишайниками.
  • Лишайники поглощают питательные вещества из воздуха и могут использоваться в качестве индикаторов качества воздуха.
  • Лишайники вносят азот и минералы в экосистемы, в которых они встречаются.
  • Исторически сложилось так, что люди использовали различные виды лишайников для изготовления красителей и лекарств.
  • Лишайники производят уникальные биохимические вещества для защиты от травоядных, предотвращения замерзания и предотвращения прорастания семян в их мягких, влажных тканях. Эти химические вещества перспективны для разработки новых лекарств и сельскохозяйственных химикатов.

Детали фотографии лишайников — на пейзаже

Адам Пирчала

Теперь, когда я на пенсии, у меня есть больше времени, чтобы наслаждаться своей камерой в поисках сцен и предметов, которые вызывают у меня интерес, особенно побережья, леса и крупные планы. Хотя у меня все еще есть несколько рулонов 35-мм пленки и пленки MF в морозильной камере, сейчас я снимаю почти исключительно на цифру

flickr. com

Мы часто видим лишайник, растущий на камнях, ветках деревьев, гниющих пнях и на старых деревянных заборах.Не будем забывать о стекле, металле, пластике, текстиле, костях животных, ржавом металле, бетоне и живой коре. Следует отметить, что лишайник растет на уже старой или подвергшейся стрессу растительности, такой как деревья и растения, на самом деле они не вызывают стресс или болезнь, вызывающую гибель деревьев и т. д. Лишайники обладают удивительным фотографическим потенциалом; они увлекательны… и странны… и красивы… и довольно сложны для изучения!

Несмотря на свой внешний вид, лишайники не являются ни растениями, ни грибами. Они уникальны и являются результатом симбиотических взаимоотношений организмов из трех царств, главным партнером которых являются грибы.Как говорят лишайники Северной Америки: «Грибы-лишайники (царство Fungi) культивируют партнеров, которые производят пищу путем фотосинтеза. Иногда партнерами являются водоросли (царство Protista), иногда цианобактерии (царство Monera), ранее называвшиеся сине-зелеными водорослями. Некоторые предприимчивые грибы используют и то, и другое одновременно».

В 2016 году новое исследование, опубликованное в журнале Science, показало, что помимо грибов и водорослей, по крайней мере, некоторые лишайники включают дрожжи. Эти дрожжи появляются в коре лишайника и сами содержат два неродственных гриба.Лишайники определенно принадлежат к уникальному для себя классу, но это не тот форум, где можно вдаваться в подробности. Благодаря симбиотическому объединению двух или более типов живых организмов появляется более обильная жизнь там, где ее обычно и не ожидаешь. Например, я был поражен, увидев красивые красочные лишайники на высоте 4000 м в Колорадо, где, кажется, больше ничего не растет. Несмотря на засушливое лето с резким солнечным светом, богатым ультрафиолетом, и очень холодную зиму с толстым слоем снега и льда, лишайники колонизировали большие площади скал.Интересно, что они производят свою собственную пищу посредством фотосинтеза водорослями-партнерами и не проявляют никакого паразитического поведения, такого как питание субстратом, на котором они живут. Тем не менее, лишайники могут поглощать питательные вещества из своего субстрата, а некоторые выделяют коррозионно-активные химические вещества, которые медленно разлагают горные породы в новые почвы.

Лишайники встречаются повсюду, от пышных лесов умеренного пояса до часто замерзшей тундры, от благоухающих и влажных тропиков до сухих пустынь, где температура колеблется от сильной жары до мороза.

Лишайники растут очень медленно, иногда всего на несколько миллиметров в год. Медленный рост часто означает долголетие, а лишайники являются одними из старейших живых существ на планете.

Лишайники растут очень медленно, иногда всего на несколько миллиметров в год. Медленный рост часто означает долголетие, а лишайники являются одними из старейших живых существ на планете. Рэйчел Сассман, автор книги «Самые старые живые существа», документирует карту лишайников в Гренландии, возраст которых оценивается от 3000 до 5000 лет.

Лишайники выработали множество различных защит; как пишут Лишайники Северной Америки, «арсенал из более чем 500 уникальных биохимических соединений, которые служат для контроля воздействия света, отпугивания травоядных, уничтожения атакующих микробов и предотвращения конкуренции со стороны растений» и «Среди этих [биохимических соединений] много пигментов и антибиотиков, которые сделали лишайники очень полезными для людей в традиционных обществах». Неплохо для чего-то почти стационарного и часто живущего в очень суровых условиях! Хотя лишайник производит грибковые споры, для воспроизводства лишайника гриб и водоросль должны рассеяться вместе.

Однако, согласно Калифорнийскому университету в Беркли, «самая серьезная угроза для сохранения здоровья лишайников — это не хищничество, а усиление загрязнения в этом столетии. Несколько исследований показали серьезное воздействие на рост и здоровье лишайников в результате заводского и городского загрязнения воздуха. , Поскольку некоторые лишайники настолько чувствительны, их теперь используют для быстрой и дешевой оценки уровня токсинов в воздухе в Европе и Северной Америке.Лишайники, несомненно, являются ценным элементом более широкой экосистемы, и многие из них изучаются на предмет их лечебных свойств.По данным Университета штата Огайо, «исследования лишайников по всему миру предполагают, что эти организмы обещают бороться с некоторыми видами рака и вирусными инфекциями, включая ВИЧ».

Мой интерес к лишайникам действительно возрос во время моего первого визита в Исландию, где я увидел фантастическое разнообразие цветов и форм, в первую очередь так называемых корковых, но также и драгоценных лишайников. С тех пор всякий раз, когда я замечал лишайник в поездке, я всегда пользовался возможностью сделать изображение или серию изображений, иногда сознательно ища возможные триптихи, когда это было возможно.

Для съемки крупным планом я теперь в основном использую камеру Olympus micro 4/3 с макрообъективом Olympus 60 мм. Полностью подвижный экран делает съемку крупным планом на низком уровне намного проще, чем лежать на животе, пытаясь заглянуть в видоискатель или даже использовать насадку под прямым углом.

На следующих фотографиях показано, насколько разнообразен мир лишайников, а также насколько разные виды имеют сходные черты по всему миру. В частности, «картографические» твердые лишайники демонстрируют весьма удивительные цвета и формы.Я включил несколько фотографий лишайника в его более широком ареале — в конце концов, этот журнал посвящен пейзажной фотографии!

Ниже я в нескольких строчках описываю каждый мини-набор изображений, сделанных мной в разных локациях.

Колорадо

Я не искал лишайники, и мне не приходило в голову, что я могу их найти, что немного глупо, так как у них есть много субстрата, на котором они могут расти. Я полагаю, что я был в режиме осенней листвы, поэтому, когда я заметил лишайник на камнях, это был настоящий бонус.Я выбрал два очень разных изображения твердого лишайника: фотографируя осину в долине Марун Беллс, я заметил что-то красное на краю поля. При ближайшем рассмотрении это оказалась бордово-красная порода с преимущественно нейтральным серо-белым лишайником, но также и с охрой. Потребовалось время, чтобы найти правильное расположение форм и цвета, но в какой-то момент появилось что-то, напоминающее межзвездные облака, и я решил сделать изображение. Второе фото — на вершине перевала Имогена на высоте 4000 метров над уровнем моря.Здесь меня привлек буйный цвет, а почти хаотичная абстракция привлекала сама по себе. Солнце светило ярко, поэтому я заштриховал скалу собственной тенью, чтобы смягчить контраст; затем в Lightroom я немного согрел общий тон и еще больше согрел ярко-желто-зеленые оттенки, чтобы подчеркнуть их чудесный цвет. Этот подход подчеркнул разделение цветов, сохранив хороший уровень синего и голубого в теневых областях.

Дингл – Ирландия

Фотографический потенциал формы и разнообразия узоров лишайников почти бесконечен, и при тщательном и терпении результаты оправдали себя.

Неделя на полуострове Дингл с группой друзей принесла мне несколько удачных снимков, в том числе скалы, покрытые лишайником. Первое изображение здесь из Брэндон-Крик, несколько невзрачное место на первый взгляд, но скрытый от глаз в конце, обращенном к морю, есть небольшой туннель-отверстие в скале с морской водой, проникающей с другой стороны, и блестящие лишайники на скалах. над. Цветовой контраст и цвета были слишком хороши, чтобы сопротивляться, поэтому я не стал! Я попробовал 6 различных экспозиций с 3-ступенчатыми и 6-ступенчатыми фильтрами нейтральной плотности, чтобы запечатлеть движение в море, но поскольку оно мчалось с разной скоростью, получение удовлетворительного изображения оказалось очень сложным упражнением.

Второе изображение — фрагмент мыса над пляжем Клогер. Эта область покрыта раздробленной скалой, некоторые из которых имеют острый угол вверх, что затрудняет ходьбу по этой местности — вывих лодыжки представляет собой реальный риск. Тем не менее, фотографический потенциал форм и разнообразия узоров лишайников почти бесконечен, и с осторожностью и терпением результаты оправдали себя. Я получил там несколько изображений, которые я достаточно доволен, чтобы напечатать.

Фарерские острова

В течение недели, проведенной на Фарерах с группой друзей-фотографов, однажды у меня было около 2 часов, чтобы исследовать склоны долины у подножия самой высокой горы Слеттаратиндур (плоская вершина).Сняв несколько пейзажей в моно, я случайно наткнулся на скалы с твердым лишайником в великолепных неоново-желтых и охристых, оранжевых и синих тонах. Время остановилось, и я полностью потерялся в этом миниатюрном мире. Формы и узоры были довольно случайными, и я не мог составить упорядоченную композицию, но сам цвет стоил того, чтобы его записать.

Гренландия

Тундра и бесплодные скалистые ландшафты являются домом для многих видов лишайников, некоторые из которых имеют насыщенные цвета, распространяющиеся на большие площади.

Как и следовало ожидать, тундра и бесплодные скалистые ландшафты являются домом для многих видов лишайников, некоторые из которых имеют насыщенные цвета, распространяющиеся на большие площади. Обе фотографии, которые я показываю здесь, сделаны на Медвежьих островах в проливе Скорсби, крупнейшей системе фьордов с около 300 км водных путей вокруг островов и заливов, ведущих к фронтам ледников на материке. Оранжевый драгоценный лишайник на скале с чем-то, похожим на интрузию кварца, находится прямо у моря и, безусловно, должен время от времени погружаться под воду.Более широкий вид на Рип-фьорд, приток главного пролива Скорсби, показывает, как лишайники колонизировали довольно широкий участок скалистых обнажений.

Исландия

Во время осенней поездки мы посетили Хайфосс, один из знаковых водопадов Исландии недалеко от знаменитого Золотого треугольника. После первого фотографирования водопада и долины, в которую он впадает, у меня оставалось еще больше часа, и я решил исследовать скалы в поисках деталей. Наткнувшись на несколько покрытых коркой лишайников, я не смог устоять перед настоящим коктейлем форм, текстур и цветов, которые часто напоминают воздушные пейзажи или картографию.Найти плоские поверхности камней было довольно сложно, но попытка добиться максимальной глубины резкости того стоила.

Несколько дней спустя мы были на северо-востоке недалеко от популярного района Миватн, где я заметил нежный ягельный мох, который, несмотря на свое название, на самом деле является лишайником. Бледно-пастельная форма, похожая на усики, красиво контрастирует с черным камнем и яркой растительностью.

Лейк-Дистрикт, Камбрия


Я шел по тропинке над долиной Литл-Лэнгдейл, где обнаружил красивые узоры лишайника на сухих каменных стенах.Снова корковый лишайник преобладал во множестве синих, коричневых и ярко-зеленых оттенков.

За несколько часов до начала семинара я пошел по тропинке над долиной Литл-Лэнгдейл, где обнаружил на сухих каменных стенах красивые узоры из лишайников. Снова корковый лишайник преобладал во множестве синих, коричневых и ярко-зеленых оттенков. Как обычно, найти серию связных фигур было сложно, и слишком быстро истекло время, тем не менее, я вполне доволен тем, что получил.

Норвегия, г. Квалоя

Остров Квалоя находится недалеко от Тромсё, намного выше Полярного круга. Помимо потрясающе красивых пейзажей, здесь имеется богатое разнообразие флоры и деревьев, а среди деревьев можно найти диковинные мхи, грибы и, конечно же, лишайники. На двух фотографиях здесь показаны некоторые виды этого разнообразия: покрытые коркой, лиственные и кустарниковые лишайники, а также неназванный ягельный мох, уютно устроившиеся среди трав, настоящих мхов и гроздей в их ярко-красном осеннем цвете.

Шпицберген

Этот оранжевый драгоценный лишайник был одной из более крупных колоний на маленьком острове в Лифде-фьорде. Расположенный на вершине невысокого холма и незащищенный от ветра, действительно удивительно, что там вообще хоть что-то сохранилось. Форма напомнила мне атомный взрыв, с теплым оранжевым свечением, контрастирующим с холодным синим каменным субстратом.

Дрожжи становятся скрытым третьим партнером лишайникового симбиоза

Letharia vulpina, часто встречающаяся в лесах Монтаны, является одним из многих видов лишайников во всем мире, для которых дрожжи служат третьим симбиотическим партнером.(Фото предоставлено Тимом Уилером) Скачать изображение

WEST LAFAYETTE, Ind. — В течение почти 150 лет лишайники были модельными организмами симбиоза. Теперь исследователи обнаружили неожиданного третьего партнера, встроенного в кору лишайника или «кожу» — дрожжи.

Ученые давно признали фундаментальное партнерство, которое производит лишайники: грибок соединяется с водорослью или цианобактериями в отношениях, которые приносят пользу обоим людям. В исследовании, проведенном Университетом Монтаны в соавторстве с микологом Purdue М. Кэтрин Эйм, исследователи показывают, что лишайники на шести континентах также содержат базидиальные дрожжи, одноклеточные грибы, которые, вероятно, производят химические вещества, помогающие лишайникам отпугивать хищников и отпугивать микробы. .

Открытие может объяснить, почему многие генетически сходные лишайники имеют совершенно разные физические характеристики и почему ученые не смогли синтезировать лишайники в лаборатории, даже при комбинировании видов, которые успешно сотрудничают в природе.

«Это открытие опровергает наши давние предположения о наиболее изученных симбиотических отношениях на планете», — сказал Эме, профессор ботаники и патологии растений. «Эти дрожжи составляют целую родословную, о существовании которой никто не знал, и тем не менее они присутствуют в различных лишайниках на всех континентах в качестве третьего симбиотического партнера. Это отличный пример того, как вещи могут быть скрыты прямо на наших глазах и почему это так важно». крайне важно, чтобы мы продолжали изучать микробный мир».

Исследование было опубликовано онлайн в журнале Science в четверг (21 июля) и доступно по адресу http://dx.doi.org/10.1126/science.aaf8287. Он появится в печатной версии Science в качестве статьи на обложке 29 июля.

Основываясь на своем исследовании лишайников, швейцарский ботаник Саймон Швенденер был первым ученым, предположившим, что некоторые организмы не являются автономными особями, а представляют собой комбинации неродственных видов, которые работают вместе. Он заметил, что лишайники являются результатом сотрудничества между одним грибом и партнером по фотосинтезу — либо водорослью, либо цианобактерией.Водоросли или цианобактерии производят пищу, превращая энергию солнца и углекислого газа в сахара. Гриб, в свою очередь, образует основную структуру лишайника и предлагает своему фотосинтезирующему партнеру защиту от окружающей среды.

Это межкоролевское сочетание силы и способностей позволило лишайникам процветать на самых разных поверхностях и почти во всех местах обитания на планете, от Арктики до пустынь. Они бывают самых разных форм, цветов и форм и производят множество вторичных метаболитов.Лишайники также были одними из первых наземных организмов, что позволяет предположить, что совместные усилия помогли жизни совершить прыжок с океана на сушу.

Открытие того, что определенные дрожжи действуют как третьи симбиотические партнеры в лишайниках, началось с исследования того, почему два вида лишайников казались генетически идентичными, но имели отличительные признаки. Лишайник Bryoria tortuosa имеет желтый цвет и производит токсичное вещество, известное как вульпиновая кислота, в то время как B. fremontii, состоящий из того же гриба и водоросли, имеет темно-коричневый цвет и не производит такой кислоты.Анализ экспрессии генов известного гриба-партнера у двух видов не выявил различий.

Но когда команда расширила поиск данных, включив в него все грибы, они обнаружили признаки того, что гены экспрессируются по-разному — неожиданно у гриба, который, по-видимому, принадлежал к Basidiomycota, совершенно другому типу, чем известный гриб-партнер. Эти данные позволили предположить присутствие второго грибка, неописанного вида дрожжей в малоизученном классе раннеразвивающихся базидиомицетов.

Тоби Сприбилль, первый автор исследования и научный сотрудник в Монтане, сказал, что поначалу он скептически отнесся к результатам.

«Потребовалось много времени, чтобы убедить себя, что я не имею дело с заражением», — сказал он.

Но как только исследователи начали искать следы сходных дрожжей в других лишайниках, они обнаружили родственные линии в 52 родах лишайников по всему миру и молекулярные доказательства, указывающие на долгую общую эволюционную историю между симбиотическими партнерами.

«Существует длинная, почтенная история ученых и естествоиспытателей, которые изучали лишайники через микроскопы с 1800-х годов», — сказал Сприбилль, также научный сотрудник Университета Граца. «Дрожжи всегда были там, и каким-то образом нам удалось их открыть. У меня мурашки по коже».

Большое количество дрожжей в B. tortuosa позволяет лишайнику вырабатывать кислоту, которая помогает защитить его от вторжения других микробов. По ее словам, работа Эйме с родственными дрожжами указывает на аналогичную полезную роль в растениях, но дрожжи-базидиомицеты все еще недостаточно изучены.

«Мы едва коснулись верхушки айсберга в понимании важности и вездесущности микробов в различных биологических системах», — сказала она.

Исследование было поддержано инкубационным грантом Университета Монтаны, Австрийского научного фонда, Национального научного фонда, Института астробиологии Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства, а также грантом Stiftelsen Oscar och Lili Lammes minne.

Автор: Натали ван Хуз, 765-496-2050, [email protected]образование

Источники: М. Кэтрин Эм, 765-496-7853, [email protected]

Тоби Сприбилль, [email protected]


РЕЗЮМЕ

Дрожжи-базидиомицеты в коре аскомицетов макролишайников

Тоби Сприлбилль 1, 2; Веера Туовинен 3, 4; Филипп Ресл 1; Дэн Вандерпул 2; Хеймо Волински 5; М. Кэтрин Эме 6; Кевин Шнайдер 1; Эдит Стабентейнер 1; Мерье Тооме-Хеллер 6; Йоран Тор 4; Хельмут Майрхофер 1; Ханна Йоханнессон 3; Джон П.Маккатчен 2, 7

1 Институт растениеводства, NAWI Грац, Университет Граца, 8010 Грац, Австрия

2 Отделение биологических наук, Университет Монтаны, Миссула, MT 59812, США

3 Кафедра биологии организмов, Уппсальский университет, Norbyvägen 18D, 752 36 Uppsala, Sweden

4 Департамент экологии Шведского университета сельскохозяйственных наук, почтовый ящик 7044, SE-75007 Уппсала, Швеция

5 Институт молекулярной биологии, BioTechMed Graz, Университет Граца, 8010 Грац, Австрия

6 Университет Пердью, кафедра ботаники и патологии растений, Западный Лафайет, IN 47907, США

7 Программа комплексного микробного биоразнообразия, Канадский институт перспективных исследований, Торонто, Онтарио, Канада

Электронная почта: toby. [email protected]

На протяжении более 140 лет лишайники рассматривались как симбиоз одного гриба, обычно аскомицета, и партнера по фотосинтезу. Давно известно, что другие грибы встречаются как случайные паразиты или эндофиты, но парадигма «один лишайник — один гриб» редко подвергалась сомнению. Здесь мы показываем, что многие обычные лишайники состоят из известного аскомицета, партнера по фотосинтезу, и, неожиданно, из специфических дрожжей-базидиомицетов. Эти дрожжи встроены в кору, и их численность коррелирует с ранее необъяснимыми вариациями фенотипа.Линии базидиомицетов поддерживают тесные связи с конкретными видами лишайников на больших географических расстояниях и были обнаружены на шести континентах. Структурно важная кора лишайника, которую долгое время рассматривали как зону дифференцированных клеток аскомицетов, по-видимому, постоянно содержит два неродственных гриба.


Сельскохозяйственная связь: (765) 494-2722;
Кит Робинсон, [email protected] edu
Страница сельскохозяйственных новостей

Как макроизображения лишайника, сделанные Мэтью Чиканезе, помогли исследованию ученого

Мэтью Сиканезе.

Этой весной фотограф Мэтью Циканезе прогулялся по тропическим лесам Шри-Ланки вслед за доктором Готэми Виракун, приглашенным ученым из Полевого музея Чикаго и Национального института фундаментальных исследований Шри-Ланки, когда она переходила от дерева к дереву, изучая и собирая лишайник. Когда она находила образец, который хотела собрать для дальнейшего изучения, Циканезе сначала фотографировала его в естественном состоянии. Циканезе вспоминает, что позади него ждет Виракун с ножом для образцов в руке: «Я пытаюсь убедиться, что проработаю сцену в меру своих возможностей, прежде чем она соберет виды.

Стрелять быстро было непросто. Приоритетом Чиканезе было предоставить Виракун подробные, хорошо освещенные изображения с высоким разрешением, которые она и ее коллеги могли бы использовать при определении новых видов лишайников и делиться своей работой. Он также делал фотографии, которые Виракун мог использовать в отчетах и ​​публичных выступлениях, чтобы показать «красоту этих недооцененных видов флоры». Он часто снимал с макрообъективом Canon MP-E 65mm f/2.8 1-5x Macro, «который, по сути, является микроскопом на конце вашей камеры», — объясняет он.(Канон предоставил оборудование для его поездки.) Съемка с рук: «Использовать это до смешного сложно, но результаты, которых вы можете достичь, прекрасны». На получение резкого изображения может повлиять любое незаметное движение — его дыхание, сердцебиение или другие факторы, например, «когда комары садятся мне на сустав, когда я пытаюсь сделать снимок».

Он также боролся с почвенными пиявками, которые ползали по его ногам со дна низинного тропического леса. Циканезе, следивший за учеными, изучающими лишайники в Исландии и мхи в Британской Колумбии, отмечает: «Я привык просто лежать на земле, когда фотографирую.

Паук сливается с лишайниками, растущими на дереве в тропическом лесу Синхараджа, Южная провинция, Шри-Ланка. © Мэтью Чиканезе

Исследователь National Geographic и один из фотографов Новой лиги Международной лиги фотографов-охранников (iLCP), Cicanese уже давно очарован крошечными организмами, но особенно интересуется криптогамами: такими организмами, как папоротники, лишайники и мхи. размножаются спорами, а не семенами или пыльцой.После того, как он представил свои изображения из экспедиции в Исландию Обществу National Geographic , сотрудник программы предложил ему связаться с Виракун, которая ранее получила исследовательский грант National Geographic для поддержки своих исследований лишайников. Он связался с ней и предложил, как она и ее коллеги могут использовать его изображения. Этой весной Weerakoon выиграл второй грант National Geographic . При дополнительной поддержке со стороны Dilmah Conservation и Британского лишайникового общества она смогла провести больше полевых исследований и задокументировать их вместе с циканезом.

Cicanese путешествует с жесткими дисками емкостью 4 терабайта, и во время поездки на Шри-Ланку он сделал примерно 23 000 изображений. В дополнение к созданию технических изображений объемом 100 МБ, которые Виракун использует в качестве ссылок, он сделал другие, более художественные изображения. «Одна из моих целей — создать работу, которая возродит детское любопытство, которое возникает, когда вы выходите на улицу и переворачиваете бревно», — говорит он. Лишайники встречаются на всех семи континентах. Поскольку им не требуется почва, они растут в средах обитания, неблагоприятных для другой флоры или фауны, а также встречаются на камнях, деревьях, столбах забора и других органических субстратах.Лишайники настолько распространены, что их часто упускают из виду как фотографы, так и научное сообщество. Cicanese стремится выделить то, что делает их интересными. «Они различаются по форме, цвету, размеру, структуре и химическому составу», — говорит он. «Некоторые из них такие же крошечные, как точка на вашей клавиатуре, а некоторые размером с вашу клавиатуру».

Чтобы выделить структуру и детали образца, он часто использует двойную вспышку вне камеры или отражается от белой пластиковой карты, которую носит с собой. Чиканезе также использует объектив «рыбий глаз», когда хочет получить более широкое представление об окружающей среде: «Он рисует лучшую картину того, где живут эти виды и как выглядят эти экосистемы», — говорит он.

На Шри-Ланке циканезе сфотографировал лихенолога Готэми Виракун в национальном парке Хортон-Плейнс. © Мэтью Чиканезе

Циканезе с детства интересовался наукой и природой. Приступ детского менингита оставил его глухим на правое ухо и слепым на левый глаз. Он начал фотографировать 12 лет назад, в 14 лет. «Моя камера была «недостающим звеном», которое мне было нужно, чтобы компенсировать утраченные чувства. Когда говорят сделать камеру продолжением тела, в моем случае это произошло буквально.Он говорит: «Хотя у меня есть потери в зрении и звуке, я думаю, что моя острота зрения в этих областях значительно возросла, чтобы компенсировать мои потери». Делая макроснимки, он говорит: «Я переношусь в тот мир, когда смотрю в видоискатель».

Объясняя, как он хочет поделиться этим опытом со зрителями, он вспоминает слова своего наставника iLCP, микроскопического фотографа Петра Наскрецкого: «Он говорит, что хочет не увеличивать свои объекты, а уменьшать своих зрителей. Это прекрасно поставлено, потому что я тоже пытаюсь это сделать, используя освещение и масштаб.

Cicanese в настоящее время изучает возможность использования виртуальной реальности и интерактивных мультимедийных элементов для привлечения зрителей. С помощью своего давнего коллеги и невесты Эрики Райтер он записывает окружающие звуки в полевых условиях и объединяет изображения с высоким разрешением, чтобы зрители могли их увеличить. экосистемы на глубоко интерактивном уровне, вы можете слышать ученого или звуки леса, вы можете взаимодействовать с горячими точками в сценах, которые позволяют вам путешествовать в микрокосмос и видеть места, которые эти организмы называют домом.

Cicanese хочет, чтобы его изображения поддерживали не только научные исследования, но и сохранение организмов и их экосистем. «Если мои изображения вдохновляют людей просто выйти на улицу, посмотреть поближе и полюбоваться окружающим их миром природы, это шаг в правильном направлении, когда речь идет об образовании и сохранении лишайников и других криптогамных видов».

Хотите еще ПДН ? Нажмите здесь, чтобы подписаться на нашу рассылку по электронной почте и получать главные новости недели прямо на ваш почтовый ящик.

Связанные статьи

Консультации по съемке и поддержка проектов фотографии дикой природы

Последняя совместная работа фотографа и ученого Ананда Вармы позволила создать потрясающие исследования колибри

 

Феличе Франкель из Массачусетского технологического института о создании убедительных научных изображений

 

Связанные статьи

© Джиллиан Лауб

Редакционная фотография

15 января 2020 г.
Фотограф-директор журнала California Sunday Magazine Жаклин Бейтс и ассоциированный издатель Aperture Амелия Лэнг недавно записали разговор о построении своей карьеры, начиная с финансовых трудностей и работы начального уровня, которые в конечном итоге привели их к возможностям, которых они никогда не ожидали.Ниже приводится выдержка из их полной беседы, которая была первоначально опубликована в журнале Rocket Science Magazine. Амелия Лэнг: [Что] имеет…
Подробнее »

Редакционная фотография

20 декабря 2019 г.
Эмбер Вернерэбл рассказывает, как она находит фотографов для съемки красоты, моды, фитнеса и знаменитостей для журнала Self, и кого она наняла в последнее время.
Подробнее »

© Бенджамин МакМахон

Редакционная фотография

6 декабря 2019 г.
Еще в 2015 году, когда лондонский фотограф-портретист Бенджамин МакМахон строил свою карьеру, его наставник, фотограф Джулиан Брод, дал ему ценный совет: «Не начинайте менять свой стиль.Просто займитесь тем, что вы хотите сделать, и сделайте фотографии, которые вы хотите сделать. К вам придут нужные люди». МакМахон поверил ему на слово,…
Подробнее »

Успешное лечение аногенитального склероатрофического лихена с помощью местного такролимуса | Дерматология | JAMA Дерматология

Фон Склероатрофический лихен аногенитальной области — хроническое воспалительно-фибросклеротическое заболевание, сопровождающееся значительной инвалидностью. Местные ультраактивные кортикостероиды в настоящее время являются препаратами выбора.

Наблюдения Три девочки препубертатного возраста и 3 взрослых (2 мужчины, 1 женщина) получали 0,1% мазь такролимуса 1 раз в сутки. У всех больных наблюдалось полное излечение с длительной ремиссией до 1 года. Серьезных побочных эффектов не наблюдалось, лечение хорошо переносилось.

Выводы Топический такролимус является многообещающим новым средством для лечения склероатрофического лихена аногенитальной области.Основным преимуществом перед местными кортикостероидами является отсутствие атрофии кожи. Необходимы дальнейшие клинические испытания, чтобы подтвердить наши выводы.

СКЛЕРОЗНЫЙ ЛИШАЙ (также известный как крауроз вульвы у женщин и облитерирующий ксеротический баланит у мужчин) представляет собой хроническое воспалительное фибросклеротическое заболевание кожи, которое может поражать любой участок тела, но чаще всего возникает в аногенитальной области. 1 При поражении последней области склероатрофический лихен может привести к значительной болезненности, включая зуд и жжение, дизурию, болезненность полового акта и дефекации, анальное и вагинальное кровотечение.Рубцовая атрофия может вызвать сращение половых губ и фимоз, требующий пластической хирургии у женщин и обрезания у мужчин. Кроме того, пациенты с аногенитальным заболеванием имеют повышенный риск развития плоскоклеточного рака в пораженной области. 1 ,2

Причина склероатрофического лихена до сих пор неизвестна. Предполагалось наличие связи с боррелиозом, но недавние исследования не смогли подтвердить эту теорию. Ультраактивные местные кортикостероиды, такие как клобетазола пропионат, стали препаратами первой линии для лечения склероатрофического лихена гениталий у взрослых и детей.Их применяют ежедневно до 3 месяцев, а затем реже. 1 -5 Такое лечение может обратить вспять некоторые гистологические изменения склероатрофического лихена с уменьшением атрофии эпидермиса. 1 ,5 Однако часто возникают рецидивы, и часто требуется поддерживающая или прерывистая терапия. 1 -5 Кроме того, хорошо известно, что чрезмерное использование местных кортикостероидов вызывает атрофию кожи. Поскольку такролимус не является атрофогенным, мы оценили потенциал этого нового местного иммунодепрессанта в лечении аногенитального склероатрофического лихена.

Описано 6 больных (3 девочки препубертатного возраста 5, 9 и 9 лет, 1 женщина 46 лет и 2 мужчины 30 и 62 лет) с типичным склероатрофическим лишаем аногенитальной области (табл. 1). У всех больных отмечался выраженный генитальный зуд. У второй 9-летней девочки (пациентка 3) также отмечалась болезненная дефекация при каждом посещении туалета, продолжавшаяся до 1 часа. У всех пациенток были характерные фарфорово-белые атрофические рубцы в форме восьмерки вокруг вульвы и ануса, сопровождающиеся кровоизлияниями и эрозиями (рис. 1, А). Кроме того, у пациента 3 было выпячивание промежности, необычное проявление недавно описанного склероатрофического лихена. 7 У 2 мужчин заболевание длилось около 2 лет с поражением головки полового члена и крайней плоти. Вокруг стержня полового члена были белые фиброзные сужения, что делало обрезание проблематичным.

Клинические данные для пациентов исследования

А Типичный склерозирующий лихен с фарфорово-белыми атрофическими рубцами, эрозиями и кровоизлияниями в области гениталий.B, после 6 недель лечения местным 0,1% такролимусом.

Все пациенты пробовали многочисленные методы лечения, включая смягчающие средства, противогрибковые средства, вяжущие средства, мази с эстрогеном (взрослые женщины) и мази с тестостероном (мужчины). Сильнодействующие топические кортикостероиды периодически использовались короткими курсами, чаще и дольше у взрослых пациентов, чем у девочек препубертатного возраста. Анальная дилатация была выполнена у пациентки 3 (9-летняя девочка с выпячиванием промежности) без каких-либо результатов. Образцы биопсии пораженной кожи 2 мужчин и женщины были одинаковыми и показали эпидермальную атрофию, гидропическую дегенерацию базальных кератиноцитов, гомогенизацию коллагена в верхних слоях дермы и субэпидермальный мононуклеарный инфильтрат, характерный для склероатрофического лихена.

Поскольку диагноз был очевиден, биопсии у молодых девушек не запрашивались. Анализы крови на Borrelia burgdorferi были отрицательными у 5 пациентов, но выявили положительный титр IgM у одной 9-летней девочки (пациент 2), после чего амоксициллин был назначен на 2 недели без какой-либо пользы при склероатрофическом лихене.

Мазь такролимуса (Protopic; Fujisawa Healthcare Inc, Deerfield, IL) наносили один раз в день. Мы выбрали 0,1% мазь, потому что предыдущие исследования показали, что эта концентрация более эффективна, чем 0,03% мазь, без увеличения частоты побочных эффектов. 8 Через 1–2 недели все пациенты сообщили о значительном улучшении состояния и уменьшении зуда. Полная ремиссия наступила у 5-летней девочки через 1,5 мес (рис. 1, Б), у 9-летней девочки (пациентка 2) через 4,5 мес, у женщины через 6,5 мес.У второй 9-летней девочки (пациентка 3) боль при дефекации исчезла в течение первых 2 мес, а полное разрешение, включая выпячивание промежности, наступило в течение 7 мес. У обоих мужчин мазь такролимуса вызвала полное излечение через 10 месяцев.

После достижения ремиссии лечение такролимусом было прекращено у всех пациентов. В течение периода наблюдения 12 месяцев у 5-летней девочки и 8 месяцев у одной из 9-летних девочек (пациентка 2) и у женщины новых поражений не возникло.У 2 мужчин не было рецидивов в течение периода наблюдения 9 и 11 месяцев. После прекращения лечения мазью такролимуса ни у одного пациента не было рецидива обострения. В целом мазь такролимус хорошо переносилась. 3 девочки препубертатного возраста испытывали легкое жжение в течение нескольких минут при нанесении мази. Эти незначительные побочные эффекты исчезли в течение нескольких дней. Признаков атрофии ни на одном обработанном участке не было (таблица 1).

Во время терапии концентрация такролимуса в цельной крови измерялась у 2 пациентов.У первой девочки (пациентка 2) уровень такролимуса составил 1,6 нг/мл, а у второй девочки (пациентка 3) не определялся (нижний предел обнаружения 1,5 нг/мл; терапевтический диапазон у реципиентов трансплантата органов 5 -15 нг/мл).

Такролимус (FK506) представляет собой иммунодепрессант, используемый в качестве системного препарата для предотвращения отторжения органов после аллогенной трансплантации. Из-за своих структурных и фармакокинетических свойств такролимус проникает в кожу лучше, чем циклоспорин. 9 Многоцентровые рандомизированные исследования препаратов для местного применения показали эффективность и безопасность краткосрочной и долгосрочной терапии у взрослых и детей с атопическим дерматитом средней и тяжелой степени. 10 -12 Такролимус действует путем ингибирования кальциневрина, фосфатазы, играющей решающую роль в транскрипции генов активированных Т-лимфоцитов. Недавние исследования подтвердили, что такролимус не влияет на пролиферацию кератиноцитов и не препятствует синтезу коллагена. 6 ,9 ,11 Эта функция представляет особый интерес при лечении участков, подверженных атрофии, таких как межтригинозные зоны и лицо.Напротив, местные кортикостероиды, которые являются препаратами выбора для лечения аногенитального склероатрофического лихена, хорошо известны как вызывающие атрофию кожи. Мы неоднократно наблюдали атрофию, телеангиэктазии и растяжки у пациентов, получавших в течение всего лишь 4 недель топические кортикостероиды в интертригинозных зонах. И наоборот, у наших пациентов местное лечение такролимусом не вызывало атрофии и продемонстрировало превосходный эффект при аногенитальном склероатрофическом лихене.Терапия переносилась хорошо, рецидива обострения, характерного для терапии кортикостероидами, не было. Ни у одного из больных не было выявлено признаков рецидива.

Мы считаем, что дефект барьера в воспаленной аногенитальной коже и естественная окклюзия в этой интертригинозной области в значительной степени способствуют эффективности местного применения такролимуса. Исследования проникновения через кожу на неповрежденной коже человека показали относительно низкую чрескожную абсорбцию мази такролимуса, в то время как проникновение в поврежденную кожу заметно выше. 9 ,13 Поскольку проникновение может быть выше при ранних или эрозивных поражениях, чем при фибросклеротических поражениях кожи, лечение склероатрофического лихена следует начинать как можно раньше. У наших пациентов ремиссия длилась тем дольше, чем дольше пациент болел (табл. 1). Возможно, что для разрешения поздней фиброзной стадии склероатрофического лихена может потребоваться больше времени, чем для ранней воспалительной стадии. Наши обнадеживающие данные об эффективности такролимуса для местного применения при аногенитальном склероатрофическом лихене подтверждаются хорошими результатами применения этого нового иммуносупрессивного препарата при эрозивном красном красном лишае полости рта, при котором проникновение также может быть высоким. 14 -16

Несмотря на оптимальные условия для проникновения и резорбции в обработанных интертригинозных участках, уровни такролимуса в крови были ниже или на пределе обнаружения. Это может быть связано с относительно ограниченной областью обработки. Из-за беспокойства о чрескожной абсорбции в этой области вблизи поверхностей слизистых оболочек, особенно у детей, мазь такролимуса наносили только один раз в день. 17 ,18 Режим приема два раза в день может оптимизировать и сократить лечение.Однако до тех пор, пока не будут получены дополнительные данные о чрескожной абсорбции такролимуса в области гениталий, мы рекомендуем контролировать его уровень в крови у детей.

Таким образом, такролимус для местного применения представляется многообещающим новым средством для лечения склероатрофического лихена аногенитальной области. Применение не связано с атрофией кожи, как при лечении чрезмерным использованием местных кортикостероидов. Как показало это пилотное исследование, местный такролимус хорошо переносится даже в аногенитальной области.Тем не менее, тщательное долгосрочное наблюдение за этими пациентами является обязательным, и для подтверждения наших результатов необходимы контролируемые клинические испытания.

Автор, ответственный за переписку, и перепечатка: Маркус Бем, доктор медицинских наук, кафедра дерматологии, Университет Мюнстера, Von Esmarch-Str 58, 48149 Münster, Germany (e-mail: [email protected]).

Принято к публикации 4 декабря 2002 г.

3.Пауэлл JWoynarowska F Склероатрофический лихен вульвы у детей: все более распространенная проблема. J Am Acad Dermatol. 2001;44803-806PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Garzon МакПаллер AS Ультрамощные местные кортикостероиды для лечения склероатрофического лихена гениталий у детей. Арка Дерматол. 1999;135525- 528PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Dalziel КЛМиллард П.Р.Войнаровска F Лечение склероатрофического лихена вульвы с помощью очень сильнодействующего местного стероидного крема (клобетазола пропионат 0,05%). Br J Дерматол. 1991;124461-464PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Рейтамо С.Риссанен Дж. Ремитц А и другие. Мазь такролимус не влияет на синтез коллагена: результаты одноцентрового рандомизированного исследования. J Invest Дерматол. 1998;111396- 398PubMedGoogle ScholarCrossref 7.Cruces MJДе Ла Торре Клосада А и другие. Инфантильное пирамидное выпячивание как проявление склероза и атрофического лихена. Арка Дерматол. 1998;1341118-1120PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Nghiem Пирсон Гэнгли RG Такролимус и пимекролимус: от умных прокариот до ингибирования кальциневрина и лечения атопического дерматита. J Am Acad Dermatol. 2002;46228- 241PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Bornhövd ЭБургдорф WHCВолленберг Макролактамные иммуномодуляторы для местного лечения воспалительных заболеваний кожи. J Am Acad Dermatol. 2001;45736- 743PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Kang Слаки AWPariser Д и другие. Долгосрочная безопасность и эффективность мази такролимуса для лечения атопического дерматита у детей. J Am Acad Dermatol. 2001;44S58- S64PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Ruzicka Бибер ТШопф Е и другие. Краткосрочное исследование мази такролимуса при атопическом дерматите. N Engl J Med. 1997;337816- 821PubMedGoogle ScholarCrossref 12.Reitamo Волленберг АШопф Е и другие. Безопасность и эффективность монотерапии мазью такролимуса в течение 1 года у взрослых с атопическим дерматитом. Арка Дерматол. 2000;136999-1006PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Ленер Е.В.Бриева Дж.Шахтер М и другие. Успешное лечение эрозивного красного плоского лишая местным такролимусом. Арка Дерматол. 2001;137419- 422PubMedGoogle Scholar15.Kaliakatsou ФХоджсон TALewsey Джей Ди и другие. Лечение резистентного язвенного красного плоского лишая полости рта с помощью такролимуса местного действия. J Am Acad Dermatol. 2002;4635- 41PubMedGoogle ScholarCrossref 16.Rozycki TWРоджерс III RSPittelkow Г-Н и другие.Топический такролимус при лечении симптоматического красного плоского лишая полости рта: серия из 13 пациентов. J Am Acad Dermatol. 2002;4627-34PubMedGoogle ScholarCrossref 17.Russell Р.К. Ричардсон Н. Уилсон DC Системная абсорбция с осложнениями во время местного лечения такролимусом орофациальной болезни Крона. J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2001;32207- 208PubMedGoogle ScholarCrossref 18.Allen Зигфрид Сильверман р и другие. Значительная абсорбция местного такролимуса у 3 пациентов с синдромом Нетертона. Арка Дерматол. 2001;137747- 750PubMedGoogle Scholar

Лишайники – Австралийская антарктическая программа

Лишайник представляет собой симбиоз различных организмов — гриба и водоросли или цианобактерии. В Антарктиде есть 3 основных типа лишайников.

Лишайник – это растение, образовавшееся в результате симбиоза определенных грибов и (обычно) зеленых водорослей. Известны также лишайники с ассоциированными цианобактериями.Лишайники занимают множество различных местообитаний, часто в экстремальных условиях.

В Антарктике существуют 3 основных типа лишайников:

  • Корковые лишайники — образуют тонкую корку на поверхности субстрата, на котором растут.
  • Листовидные лишайники — образуют листообразные лопасти.
  • Кустарниковые лишайники — имеют кустарниковый рост.

Скорость роста

Лишайники имеют очень медленный темп роста. В лучших условиях Приморской Антарктики темпы роста достигают 1 см и более за 100 лет.

В более суровых условиях континентальной Антарктиды рост происходит намного медленнее. В случае Buellia frigida в районе Сухих долин Мак-Мердо скорость роста может составлять всего 1 см за 1000 лет.

Среда обитания

Лишайники растут в большинстве районов Антарктики, способных поддерживать жизнь растений. В настоящее время известно 4 общих распространения лишайников. Это:

  • видов, произрастающих в морской Антарктике
  • видов, обитающих на полуострове и простирающихся до Малой Антарктики
  • видов с циркумантарктическим распространением
  • видов с очень нарушенными или разрозненными моделями распространения.

Приморские антарктические лишайники распространены только на севере полуострова и близлежащих островах. Многие из лишайников, встречающихся в Антарктиде, встречаются только в этой области. Некоторые виды, найденные здесь, также встречаются на субантарктических островах и в более холодных частях южных континентов. Они могут представлять собой южное расширение этих популяций. Этот район имеет самое большое видовое разнообразие в Антарктиде.

лишайника были собраны на юге до 86°30′.

Адаптации

Лишайники имеют приспособления, позволяющие им выжить в Антарктиде.

Они способны демонстрировать чистый фотосинтез, будучи замороженными при температуре до -20 °C.

Они могут поглощать воду из насыщенной атмосферы, когда покрыты снегом. Снежный покров обеспечивает защиту от непогоды. По-видимому, наибольший рост происходит, когда лишайники находятся по крайней мере под тонким защитным слоем снега.

Лишайники могут пережить длительные периоды засухи в сухом и неактивном состоянии. В континентальной Антарктиде многие лишайники способны поглощать водяной пар из снега и льда.

на

Стивен Шарнофф делится секретами лишайников

Мы поднимаемся, утро жаркое, и наша цель — подняться на крутой холм в мысах Марин, но темп и разговор моего спутника, Стивена Шарноффа, довольно спокойные.

«Прогулки и походы — мои любимые способы проводить время на свежем воздухе, и они всегда были такими, — говорит он. И Шарнофф провел бесчисленное количество времени на открытом воздухе, движимый страстью к красоте и очарованию живого мира.Предметы, которые он изучал, в основном с помощью фотографии, варьируются от слизевиков до фермерских пейзажей Прованса, но один предмет, прежде всего, связан с его именем: лишайники. А лишайники — прочный союз между водорослями и грибком — являются причиной нашей прогулки по этому прибрежному мысу.

Они также являются предметом окончательного Полевого справочника по калифорнийским лишайникам Шарноффа . Его публикация издательством Yale University Press в 2014 году представляет собой последнюю главу в истории, охватывающей многие годы и многие мили. Я разыскал Шарноффа, чтобы узнать, почему и как он посвятил так много времени и энергии относительно малоизвестной форме жизни. В свойственной ему щедрости он пригласил меня посетить место, где началось его путешествие в мир лишайников.

Нибла обыкновенная . (Фото Стивена Шарноффа)

Две трети пути вверх по холму он уводит меня с тропы, карабкаясь по рассыпчатому контуру холма. Он хочет показать мне исключительное сообщество лишайников, обитающее на обветренном каменистом обнажении над Тихим океаном.Он указывает на валун с ярко-желтой коркой на затененной поверхности и кустарником серо-зеленого цвета на гребне. Первым является Acarospora socialis , довольно распространенный вид, встречающийся на скалах в Калифорнии. Последний, кажется, вырастает из скалы. Слегка прикоснувшись к нему, Шарнофф объясняет: «Это Niebla , который можно найти только вдоль ближайшего побережья Калифорнии с этой точки на юг. Это один из примерно 20 видов лишайников, уникальных для этой зоны жизни. Без осадков в течение примерно полугода они выживают, впитывая туман с океана.

Этот конкретный образец Niebla действительно мог бы прямо сейчас выпить глоток тумана. «Сейчас она очень сухая и ломкая, но станет гораздо более податливой и красочной, когда намокнет», — говорит он. «Когда лишайники поглощают воду, их внешний слой становится прозрачным, поэтому водоросли под ним могут фотосинтезировать. Тогда они, кажется, буквально светятся цветом».

Вместе со своей покойной первой женой и другим любителем лишайников Сильвией Шарнофф впервые посетил это место в 1975 году. Шарноффы узнали, что экологи назвали эту местность «туманной пустыней».Впоследствии пара обнаружила такое же своеобразное скопление лишайников и среду обитания в туманной пустыне во многих местах между мысом Марин и северной Нижней Калифорнией, все в пределах мили от океана.

«Я помню, как впервые увидел здесь лишайники на скалах и был поражен их изобилием, разнообразием и необычностью, — говорит Шарнофф. «Мы с Сильвией уже какое-то время фотографировали лишайники, но именно в этот момент мы действительно начали думать, что проект должен стать намного больше… что лишайники — это целая новая вселенная, которую стоит исследовать.

Новая вселенная стала жизненным приключением Шарноффов за четверть века учебы и путешествий. Сильвия Дюран Шарнофф до своей безвременной смерти от рака в 1998 году была источником острого любопытства и настойчивости, которые руководили их «проектом по лишайникам». С тех пор Стивен снова женился, путешествовал и жил за границей, закончил свой полевой путеводитель по калифорнийским лишайникам, почти завершил фотопутеводитель по цветам Сьерра-Невады и начал свое следующее большое расследование. Тем не менее любопытство Сильвии продолжает вдохновлять его работу, особенно с лишайниками.В ходе нескольких визитов к Шарнову я расспрашивал его об этой давней страсти к лишайникам.

Стивен Шарнофф демонстрирует образец Niebla на скалах мыса Марин. (Фото Клэр Пизли)

CP: Почему лишайники?

SS: В то время, когда мы начинали, в начале 1970-х годов, только несколько ученых и несколько художников действительно заметили лишайники. Хотя они добавляют текстуру деревьям, кустарникам и камням, большинству людей лишайники казались почти невидимыми.Сосредоточение внимания на лишайниках было примером таланта Сильвии улавливать тонкие вещи, которые другие упускали из виду. Ее особая гениальность заключалась в том, что она увидела, что это была ниша, ожидающая заполнения: были хорошо иллюстрированные книги о птицах, цветах, грибах, почти обо всем, что присутствует в ландшафте, но лишайникам удавалось оставаться незамеченными, несмотря на то, что они странные, часто красивые, а иногда и весьма бросающиеся в глаза.

CP: Итак, как вы решили устранить эту оплошность?

SS: На самом деле наше путешествие началось с отца Сильвии, Виктора Дюрана — человека, который мог сделать или сделать что угодно.В разное время он был ботаником, энтомологом, плотником, машинистом, фотографом. В 1930-х годах Виктор стал главой Лаборатории научной фотографии Калифорнийского университета в Беркли и занимал эту должность около 25 лет, до выхода на пенсию. Лаборатория предоставляла фотоуслуги ученым на территории кампуса, в основном биологам. Навыки Вика как изобретателя и механика постоянно использовались, и он стал пионером в ряде методов съемки крупным планом, часто изготавливая собственное оборудование.

Виктор с самого начала оказал нам огромную поддержку, сделав для нас специальное снаряжение.Получить хорошие фотографии крошечных трехмерных объектов сложно, потому что глубина резкости становится очень ограниченной при съемке крупным планом. Использование крошечной диафрагмы улучшает глубину резкости, но для этого требуется много света на объекте. Одна вспышка дает очень резкий свет с глубокими тенями, поэтому Виктор изобрел сверхрегулируемые кронштейны, на которых держались две вспышки, которые мы могли расположить и направить куда угодно. Мы могли фотографировать область размером с монету в полдоллара и при этом получать четкие, хорошо сфокусированные фотографии, не возясь со штативами.Мы научились компоновать кадры, упираясь локтями в деревья и скалы и удерживая на месте тяжелую камеру со вспышкой.

CP: Вы с Сильвией упирались локтями во многие поверхности Северной Америки. Как складывалось ваше путешествие?

SS: В середине 1980-х мы выставляли свои фотографии лишайников в Оклендском музее, а затем эта выставка отправилась в турне. Так мы познакомились с выдающимся канадским лихенологом доктором Ирвином Бродо, что привело к нашему сотрудничеству с ним над Lichens of North America (Yale University Press, 2001).

Сильвия и я совершили несколько дальних поездок — наверное, около 30 000 миль — в общей сложности между 1992 и 1995 годами, чтобы получить фотографии для книги. Мы оборудовали дом на колесах в старом стиле, и после того, как мы упаковали все наше снаряжение, он был настолько полон, что мы назвали его в честь марионеточного талисмана, который подарила нам наша дочь, «Медвежонок Фитц».

CP: Кажется, о ваших приключениях с лишайниками можно написать целую книгу. Какие из них особенно запомнились?

SS: Очень рано нас пригласили в экспедицию с Бродо и его женой, энтомологом, на острова Королевы Шарлотты. Шарлотты были изолированы от материковой части Британской Колумбии достаточно долго, чтобы эволюционировать животные и растения, которые заметно отличаются от своих материковых собратьев. Эти островные эндемики включают лишайники, а также исключительно крупных черных медведей. Ирвин организовал транспортировку на вертолете в некоторые отдаленные места, где он нашел ряд очень редких лишайников.

Другой случай произошел в 1993 году, в конце нашего первого года в Bearly Fitz. Мы встретились с группой аспирантов штата Орегон, которые работали со Стивом Силлеттом в экспериментальном лесу Эндрюс в Орегонских каскадах.Они разместили платформу высотой 180 футов в старовозрастной пихте Дугласа, чтобы задокументировать растущие там мхи и лишайники. Они закрепили на соседнем дереве какое-то альпинистское снаряжение, и мы с Сильвией затащили туда свое снаряжение, чтобы сфотографировать их работу и несколько лишайников, которые они нашли.

CP: И вот, спустя много лет, вы наконец завершили Полевое руководство по калифорнийским лишайникам .

Нержавеющая сталь: Да. У меня уже было большинство фотографий, необходимых для книги, из наших предыдущих путешествий.Но из-за того, что мне пришлось написать еще и текст, книга заняла намного больше времени. В Калифорнии с ее большим разнообразием насчитывается около 1500 из 5400 лишайников, известных со всего континента, и в книге около 500 из этих видов.

Закончив книгу о калифорнийском лишайнике, я закрыл длинную главу своей жизни. Я провел 40 лет, фотографируя лишайники! Теперь я перехожу к другим интересам, и хотя я всегда буду замечать и любить лишайники, где бы я их ни встретил, я больше не делаю из них никаких проектов.Но лишайники открыли дверь в новый мир, который, конечно же, всегда был здесь.

CP: А сейчас?

SS: Мой последний проект практически завершен; это путеводитель по цветам Сьерра-Невады, иллюстрированный в основном моими фотографиями. Он должен выйти в ближайшие год-два.

Но у меня всегда есть новый интерес! Сейчас это старовозрастный пихтовый лес Дугласа. Почему у нас есть большие парки, предназначенные для сохранения рощ секвойи, но нет ничего подобного для пихт Дугласа? Люди никогда не думают об этих действительно древних высоких деревьях в лесах, полных такого разнообразия.Это потому, что большие, первобытные насаждения старовозрастной пихты Дуга больше не существуют!

Δ

Вскоре после нашей прогулки по мысу Шарнофф выехал из своего дома в Беркли на поиски участков в Северной Калифорнии, где сохранилась старовозрастная пихта Дугласа. Его цель: исследовать, фотографировать, взаимодействовать с людьми и, несомненно, отдавать честь грибково-водорослевым существам, которых он встречает на своем пути, тем, кто начал его на этом пути.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.